URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Битнер В.В. Общество и мораль: Лекции по общественной этике профессоров Вольного университета общественных наук. Пер. с фр.
Id: 48043
 
186 руб.

Общество и мораль: Лекции по общественной этике профессоров Вольного университета общественных наук. Пер. с фр. Изд.2

URSS. 2007. 144 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-382-00377-1.
Книга напечатана по дореволюционным правилам орфографии русского языка (репринтное воспроизведение издания)

 Аннотация

Вниманию читателя предлагается книга, в которой собраны лекции о принципах социальной морали, прочитанные французскими учеными самых разных философских взглядов и направлений по приглашению Вольного университета общественных наук в Париже. И хотя авторы лекций получили полную свободу выбора темы и философского освещения предмета, они оказались согласны между собой в отношении ряда важнейших пунктов --- терпимости, свободы мысли, искренности, идеи долга, человеческого братства, а главное --- связи морали индивида с нравственностью всего общественного организма.

Книга будет интересна философам, историкам науки, социологам, а также всем, кто интересуется вопросами развития личности и общества.


 Оглавление

Предисловiе къ французскому изданiю Эмиля Бутру
I. Докт. Э.Дэльбэ: Общiя разсужденiя
II. Проф. А.Дарлю: Классификацiя моральныхъ идей настоящаго времени
III. Проф. Марсель Бернесъ: Моральное единство
IV. Пасторъ Вагнеръ: Какъ орiентироваться въ нравственныхъ понятiяхъ нашей эпохи
V. Патеръ Винцентъ Момюсъ: Справедливость и право
VI. Проф. Ж.Бело. Состраданiе и естественный отборъ
VII. Проф. Ж.Сорель: Этика соцiализма
VIII. Проф. Шарль Жидъ: Справедливость и Милосердiе
IX. Проф. Леонъ Бруншвиггъ: 0 радостяхъ
X. Проф. Рус. Школы Э.де-Роберти: Мораль и политика
XI. Проф. Р.Малапертъ: Индивидуальная и соцiальная мораль

 Анонс

В настоящей книге собраны лекции об общественной морали, прочитанные французскими учеными-гуманитариями по приглашению Вольного университета общественных наук (Париж). Известный французский философ Эмиль Бутру, написавший предисловие к книге, наметил в нем штрихи теории исследований в области морали, соответствующие духу статей, помещенных в книге.

Эмиль БУТРУ (1845--1921)

Известный французский философ-идеалист и историк философии, представитель спиритуализма. Учился в лицее Генриха IV, в Высшей педагогической школе. Получил степень агреже по философии (1868). Два года провел в Гейдельбергском университете, где слушал лекции по истории философии. В 1874  г. защитил докторскую диссертацию и начал читать курс философии на филологическом факультете в университете Монпелье, в 1876 г. перешел в университет Нанси. Позже преподавал в Высшей педагогической школе, сменив Альфреда Фулье (1877--1886), и в Сорбонне (1886--1902). Член Французской академии (1912), иностранный член-корреспондент Петербургской академии наук (1916). Кавалер ордена Почетного легиона. Оказал значительное влияние на французскую философскую мысль, в частности на работы Анри Пуанкаре, Пьера Дюгема, Анри Бергсона.


 Из предисловия к французскому изданию

Когда "Свободный коллежъ соцiальныхъ наукъ" решилъ предложить ученымъ самыхъ различныхъ философскихъ направленiй прочесть рядъ лекцiй о принципахъ соцiальной морали, предоставивъ имъ полную свободу выбора темъ и философскаго освещенiя предмета, то решенiе это было встречено, какъ будто, съ некоторымъ удивленiемъ. Къ чему, говорили себе некоторые, обнаруживать передъ публикой разнагласiе, которое царитъ между ученiями и касается самыхъ принциповъ нашего поведенiя въ жизни? Мораль прежде всего дело практики. Она больше нуждается въ авторитете, нежели въ теорiяхъ, и зрелище этйхъ разногласiй можетъ лишь дискредитировать ее и ослабить ея престижъ въ глазахъ присутствующихъ. Противоречiе, говоритъ Паскаль, является плохимъ признакомъ истины. Присутствующiе при жаркомъ диспуте обыкновенно не принимаютъ стороны ни одного изъ спорящихъ.

Но если, поборовъ наще естественвое пристрастiе къ предвзятымъ мненiямъ и общимъ сужденiямъ, мы подвергнемъ безпристрастной критике содержанiе этой книги, то заметимъ, что хотя каждый изъ авторовъ помещенныхъ здесь статей и не слушалъ лекцiй остальныхъ своихъ коллегъ, но темъ не менее все они оказались согласными между собой более, чемъ въ одномъ изъ важнейшихъ пунктовъ.

Прежде всего все они питаютъ одинаковое уваженiе къ человеческой душе и ея достоинству, одинаковое чувство серьезной ответственности, которое беретъ на себя всякiй, кто берется трактовать вопросы морали; все они проповедуютъ терпимость, свободу мысли, откровенность, искренность, идеи долга, добродетели, человеческаго братства; все они питаютъ одинаковое отвращенiе къ парадоксамъ и софизмамъ, которые подъ предлогомъ тонкости и научной безстрастности, затемняютъ самыя ясныя понятiя и ослабляютъ волю.

Все эти люди, столь различные между собою, поразителвно сходятся другъ съ другомъ въ моральномъ отношенiи. Это не внешняя черта, нестоющая вниманiя. Что составляетъ, въ самомъ деле, главное орудiе нравственности? Само ученiе? Да, конечно; но прежде всего человекъ. Воспитанiе, совершающееся подъ руководствомъ такого человека, какъ Сократъ, лучшей частью своей практической полезности обязано самой личности Сократа. Моральное воздействiе совершается въ сфере духовнаго общенiя.

Впрочемъ, было бы несправедливо сводить согласiе между авторами настоящихъ статей лишь къ сходству ихъ намеренiй и общихъ взглядовъ. Сами ученiя также имеютъ между собою много точекъ соприкосновенiя.

Къ числу ихъ прежде всего относится признанiе тесной связи между индивидуальной и соцiальной моралью, убежденiе въ томъ, что невозможно одновременно искать самоудовлетворенiя и выполнять свой долгь, и что нравственность составляетъ общественную сторону нашей жизни, даже всего нашего существа.

Сюда же относится и тотъ взглядъ, что понятiе морали не должно быть смутнымъ и общимъ, не зависящимъ отъ времени и места. Мораль, несомненно, имеетъ общiе принципы. Но принципы эти, особенно въ настоящее время, недостаточны. Мы хотимъ знать точно, въ чемъ состоятъ наши обязанности въ связи съ культурнымъ проiрессомъ и въ техъ частныхъ условiяхъ, въ которыхъ мы находимся. Съ этой целью, не пренебрегая высшими данными совести и разума, мы обратимся къ исторiи, къ наукамъ о физической и моральной природе, къ наблюденiю современнаго общества и почерпнемъ отсюда все элементы, которые они могутъ доставить намъ для того, чтобы конкретизировать моральныя понятiя, согласно нашимъ настоящимъ потребностямъ.

Но главнымъ общимъ пунктомъ является то убежденiе, что въ настоящее время для индивида меньше, чемъ когда бы то ни было возможно передать обществу или его представителямъ заботу о поддержанiи и прогрессе человеческой культуры. Въ наше время человечество этоуже не несколько людей, это -- мы все. Каждый изъ насъ имеетъ свою значительную долю власти и влiянiя. Нравственное паденiе индивидовъ неизбежно поведетъ за собой крушенiе соцiальнаго организма. Каждый изъ насъ долженъ носить въ себе, въ глубине своей воли и совести, этотъ внутреннiй принципъ повиновенiя долгу, который составляетъ самый существенный признакъ морали.

Сюда же относится, наконецъ, и та преимущественная роль, которая отводится действiю. Всякiй чувствуетъ, что мораль, какъ наука, совершенно безполезна, если она не претворяется въ практическiе результаты: воспитанiе разсудка и воли, уменьшенiе эгоизма и извращеннаго самолюбiя, прогрессъ справедливости и братства кь человеческихъ обществахъ. Но въ действiи нужно видеть не только объектъ морали. Оно представляетъ собою, въ известномъ смысле, ея двигатель и орудiе совершенствованiя. Подобно тому, какъ научные методы найдены были при отыскиванiи законовъ природы, такъ точно, работая надъ осуществленiемъ добра, мы приходимъ постепенно къ его определенiю. Бытiе во всемъ предшествуетъ познанiю, хотя познанiе, въ свою очередь, воздействуетъ на бытiе.

Во всехъ этихъ пунктахъ и во многихъ другихъ существуетъ поразительное согласiе между авторами всехъ статей, помещенныхъ ниже. И согласiе это прiобретаетъ всю свою ценность именно въ виду полнаго отсутствiя предварительной организацiи.

Было бы, однако, нелепо утверждать, что въ сравненiи съ этими общими пунктами, различiя не заслуживаютъ вниманiя, и мы не могли бы назвать иначе, какъ детской игрой, всякую попытку объединить между, собой все эти ученiя при помощи тонкихъ и сложныхъ толкованiй. Подъ серьезной и научной формой, присущей всемъ этимъ авторамъ, безъ труда можно открыть довольно несходныя направленiя; и если следовать имъ въ практическихъ примененiяхъ, то они привели бы къ трудно примиримымъ выводамъ.

Какъ относиться къ этому? Следуетъ ли пожалеть о такомъ резулътате? Напротивъ, онъ очень цененъ. Действителъно, въ моральной проблеме, ясно встающей передъ нашимъ обществомъ, современное состоянiе наиболее образованныхъ умовъ составляетъ одно изъ существенныхъ данныхъ. Ихъ разногласiе, поскольку оно существуетъ, должно бытъ измерено и принято въ разсчетъ. Опасно не знанiе этого разногласiя, а преднамеренное игнорированiе его, потому что подобное отношенiе къ вопросамъ морали можетъ привести къ тому, что мы будемъ принимать наши личныя мненiя за прiобретенныя истины, достойныя практическаго примененiя. Напротивъ, действительный авторитетъ будетъ принадлежать темъ правиламъ, которыя будутъ установлены просвещеннымъ сотрудничествомъ всехъ умовъ.

Какъ же должно совершаться это сотрудничество, чтобы иметь серьезные шансы на успехъ?

Прежде всего, необходимо разграничить, какъ две весьма различныя области, воспитанiе въ чистомъ смысле, въ особенности, элементарное воспитанiе, отъ научнаго изысканiя.

Никто не воспитываетъ, никто не имеетъ права воспитывать детей для себя, -- даже отецъ. Мы воспитываемь ихъ для поддержанiя и прогресса чсловечества, для общества и родины, для исполненiя обязанностей, ожидающихъ ихъ въ жизни. Отсюда следуетъ, что никто не имеетъ права прививать детямъ свои убежденiя, даже самыя дорогiя, только потому, что это его убежденiя: это значило бы подъ прикрытiемъ морали расширить права своей личности за ея естественные пределы. Но единственное средство для того, чтобы быть застрахованнымъ отъ смешенiя собственныхъ идей съ голосомъ разума и безпристрастной совести, состоитъ въ томъ, чтобы держаться правилъ, принятыхъ среди достойнейшихъ людей того общества, часть котораго мы составляемъ. Правила эти, несомвенно, не всегда очень точны и связны. Если приложить все старанiя къ тому, чтобы собрать эти правила, такъ, какъ они есть, въ ихъ наиболее совершенной и прекрасной форме, то они лредставятъ собою весь моральный опытъ нашей расы. И только этотъ опытъ можетъ служить, вообще говоря, въ деле воспнтанiя, которое мы даемъ нашимъ детямъ. Воспитатедь не долженъ стремиться къ новшествамъ и производить надъ своими воспитанниками ради своихъ индивидуальныхъ взглядовъ опытовъ для измеренiя могущества своего влiянiя. Настоящая роль его въ деле моральнаго воспитанiя заключается въ примере и самоотверженности.

Впрочемъ, не нужно забывать, что дело идетъ о действительной, а не о воображаемой жизни въ среде идеальнаго общества. А въ области действительности не только сложныя и спорныя истины, но и самыя элементарныя, самыя обыденныя изъ нихъ оспариваются на каждомъ шагу. Не нужно ни особенной глубины ума, ни знаний, почерпнутыхъ изъ высшихъ источниковъ, чтобы понять, что алкоголизмъ представляетъ собою порокъ гибельный, ведущiй къ вырожденiю. А какую огромную услугу оказалъ бы обществу тотъ учитель, которому удалось бы уберечь отъ этого порока своихъ воспитанниковъ! Конечно, низкiй моральный уровень множества людей имеетъ глубокiя и серьезныя причицы. Но онъ проистекаетъ также и отъ лености, отъ страсти къ удовольствiямъ, отъ эгоизма, вспыльчивости, жестокости, преклоненiя передъ деньгами, оть тщеславiя, зависти; словомъ, отъ всехъ гибельвыхъ страстей, опасное влiянiе которыхъ признается всеми. Возьмемъ хотя бы наиболее интеллигентныхъ людей, разве они руководствуются въ своихъ обыденныхъ поступкахъ настоящими принципами, рацiональными и философскими взглядами на направленiе человеческой жизви? Разве и имъ не случается опираться въ своихъ решенiяхъ даже по поводу очень серьезныхъ вопросовъ на самые элементарвые мотивы, лишь очень слабо возвышающiеся надъ теми мотивами, которыя управляютъ ограниченными умами. Разве не случается иногда, что замыселъ, требующiй огромнаго умственваго напряженiя, большихъ и подробныхъ знанiй, громаднаго труда, тяжкихъ и упорныхъ усилiй, внушающiй столько удивительныхъ комбинацiй, разве не случается, что въ конечномъ счете, если строго отличать цель отъ средствъ, онъ представляетъ собой мелкiй, эгоистическiй расчетъ, очень похожiй ва диктуемые честолюбiемъ и завистью поступки перваго встречнаго. Такой взглядъ на жизнь и на мiръ не отличается большой глубиною, и для оценки его законности, повидимому, достаточно лишь морали здраваго смысла. Когда воспитателю удастся предохранить вверенныхъ ему детей отъ всехъ пороковъ, осуждаемыхъ обыденной моралью, тогда, вполне естественно, онъ долженъ будетъ искать въ более глубокихъ теорiяхъ средства для того, чтобы повести своихъ воспитанниковъ къ высшему совершевству.

Но ясно, что практическое воспитанiе юношества не имеетъ ничего общаго съ научнымъ изысканiемъ. Те самыя правила, которыя ныне санкцiорированныя человеческимъ опытомъ, встречаютъ наше признанiе, являются плодомъ свободнаго и смелаго размышленiя, которое, съ своей стороны, служитъ хорошимъ урокомъ. То, что сделали наши предшественники, должны въ свою очередь сделать и мы, и такъ какъ человечество въ томъ или другомъ отношенiи безпрерывно меняется, то мы должны разсмотреть, какiя спецiальныя проблемы встаютъ въ данное время передъ нами и какiя решенiя лучше всего отвечаютъ нашему человеческому достоинству. Мораль, какъ мы это ясно видимъ въ настоящее время, не есть и никогда не будетъ законченной наукой. Она вредставляетъ собою овределенную потребность человеческаго духа, раскрывающуюся по мере того, какъ мы работаемъ надъ ея удовлетворенiемъ, и толкающую на новыя изысканiя по мере своего определенiя.

Можно ли сказать, какимъ образомъ и въ какомъ направленiи должны вестись эти изысканiя?

Одно, прежде всего, несомненно, что они должны быть совершенно свободны. Это вполне очевидно, потому что дело идетъ объ изобретенiи, въ некоторомъ роде творчестве; а условiемъ всякаго оригинальнаго творчества является полнейшая свобода.

Изъ этого замечанiя вытекаетъ тотъ выводъ, что мы должны привыкнуть къ обсужденiю принциповъ практической жизни, подобно тому, какъ обсуждаются и гипотезы естественныхъ наукъ. Борьба мненiй въ первомъ случае не должна удивлять и возмущать васъ больше, чемъ во второмъ. Разве моральныя проблемы легче проблемъ физическихъ; и разве кто-либо изъ насъ имеетъ въ этомъ отношенiи достаточное право обвинять въ недобросовестности всякаго, кто думаетъ не такъ, какъ онъ?

Эмиль Бутру
 
© URSS 2016.

Информация о Продавце