URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Бондаренко И.А. Древнерусское градостроительство: традиции и идеалы
Id: 5715
 
399 руб.

Древнерусское градостроительство: традиции и идеалы

URSS. 2002. 108 с. Мягкая обложкаISBN 5-354-00107-2. Уценка. Состояние: 5-. Блок текста: 5. Обложка: 4+.

 Аннотация

Рассматриваются мировоззренческие основания и стимулы развития древнерусской градостроительной культуры, а также наиболее существенные профессиональные принципы и творческие методы мастеров --- носителей этой культуры. Выявляются пантеистические истоки градостроительных традиций и закономерности их эволюции в период утверждения христианства и государственности на Руси. Определяется фундаментальное значение образного восприятия и моделирования структуры древнерусского города, раскрывается многоаспектная роль иерархической традиции, порождавшей его динамическое объемноДпространственное построение. Анализируется также проблема развития и обновления древнерусского города, констатируется наличие преемственных связей между градостроительством Средневековья и Нового времени на уровне наиболее общих идеальных установок и стремлений, в которых коренятся и причины изживания традиций, и возможности их возрождения в новых исторических условиях.

Предназначается историкам архитектуры, искусствоведам, градостроите\-лям-исследователям и практикам, а также педагогам и учащимся архитектурных вузов и факультетов.


 Оглавление

Предисловие
1 Естественное и искусственное в градостроительной традиции
 Одушевление природы
 Магия места
 Встраивание города в ландшафт
2 Образные соотнесения градостроительных структур
 Высшая реальность образа
 Архитектурные обереги
 Творчество по образцу
3 Принцип субординации в градостроительстве
 Иерархическая лествица
 Строительство "в чин и подобие"
 Архитектурная разномасштабность
 Разнокачественность городских территорий
4 Целостность и динамичность городской среды
 Принцип соответствия
 Нерасторжимая целостность образа
 Целое в целом
 Традиционное чувство формы
5 Обновление и развитие города
 Возможности и стимулы развития
 Идеал омоложения
 Новое как невиданное
 Боязнь новизны
6 Средневековые идеалы и градостроительство Нового времени
 Преемственность эпох
 Смысл обмирщения
 Властное регулирующее начало
 Попытки возрождения традиций
 Уничтожение и обретение традиционных ценностей
Заключение
Литература

 Предисловие

Традиционная культура вызывает сегодня повышенный интерес. Ставится вопрос о сохранении и возрождении традиций русской архитектуры и градостроительства. Однако решение данного вопроса оказывается очень непростым. Трудность состоит в том, что мы имеем слабое представление о существе этих традиций, которые, к тому же, заметно изменялись с течением времени. Назрела необходимость в их новом специальном исследовании, в исследовании культурных смыслов архитектурно-градостроительной деятельности, самого образа мыслей мастеров прошлого. Появилась возможность делать это без идеологической предвзятости, на расширенной источниковедческой базе, включающей мифологические и религиозные воззрения, игравшие на протяжении веков и тысячелетий огромную роль в жизни и творчестве человека. Потребность в таком исследовании вызывается очевидной неудовлетворенностью механическим накоплением фактов, а тем более инерционным воспроизведением давних клише в оценках исторических событий и процессов.

Предлагаемая Вашему вниманию работа находится в русле такого культурологического исследовательского направления. В ее основу положена мысль о том, что древнерусское градостроительное искусство существовало и развивалось на протяжении столетий в условиях господства религиозного мировоззрения, и что именно с этих позиций его необходимо пытаться рассматривать и оценивать сегодня.

Нельзя судить о традиции лишь по материальным остаткам той культуры, которой она была присуща, лишь по тем памятникам, которые были осуществлены в действительности, -- важно брать в расчет намерения людей соответствующей эпохи, их душевные стремления, замыслы, мечты. Мы знаем, например, какими толстостенными, кряжистыми были многие каменные храмы домонгольской Руси, однако, из этого вовсе не следует, что такая кряжистость, тяжеловесность, сумрачность и была художественным идеалом их создателей. Мастера с трудом справлялись с материалом, им трудно было осваивать сложную архитектурную форму, но они отнюдь не стремились к ее нарочитой вульгаризации, они прилагали большие усилия к тому, чтобы приблизиться к высокому образцу. У них не было тяги к чему-то бесформенному, оплывающему, наоборот, они наверняка восхищались и гордились пусть и не доведенной до совершенства, но все же достигнутой правильностью и слаженностью формы очередной своей постройки, прочностью и относительной гладкостью каменных стен и даже светлостью ее внутреннего пространства, вполне очевидной при сопоставлении с темными помещениями полуземлянок и курных изб, имевших лишь крошечные волоковые окошки. При этом они не могли не понимать, что это далеко не идеальная постройка, что в ней лишь отчасти отображена вся та великая неизреченная красота, которая недостижима на земле, но существует предвечно на Небе.

Нечто подобное можно сказать и об отношении человека древней Руси к городу, к его объемно-пространственной организации. Нельзя думать, что прихотливая извилистость средневековых улочек была как раз той формой организации городского пространства, о которой мечтали люди, прокладывавшие эти улочки и жившие на них. Нельзя считать, что реально существовавшая городская ткань полностью отвечала идеальным представлениям о ней людей русского Средневековья.

Поэтому необходимо соотносить конкретно-исторические знания с более широкими и общими, индуктивный метод исследования с дедуктивным, имея в виду, что историческая реальность не получалась полностью адекватной идеалу, но была проникнута стремлением к нему. Такой подход открывает новые возможности для привлечения к анализу древнерусского архитектурно-градостроительного мышления богатого пласта относительно поздних письменных и иллюстративных источников, этнографических и фольклорных материалов.

Исследование средневекового сознания, творческого воображения представляется актуальным сегодня, поскольку без этого невозможно проникнуть в существо архитектурно-градостроительных традиций, судить о закономерностях их исторического развития, стимулировавшегося, как будет показано ниже, стремлением людей приблизиться к идеалу.

Из сказанного следует, что предметом данной работы является традиционный образ мысли зодчих средневековой Руси, их представления о городе, о его связях с природой, о его образности, внутренней слаженности, о красоте и совершенстве, о соотношении старого и нового, о самой традиции, ее истоках и целях, преемственности в ее развитии, о желаемом, должном и действительном в градостроительной практике.

Объектами рассмотрения служат древнерусские города и отчасти села в процессе их формирования и развития. Большое внимание уделяется допетровской Москве, что объясняется длительностью ее развития, позволяющей проследить все основные этапы сложения и преобразования древнерусских градостроительных традиций вплоть до конца Средневековья, когда именно Москва заняла лидирующее положение в этом процессе. Анализу подвергаются не только общая структура, планировка и застройка древнерусских городов, но и отдельные архитектурные комплексы, и отдельные здания как объекты, сконцентрировавшие в себе во многом универсальные принципы формообразования и композиции. Кроме того для сравнения привлекаются некоторые градостроительные объекты Нового и Новейшего времени.

Рассматривается русское градостроительство. Полиэтнический характер Киевской и Московской Руси, а тем более Российской империи учитывается, но специальному исследованию не подвергается. Четкой нижней временной границы исследования установить невозможно, поскольку речь идет о выявлении многих основополагающих понятий, связанных с градостроительной деятельностью, уходящих своими корнями в далекую раннеславянскую и праславянскую древность. Но главным образом речь пойдет об интерпретации этих древнейших понятий и традиций в эпоху Средневековья. Верхней временной границей служит петровская эпоха, которая оказалась существенным историческим рубежом в ходе развития самобытных архитектурных традиций средневековой Москвы. Вместе с тем, петровские и послепетровские преобразования были во многом подготовлены предшествовавшим ходом развития и в них можно видеть прямое, только более решительное продолжение позднесредневекового процесса преодоления патриархальных традиций во имя приближения к идеалам православной монархии. Поэтому обозначенная граница прочерчивается тоже нежестко и в ходе анализа преодолевается. Это необходимо для лучшего понимания некоторых тенденций, наметившихся, но еще не вполне проявивших себя в допетровское время. Кроме того, это вызвано потребностью в привлечении для анализа поздних письменных и фольклорных материалов для того, чтобы реконструировать с их помощью некоторые наиболее устойчивые древнерусские представления о городе.

* * *

О специфике русских архитектурно-градостроительных традиций в целом писало множество авторов и в частных исследованиях, и в обобщающих трудах. Гораздо уже круг специалистов, занимавшихся собственно градостроительными традициями и воззрениями средневековой Руси.

Основоположником отечественной историко-градостроительной науки был А.В.Бунин, к заслугам которого следует отнести проникновенный анализ городов Средневековья, в том числе древней Руси. Опираясь на идеи К.Зитте, А.В.Бунин обнаружил и убедительно показал, с каким большим и утонченным искусством создавалась архитекторами и ремесленниками эпохи Средневековья бесконечно разнообразная, живописная, насыщенная пластическими эффектами городская среда. Большой вклад в изучение древнерусских городов внес В.А.Лавров, которого особенно интересовали закономерности формирования и развития их общей структуры и узловых точек. Автором специального исследования русских городов до XVII в. был Л.М.Тверской. Он подчеркивал принципиальные различия городов Средневековья и Нового времени, отдавая приоритет первым в отношении органичности и пластического совершенства их построения. При этом он находил много общего в формировании пространственной структуры древнерусских и западноевропейских средневековых городов. Идеи Л.М.Тверского развивала в своих работах Г.В.Алферова, которая в поисках объяснения традиционной пространственности древнерусского города обратилась к византийскому законодательству, применявшемуся, по ее мнению, на Руси. К несомненным заслугам Г.В.Алферовой относится выявление и введение в научный обиход церковных чинов закладки и освящения города.

Значительным вкладом в изучение и теоретическое осмысление русских градостроительных традиций стала монография А.В.Иконникова "Тысяча лет русской архитектуры", получившая специальный подзаголовок -- "развитие традиций". Достоинством этой книги является комплексное рассмотрение градостроительных и архитектурных проблем. Город трактуется автором как архитектурно-пространственный и в то же время социально-культурный организм, неразрывно связанный в своем развитии и с освоением ландшафта, и с функциональным зонированием территории, и с образно-символическими представлениями о пространстве и форме, ее содержательной и знаковой сущности.

Особое значение для историко-градостроительной науки имеет многолетнее фундаментальное исследование, выполнявшееся большим коллективом авторов под руководством Н.Ф.Гуляницкого. Его общий заголовок -- "Русское градостроительное искусство". Самим этим заголовком определена преемственная связь с главным трудом А.В.Бунина и Т.Ф.Саваренской. Градостроительство здесь тоже понимается как высшее проявление архитектурной деятельности, как большое синтетическое искусство. Несомненная заслуга Н.Ф.Гуляницкого состоит в попытке проникнуть в духовное содержание градостроительной деятельности. Первые два тома посвящены древнерусскому градостроительству. По ходу этой работы была подготовлена и издана в сборниках научных трудов НИИТАГ (бывш. ЦНИИТИА) целая серия фактографических и проблемных исследований, существенно повлиявших на современные представления о русском историческом городе. В целом накопленный и опубликованный материал служит добротным основанием для обобщающего проблемного исследования русских градостроительных традиций и идеалов.

Параллельно с работой отдела Истории русской архитектуры и градостроительства НИИТАГ проблемы истории русского градостроительного искусства исследовались на кафедре Истории архитектуры и градостроительства МАРХИ, где под руководством Т.Ф.Саваренской были подготовлены учебник "История градостроительного искусства" в 2-х томах и капитальная монография "Архитектурные ансамбли Москвы. Принципы художественного единства", а также целый ряд диссертаций. Здесь в 1980--90-е годы сформировался новый историко-культурный подход к изучению и осмыслению градостроительных процессов, который лег в основу и данной работы.

Идейное и сакральное содержание русского зодчества и градостроительства начинал рассматривать в своих исследованиях М.А.Ильин, которому принадлежат многие существенные замечания о характере средневекового градостроительного мышления, основанные на изучении письменных источников и ключевых памятников московского зодчества, в частности, храма Покрова на Рву. Этот храм стал объектом специального обширного исследования Н.И.Брунова, в котором всесторонне проанализирована духовная атмосфера середины XVI в. и порожденные ею архитектурные, а отчасти и градостроительные явления и тенденции. Существенно и то, что русское зодчество рассмотрено в контексте мирового. Также в мировом контексте, но в теоретическом плане рассматривал древнерусское градостроительное и вообще пространственное мышление А.И.Некрасов. Многие работы Г.К.Вагнера тоже посвящены выявлению и теоретическому осмыслению культурного содержания и духовных интенций древнерусского зодчества, а отчасти и градостроительства.

Символический аспект древнерусского градостроительства активно исследовался М.П.Кудрявцевым и Г.Я.Мокеевым. Их публикации содержат интересные, но часто спорные утверждения. Споры по их поводу иногда приобретают обостренные формы, но так или иначе помогают привлечь внимание к проблеме отображения в структуре русского средневекового города его сакральной значимости и символики.

Оппонент двух последних авторов -- И.Л.Бусева-Давыдова в своих работах дала образцы строгого и тщательного источниковедческого и культурологического анализа русского зодчества, а также произведений изобразительного и прикладного искусства, преимущественно, XVII в. Богатое по содержанию исследование русского зодчества XVI в., раскрывающее идейно-символическую программу, закладывавшуюся в его основу, в частности, программу сакрализации топографии Москвы, выполнено А.Л.Баталовым. К этому исследованию примыкают работы Т.Н.Вятчаниной и А.С.Щенкова, посвященные православному храмостроительству и связанным с ним проблемам образца, образа, символа, специфического отношения к тектонике и пластике архитектурной формы и т.п.

Средневековое творчество по образцу в контексте более общей проблемы наследования в ходе исторического процесса развития русского зодчества исследовалось Т.А.Славиной.

Можно назвать имена еще многих историков архитектуры, которые внесли большой вклад как в изучение отдельных памятников, так и в воссоздание общей картины развития русского средневекового зодчества. Их исследования служат необходимой опорой и в историко-градостроительном анализе.

Но более тесно данная работа связана с архитектурно-археологическими обследованиями территорий древнерусских городов, дающими богатый материал для суждений о характере их планировки и застройки, функциональном и социальном устройстве, о традициях ориентации в пространстве, о степенях устойчивости и изменчивости отдельных элементов городской ткани и т.п. Капитальные работы такого рода принадлежат М.Х.Алешковскому, А.В.Арциховскому, Л.А.Беляеву, А.Г.Векслеру, Н.С.Владимирской, Н.Н.Воронину, В.П.Даркевичу, М.К.Каргеру, А.Л.Монгайту, Е.Н.Носову, М.Г.Рабиновичу, П.А.Раппопорту, В.В.Седову, М.В.Седовой, П.П.Толочко, М.В.Фехнер, В.Л.Янину и др. Непосредственное отношение к изучению градостроительных традиций имеют исследования крепостного зодчества древней Руси С.Л.Агафонова, А.В.Воробьева, Н.Н.Воронина, А.Н.Кирпичникова, В.В.Косточкина, Н.П.Крадина, П.А.Раппопорта и др. Очень многое для построения обобщающей концепции дают историко-топографические исследования отдельных исторических городов, их детинцев и посадов, особенно если они сопровождаются реконструкциями дворовой застройки по Писцовым книгам и обмерным планам XVI--XVIII вв. Авторы таких исследований-- С.Л.Агафонов, С.К.Богоявленский, Н.Н.Воронин, Н.Н.Годлевский, Е.М.Караваева, В.В.Кириллов, П.А.Колесников, В.И.Кочедамов, В.М.Неделин, Н.А.Скворцов, Ю.П.Спегальский, А.И.Суслов, П.В.Сытин, В.И.Царев В.П.Шильниковская, А.С.Щенков, О.П.Щенкова и др.

Эти исследования генетически связаны с историческим краеведением, достигавшим высокого развития в середине XIX -- начале XX вв. Обстоятельные монографии и путеводители "по достопамятностям" Москвы С.П.Бартенева, И.Е.Забелина, И.М.Снегирева, аналогичные труды по некоторым другим городам -- А.С.Гацисского, Н.В.Закревского, Г.К.Лукомского, Н.Ф.Окулич-Казарина и пр. сыграли существенную роль в изучении русской средневековой градостроительной культуры.

И общие исторические труды, особенно те, в которых уделяется специальное внимание правовым нормам и бытовому укладу древнерусского общества, их самобытности и сходству с западноевропейскими аналогами, в частности, книги Е.Е.Голубинского, И.В.Дубова, М.А.Дьяконова, А.А.Зимина, К.Д.Кавелина, Н.Ф.Каптерева, Н.М.Карамзина, В.О.Ключевского, Н.И.Костомарова, А.В.Кузы, В.А.Кучкина, Ю.А.Лимонова, П.Н.Милюкова, Н.П.Павлова-Сильванского, А.Е.Преснякова, М.П.Погодина, Б.А.Романова, Б.А.Рыбакова, Д.Я.Самоквасова, А.Н.Сахарова, Н.В.Синицыной, Р.Г.Скрынникова, С.М.Соловьева, М.Н.Тихомирова, Б.Н.Флори, И.Я.Фроянова, А.Л.Хорошкевич, Л.В.Черепнина, В.Л.Янина и других оказываются востребованными при изучении градостроительных традиций и идеалов средневековой Руси.

Исключительно важны для данной работы исследования по истории культуры средневековой Руси. Среди них выделяются работы филологов, и прежде всего -- Д.С.Лихачева, которому удалось найти ключ к "Поэтике" не только древнерусской литературы, но и всей древнерусской культуры. Разработанные Д.С.Лихачевым принципы этикетности, абстрагирования, орнаментальности, метафоричности, стилистической симметрии, особого ощущения пространства и времени, монументального историзма и пр. имеют прямое отношение к зодчеству, а еще больше именно к градостроительству как синкретической форме созидательной деятельности. Вслед за Д.С.Лихачевым следует упомянуть С.С.Аверинцева, В.П.Адрианову-Перетц, А.С.Демина, В.В.Колесова, А.М.Панченко, Г.М.Прохорова, А.Н.Робинсона.

Особую группу составляют историко-философские исследования древнерусской культуры В.С.Горского, М.Н.Громова, Н.С.Козлова, А.Ф.Замалеева, Л.В.Полякова, К.В.Шохина. К ней примыкают работы В.В.Бычкова, посвященные анализу эстетической проблематики. В.В.Бычковым выявлены органические связи древнерусской культуры с византийской и в то же время показаны ее своеобразные черты, предопределенные стойкостью дохристианских пантеистических традиций.

Появление в отечественной науке семиотического направления исследований традиционной культуры связано с именем Ю.М.Лотмана. К этому направлению принадлежат труды, в основном, лингвистов и этнологов -- А.К.Байбурина, В.М.Живова, В.В.Иванова, Г.А.Левинтона, М.Б.Плюхановой, Н.И.Толстого, А.Л.Топоркова, В.Н.Топорова, Б.А.Успенского, Т.В.Цивьян и др. С одной стороны, очень яркие работы этих авторов приближаются к комплексным историческим исследованиям материальной и духовной культуры древней Руси И.У.Будовница, А.И.Клибанова, Б.И.Краснобаева, Б.А.Рыбакова, М.Н.Тихомирова, а с другой стороны, -- они смыкаются с этнографией и фольклористикой, представляемыми такими именами, как Е.В.Аничков, А.Н.Афанасьев, Ф.И.Буслаев, А.Н.Веселовский, М.М.Громыко, В.М.Жирмунский, Д.К.Зеленин, С.В.Максимов, Е.М.Мелетинский, С.А.Токарев, Н.Ф.Познанский, А.А.Потебня, В.Я.Пропп, О.М.Фрейденберг. Сюда надо добавить имена К.Леви-Строса, Э.Б.Тайлора, Дж.Фрэзера, М.Элиаде и др. Трудно переоценить значение этого круга работ для изучения древнерусской градостроительной культуры, ее архаических традиций и идеалов. Многие материалы, собранные вышеназванными авторами, проливают свет на традиционную систему освоения пространства, в том числе строительными средствами. Однако, сегодня остро недостает специальных исследований, посвященных интерпретации этих интереснейших материалов применительно к истории русской архитектуры и градостроительства. Представляемая работа направлена на посильное восполнение этого пробела.

В связи с затронутым вопросом о привлечении этнографических материалов к исследованию древнерусского градостроительства надо сказать и о важности изучения традиций сельского расселения и строительства населенных мест. В формах сельских поселений отыскивал истоки русских градостроительных традиций А.В.Иконников. В профессиональном архитектурно-градостроительном ключе большие и малые села и совокупности сел наиболее активно и плодотворно изучались и изучаются в настоящее время В.П.Орфинским с его учениками и коллегами -- И.Е.Гришиной, Т.И.Вахрамеевой, В.Ф.Гуляевым, П.П.Медведевым, В.Р.Рывкиным и др. Весьма ценными являются выявленные этими авторами устойчивые этнокультурные признаки в традиционно предпочитаемых разными по происхождению группами местных жителей архитектурных деталях и приемах объемно-планировочной организации поселений. Особенно полезны начатые по инициативе В.П.Орфинского комплексные архитектурно-этнографические исследования отдельных северных сел, представлявших собой целостные культурно-исторические общности. Большую работу по обследованию и графической реконструкции архитектурных ансамблей деревень и сел Россиийского Севера выполнил Ю.С.Ушаков. Его наблюдения и выводы имеют непосредственное отношение к характеристике традиционных для Руси градостроительных принципов.

Для осмысления закономерностей формирования и развития древнерусских градостроительных традиций необходимо обращение и к  общим работам по проблемам истории и теории культуры, искусства и, в том числе, архитектуры и градостроительства. Труды М.В.Алпатова, М.М.Бахтина, А.Г.Габричевского, Э.Гвидони, А.Грабара, А.Я.Гуревича, И.Е.Даниловой, М.Дворжака, А.К.Дживелегова, О.А.Добиаш-Рождественской, Т.Заребски, Г.Зельдмайра, В.П.Зубова, М.В.Зубовой, А.И.Комеча, Р.Краутхаймера, В.Н.Лазарева, А.Ф.Лосева, Э.Маля, К.Манго, Р.Маркони, И.Мейендорфа, К.М.Муратовой, Д.Оболенского, Э.Панофски, В.М.Полевого, В.Рауда, А.В.Рындиной, В.В.Соколова, В.В.Стоклицкой-Терешкович, О.В.Трахтенберга, З.В.Удальцовой, П.Франкля, Й.Хейзинга, Э.Эгля, Г.Эйкена, Е.П.Юваловой, К.Юнгханса и др. помогают проникнуть в духовный мир человека средневековой Европы и Византии и ознакомиться с градостроительными представлениями и реалиями, существовавшими параллельно с древнерусскими.

Раскрытие заявленной темы требует привлечения и работ по истории русского градостроительства Нового времени, особенно тех, которые посвящены проблемам преемственности, наследования традиций, возрождения "русского стиля", планировочной реконструкции исторических городов и реставрации памятников архитектуры. Здесь надо назвать имена Е.А.Борисовой, Н.Ф.Гуляницкого, Н.А.Евсиной, А.В.Иконникова, Г.З.Каганова, А.И.Каплуна, Е.И.Кириченко, М.Б.Михайловой, М.В.Нащокиной, Ю.В.Ранинского, Т.Ф.Саваренской, Т.А.Славиной, В.Л.Хайта, С.О.Хан-Магомедова, Д.О.Швидковского, О.А.Швидковского, А.С.Щенкова и др.

* * *

Итак, общая цель данной работы: выявление основных традиционных принципов и приемов, творческих установок и идеальных стремлений градостроителей средневековой Руси.

Для достижения этой цели необходимо решить следующие задачи: проанализировать наиболее существенные грани средневекового мировоззрения в связи с постановкой проблем архитектурно-градостроительной деятельности; установить характер взаимосвязей древнерусского города и природного ландшафта с учетом пантеистических традиций и христианских воззрений; выявить патриархально-общинные традиции формирования поселений древней Руси и проследить их эволюцию в процессе укрепления государственности; раскрыть специфику образного строя древнерусского города; определить принципы его архитектурно-пространственного единства; изучить исторический процесс развития древнерусского города и связанную с ним эволюцию традиционного мышления его создателей; дать общую сравнительную характеристику градостроительных концепций Средневековья и Нового времени.

Методика исследования основана на признании двуединой природы древнерусской градостроительной традиции -- как совокупности определенных местных обычаев и правил, реализованных в конкретных памятниках, и как идеальной образно-символической системы, имевшей универсальное и эпохальное значение. И именно общие, основополагающие принципы традиционной градостроительной культуры выдвигаются в данном случае на передний план.

Работа посвящена профессиональным градостроительным проблемам и в то же время строится как междисциплинарное исследование. Это необходимо для того, чтобы обнаружить внутренние органические связи между архитектурой, градо- и землеустройством и всей материальной и духовной культурой древнерусского общества.

Важной методической задачей было создание многоаспектного исследовательского поля, в котором совместились бы попытки взглянуть на изучаемые объекты и глазами современников, и глазами их предков, и глазами их потомков, людей иных эпох и иных культур, -- для того, чтобы уловить значимость тех или иных градостроительных явлений и заключенных в них внутренних тенденций к реализации давних идеалов или к закреплению новых смыслов, получающих развитие и усиление в дальнейшем. При этом в качестве опоры исследования необходим постоянный диалог между историческими эпохами и современностью, без чего невозможно сохранить аналитическую ясность и постоянство понятийного аппарата. Моей принципиальной установкой было неприятие терминов из других эпох и областей знания, поддержание общеупотребимых сегодня архитектурно-градостроительных понятий при разъяснении тех различий, которые вносил в их содержание ход истории.

Источники и материалы, привлекаемые для анализа, многообразны. Прежде всего, -- это реальные памятники архитектуры и градостроительства, сохранившиеся в той или иной мере, археологические материалы. Не менее важны письменные источники всех возможных жанров -- от летописных хроник, исторических повестей, воспоминаний путешественников -- до былин, сказок, загадок, пословиц и поговорок. Для анализа особенностей ориентации человека в городе, определения им степеней значимости городских пространств большое значение имеют Писцовые книги XVI--XVII вв. Многое дает анализ текстов "Домостроя", "Стоглава", "Соборных Уложений" и т.п. Необходимо привлечение библейских и евангельских текстов, святоотеческой и житийной литературы не только для раскрытия содержания конкретных архитектурных объектов, но и для воссоздания общей духовной атмосферы, в которой жили и творили люди эпохи Средневековья. Третью группу источников составляют иллюстративные материалы -- архитектурные фоны миниатюр, икон, фресок; исторические аксонометрические планы, гравюры, рисунки, лубочные картинки, наконец, фотографии XIX--XX вв., дающие представление об утраченных или изменивших свой облик памятниках, фрагментах исторической городской среды. Сюда надо добавить изделия прикладного искусства, тоже воспроизводящие архитектурно-градостроительные образы.

В этих иллюстративных материалах интересны отнюдь не только реалистические черты, помогающие понять, каковым был тот или иной объект в действительности. С этой точки зрения их информативность весьма ограничена. Плодотворнее представляется выявление в этом круге источников признаков того, как мыслили люди соответствующих эпох, в среде каких художественных образов и ассоциаций рождалась та или иная архитектурная форма, как осмысливалась и интерпретировалась она современниками, что было в ней, с их точки зрения, главным, а что -- второстепенным, необязательным, сокращаемым при уменьшенном воспроизведении.

Требуется также привлечение некоторых зарубежных архитектурных и изобразительных материалов для проведения сопоставительного анализа, который помогает выявлению универсальных и специфических особенностей русских традиций, вкусов и предпочтений.

Особую ценность для меня составили материалы археологических исследований Москвы, натурное знакомство с которыми оказалось возможным благодаря систематическим научным консультациям А.Г.Векслера и его коллег.

Текст данного пособия подготовлен на основании докторской диссертации в форме научного доклада, защищенной мной в 1998 г. 

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце