URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Шестаков В.П. Европейский эрос: Философия любви и европейское искусство
Id: 61115
 
279 руб.

Европейский эрос: Философия любви и европейское искусство. Изд. 2, испр. и доп.

URSS. 2011. 224 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-00224-0.

 Аннотация

Настоящая книга посвящена философии любви в ее историческом развитии. Автор раскрывает эволюцию взглядов на природу и сущность любви в европейской философии от Античности до нашего времени; рассматривает, как в контексте западной философской мысли формировались представления о возникновении, природе и смысле любви, а также исследует влияние этих представлений на мораль, литературу, поэзию и изобразительное искусство.

Книга адресована всем, кто интересуется философским пониманием любви, ее связью с истиной и красотой, а также отражением в искусстве, литературе и поэзии.


 Содержание

От автора
Предисловие
Глава 1. Философия любви Древней Греции и Рима
 1.Мифология любви
 2.Любовь как логос
 3.Античная эротика
 4.Эрос и искусство
  4.1.Божественная любовь
  4.2.Животная любовь
  4.3.Человеческая любовь
Глава 2. Эрос и Агапе. Философия любви в Средние века
Глава 3. Эпоха Возрождения: философия любви и красоты
 1.Положение женщины в обществе
 2.Традиции куртуазной любви
 3.Фичино и "Академия Платона"
 4.О любви и красотах женщин
 5.Неоплатонические мотивы в искусстве Возрождения
Глава 4. Любовь как аффект
Глава 5. Идеализм и романтизм
 1.Немецкий идеализм в поисках нравственной основы любви
 2.Теория романтической любви
 3.Постромантизм: Кьеркегор, Шопенгауэр и Ницше
 4.Феномен любви в искусстве ХIХ века
Глава 6. Философия любви в России
Глава 7. Любовь, секс и насилие в ХX веке
Литература
Именной указатель

 От автора

Я начал работу над этой книгой в 1992 году в Великобритании, где в течение года преподавал историю и теорию искусства в г.Свонзи. Преподавание не занимало слишком много времени, и поэтому я решил заняться исследовательской работой. Мой выбор пал на историю философских учений о любви. Благо, в небольшом городке Лампетер нашлось издательство "Эдвин Меллен Пресс", которое печатало академические книги, правда, без оплаты авторского гонорара и без всякой редактуры. Автор должен был сам подготовить и текст, и макет издания. Издательство не только печатало рукописи, но и знакомилось с текстом, и в случае одобрения посылало рукопись в Библиотеку конгресса в Вашингтон. Оттуда книга рассылалась по университетским библиотекам США и Великобритании в качестве учебного материала. При этом Библиотека конгресса снабжала книгу номером своего каталога. Это издательство и сегодня издает большое количество академических книг, как в Великобритании, так и в США.

Мне было интересно написать книгу на английском языке, хотя это оказалось весьма непростым делом, учитывая сложность тематики, особенности категориального и понятийного аппарата. Быть может, я никогда не завершил бы этот слишком смелый проект (ведь до сих пор у меня не было опыта работы на английском языке), если бы меня не поддержал выдающийся английский историк искусства Эрнст Гомбрих, с которым я познакомился в Институте Варбурга в Лондоне. Гомбрих любезно взялся прочесть первые две главы рукописи, поскольку его заинтересовала тема моего исследования. В результате он сделал по ним правку и предложил мне ряд концептуальных замечаний.

В письме от 19 июля 1992 года, которое он послал мне из Лондона в Кембридж, Гомбрих писал: "Как Вы знаете, я всегда интересовался неоплатонизмом, эта тема была очень модной в нашей стране 30 лет назад благодаря работам Панофского, Эдгара Уинда и Толнаи. Многие мои молодые коллеги считают, что это влияние было преувеличенным, но об этом трудно судить. Среди проблем, которые вызывали мой интерес, было взаимоотношение средневекового культа "куртуазной любви", как он выражен в "Романе о Розе", и теориями любви эпохи Возрождения. Я полагаю, что Вам известна замечательная книга К.С.Льюиса "Аллегория любви". В другой книге, написанной Д.Б.Эквикола, Il libro della Natura d'Amore, присутствует как неоплатонический, так и куртуазный элемент в понимании любви". В последующем Гомбрих прислал мне еще несколько писем относительно моей рукописи, которые я храню в своем архиве.

Поддержка Гомбриха вдохновила меня, и я продолжил свой труд. Гомбрих в своих работах, в особенности в "Символических образах", исследовал влияние неоплатонической мифологии и философии Эроса на искусство Ренессанса. По мере возможности я пытался следовать по пути, предложенному Гомбрихом, в анализе истории европейского искусства. Насколько это удалось, судить читателю.

Вскоре работа была завершена. Я благодарен своей жене и английским друзьям, в особенности художнице Сьюзен Сэнд, которые помогли мне с правкой английского текста. В результате я представил книгу в издательство, и она вскоре была одобрена и издана. К сожалению, мне не удалось ее проиллюстрировать, но зато она была хорошо сброшюрована и на ней был номер Библиотеки конгресса. Несмотря на небольшие размеры (всего 110 страниц), книга продавалась по очень высокой цене, за 79 долларов 95 центов. Кажется, она до сих пор продается в интернет-магазинах за подобную цену.

В Москве мне предложили издать книгу о философии искусства на русском языке. Я охотно взялся за работу, полагая, что если есть английский текст, то его можно будет развить и продолжить на русском языке. Но это оказалось не так просто. Я был скован уже существующим текстом, выйти за его пределы оказалось чрезвычайно трудно. В результате моя книга "Эрос и культура", изданная в 1999 году, оказалась переводом моей работы, написанной на английском языке. Книга до сих пор остается актуальной и востребованной, и это повлияло на мое решение переиздать ее в издательстве URSS.

Сегодня о сексе пишет каждый, кому не лень. Секс проникает с экрана телевидения и из Интернета. Я не против секса, но предупреждаю читателя, что в этой книге он мало чего найдет на эту тему. Моя книга посвящена серьезной академической теме исследования, необходимой для понимания истории мировой культуры. Я полагаю, что без изучения философских концепций любви невозможно адекватно понять и оценить их смысл и значение в мировом изобразительном искусстве и литературе. Надеюсь, эта книга, посвященная философии любви, будет надежным островком в безбрежном море литературы, посвященной сексу и сексологии, и его не поглотят цунами печатной эротомании.


 Предисловие

Посвящается
памяти Эрнста Гомбриха

Тема настоящей книги -- европейский эрос, его особенности, традиции и художественное выражение. Вполне возможно, что термин "европейский эрос" вызовет у некоторых сомнение или даже неприятие. Действительно, что может быть общего в понимании смысла любви между такими эпохами в развитии европейской культуры, как Античность, Средневековье или Возрождение. Или что общего в этой сфере между различными европейскими странами, имеющими различную историю и культурные традиции...

И тем не менее, несмотря на все национальные и эпохальные различия, можно говорить об определенной общности, которая определяется понятием "европейский эрос". Прежде всего, это понятие представляет собою противоположность тому феномену, который обозначается понятием "восточный эрос", представленный памятниками индийской или японской эротики. Но главное заключается в генетической общности. Все то, что мы знаем о сексуальности или эросе, связано с античным миром, с античной мифологией или философией. Это получило закрепление в языке. Мы до сих пор пользуемся терминологией, возникшей в Древней Греции. Почти во все европейские языки вошли такие понятия и термины из греческой любовной лексики, как "эрос", "эротический", "каритас", "агапе" и т.д.

Следует отметить, что современные философы совершенно незаслуженно обходят проблему любви. В XX веке мы можем назвать всего лишь несколько мыслителей, которые обращались к исследованию философских проблем Эроса. Среди них Ортега-и-Гассет, Эрих Фромм, Клайв Льюис -- вот, пожалуй, и все. Парадоксально мало, в особенности если сравнить с тем обширным потоком литературы, которая посвящена различным аспектам секса.

Трудно объяснить, почему так произошло на Западе. Что же касается СССР, то здесь игнорирование философии любви имело свои социальные и идеологические причины. Они были связаны с тоталитаризмом, который отвергал не только права личности, но и саму личность. Неслучайно этика любви долгое время находилась под запретом, она подменялась принципами авторитарной и репрессивной морали.

Эта враждебность самой идее любви прослеживается на протяжении всей истории так называемой социалистической морали. Уже В.И.Ленин в своих статьях о Толстом высмеивал философию любви великого русского писателя как проявление либеральной и барской мягкотелости. Первый советский министр культуры А.В.Луначарский пытался найти объяснение этому беспрецедентному в истории европейской культуры отрицанию морали любви. Он писал: "Мораль любви свойственна, по преимуществу, классам угнетенным и совершенно прекратившим всякую борьбу за улучшение своего положения. Обыкновенно те же классы сознают, кроме того, мечты о сверхземном суде и счастье, поэтому мораль любви почти всегда сочетается с мистицизмом. Взаимопомощь этих классов не имеет наступательного характера, а лишь оборонительный, и потому их симпатия вырождается почти исключительно в сострадание".

В СССР был проведен эксперимент по созданию общества, основанного исключительно на законах классовой борьбы и отвергающего принципы любви и сострадания. Как известно, последствия этого эксперимента оказались катастрофичными, они привели к почти полному вырождению нравственности.

Сегодня запреты на литературу, посвященную интимной жизни, сняты. Но в довольно короткий срок мы впали в другую крайность: насаждаемый пуританизм сменился самой настоящей сексоманией. Сексология в различных вариантах, от серьезных работ по психологии сексуальности до самых дешевых наставлений по проблемам сексуальной жизни, заполнила книжный рынок и вытеснила другую литературу.

Современные социологи утверждают о растущей роли сексуальности в поведении человека. Это проявляется в широком, подчас чрезмерном, интересе к сексологии, в широком проникновении секса и сексуальной тематики в средства массовой информации, популярные и даже высокие виды искусства, возникновению и росту порноиндустрии. Все это часто приводит к полному смешению понятий и ценностей, к утрачиванию четких границ между такими понятиями, как эрос, пол, секс, гендер, эротика, порнография и т.д. Можно сетовать по этому вопросу, говорить о снижении порогов культуры, устанавливать запреты и ограничения. Но лучший способ к пониманию того, что происходит в современной культуре, это, на наш взгляд, обращение к изучению культурных традиций.

В этом книжном потоке почти отсутствуют издания по вопросам философии любви; и не случайно, что многие отождествляют любовь с сексом. Однако любовь и секс, или, в другой терминологии, эрос и пол -- это хотя и связанные, но совершенно несводимые друг к другу сферы. Пол -- это область безличного в человеке, это власть общего, родового, проявление инстинкта рода. Любовь же представляет собой нечто иное, отличное от пола. Она всегда индивидуальна, предполагает активный личный выбор, наполнена духовным смыслом, несводимым к простому инстинкту. Это различие высказал уже известный австрийский психолог Отто Вейнингер, автор невероятно популярной в свое время книги "Пол и характер": "Совершенно ошибочно думать, что сексуальность, эротика, половое влечение и любовь -- вещи в основе своей совершенно тождественные, что вторая является лишь оправой, утонченной, скрытой формой первого... Любовь и вожделение -- это два состояния до того различные, противоположные, друг друга исключающие, что человеку кажется невозможной мысль о телесном единении с любимым существом в те моменты, когда они проникнуты чувством истинной любви... Тупому глазу, который как бы из намеренного цинизма продолжает настаивать на тождестве этих двух явлений, мы порекомендуем обратить внимание на следующее: половое притяжение прогрессирует соответственно усилению телесной близости; любовь проявляется с особой силой в отсутствии любимого существа; ей нужна разлука, известная дистанция для того, чтобы сохранить свою жизненность и силу".

Предмет исследования этой книги -- философия любви в ее историческом развитии. В ней рассматривается то, как в контексте европейской философской мысли формировались представления о возникновении, природе и смысле любви, каким образом эти представления оказывали влияние на мораль, литературу, поэзию, изобразительное искусство.

Философия любви -- наука древняя. Любовь -- вечная тема, к которой постоянно обращалась европейская философская мысль. Это такая же важная и сложная философская проблема, как смысл жизни, человек, смерть и бессмертие. Есть глубокая внутренняя связь между философией, мыслью (логосом) и любовью (филия), что получило отражение в самом термине "философия", который буквально означает "любовь к мудрости".

Философия любви -- такая же важная область философии, как этика или эстетика. Идея любви возникала всегда, когда заходила речь о смысле жизни, о природе человека, смерти и бессмертии. Уже античные философы говорили, что любовь -- это преодоление смерти, так как благодаря любви человек продолжает жить в других людях, в других поколениях, преодолевая таким образом трагизм своей личной, индивидуальной смертности.

Не менее напряженно европейская философия осмысливала тесную связь любви с познанием. Именно на этой почве родилась грандиозная концепция платоновского эроса, в которой любовь трактуется как путь "эротического знания", как восхождение к истине, к универсальным ценностям человеческого существования. Поэтому в европейской философии любовь сближалась не только с этикой, но и с логикой, методом постижения истины.

Наконец, философия любви была тесно связана и с эстетикой, с учением о красоте и ее проявлением в человеке. Действительно, многие мыслители уделяли внимание тесной связи любви и красоты. Особенно остро эту связь ощущал Платон, для которого любовь была ничем иным как жаждой красоты. Это, впрочем, означало и обратное, а именно то, что красота является выражением потребности в любви. Любить, в этом смысле, значит находить в любимом образ истинной красоты, истинного совершенства. Эта мысль о связи любви и красоты в различных вариациях постоянно присутствовала в европейской философии.

Таким образом, на всем протяжении развития европейской философии в ней постоянно присутствовала концепция любви, которая была органично связана с другими областями философского знания: теорией познания, этикой и эстетикой.

Следует также отметить, что философия любви -- это органическая часть философии культуры. Смысл любви раскрывается только в контексте культуры, так как любовь отражает исторические и национальные традиции и всегда выступает поэтому как культурная ценность. Конечно, любовь -- одно из самых возвышенных и универсальных чувств, которые свойственны всему человечеству. У всех народов во все времена она воспевалась в литературе и поэзии, обожествлялась в мифологии, героизировалась и прославлялась в эпосе, драматизировалась в трагедии. Но каждая нация, каждый народ по-своему понимал смысл любви, создавал свое понимание эроса, в котором отражались особенности данной национальной культуры, черты данного национального характера. Именно поэтому европейский эрос существенно отличается от восточной философии любви, например индийской, китайской или японской. В частности, европейский эрос никогда не был мистическим, как это было на Востоке, он в большей степени был рациональным, его оргиастическая стихия подчинялась законам разума или морали.

Как это ни парадоксально, но место и значение любви в истории европейской культуры -- это совершенно неизученная тема. По мере возможности мы стараемся показать, как философия любви влияла на культуру во всех ее разнообразных проявлениях -- на поэзию, литературу, изобразительное искусство. Мы полагаем, что изучение этого культурологического аспекта любви чрезвычайно важно именно сегодня, когда насилие все более и более открыто проявляется в различных аспектах нашей жизни.

В этой книге философия любви рассматривается в ее историческом развитии, от Античности до современности. Мы убеждаемся, что в европейской философии существовала длительная традиция в обсуждении смысла любви. Она была представлена именами великих мыслителей и писателей, таких как Платон, Плутарх, Цицерон, Овидий, Августин, Бонавентура, Фичино, Паскаль, Спиноза, Кант, Стендаль, Л.Толстой, Кьеркегор, Шопенгауэр, Вл.Соловьев, Бердяев и др. Именно эти мыслители высказали многие идеи, которые сформировали основные принципы европейской культуры и морали.

Мы не всегда даем себе отчет в том, что родиной европейского эроса были античная Греция и Рим. Оттуда мы до сих пор черпаем образы и идеи, связанные с пониманием сущности любви. Греческая мифология создала образы могущественных богов, которые специально отвечали за сферу любви, брака и семейной жизни, поощряя истинную любовь и наказывая всех, кто нарушал ее законы. Именно греческие философы создали огромное разнообразие в понимании и интерпретации сущности любви. Высший момент в философии античного эроса -- это, несомненно, учение Платона, а платоновский "Пир" -- это, бесспорно, один из важнейших памятников европейской теории любви.

Философия любви постоянно оказывала влияние на европейскую культуру, в особенности на мораль, литературу, поэзию, изобразительное искусство. Трудно переоценить значение идеи caritas для христианской морали. В живописи Возрождения мифология любви является излюбленным предметом изображения, и такие традиционные сюжеты, как "Рождение Венеры" или "Венера и Марс", совершенно непонятны, если не знать связь их иконографии с философскими трактатами о любви. Что касается европейской поэзии, то, начиная уже с античной лирики, она постоянно посвящена любовным мотивам и в течение столетий питалась образами и идеями любовной философии.

На пути европейской философии любви долгое время стоял пуританизм, который любое изображение или описание эротических сюжетов немедленно объявлял порнографией и непристойностью. В связи с этим необходимо строгое различение таких терминов, как "нудизм", "эротизм", "сексуальность", "порнография". Довольно часто они отождествляются, а если и различаются, то критерии различения далеко не всегда оказываются убедительными и определенными.

Наиболее простой способ определения этих понятий -- обращение к истории их возникновения. Термины "эротика" или "эротический", получившие широкое распространение в русском, английском и французском языках, происходят от греческого термина eroticos, который в свою очередь происходит от слова eros, что значит "половая любовь". Оксфордский словарь английского языка определяет термин "эротический" как то, что "относится к любовным чувствам, любви или влюбленности". "Краткий Оксфордский словарь" добавляет к этому момент сексуальной возбужденности. Эротический -- это то, что "возбуждает сексуальное желание или побуждение".

Гораздо сложнее обстоит дело с термином "порнография". Этимология этого слова производна от греческого "porne" -- проститутка, и "graphos", что значит "пишу", "описываю". Однако этот термин не имеет никакого отношения к "письмам проституток", как это путаются делать некоторые авторы. Термин "порнография" получил распространение в середине прошлого века, прежде всего в английских медицинских словарях, где он определялся как "описание проституток или проституции в целях общественной гигиены". Очень скоро этот термин получил более широкое распространение, выходящее далеко за пределы чисто медицинского употребления. "Оксфордский словарь английского языка" определяет порнографию как "описание жизни и нравов проституток и их покровителей; изображение неприличных и непристойных сюжетов в искусстве и литературе". "Словарь Уэбстера" связывает с порнографией в искусстве и литературе "изображение распущенности и похотливости, имеющее целью сексуальное возбуждение".

"Непристойное" и "неприличное" в искусстве и литературе с давних пор были предметом цензуры и даже юридического преследования во многих европейских странах, в особенности в пуританской Англии. Здесь запрещение "непристойной" литературы началось с 1727 года, когда суд определил публикацию книги "Венера в монастыре" как нарушение закона, поскольку эта публикация "подтачивает устои гражданского общества, добродетели и морали". С 1857 года в Англии действовал "Закон о непристойных публикациях", который разрешал полицейским властям арестовывать и уничтожать книгу по подозрению в непристойности.

Аналогичное преследование "непристойной" литературы было и в других странах. В США, где согласно первой поправке Конгресс не обладает властью ограничения свободы печати или слова, существовал закон, запрещающий посылать "похотливые, непристойные, сладострастные книги, памфлеты и картины" по почте. Специальный агент американского почтового ведомства Энтони Комсток возбудил около трех с половиной тысяч судебных дел, из которых 10% были признаны обоснованными, и уничтожил 160 тонн литературы, признанной "непристойной". В 1905 году зарвавшийся защитник чистоты морали пытался признать непристойной пьесу Бернарда Шоу "Профессия мисс Уоррен", после чего "комстокеризм" стал синонимом глупости и одиозности.

В конце века викторианская мораль терпит серьезный кризис в области признания того, что является пристойным или непристойным в искусстве и литературе. Серьезные и сокрушительные удары по пуританизму произвел Оскар Уайльд. Викторианское общество отомстило Уайльду за его атаки на пуританизм, осудив его на тюремное заключение. В.Брюсов не без основания сравнивал расправу над Уайльдом с сожжением Джордано Бруно на костре.

Сегодня главные усилия философов и историков искусства связаны с поисками критериев для различения "эротики" и "порнографии". Как правило, эротизм в искусстве и литературе трактуется как наслаждение чувственностью, выражение красоты и здоровья, тогда как порнография чаще всего связывается с изображением похотливой чувственности, порочности, психологической и эстетической неполноценности.

Обращаясь к истории философских представлений об эросе, я не претендую на абсолютную исчерпаемость темы, понимая, что каждая из освещаемых нами эпох могла бы стать предметом вполне самостоятельного исследования. Но меня волновали не столько исторические детали, как бы интересны и экзотичны они не были, сколько историческое целое, взаимосвязь идей, логика развития европейского эроса. Как я надеюсь, предпринятое нами исследование убедит читателя в том,что философия любви -- органическая часть духовной культуры Европы, а знакомство с главными этапами ее развития, основными ее идеями, символами и образами позволит более глубоко понять особенности и своеобразие этой культуры.


 Об авторе

Вячеслав Павлович ШЕСТАКОВ

Специалист в области эстетики, теории и истории культуры. Доктор философских наук, профессор, заслуженный работник культуры Российской Федерации. Заведующий сектором теории искусства Российского института культурологии, профессор кафедры истории искусства Российского государственного гуманитарного университета. Окончил философский факультет МГУ им. М.В.Ломоносова в 1957 г. В 1963 г. защитил кандидлатскую диссертацию, в 1975 г. -- докторскую. Преподавал в университетах США и Великобритании. Имеет гранты Варбурского института (Лондон), фонда Пола Меллона по изучению английского искусства, фонда "Про-Гельвеция" (Швейцария), Йельского центра изучения английского искусства (США).

Консультант Комиссии по делам ЮНЕСКО по вопросам культуры (1980--1990). Публиковал доклады и сообщения по вопросам культуры в документах ЮНЕСКО.

Основной научный интерес В.П.Шестакова -- интеллектуальная история, связанная с историей философии, эстетики и образования. Его работы посвящены изучению культурной истории США, Великобритании и России. Fвтор более 60 книг по проблемам эстетики, философии культуры и истории искусства. Среди основных сочинений: "История эстетических категорий" (совместно с А.Ф.Лосевым), "Очерки по истории эстетики", "От этоса к аффекту. История музыкальной эстетики", "Эсхатология и утопия. Очерки русской философии и культуры", "Мифология ХХ века. Теория и практика массовой культуры", "Америка извне и изнутри", "Английский акцент. Английское искусство и национальный характер", "Эрос и культура. Философия любви и европейское искусство", "Очерки по истории эстетики", "Эстетика Ренессанса", "Русская литературная утопия", "Мифология ХХ века. Теория и практика массовой культуры", "Искусство и мир в "Мире искусства"", "Интеллектуальная история Кембриджа", "Интеллектуальная биография Эрнста Гомбриха", "Трагедия изгнания. Судьба Венской школы истории искусств", "Философия и культура эпохи Возрождения", "История истории искусства: От Плиния до наших дней" (URSS, 2008), "История эстетических учений" (URSS, 2009), "США: псевдокультура или завтрашний день Европы?" (URSS, 2010, 2012), "История английского искусства: От Средних веков до наших дней" (2010), "Европейский эрос: Философия любви и европейское искусство" (URSS, 2011) и др.

Под научной редакцией В.П.Шестакова изданы книги, ставшие учебными пособиями для российских вузов -- пятитомная "История эстетики в пяти томах" (1962-1967), "Музыкальная эстетика западноевропейского Средневековья и Возрождения" (1965), двухтомная хрестоматия "Идеи эстетического воспитания" (1966), "Эстетика Ренессанса" (1981--1982), "Трактаты о любви и красоте женщин эпохи Возрождения" (1992). Он также исследует методологию истории искусства от ее происхождения до нашего времени.

Работы В.П.Шестакова переведены на английский, итальянский, польский, венгерский, чешский, словацкий и китайский языки.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце