URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Крачковский И.Ю. Над арабскими рукописями. Листки воспоминаний о книгах и людях
Id: 49071
 
1399 руб.

Над арабскими рукописями. Листки воспоминаний о книгах и людях

1946. 168 с. Твердый переплет. Букинист. Состояние: 4+. .

 Аннотация

Книга виднейшего русского ученого, востоковеда-арабиста И.Ю.Крачковского (1883--1951), переводчика Корана, была написана в суровые годы войны и впервые вышла в 1945 году; в 1946 году увидело свет второе дополненное издание.

Это книга о редких арабских рукописях, найденных автором во время его путешествия по Востоку, о библиотеках, где они хранились, и о людях, которые были с ними связаны. Анализируя историю создания и содержания отдельных рукописей, Крачковский выходит на проблемы мировой культуры.

Рекомендуется арабистам, исламоведам, историкам науки и всем интересующимся научными мемуарами.


 Оглавление

Предисловие ко второму изданию
Прелюдия (1943)
I. В Рукописном отделе
 Пролог (1901)
 1.Старый апокриф (1906)
 2.Переводчик Крылова (1922)
 3.Современник Хулагу (1911)
 4."Заложник двойной тюрьмы" (1912)
 5.Из Сицилии через Персию в Петербург (1929)
 Эпилог (1941)
II. Из скитаний по Востоку
 1.Книги и люди (1908-1910)
 2.Грамматический трактат или антирелигиозный памфлет?(1910--1932)
 3.Ненаписанная диссертация (1910)
 4.Рукописи двух патриархов или сбывшееся предсказание (1900--1927)
III. Арабские писатели и русский арабист
 1."Философ долины Фрейки" (1910--1940)
 2.Каирский аристократ-"феллах"
 3.Полтавский семинарист
IV. В Азиатском музее
 1.Введение к легенде (1903-1934)
 2.Единственная рукопись и ученые "дванадесятъ язык"
 3.Современник первого крестового похода (1919--1921)
 4.Лоцман Васко да Гамы
V. В Университетской библиотеке
 1.Библиотекари и библиотека (1901--1930)
 2.Впервые оппонентом на диссертации (1914)
 3.От Каира до Волкова кладбища в Петербурге (1916--1930)
 4.Аль-Андалус и Ленинград (1906-1942
VI. "На ловца и зверь бежит"
 1.Бронзовые таблички из страны царицы Савской (1930)
 2.Письмо из Согдианы (1934)
 3.Куфический Коран и "бабушка-арабка" (1936)
 4.Пристав при Шамиле в Калуге (1928--1941)
VII. Тени предков
 1.Мученик арабской литературы" (1910)
 2."Тихий" Гиргас (1901--1941)
 3.Полвека над одной рукописью (1903--1938)
Финал. Requiem aeternam (1943)
Приложение. "Обязательность необязательного"
 Примечания
 Объяснение слов

 Предисловие ко второму изданию

Судьба этой книжки оказалась счастливой: я писал ее в суровые годы войны, но свет она увидела в знаменательные дни мая 1945 г., когда вся страна с торжеством встретила победное завершение подвига военных лет. Тяга к мирному труду, к прерванной работе над величественным зданием нашей культуры почувствовалась особенно сильно, и книжку дружественно приветствовал даже тот, кто был в жизни далек от арабских рукописей, кто никогда раньше не думал о восточной филологии. Письма и отзывы за полгода показали, что необходимо второе издание, что в нашей ширящейся культуре для книжки нашлось место.

Второе издание я готовил уже не в эвакуации, а в своей библиотеке, среди старых друзей -- рукописей и книг, переживших блокаду. Теперь я мог проверить даты, исправить неточности в цитатах, если погрешила моя память, внести ясность в отдельные детали.

Я дополнил книжку двумя циклами -- третьим и седьмым, написанными в других условиях, сравнительно с первым изданием. Я чувствую, что по стилю они иногда не похожи на прежние: в одном из них, может быть, слишком много цитат, много документов, языком которых говорить о самом себе мне было легче, чем собственными словами. Мне захотелось, чтобы в книжке об арабских рукописях прозвучал голос наших друзей, которых и теперь много в арабских странах.

Я не боялся, что в циклах, слагавшихся в разное время, не выдержан хронологический порядок, нет полного единства в манере изложения или встречаются иногда повторения. Ведь жизнь среди рукописей так же многообразна, как среди людей, и нет нужды воспоминаниям об этом придавать строгую последовательность или внешнюю стройность. Каждая глава писалась отдельно и носит самостоятельный характер; если они дополняют одна другую или перекрещиваются нередко в деталях, за это не посетует тот, кто будет читать книжку по частям.

Я очень благодарен всем отозвавшимся добрым словом или пожеланием на дорогие для меня мысли. Частичным ответом на некоторые пожелания и явились два новых цикла. Меня не осудят за то, что я сохранил основной стержень: везде я исходил из воспоминаний о рукописях и книгах, везде я говорил только о тех людях, к которым на жизненном пути меня привели рукописи и книги, старые и новые, арабские и русские.

И.Крачковский

Ленинград. Декабрь 1945 г.


 Прелюдия

Я прошу не смотреть на эту книжку как на личные мемуары автора. Я писал воспоминания не о самом себе, а об арабских рукописях, которые сыграли большую роль в моей жизни, которые мне посчастливилось найти или которые через мои руки вошли в научный мир.

Рукописи часто влекли воспоминания о разных библиотеках, где они хранились, о людях, которые были с ними связаны, и, конечно, о самом себе. Но не все это было основным. Мне прежде всего хотелось показать, что переживает ученый в своей работе над рукописями, немного приоткрыть те чувства, которые его волнуют и о которых он никогда не говорит в своих специальных трудах, излагая добытые научные выводы. Мне хотелось рассказать о радостях и огорчениях кабинетной работы, про которые многие и не подозревают, считая ее скучной, сухой, оторванной от жизни.

Может быть, в моем рассказе увидят слишком много сентиментальности и романтизма, но я не боюсь этого упрека: так я переживал свою работу и так о ней вспоминаю.

В этой книжке я не стремился сознательно к популяризации науки; для меня не важно, если читатель не запомнит отдельные факты или имена, которые в ней названы. Но я ограничивался материалом только из близкой мне сферы, о многом я писал теперь впервые, о многом иначе, чем раньше; может быть поэтому в книжке встретится изредка что-нибудь новое и полезное для науки. Однако дело не в этом. Для меня важно другое. Я не скрываю, что хотел немного пропагандировать свою область, полным голосом заговорить про восточную филологию. По мере сил я старался показать, что в ней работают люди не только потому, что к этому влечет их субъективный, как думают некоторые, странный вкус, что к ней стремятся не только любители экзотики или уходящие от жизни отшельники. Вспоминая свои переживания над рукописями, я не мог не говорить о том, как малейшая деталь работы здесь связывается с широкими вопросами истории культуры, как все в конечном итоге вливается в мощное движение на пути к высоким идеалам человечества.

Вот что всегда наполняло мои думы, и мне хочется, чтобы эти мысли нашли доступ в умы и сердца тех, кто будет читать книжку.

1 августа 1943 г. Санаторий "Узкое"

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце