URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Юрченко В.С. Простое предложение в современном русском языке (двусоставное именное, односоставное глагольное, односоставное именное)
Id: 49057
 

Простое предложение в современном русском языке (двусоставное именное, односоставное глагольное, односоставное именное)

1972. 276 с. Мягкая обложка. Букинист. Состояние: 4. .
Обращаем Ваше внимание, что книги с пометкой "Предварительный заказ!" невозможно купить сразу. Если такие книги содержатся в Вашем заказе, их цена и стоимость доставки не учитываются в общей стоимости заказа. В течение 1-3 дней по электронной почте или СМС мы уточним наличие этих книг или отсутствие возможности их приобретения и сообщим окончательную стоимость заказа.

 Аннотация

В книге рассматривается система синтаксиса простого предложения в современном русском языке. При этом предложение понимается как некоторое множество типовых структур, отличающихся друг от друга. Принимается гипотеза об основном типе предложения; в русском языке таковым, по мнению автора, является распространенное (двусоставное глагольное) предложение, которое распространяется за счет приглагольных членов. Как части единой комплексной проблемы рассматриваются противопоставления "двусоставное --- односоставное" и "глагольное --- именное" предложения.

Книга предназначена для студентов, аспирантов и преподавателей филологических факультетов пединститутов и университетов, а также для учителей школ и всех, кто интересуется наукой о языке.


 Оглавление

Введение. ОСНОВНОЙ ТИП ПРЕДЛОЖЕНИЯ (ОТП)
 Два подхода к предложению
 Гипотеза об основном типе предложения
 Анализ основного типа предложения
Глава первая. ДВУСОСТАВНОЕ ИМЕННОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ (ДИП)
 Нулевая (скрытая) ступень перехода ОТП в ДИП
 Первая ступень перехода ОТП в ДИП
 Вторая ступень перехода ОТП в.ДИП
 Третья ступень перехода ОТП в ДИП
 Элементы приглагольного члена (обстоятельство-дополнение) в процессе преобразования ОТП в ДИП
 Несколько замечаний о глагольном предикате
 Предикативное отношение
 Структура ДИП и части речи (вопрос о генезисе глагольной связки и краткого прилагательного)
Глава вторая. ОДНОСОСТАВНОЕ ГЛАГОЛЬНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ (ОГП)
 Грамматический субъект Sg
 Несколько общих замечаний о редукции Sg и образовании ОГП
 Определенно-личное предложение
 Обобщенно-личное предложение
 Неопределенно-личное предложение
 Безличное глагольное предложение (БГП)
 Общая характеристика БГП (процесс образования, внутренняя природа, положение в системе синтаксиса)
Глава третья. ОДНОСОСТАВНОЕ ИМЕННОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ (ОИП)
 "Следы" грамматического субъекта в структуре ОИП
 Сказуемое в структуре ОИП
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
УСЛОВНЫЕ ЗНАКИ
ЛИТЕРАТУРА

 Из Введения. Основной тип предложения


Два подхода к предложению

Особенностью предложения является то, что оно реально предстает в виде некоторого множества типовых структур, существенно отличающихся друг от друга. Поэтому главная трудность в исследовании предложения -- свести к единству все многообразие его разновидностей. В истории синтаксической науки можно наметить два подхода к решению данной задачи.

При первом подходе ставится цель -- найти абстрактно-всеобщие признаки предложения, то есть такие его свойства, которые непосредственно отмечаются у каждой разновидности предложения. Считается, что совокупность этих признаков составляет внутреннюю природу предложения, его сущность. Такой подход был закономерным этапом в истории синтаксической науки и привел к важным результатам. На путь поисков всеобщих признаков предложения в той или иной мере становились все крупнейшие отечественные языковеды, создавшие глубокие и оригинальные теории предложения'1. Важнейшими из таких признаков, которые легли в основу соответствующих синтаксических концепций, были: выражение через предложение актуального, или "психологического", суждения (Фортунатов); выражение через предложение виртуального суждения, или "коммуникации" (Шахматов); наличие в предложении финитного глагола (Потебня, Пешковский); отношение предложения к действительности (Виноградов). Названные признаки отражали действительные стороны предложения, поэтому созданные на их базе теории были ступенями в его познании. Различие между этими теориями во многом определялось тем, какая сторона предложения рассматривалась как его всеобщий признак.

Историческое значение синтаксических теорий прошлого коренится не в том, чем они отличаются друг от друга, а в том, чем они дополняют друг друга, поскольку они опираются на разные стороны объекта. А их историческая ограниченность состоит прежде всего в том, что каждая из теорий является односторонней, то есть рассматривает одну сторону объекта, но выдает ее за весь объект. Перед современной наукой о языке стоит задача -- создать такую синтаксическую теорию, которая будет учитывать все стороны объекта, то есть его структуру в целом. В этой теории будут синтезированы также и основные идеи синтаксических концепций прошлого. Однако данная задача не может быть решена методом, который сводится к поискам абстрактно-всеобщих признаков предложения.

Указанный метод внутренне противоречив: чтобы раскрыть природу предложения, исследователь отвлекает общие свойства от объектов, которые уже заранее рассматриваются как предложения. В этих условиях характер полученных свойств зависит от того, какие объекты включены в класс анализируемых. На протяжении истории грамматической науки класс предложений постепенно расширялся за счет единиц, лежащих все дальше от центра к периферии синтаксической системы, что вполне закономерно. Но это вело к тому, что выделяемые всеобщие свойства становились все более абстрактными и все менее специфичными для предложения.

При втором подходе к предложению ставится цель -- (1) найти его конкретно-всеобщую основу, то есть такой тип предложения, который служит базой существования для всех остальных его разновидностей, и (2) эмпирически "вывести" из основного типа предложения все его разновидности, раскрыв тем самым связь между ними. В этом случае специфические свойства предложения сначала выделяются у основного типа и только затем исследуется, как эти свойства изменяются при переходе от основного к производным типам предложения. Данный метод опирается на два принципа: 1) принцип системности (структурности) всего синтаксического объекта; 2) принцип синтаксической деривации, то есть производности от одной фундаментальной структуры всех остальных синтаксических структур.

Как соотносятся первый и второй подходы к предложению? Прежде всего, общеметодологической (философской) базой, на которую они опираются, является различное понимание природы всеобщего. Комментируя "Науку логики" Гегеля, В.И.Ленин писал о природе всеобщего, выделяя в ней два аспекта: "Прекрасная формула: "Не только абстрактно всеобщее, но всеобщее такое, которое воплощает в себе богатство особенного, индивидуального, отдельного" (все богатство особого и отдельного!)!!" При первом подходе к предложению всеобщее понимается как абстрактно-отвлеченное от всех единичных и особенных явлений свойство, на основании которого они мысленно объединяются в тот или иной класс. При втором подходе к предложению всеобщее понимается как закон существования, изменения и развития особенных и единичных явлений в их связи, взаимодействии и единстве 2. Отсюда при первом подходе акцент делается на выявление внешних различий и тождеств между разновидностями предложения. При втором же подходе упор делается на раскрытие внутренних связей между ними.

Хотя указанные два подхода к предложению во многом противоположны друг другу, в истории отечественной науки о языке нет синтаксических концепций и даже отдельных серьезных исследований, в которых тот или другой подход был бы представлен в "чистом" виде. Обычно один подход выступает как преобладающий, а другой присутствует в скрытом, неразвитом состоянии. При этом несомненно, что в традиционной грамматике господствующим был первый подход к предложению, а в современной грамматике все более господствующим становится второй подход. Первый подход к предложению исторически предшествует второму и подготавливает для него почву, выявляя последовательно одну за другой различные стороны синтаксического объекта, а второй подход, опираясь на достижения, добытые на первом пути, становится методологической базой для построения синтаксической теории, учитывающей все стороны объекта как единого целого.

Второй подход к предложению начал складываться давно, хотя окончательно не сложился и до сих пор. Так, уже Потебня, подчеркивая всеобщий характер признака глагольности, приближался к тому мнению, что предложения типа Пожар! Хорошо! представляют собой вторичное явление и должны быть выведены из глагольного предложения. Шахматов, рассматривая выражение логического суждения (коммуникации) через предложение как обязательный признак последнего, вместе с тем считал коммуникацию всеобщей основой, связывающей (правда, чисто механически) в единую систему разные структурные типы предложения. Особенно интенсивно начал проникать второй метод в синтаксические исследования в последние 15--20 лет, после того как языкознание стало ориентироваться в первую очередь на раскрытие отношений (связей) между элементами или сторонами своего объекта. Большая заслуга здесь принадлежит трансформационной (грамматике, с ее фундаментальной идеей о наличии в языке первичных (ядерных) и вторичных (производных) структур предложения. Второй подход к предложению можно обнаружить в идеях и построениях генеративной (порождающей) грамматики. В русле этого подхода находится также идея о парадигме предложения.

В данной работе, которая последовательно строится на принципах второго подхода к предложению, исследуются трансформации (преобразования) в области так называемых ядерных предложений. Автор исходит из того, что все типы и разновидности предложения, как бы сильно они ни различались, прямо или косвенно восходят к одной базисной синтаксической структуре -- основному типу предложения. Последний содержит общий для всех синтаксических структур грамматический инвариант. Отсюда важнейшая задача синтаксиста -- найти основной тип предложения (ОТП), вычленить его инвариантную структуру, рассмотреть объективно-языковой переход ее в производные (вторичные) типы и разновидности предложения, раскрыв тем самым связь между ними, то есть систему (структуру) синтаксиса. Полное решение этой задачи предполагает исследование не только внутренних связей предложения (отношение между элементами его грамматической структуры), но и его внешних связей (отношение предложения к системе частей речи, к лексической семантике и процессам словообразования, к знаковой ситуации и структуре мысли).

Гипотеза об основном типе предложения

Очевидно, ни у кого не вызовет возражений то обстоятельство, что при нахождении ОТП будет сделано предпочтение двусоставному предложению перед односоставным и глагольному -- перед именным, поскольку хорошо известно, что двусоставное глагольное предложение занимает господствующее положение в синтаксисе индоевропейских языков. Однако трудность проблемы коренится не здесь. Самым важным и сложным является вопрос о том, брать ли за исходное распространенное (двусоставное глагольное) предложение или же нераспространенное? Обычно при построении теории предложения исходят -- в явной или скрытой форме -- из нераспространенного предложения, то есть такого, которое состоит из двух главных членов: подлежащего (или грамматического субъекта) и сказуемого (или грамматического предиката). В отличие от этого полагаем, что основным типом предложения в современном русском языке служит распространенное (двусоставное глагольное) предложение, причем обязательно такое, которое распространено за счет приглагольных второстепенных членов -- обстоятельства и дополнения. Данное предположение вытекает из следующих соображений методологического, статистического и лингвистического характера.

Во-первых, нераспространенное предложение встречается в речи довольно редко, тогда как распространенное является количественно господствующим (см. ниже о результатах статистического анализа текста). Между тем известно, что с точки зрения методологической исходной "клеточкой" при исследовании (системных объектов должна стать именно та единица (структура), которая является самой обычной, самой массовидной.

Во-вторых, существует логической (методологический) закон, согласно которому часть всегда подчинена целому, а неполная, или сокращенная, структура всегда подчинена изофункциональной полной структуре. Поэтому (при анализе любой структуры необходимо исходить из ее полного состава, следовательно, структурные особенности части элементов выводить из особенностей целого, а не наоборот. В применении к нашему случаю это означает, что неполную структуру, или часть, "подлежащее -- глагольное сказуемое" надо рассматривать как подчиненную полной структуре, или целому, "подлежащее -- глагольное сказуемое -- приглагольный второстепенный член".

В-третьих, если будем основываться на нераспространенном предложении, то мы окажемся не в состоянии сделать переход от него к распространенному предложению. Иначе говоря, объективно не существует грамматического (формального) перехода от подлежащего и глагольного сказуемого к дополнению и -- особенно -- обстоятельству. Как известно, такой переход обычно трактуется как распространение смысла (лексической семантики), заключенного в главных членах предложения. Но такое толкование грамматиста удовлетворить не может. Напротив, переход от распространенного предложения к нераспространенному является простым и естественным: нераспространенное предложение есть сохраняющий свою структурно-языковую цельность речевой вариант распространенного.

В-четвертых, анализ показывает, что из распространенного (двусоставного глагольного) предложения могут быть логически выведены другие структурные типы предложения, и прежде всего такие важнейшие его типы, как двусоставное именное, односоставное (безличное) глагольное и односоставное (безличное) именное, тогда как из нераспространенного предложения другие типы получить нельзя. Данная работа и посвящена исследованию причин, условий и путей перехода распространенного двусоставного глагольного предложения в названные типы предложения. Но даже a priori видно, что нет логического перехода, скажем, от структуры типа Он пишет (подлежащее + глагольное сказуемое) к структуре типа Он писатель (подлежащее + именное сказуемое), поскольку первая состоит из двух элементов (ср.: Он пишет -- Он писал), а вторая фактически содержит три синтаксических компонента (ср.: Он писатель -- Он был писатель).

В-пятых, распространенное двусоставное глагольное предложение характеризуется тем, что в нем содержатся все пять членов предложения: подлежащее -- глагольное сказуемое -- обстоятельство -- дополнение -- определение, причем они выступают здесь в своей исходной типичной морфологизованной форме. С другой стороны, с этим типом предложения соотнесены основные (ядерные) части речи: существительное, финитный глагол, наречие и полное прилагательное.

В-шестых, общепринятый тезис "глагольное сказуемое служит конструктивным центром (ядром) структуры предложения" имеет смысл в том случае, если рассматривать его положение и роль в распространенном предложении, потому что только здесь оно действительно находится в центре структуры, поскольку окружено связанными с ним элементами с двух сторон; между тем в нераспространенном предложении глагольное сказуемое занимает периферийное положение (ср.: Сын учится хорошо и Сын учится).

В-седьмых, в синтаксисе на каждом шагу встречаются такие структуры или преобразования, которые могут быть объяснены только на базе распространенного (двусоставного глагольного) предложения. Так, обобщенно-личное предложение в качестве самостоятельного (не в составе сложного) существует только при наличии в нем приглагольных членов -- обстоятельств или дополнений (см. гл.II). Побудительные предложения типа Назад! В сторону!, которые следует признать структурно полными, но вторичными (производными), явно восходят в системе синтаксиса к приглагольному второстепенному члену, а следовательно, к распространенному предложению. Наиболее типичная синтаксическая трансформация -- активно-пассивная -- невозможна без приглагольного второстепенного члена -- дополнения (Плотник строит дом -- Дом строится плотником).


 Об авторе

Василий Семенович Юрченко (1927--1998)

Доктор филологических наук, профессор. Закончил Саратовский государственный университет им.Н.Г.Чернышевского. Около 40 лет проработал в Саратовском педагогическом институте, из которых 16 лет заведовал кафедрой русского языка.

В.С.Юрченко пришел в филологию, поработав перед этим народным судьей, и перенес в лингвистику строгость рассуждений, научную самостоятельность и глубину проникновения в проблему. В.С.Юрченко -- талантливый исследователь грамматического строя русского языка. Список его научных трудов содержит около 100 наименований. Настоящая книга представляет собой оригинальную, строго теоретически и эмпирически обоснованную концепцию о структурных типах простого предложения, системно связанных в единую синтаксическую парадигму. Это одна из ранних, но фундаментальных работ автора, до сих пор не потерявшая своей научной значимости.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце