URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Аллисон Г. ЯДЕРНЫЙ ТЕРРОРИЗМ. Самая страшная, но предотвратимая катастрофа
Id: 57774
 
375 руб. Бестселлер!

ЯДЕРНЫЙ ТЕРРОРИЗМ. Самая страшная, но предотвратимая катастрофа

URSS. 2007. 288 с. Твердый переплет. ISBN 978-5-382-00137-1.

 Аннотация

Один из наиболее крупных современных политологов профессор Г.Т.Аллисон --- основатель и длительное время декан факультета (школы) государственного управления им. Дж.Ф.Кеннеди в Гарвардском университете --- в своей книге поднимает вопросы, связанные с угрозой получения террористами ядерного оружия и его применения. Аллисон рассматривает также комплекс мер, который должен быть принят как на национальном, так и на международном уровне для предотвращения ядерного терроризма.

Книга предназначена для преподавателей-международников, студентов и аспирантов, изучающих проблемы обеспечения международной безопасности, а также для всех интересующихся этими проблемами.


 Оглавление

Предисловие (А.А.Кокошин)
Вступительное слово (С.К.Ознобищев)
Введение

I. Неизбежно

1. Кто мог бы спланировать ядерную террористическую атаку?
2. Какое ядерное оружие могли бы использовать террористы?
3. Где террористы могут приобрести ядерную бомбу?
4. Когда террористы могли бы начать свою первую ядерную атаку?
5. Как террористы могут доставить ядерное оружие к цели?

II. Предотвратимо

6. Сквозь призму 11 сентября
7. Где нам надо быть -- мир "трех нет"
8. Как добраться отсюда туда: дорожная карта "семи да"
Заключение
Послесловие
Часто задаваемые вопросы по ядерному терроризму
Выражение признательности
Примечания
Об авторе

 Предисловие

Несмотря на огромное количество исследований, посвященных проблеме терроризма в последнее время, тема действий экстремистских политических организаций с использованием ядерного оружия остается почти не затронутой.

Во всяком случае, она остается малопонятной даже для очень многих специалистов, не говоря уже о политиках, работников органов государственного управления и т.п.

Между тем угроза такого рода действий по крайней мере не снижается, а по ряду признаков и нарастает. В любом случае обязанность всех, кто имеет какое-либо отношение к проблеме "войны с терроризмом", -- обратить самое пристальное внимание на ее ядерное измерение. Так что обращение к этой теме такого авторитетного ученого, как гарвардский профессор Грэм Аллисон, вполне закономерно и оправданно.

Автор получил известность и признание еще в начале 1970-х годов своим фундаментальным трудом "Сущность решения: Кубинский ракетный кризис". Он является автором и многих других серьезных работ по проблемам международной безопасности. Г.Аллисон -- основатель и первый декан факультета госуправления им.Дж.Ф.Кеннеди в Гарвардском университете -- одного из наиболее престижных подразделений этого элитного университета.

В первой половине 1990-х годов Аллисон занимал пост заместителя министра обороны США.

В настоящее время Аллисон -- в числе классиков современной политологии, обучение у него прошли многие известные сегодня высокопоставленные политики, дипломаты, государственные деятели как США, так и многих других стран.

Работа Аллисона -- плод многолетней его работы по этой проблематике. Он собрал, классифицировал и проанализировал уникальный объем данных, фактов по этой теме.

Аллисон известен своей мужественной критикой политики Дж.Буша-младшего накануне начала войны в Ираке, когда в стране доминировала ура-патриотическая истерия и число тех, кто готов был публично предостерегать Белый дом от развязывания войны в Ираке, исчислялось единицами.

Проблема использования экстремистскими неправитель-ственными организациями ядерного оружия встала во весь рост тогда, когда вероятность возникновения войны с применением ядерного оружия между "старыми" членами ядерного клуба оказалась сведенной до минимума (даже применительно к отношениям в "диаде" США--КНР, где имеется значительный "конфликтный потенциал"). Это было результатом того, что СССР и США, пройдя через серию кризисов, в ходе которых вырисовывалась вероятность ядерного конфликта (самым опасным из которых был Карибский кризис октября 1962 года, именуемый в США Кубинским ракетным кризисом), выработали четкую систему правил поведения (в том числе важнейших договорных мер), снижавших вероятность такого рода конфликтов, обеспечивавших с определенного момента то, что стало именоваться стратегической стабильностью.

Это привело к значительному снижению роли ядерного фактора в мировой политике. Однако в последние годы, особенно после обретения Индией и Пакистаном статуса ядерных держав, ядерный фактор вновь стал возвращаться в мировую политику. Происходит это сразу по нескольким направлениям: (а) появление двух новых ядерных держав (в лице Индии и Пакистана); (б) возрастание вероятности появления других новых государств с ядерным оружием; (в) реальность угрозы получения ядерного оружия неправительственными экстремистскими организациями, использующими террор в качестве основного средства своей политики; (г) активизация в США планов по разработке и применению некоторых типов ядерных боеприпасов ("мининьюков").

Мы не можем, к сожалению, исключать полностью и возрастания ядерной конфликтности во взаимоотношениях между некоторыми старыми ядерными державами. Так что возможность применения экстремистскими организациями ядерного оружия является частью более широкого контекста мировой политики, о чем в книге Аллисона, к сожалению, говорится только мельком.

Война, развязанная США и Великобританией в Ираке, катализировала процессы в рамках каждого направления. Она к тому же существенно ослабила международную антитеррористическую коалицию, привела к изъятию значительных материальных, интеллектуальных, организационных ресурсов из сферы реальной "войны с терроризмом". Сильно упали авторитет и влияние США там, где они нужны были больше всего для "борьбы с терроризмом", -- в арабских странах и в странах мира ислама в целом. (Автор данных строк использует это понятие в кавычках в силу того, что, по его мнению, оно не отражает адекватно той проблемы, с которой нам приходится иметь дело.)

Организаторами терактов являются вполне конкретные организации, имеющие определенную идеологию и декларирующие определенные политические цели. Применение к действиям этих организаций формулы Клаузевица отнюдь не означает какого-либо признания легитимности их деятельности. Это не означало и признания легитимным нацистского режима в Германии или фашистского режима в Италии при признании наличия у фашистских диктаторов определенных политических целей и определенной идеологии, а не только патологической жажды убийства (которая, безусловно, при этом присутствовала тоже, но в конечном итоге была подчинена вполне конкретным политическим целям).

Аллисон обоснованно пишет о том, что в прошлом усилия международного сообщества по нераспространению ядерного оружия были далеко не бесплодны: Президент Дж.Ф.Кеннеди в начале 1960-х годов предполагал, что к 1970 году может быть десять ядерных государств вместо четырех, а к 1975 году -- 15 или 20. (Можно напомнить, что в тот же примерно период даже в Швеции и Швейцарии рассматривался вопрос о приобретении собственного ядерного оружия. -- А.К.)

Сейчас, через 40 лет после этого, в мире существует не 20, а 8 ядерных держав, отмечает Аллисон.

Многие американские специалисты в начале 1990-х годов считали нереалистичным, напоминает данный автор, что Казахстан, Украина, Белоруссия откажутся от ядерного оружия. Но совместная твердая линия России и США привела к тому, что в 1994 году эти страны подписались под соответствующими соглашениями. К концу 1998 года все ядерное оружие из этих стран уже было в России. Этот пример, по его мнению, убедительно показывает, что страны, даже уже обладающие ядерным оружием, при хорошо скоординированных международных усилиях вполне могут отказаться от обладания им.

Рассматривая свои рекомендации по формированию "дорожной карты" недопущения ядерного терроризма, Аллисон обоснованно начинает с того, чтобы предотвращение ядерного терроризма "стало абсолютным национальным приоритетом".

"В войне с терроризмом, -- пишет Аллисон, -- американское правительство испытывает большие трудности в сохранении стратегической сфокусированности". После "сильного старта" произошло отвлечение внимания ресурсов на войну в Ираке, что ослабило напор в войне с терроризмом и "размыло цели".

Аллисон справедливо пишет о том, что "война с терроризмом" -- это прежде всего "коалиционная война". В еще большей степени это относится к войне с ядерным терроризмом, подчеркивает Аллисон. Это одновременно "борьба за умы и сердца" людей в самых разных странах мира.

Колоссальный ущерб всему этому нанесла война в Ираке, справедливо отмечает Аллисон. Когда половина населения Германии верит в то, что США представляют такую же угрозу миру, что и Северная Корея, когда в Пакистане в три раза больше опрошенных считают, что бен Ладен "делает правильные дела в мировой политике", то, заключает Аллисон, "долговременная борьба с терроризмом под угрозой".

США не могут самостоятельно начать и вести войну с ядерным терроризмом, справедливо подчеркивает Аллисон. Сегодня все великие державы имеют общие интересы в этой сфере, считает Аллисон. Великие державы должны объединиться в "глобальный концерт", в "великий альянс против ядерного терроризма".

Существующие союзы плохо приспособлены для этого, считает Аллисон, в том числе НАТО, американо-японский договор безопасности и другие. Не соответствует, по его мнению, этой задаче и действующий режим нераспространения ядерного оружия, включающий в себя как официальный Договор о нераспространении, так и различные неформальные договоренности.

Создание нового союза, считает Аллисон, должно начинаться с России и Соединенных Штатов. Как пишет Аллисон, США и Россия "имеют особые обязательства и перед международным сообществом, чтобы обратиться к этой проблеме". Они создали ядерное оружие и все еще обладают 95% его мировых запасов и соответствующих материалов.

Россия и США совместными усилиями должны вовлечь в этот союз Китай, который недавно заявил о своей позиции препятствовать распространению ядерного оружия. Во-первых, члены этого союза должны ввести "золотой стандарт" для обеспечения сохранности, безопасности всех ядерных материалов, прежде всего в собственных странах, и провести полную "очистку" всех соответствующих объектов, которые не используются. Во-вторых, этот союз должен сформировать консенсус для обеспечения отмеченных выше "трех нет", начиная с Северной Кореи, Ирана и Пакистана. В-третьих, новый альянс должен разработать надежный режим нераспространения, который полностью перекрыл бы продажу и экспорт ядерных технологий, материалов, ноу-хау.

Нет никаких сомнений в том, что выработанные Аллисоном оценки и рекомендации должны стать предметом внимательного изучения как экспертного сообщества, действующего в данной сфере, так и государственных руководителей, включая их высший эшелон. Они, разумеется, не являются полностью исчерпывающими применительно к данной важной проблеме. Не со всеми оценками и данными, приводимыми Аллисоном в книге, можно согласиться, но в целом нет никакого сомнения, что это весьма важная и интересная работа.

А.А.Кокошин, академик РАН

 Вступительное слово

Появление в печати книги такого крупного ученого и государственного деятеля, каким является профессор Гарвардского университета Грэм Аллисон, безусловно, является нерядовым событием.

В начале XXI века "измерение озабоченностей" в сфере безопасности пополнилось несколькими критически важными факторами -- одним из них, безусловно, стало выдвижение на первый план угрозы мирового терроризма. Трагические события 11 сентября 2001 года -- скоординированные атаки террористов по территории США, во многом перевернули существовавшие до того времени представления в сфере приоритетов обеспечения международной и национальной безопасности.

Осознание того, что терроризм -- этот опаснейший сетевой противник, наносящий удары по всему миру и умеющий добиваться своих дьявольских целей, поставил на повестку дня вопрос об огромной опасности, которую может нести в себя возможность получения террористами доступа к оружию массового уничтожения (ОМУ). Этому аспекту возможной эволюции угрозы международной безопасности и посвящена книга Г.Аллисона, само название которой раскрывает основной посыл автора -- так называемый "ядерный терроризм" может и должен быть предотвращен.

В начале книги приводится высказывание одного из идеологов Аль-Кайеды, поясняющего, что "то, что случилось с США, было естественным и ожидаемым развитием событий для страны, политика которой самонадеянна, которая использует террор и подавление" как тактику действий против стран и народов. Конечно, никакие негативные оценки в отношении политики той или иной страны не могут служить оправданием для террористических актов. Однако удивительным образом данное суждение совпало с теми выводами, к которым в 1999 году в своей книге пришел бывший министр обороны США Уильям Перри (в настоящее время профессор Стэнфордского университета). За два года(!) до террористической атаки по территории США он сделал фактически пророческое заявление, написав, что "причиной возможного роста "катастрофического терроризма" (под этим понятием У.Перри подразумевает "случаи терроризма", в том числе и с применением ОМУ, которые могут нанести значительный урон США. -- С.О.) является сегодняшнее положение Соединенных Штатов как непревзойденного мирового лидера". В связи с этим признанием, он предлагал целую схему по изменению неготовой к такому сценарию системы обеспечения внутренней и внешней безопасности страны.

Сказанное тогда остается, во многом, актуальным и по сей день. Г.Аллисон также вынужден констатировать, что за исключением единичных мер, "действия руководства США после 11 сентября" не дают основания говорить, что произошли существенные изменения, направленные на то, "чтобы не дать террористам приобрести наиболее разрушительные технические средства в мире". Далее он приходит к неутешительному выводу, что администрация США, к сожалению, до сих пор "не объявила войну ядерному терроризму. В результате Америка сегодня не более защищена от ядерной террористической атаки, чем 10 сентября 2001 года".

Для нас не менее важно и другое признание, сделанное автором, что "зацикленность" администрации на войне с Ираком нанесла ущерб тому международному взаимодействию, которое абсолютно необходимо, чтобы одержать победу в длительной войне с терроризмом. Действительно, начавший было складываться после атак на США антитеррористический фронт крупнейших держав оказался подорван и расколот односторонними действиями Вашингтона в Ираке, идущими вразрез с нормами и принципами международного права.

Более того, Г.Аллисон солидаризуется с сенатором Д.Финстин от Калифорнии в сделанной ей оценке, что действия самой администрации Белого дома по постоянному совершенствованию и модернизации ядерного оружия, растущий военный бюджет могут как раз и "спровоцировать ту самую деятельность в области распространения ядерного оружия", которую США сами же пытаются предотвратить. В итоге автор приходит к вполне обоснованному выводу, который, однако, может показаться несколько парадоксальным для некоторых представителей политико-академического сообщества, что "призрак" ядерного терроризма "бросает вызов нашей воле, а не техническим возможностям". Действительно, ничего кроме дефицита политической воли, остатков мышления и инерции "холодной войны" не стоит на пути полноценного практического взаимодействия в деле укрепления режима нераспространения.

Для того чтобы предотвратить саму возможность актов "катастрофического терроризма", У.Перри предлагал самым решительным образом модернизировать всю систему обеспечения безопасности США. Г.Аллисон предлагает мировым державам серьезно изменить подходы к обеспечению режима ядерного нераспространения. К бывшему американскому министру обороны вовремя не прислушались -- итог этого оказался трагичным. Хочется надеяться, что рекомендации Грэма Аллисона -- политика и ученого с богатейшим практическим опытом -- будут приняты во внимание.

С.К.Ознобищев, директор Института стратегических оценок,
профессор МГИМО МИД РФ

 Введение

С пришествием ядерного века
изменилось все, кроме манеры нашего
мышления, и поэтому мы сползаем
к беспрецедентной катастрофе.

Альберт Эйнштейн

За шесть месяцев до атаки террористов на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке и Пентагон в Вашингтоне 11 сентября 2001 года Контртеррористический центр ЦРУ перехватил в эфире беседы "Аль-Кайеды" об "американской Хиросиме". В ЦРУ знали, что Усама бин Ладен восхищался ядерным оружием еще в 1992 году, когда пытался купить высокообогащенный уран в Южной Африке. Ранее особая группа ЦРУ по "Аль-Кайеде" отмечала, что террористы делают упор на тщательность планирования, интенсивность обучения и повторение принесшей успех тактики. Особая группа также отметила, что террористы предпочитают цели с символическим значением и нападения, из которых можно сделать шоу.

11 октября 2001 года президент отдал распоряжение вице-президенту Дику Чейни переехать из столицы в "засекреченное убежище", где он, впоследствии, мог бы находиться в течение многих недель. Такова была стандартная процедура обеспечения "непрерывности управления" в случае нанесения удара, обезглавливающего политическое руководство США. Вместе с вице-президентом в этот секретный пункт отправилось несколько сот федеральных чиновников из более чем десятка правительственных организаций. Они составили костяк запасного правительства, которое постаралось бы преодолеть последствия разрушившего Вашингтон ядерного взрыва. Президент также немедленно отправил специалистов из спецподразделения по чрезвычайным ситуациям, связанным с ядерной опасностью (Nuclear Emergency Support Team -- NEST), -- ученых и инженеров, в Нью-Йорк на поиск оружия. Однако никто в самом городе не был проинформирован об угрозе, даже мэр Рудольф Джулиани. Сделано это было после доклада директора ЦРУ Теннета Президенту США Дж.Бушу на основе сообщения от агента с оперативным псевдонимом "Пламя дракона". В этом сообщении говорилось о том, что "Аль-Кайеда", по-видимому, получила в свое распоряжение 10-килотонный ядерный боезаряд.

По мере того как аналитики ЦРУ исследовали донесение "Пламени дракона" и сравнивали его с другой поступающей к ним информацией, они заметили, что сентябрьская атака на Всемирный торговый центр подняла планку для будущих акций, которые могут быть организованы террористами. Психологически именно ядерное нападение могло бы потрясти воображение всего мира не в меньшей степени, чем 11 сентября. Рассматривая варианты того, где бы "Аль-Кайеда" могла взорвать такую бомбу, они отметили, что Нью-Йорк на жаргоне экспертов по национальной безопасности "был богат мишенями". А из числа сотен потенциальных мишеней что могло бы быть более привлекательным, чем Таймс-сквер -- самое знаменитое место самопровозглашенной столицы мира?

Рассматривая все это уравнение со множеством неизвестных, аналитики, безусловно, могли ответить по крайней мере на один вопрос. Они знали, какое разрушение мог вызвать ядерный взрыв. Если "Аль-Кайеда" смогла бы взять в аренду микроавтобус, на нем привезти десятикилотонный боезаряд в центр Таймс-сквер и взорвать ее рядом с тем местом, где располагается компания "Морган Стенли" (Бродвей, дом N1585), Таймс-сквер исчезла бы по мановению ока. Такой взрыв создаст температуру в десятки миллионов градусов по Фаренгейту. Огненный смерч и ударная волна мгновенно разрушат театральный район, здание "Нью-Йорк таймс", Большой центральный вокзал, а также все иные строения в радиусе трети мили от эпицентра взрыва. Дальше огненная буря должна поглотить Рокфеллеровский центр, Карнеги-холл, Эмпайр-Стейт-Билдинг и Мэдисон Сквер Гарден, оставляя за собой такой же пейзаж, какой возник после разрушения Всемирного торгового центра. На всей территории от Штаб-квартиры ООН на Ист-Ривер до музея Метрополитен в районе 80-х улиц и здания Флатирон в районе 20-х строения будут напоминать федеральное офисное здание Альфреда П.Мюрры (Alfred P.Murrah) в Оклахома-Сити после взрыва.

В обычный рабочий день более чем полумиллионная толпа заполняет район радиусом полмили от Таймс-сквер. Полуденный взрыв в центре Манхэттена мог всех их уничтожить. Сотни тысяч других людей должны умереть в последующие часы в результате обрушения зданий, пожаров и выпадения радиоактивных осадков. Сгенерированный взрывом электромагнитный импульс сожжет сотовые телефоны, радиоприемники и другие средства связи. Больницы, частные медики и чрезвычайные службы будут парализованы поступлением громадного количества раненых. В течение многих дней после этого пожарные будут сражаться с неподдающимся контролю огненным кольцом.

Более того, угроза ядерного терроризма не ограничена Нью-Йорком. Хотя этот город и рассматривается многими как наиболее вероятная мишень, ясно, что "Аль-Кайеда" не только способна на организацию нападений на другие американские города, где люди менее готовы к этому, но и заинтересована в этом. Представьте последствия взрыва десятикилотонной бомбы в Сан-Франциско, Хьюстоне, Вашингтоне, Чикаго, Лос-Анджелесе и любом другом городе, который американцы называют своим домом. На всей территории в радиусе примерно трети мили от эпицентра взрыва все строения и люди исчезнут в кипящей мгле. Во втором круге разрушения, простирающемся на три четверти мили от эпицентра, все здания будут походить на здание Мюрры в Оклахома-Сити. Третий круг, простирающийся на полторы мили, будет опустошен пожарами и радиацией.

В Сан-Франциско, если бы бомба взорвалась на Юнион-сквер, все вплоть до Музея современного искусства испарилось бы, все от здания Транс-Америка до Ноб-Хилла стало бы территорией полного разрушения, а вся территория, по периметру ограниченная Койт Тауэр и мостом через залив Сан-Франциско--Окленд, запылала.

В Хьюстоне взрыв в Чайна-тауне должен мгновенно разрушить парк Минит Мэйд (где базируется бейсбольная команда "Хьюстон Астрос") и Тойота Центр (штаб-квартиры баскетбольной "Рокетс" и хоккейной "Аэрос"). От береговой линии Залива Бизонов до оконечности Парка Сэма Хьюстона здания превратятся в разбитые скорлупки, даже такие отдаленные от центра районы, как Университет Хьюстона, будут объяты пламенем.

В Вашингтоне бомба, взорвавшаяся в музейном комплексе Смитсоновского института, должна разрушить все от Белого дома до лужайки здания Капитолия, все от здания Верховного суда до мемориала Франклина Делано Рузвельта превратится в обломки, не поддающиеся тушению пожары распространятся до самого Пентагона.

Взрыв в Сеарс Тауэр в Чикаго должен уничтожить все от Военно-морского причала до шоссе Эйзенхауэра, Юнайтед Центр и весь Парк Гранта будут разрушены, огненная буря достигнет Парка Комиски и Ригли Филд.

В Лос-Анджелесе бомба, взорванная на пересечении бульвара Голливуд и Хайлэнд-авеню, испарит исторический Китайский театр Манна и Голливудскую аллею славы, театр Пэнтеджиза (где ранее вручались награды Киноакадемии) рухнет, фронтальный удар взрыва сотрет с лица земли Голливудские холмы.

В моем родном городе Чарлотт (Северная Каролина) ядерный взрыв в Сквере должен испарить здание "Бэнк оф Америка", Ферст Юнион Центр и вообще всю центральную часть города; останутся стоять только остовы зданий Федеральной резервной системы и Федерального суда, а стадион Эрикссона (домашний стадион футбольной команды "Каролинские пантеры") превратится в пепел.

Передовица "Нью-Йорк таймс мэгэзин" за май 2002 года посвящена интервью, которое взял Билл Келлер у Юджина Хабигера (Eugene Habiger) -- отставного четырехзвездного генерала, до 1998 года возглавлявшего стратегическое ядерное командование США и до 2001 года возглавлявшего программы противодействия ядерному терроризму в Министерстве энергетики. Обобщая свой десятилетний опыт ежедневного противостояния подобным угрозам, Хабигер сделал весьма категоричный вывод относительно возможности ядерного терроризма: "Тут не надо говорить "если", а надо говорить "когда"".

"Это, -- сухо замечает Келлер, -- объясняет, почему теперь генерал живет в Сан-Антонио".

Второй сапог

В конце-концов донесение "Пламени дракона" оказалось ложной тревогой. Но на протяжении недель и месяцев, которые последовали за трагедией 11 сентября, люди, работавшие в области национальной безопасности Америки, сконцентрировались на том, что было названо вопросом "второго сапога". Никто не верил в то, что нападения на Международный торговый центр и Пентагон были отдельными, ни с чем не связанными событиями. Поэтому вопрос, который надо было задать в этой связи: когда упадет "второй сапог" и какую форму это примет? Лучшие аналитики страны, начиная с узкого круга президентских советников и кончая многочисленными внешними консультантами, изучали список потенциальных террористических атак, или "страшилок". Ранее, еще в 1990 году, когда я работал заместителем министра обороны, я подготовил закрытый меморандум с подробной классификацией. Он назывался "Сто страшилок" и вызвал определенные споры. В этом докладе атака на здание посредством угнанного самолета попала в нижнюю часть списка возможных террористических нападений, расположенных по степени ущерба для Америки.

Первое место в списке, составленным кем угодно, занял бы ядерный взрыв в каком-нибудь американском городе. Когда главу Министерства национальной безопасности Тома Риджа спрашивают, о чем он беспокоится, когда просыпается ночью, он отвечает одним словом: "Ядерное". Только ядерный взрыв может мгновенно убить сотни тысяч людей. Но в любой подобный список также войдут и другие виды ядерного терроризма, как, например, нападения на ядерные электростанции и так называемые "грязные" бомбы.

Тот самолет "Америкэн Эрлайнз", который обрушился на Северную башню Всемирного торгового центра, точно так же мог поразить ядерную электростанцию в Индиан Пойнт в сорока милях к северу от Таймс-сквер. Самолет "Юнайтед Эрлайнз", упавший в Пенсильвании по пути к Капитолию, мог бы вместо этого избрать мишенью ядерную электростанцию Три Майл Айленд. Самолет, атаковавший Пентагон, мог бы нацелиться на электростанцию Норт Анна неподалеку от Ричмонда (штат Виржиния). В Контртеррористическом центре вспомнили, как в ноябре 1972 года три американца с пистолетами и ручными гранатами угнали самолет "Саузерн Эруэйз", выполнявший рейс N49. Пилоту приказали лететь в Оук Ридж (штат Теннеси), где самолет стал кружить над научно-исследовательским ядерным реактором. Когда требования о выплате выкупа встретили прохладный ответ, угонщики заставили пилота начать крутое снижение на Оук Ридж. Летчик смог потянуть штурвал на себя, только когда авиакомпания пообещала заплатить угонщикам 2 миллиона долларов. Это происшествие закончилось на Кубе арестом угонщиков.

Последствия нападения на ядерную электростанцию в значительной степени будут зависеть от того, куда именно ударит самолет. Если бы летательный аппарат смог преодолеть купол защитной оболочки, он расплавил бы реактор. При этом в окружающую среду было бы выброшено сотни миллионов кюри радиоактивности, что в сотни раз больше, чем во время ядерных взрывов в Хиросиме и Нагасаки. Мы уже знаем, как могла бы выглядеть подобная катастрофа. В апреле 1986 года случайный взрыв внутри советского ядерного реактора в Чернобыле (недалеко от Киева, Украина) вызвал мощнейший пожар, который бушевал в течение десяти дней. Распространившаяся в результате взрыва радиация привела к эвакуации и переселению 350 тысяч человек и, по существующим оценкам, нанесла экономический ущерб в размере 300 миллиардов долларов. По всей вероятности, сотни тысяч из тех, кто подвергся действию радиации, должны впоследствии умереть от рака.

Еще более уязвимая цель на ядерной электростанции -- это здание, где хранятся отработанные топливные стержни, помещенные в резервуары с водой. Это делается для того, чтобы тепло остаточной радиации не смогло их растопить. Эти строения спроектированы так, чтобы остаться невредимыми в случае землетрясения, но при этом некоторые из них открыты сверху, а другие помещены в легкие здания. А это означает, что атакующий сверху самолет может упасть в резервуар, разрушить дублирующую систему безопасности и поджечь ядерное топливо. Последующий за этим пожар мог бы выплеснуть в окружающую среду такое количество радиоактивности, которое может достигнуть уровня трех или четырех Чернобылей.

Другими потенциальными "вторыми сапогами" могли бы стать "грязные" бомбы -- обычные взрывчатые вещества, упакованные в радиоактивные материалы. Такие бомбы не производят ядерного взрыва, но они могут распылить радиоактивные материалы на громадной территории и вызвать широкомасштабное ядерное заражение. Сообщество, работающее в области национальной безопасности, давно уже пришло к консенсусу относительно того, что нападение с использованием "грязной" бомбы неизбежно. Однако поезд давно ушел. Применение различных видов радиоактивных материалов в нашей современной жизни -- от рентгеновских аппаратов в больницах и стоматологических кабинетах до детекторов дыма -- сделало контроль за такими материалами невозможным. До 11 сентября 2001 года у американского правительства вообще не было серьезной программы учета и отслеживания даже наиболее опасных материалов. Поэтому в газетах почти еженедельно появляются истории о краже радиоактивных материалов, причем не только в России и республиках бывшего Советского Союза, но и здесь, у нас дома.

В "грязных" бомбах "хорошо" то, что они являются оружием массового поражения, а не массового уничтожения. Потенциальные радиоактивные бомбы могут варьироваться от куска динамита в коробке из-под ботинок, наполненной также и радиоактивным материалом, до плутония в виде аэрозоля, который впрыскивается в систему вентиляции небоскреба или закрытой спортивной арены. Первая может спровоцировать временную панику, вторая -- вызвать рак легких у всех на этаже. Те эксперты Национальной лаборатории в Лос-Аламосе, которые изучали эту пугающую вероятность, пришли к тому выводу, что "нападение с использованием радиологического рассеивающего устройства (RDD) в любом месте на нашей планете -- это давно назревшая угроза". Но, как заявил один высокопоставленный работник национальной безопасности, если бы радиологическое рассеивающее устройство было бы самым опасным оружием "Аль-Кайеды" на данный момент, мы могли бы объявить, что победили.

Совокупность всех страхов

Опросы, сделанные в 2003 году, показали, что четыре американца из десяти "бывают часто обеспокоены возможностью того, что террористы организуют ядерное нападение". Не преувеличены ли подобные страхи? Отнюдь. Те, кто тщательно изучил соответствующие свидетельства, думают иначе. В 2000 году два весьма уважаемых и думающих американца, никогда ранее официально не занимавшихся этой областью, Ховард Бейкер (Howard Baker) и Ллойд Катлер (Lloyd Cutler), сделали официальный обзор данной проблемы. Республиканец Бейкер в настоящее время является послом США в Японии, а ранее он был руководителем аппарата президента Рейгана и лидером республиканского большинства в сенате. Демократ Катлер был советником президента как при Картере, так и при Клинтоне. Основной вывод отчета, который они представили администрации Буша в январе 2001 года, недвусмысленно гласит: "Наиболее насущная не нейтрализованная угроза безопасности Соединенных Штатов сегодня -- это опасность того, что оружие массового уничтожения или материалы, которые можно использовать в качестве такого оружия, могут быть украдены в России, проданы террористам или враждебным государствам и использованы против американских войск, находящихся за рубежом, или против мирного населения на территории США". Как заявил Бейкер в Комитете сената по международным отношениям: "Меня действительно поражает то, что на территории бывшего Советского Союза может быть 40, а то и 80 тысяч ненадлежаще хранящихся и недостаточно защищенных ядерных боезарядов, а в мире не наблюдается никакой истерии в отношении этого".

Неизбежность такой угрозы становится очевидной при рассмотрении трех аспектов. Во-первых, кражи материалов, могущих быть использованными в качестве ядерного оружия, и попытки украсть само ядерное оружие -- это не гипотетическая возможность, а доказанный повторяющийся факт. Сегодня тысячи боезарядов и десятки тысяч потенциальных бомб (куски высокообогащенного урана и плутония размером с теннисный мячик) лежат в России на неохраняемых складах и беззащитны перед преступниками, которые могут украсть их и продать террористам. За годы, прошедшие со времени распада Советского Союза, были зарегистрированы сотни подтвержденных случаев воровства ядерных материалов, после которых воров ловили иногда в России, а иногда -- в Чехии, Германии и других местах. Те, кто подробно следит за новостями, ежемесячно узнает о новых случаях либо кражи ядерных материалов, либо попытки таковой.

В 1997 году помощник Бориса Ельцина по национальной безопасности генерал Александр Лебедь признал, что 84 из примерно 132 особых "чемоданных" ядерных зарядов КГБ в России не досчитались. Такие заряды представляют собой миниатюрные ядерные устройства (от 0,1 до 1 килотонны), которые достаточно малы и могут поместиться в обычном чемоданчике. Позже под давлением своих коллег Лебедь отказался от своего заявления и вернулся к официальной российской версии о том, что Советский Союз никогда не производил такие ядерные боезаряды, что немыслимо себе представить, чтобы Россия могла потерять такой боезаряд и, в любом случае, все подобные российские боезаряды и ядерные материалы безопасны. Однако при этом Лебедь и его коллеги оставили больше вопросов, нежели дали ответов. В противоположность тому, что утверждают официальные российские правительственные источники, не приходится сомневаться в том, что в процессе перехода от Советского Союза к России было утеряно такое количество ядерных материалов, которое было бы достаточно для создания более двадцати ядерных бомб. Действительно, более тысячи фунтов высокообогащенного урана было куплено американским правительством, вывезено с незащищенного хранилища в Алма-Ате (Казахстан) и теперь надежно хранится в Оук Ридж. Но как заметил бывший директор ЦРУ Джон Дейч (John Deutch): "Меня гораздо больше беспокоит то, о чем я не знаю, чем то, что я знаю".

Во-вторых, зимой 2002--2003 годов президент Буш заявил, что "если иракский режим сможет произвести, купить или похитить некоторое количество урана размером немногим более теннисного мячика, он сможет сделать ядерную бомбу менее чем через год" -- обвинение, которое частично помогло ему начать войну против Ирака. Президент, правда, забыл упомянуть о том, что, имея такое количество высокообогащенного урана, такие террористические группировки, как "Аль-Кайеда", "Хезболла" и "Хамас", могли бы сделать то же самое. Единственным препятствием на пути к созданию ядерной бомбы является доступ к ядерному топливу, которое, к счастью, дорого и трудно производить. Однако как четверть века тому назад писал Джон Фостер (John Foster) -- ведущий американский производитель бомб и бывший директор Национальной лаборатории Лоуренса в Ливерморе: "Если под рукой имеются основные ядерные материалы, вполне возможно сделать ядерную бомбу, используя информацию, представленную в открытой литературе".

В-третьих, для террористов нетрудно контрабандно провезти подобное ядерное устройство на территорию Соединенных Штатов. Тот ядерный материал, о котором мы говорим, меньше футбольного мяча. Даже уже собранное устройство, такое как чемоданная ядерная бомба, может быть послано в посылке почтовой службы "Федерал Экспресс", перевезено в грузовом контейнере или пройти проверку в качестве авиабагажа. Из тех семи миллионов грузовых контейнеров, которые ежегодно прибывают в американские порты, лишь менее 5 процентов вскрываются для проверки. Как заметил один из руководителей "CSX Lines" -- крупнейшей компании, занимающейся отгрузкой контейнеров: "Если вы можете контрабандно провозить в контейнерах героин, то вы сможете провезти и ядерную бомбу".

К несчастью, бывший Советский Союз -- это не единственный источник ядерных боезарядов и ядерного топлива, на основе которого можно сконструировать ядерную бомбу. Пакистан располагает арсеналом в размере примерно пятидесяти ядерных бомб и материалов для производства еще по крайней мере такого же их количества. Учитывая обширные связи между пакистанскими разведывательными службами и "Талибаном", не столь безосновательно предполагать, что Пакистан может явиться тем источником, из которого десятикилотонная бомба поступит в Нью-Йорк. Все новые сведения, поступающие о наличии производств ядерного топлива в Северной Корее, Иране и Ливии, расширяют список потенциальных источников ядерного оружия для террористов.

После того как в 1991 году Том Клэнси (Tom Clansy) опубликовал "Совокупность всех страхов" (The Sum of All Fears) -- бестселлер о краже ядерной бомбы, которая затем была взорвана на матче футбольного Суперкубка, автор получил такие комментарии от некоторых осведомленных людей, имеющих отношение к данной теме, которые заставили его почувствовать себя неуютно. Поэтому в массовое издание книги было включено замечательное послесловие, написанное, как откровенно признается Клэнси, "для того, чтобы загладить угрызения совести, а, как я надеюсь, не для того, чтобы показать, что над нами висит проклятье".

"Все материалы, содержащиеся в этой книге и относящиеся к технологии и производству оружия, можно легко найти в десятках книг... Я сначала был поражен, а потом и просто оглушен тем, насколько легко такой проект можно осуществить сегодня. Общеизвестно то, что ядерные секреты не столь защищены, как они того заслуживают, но на самом деле ситуация даже хуже, чем считают хорошо информированные люди. То, что в сороковых годах требовало миллиардов долларов, сегодня значительно подешевело. Современный персональный компьютер гораздо мощнее и надежнее "Эниака", а "гидродинамические коды", дающие возможность тестировать и проверять конструкцию бомб, легко скопировать. Сложнейшие станки для производства составных частей можно заказать. Когда я открыто заказывал спецификации на те самые станки, которые используются в Оук Ридж и других подобных местах, они прибывали почтой "Федерал Экспресс" на следующий день. Некоторые высоко специализированные детали, спроектированные специально для производства бомб, сейчас можно найти в стереодинамиках. Суть дела в том, что любой достаточно обеспеченный человек может в срок от пяти до десяти лет сделать многокомпонентное термоядерное устройство. Вся наука в открытом доступе, секретов почти не осталось".

Клэнси написал свое послесловие в 1992 году, а это означает, что определенный им срок от пяти до десяти лет уже прошел.

Четыре миллиона американцев

Через девять месяцев после нападения на Нью-Йорк официальный пресс-атташе Усамы бин Ладена Сулейман Абу Гейт сделал леденящее душу заявление на ныне несуществующем связанном с "Аль-Кайедой" сайте www.alneda.com. "У нас есть право, -- утверждал Абу Гейт, -- убить 4 миллиона американцев, 2 миллиона из которых будут дети, изгнать вдвое большее число людей с насиженных мест и покалечить сотни тысяч". 4 миллиона американцев, зловещая в своей конкретности и точности цифра, отнюдь не высосанная из пальца. Более тревожно то, что цифра Абу Гейта логична и замечательным образом выведена из связанной цепочки расчетов, которые и привели "Аль-Кайеду" к столь однозначному выводу. В пространной состоящей из трех частей статье Абу Гейт объясняет, "почему мы сражаемся с Соединенными Штатами", и пытается дать "исламское обоснование джихада, который "Аль-Кайеда" ведет против США". В итоговой строке того доклада, который он делает для членов "Аль-Кайеды" по всему миру, четыре миллиона мертвых американцев.

По поводу нападения на Всемирный торговый центр он провозглашает следующее: "То, что случилось с Америкой, -- это естественно. Иного события нельзя ожидать в стране, которая использует террор, высокомерную политику и подавление других стран и народов, которая навязывает единую методику, идеологию и образ жизни, как будто люди всего мира являются клерками ее государственных организаций либо приняты на работу в ее коммерческие компании. Все, кто удивляются, видя иное, не понимают природы человека и того влияния, которое угнетение и тирания оказывают на эмоции и чувства людей". Рефреном повторяя ту фразу, которую используют палестинские боевики для того, чтобы охарактеризовать тактику Израиля на Западном берегу реки Иордан и в секторе Газа, он говорит: "Они думали, что угнетение рождает капитуляцию".

Почему в качестве мишени выбраны Соединенные Штаты? На это он дает ясный ответ: "Америка с помощью евреев является лидером по коррупции и разрушению ценностей -- моральных, идеологических, политических и экономических. Она распространяет мерзость и распутство среди людей посредством дешевых СМИ и подлых учебных программ". В общем, "Америка -- это источник всего: угнетения, несправедливости, разврата и подавления, выпавшего на долю мусульман. Она стоит за всеми несчастьями, которые насылались и продолжают насылаться на головы мусульман, она стоит по горло в мусульманской крови и не может этого скрыть".

Затем обвинение Абу Гейта подробно перечисляет все раны, которые (по его мнению) США и Израиль нанесли мусульманам, и все сделанные ими убийства:

На протяжении пятидесяти лет в Палестине евреи (с благословения и при поддержке американцев) творили гадости, убивая, подавляя, унижая и высылая людей. Израильтяне выслали почти 5 миллионов палестинцев и убили почти 260 тысяч. Они ранили 180 тысяч человек и покалечили почти 160 тысяч.

В результате американских бомбардировок и блокады Ирака за прошедшее десятилетие было убито более 1,2 миллиона мусульман. Из-за блокады ежегодно убивается более миллиона детей, то есть в среднем 83333 ребенка в месяц и 2777 детей в день. (Эти цифры относятся к санкциям и к исполнению резолюции ООН до начала возглавляемого американцами вторжения в 2003 году.)

Во время войны против "Талибана" и "Аль-Кайеды" в Афганистане Америка убила 12 тысяч жителей этой страны и 350 ведших джихад арабских бойцов.

В Сомали Америка убила 13 тысяч жителей.

Как же должны ответить правоверные мусульмане? -- вопрошает он. Цитируя Коран и другие исламские религиозные тексты, обращаясь к соответствующим традициям, он дает следующий ответ: "Каждый, кто внимательно прочитает эти источники, придет к единственно возможному заключению: мудрецы согласились с тем, что ответное наказание, которое упомянуто в сурах, не должно ограниваться какой-либо конкретной областью. Следует наказать и неверных, и безнравственных мусульман, и угнетателей".

В заключение говорится следующее: "В соответствии с числом жизней, которые мусульмане прямо или косвенно потеряли из-за американцев ранее, мы все еще в начале пути. Американцы еще не испробовали от нас того, что мы испробовали от них. Мы еще не достигли паритета с ними". Согласно "Аль-Кайеде" "для паритета потребуется убить 4 миллиона американцев". Поскольку, согласно Абу Гейту, "Америка понимает только язык силы. Это единственный способ заставить ее прекратить преследование мусульман. Америку может сдержать только кровь".

Почти три тысячи американцев погибли во время нападения 11 сентября. Для того чтобы достичь искомой цифры 4 миллиона, потребуется организовать 1400 подобных нападений. Но можно было бы ограничиться и одним, если бы у "Аль-Кайеды" был доступ к нужному ей ядерному оружию. "Аль-Кайеда" прояснила свои намерения, задача Америки -- не позволить ей добиться успеха.

Неизбежная или предотвратимая?

Самый успешный инвестор в мире и кроме того -- легендарный игрок на ценах полисов, страхующих от невероятных, но катастрофических событий, таких как землетрясения, Уоррен Баффет (Warren Buffett) описал нападение ядерных террористов как "в высшей степени самодовлеющее обстоятельство. Это произойдет. Это неизбежно. Я не вижу, что помешало бы этому произойти". Учитывая количество тех, у кого есть самые серьезные намерения в отношении ядерного терроризма, доступность ядерных боезарядов и материалов, из которых можно сделать простейшую бомбу, а также почти неограниченное количество способов, при помощи которых террористы могли бы контрабандой провезти бомбу через американскую границу, любой заключающий пари человек должен был бы принять сторону Баффета. По моему зрелому размышлению, то, что ядерное террористическое нападение на Америку в ближайшее десятилетие произойдет, более вероятно, чем то, что оно не произойдет.

И все же я не являюсь пессимистом. Основной, но часто не признаваемой истиной является то, что ядерный терроризм предотвратим. Законы физики гласят, что ядерный взрыв не может произойти без ядерного топлива. В мире имеется большое, но все же не бесконечное количество высокообогащенного урана и оружейного плутония, и в нашей власти защитить его. Соединенные Штаты не теряют золота из Форта Нокс, а Россия не теряет ценностей Оружейной палаты. Поэтому "все", что должны сделать Соединенные Штаты и их союзники для того, чтобы предотвратить ядерный терроризм, -- это не дать террористам завладеть бомбой или ядерными материалами. Это "все" потребует значительных и постоянных, но все же не беспредельных мероприятий, которые можно выполнить, приложив ограниченные усилия. Это "все" проблема нашей воли, убежденности и смелости, но никак не наших технических возможностей.

Первая часть этой книги дает информацию, необходимую для того, чтобы подробно описать брошенный нам вызов, то есть говорит о том, кто, что, где, когда и как угрожает нам со стороны ядерного терроризма. На этом фоне во второй части выдвигается амбициозный, но выполнимый план действий, которые могли бы не позволить террористам когда-либо взорвать ядерную бомбу в одном из американских городов.

Ядерный терроризм может стать самой страшной и финальной катастрофой, но при этом он является предотвратимой катастрофой... если у нас будет на то соответствующая воля.


 Об авторе

Грэм АЛЛИСОН (Graham Allison)

Директор Белферовского центра науки и международных отношений Высшей школы государственного управления им.Дж. Ф.Кеннеди Гарвардского университета. Основатель и первый декан Высшей школы им.Дж. Ф.Кеннеди. Под его руководством в 1977--1989 гг. школа стала одной из ведущих организаций в области государственного управления.

Г.Аллисон был специальным советником министра обороны при президенте Р.Рейгане и заместителем министра обороны при президенте У.Клинтоне. Единственный, кто был дважды удостоен высшей награды Министерства обороны США для гражданских лиц -- медали "За выдающуюся государственную службу: ". Был членом Совета по оборонной политике при Министерстве обороны на протяжении многих лет, когда это ведомство возглавляли К.Уайнбергер, Ф.Карлуччи, Р.Чейни, Л.Аспин, У.Перри и У.Коэн.

Автор труда "КВИНТЭССЕНЦИЯ РЕШЕНИЯ: На примере Карибского кризиса 1962 года" (Essence of Decision: Explaining the Cuban Missile Crisis). Книга неоднократно переиздавалась (суммарный тираж изданий на английском языке превысит 450000 экземпляров). На русском языке вышла в издательстве URSS в 2012 г.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце