URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Бузгалин А.В. Ренессанс социализма (курс лекций, прочитанных в Молодежном университете современного социализма)
Id: 48039
 
899 руб.

Ренессанс социализма (курс лекций, прочитанных в Молодежном университете современного социализма). Изд.2, стереот.

URSS. 2007. 512 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-354-01162-9. Букинист. Состояние: 4+. .

 Аннотация

Перед Вами, читатель, первый в постсоветском пространстве курс лекций по современной теории социализма.

Эта книга необычна: в ней соединены наука и публицистика, фундаментальная теория и острейшие идейно-политические проблемы. Автор предлагает читателю вместе с ним понять, почему и как противоречия современного глобального мира рождают предпосылки перехода к новому, адекватно отвечающему на вызовы глобальных проблем, обществу --- социализму.

В данной работе, впитавшей достижения не только отечественной, но и мировой социалистической мысли, вы найдете анализ преступлений и достижений <реального социализма>, природы современного капитала и противоречий глобализации, анализ предпосылок и социальных сил рождения нового социалистического общества. Особое внимание уделено исследованию проблем соединения экономической эффективности и социальной справедливости, социального и культурного освобождения человека, преодоления всех форм отчуждения --- тех проблем возникающего постиндустриального общества, которые не смог решить <реальный социализм>, но которые может решить социализм будущего.

Книга построена на сочетании доступного, публицистически заостренного языка и фундаментально-теоретических разделов. В нее включены значительные фрагменты из работ отечественных и зарубежных теоретиков социализма, позволяющие полнее узнать современный спектр представлений и позиций по данной проблеме.

Для всех тех, кому не безразличны проблемы будущего мира и нашего Отечества.


 Оглавление

Предисловие
Введение
 1.Великая загадка всемирной истории: поиск справедливости
 2.Великая загадка всемирной истории: поиск свободы
 3.Величие утопии

I Понять мир, в котором мы живем

 Карл Маркс и Фридрих Энгельс. (Вместо введения к разделу)
1 Превратности метода (к критике диалектического материализма)
 1.1.Противоречия -- это жизнь
 1.2.Логика жизни и жизнь логики
 1.3.Видеть мир исторически
 1.4.Диалектика вредна конформистам
 1.5.Возвышенность материализма и прагматизм идеализма
2 Общество: критика исторического материализма
 2.1.Периодизация истории
 2.2.Общественно-экономическая формация: способ производства
  2.2.1.Материальное производство; производительные силы
  2.2.2.Системы производственных отношений и их структура
  2.2.3.Взаимодействие производительных сил и производственных отношений; еще раз о проблеме периодизации социально-экономического развития
 2.3.Общественно-экономическая формация: классовая борьба, политика, идеология
  2.3.1.Пролетариат и буржуазия. Социально-экономические основы классовой борьбы и "социального партнерства"
  2.3.2.Государство и идеология: механизмы классового господства или институты охраны общества?
  2.3.3.Идеология и культура: интеллигенция в антагонистических обществах
 2.4.Цивилизационный подход: противоположность или дополнение исторического материализма?
 2.5.История: прогресс или регресс?
3 Человек. Апология творческого марксизма
 3.1.Тайна человеческого "Я"
 3.2.Отчуждение: человек-марионетка?

II Анатомия капитала

1 "...Впервые критически доказано мною" (О важнейших открытиях "Капитала" Карла Маркса)
 1.1.Микроанатомия буржуазного общества, или Открытие экономической клеточки
 1.2.Закон прибавочной стоимости, или Открытие капитализма
 1.3."Всеобщий и абсолютный закон", или Предсказание взрыва
2 Капитализм XX века: от колониальных империй к глобальной гегемонии
 2.1.Основные этапы исторической эволюции "позднего" капитализма
 2.2.Анатомия власти (как глобальный капитал подчиняет себе человека и общество)
3 Россия: мутации "позднего" капитализма

III Необходимость и движущие силы рождения социализма

1 Это сладкое слово "свобода"
 1.1.Так что же такое свобода?
 1.2."Свобода от" и "свобода для": познание мира и возможность изменять его по его же законам как позитивная свобода
 1.3.Позитивная свобода: кто и как творит историю (ассоциированное социальное творчество и его субъект; свободная ассоциация)
 1.4.Еще раз к проблеме творчества: Истина, Добро и Красота как Alter Ego позитивного освобождения. Свободное гармоничное развитие личности
2 Революции как путь к "царству свободы": социальные отношения и креатосфера, трудящиеся и интеллигенция
 2.1.Социальное творчество и развитие культуры: диалектика взаимодействия
 2.2.Революция как праздник: диалектика созидания и разрушения
 2.3.Социальная революция как временное торжество царства свободы: противоречия социальных революций
 2.4.Революция как творчество трудящихся
 2.5.Революции как локомотивы истории; революции и реформы
3 Или социализм, или стагнация: объективные предпосылки генезиса нового общества ("по ту сторону" общественной экономической формации и капитализма)
 3.1.Общественно - экономическая формация как целое
 3.2.Обобществление и информационная революция: рынок должен уйти в прошлое
 3.3.Homo creator versus homo economicus: свободное развитие человека несовместимо с эксплуатацией (противоречия отчуждения и перспективы освобождения труда)
 3.4.Социальная справедливость: мечта или объективная потребность современного производства
  3.4.1.Социальная справедливость: что это такое?
  3.4.2.Противоречие экономической эффективности и социальной справедливости
  3.4.3.Социальная ориентация экономики -- важнейшее средство решения глобальных проблем
  3.4.4.На ошибках тоже надо учиться, или о преодолении асоциальности экономики "реального социализма"
 3.5.Социализм должен дать ответ на вызов глобальных проблем и обостряющихся политических противоречий
4 Социальные силы освобождения: кто сможет совершить подвиг освобождения человечества?
 4.1.Штрихи к социальному портрету "позднего" капитализма
 4.2.Субъект социалистических преобразований: кто он?
 4.3.К проблеме стратегии борьбы за освобождение труда

IV На пути из "царства необходимости" в "царство свободы"

1 "Реальный социализм": трагедия и подвиг
 1.1.Штрихи истории "реального социализма"
 1.2.Апология экономики "развитого социализма" и реалии мировой социалистической системы
 1.3.Анатомия бюрократизма
 1.4."Хомо советикус" (социально - политическая и культурная жизнь "реального социализма")
  1.5.Так что же это было? (К теории мутантного социализма)
2 Еще раз о предпосылках "царства свободы" и причинах побед и поражений социалистических движений XX века
3 Контуры грядущего. Коммунизм как закономерный этап прогресса человека
 3.1.Ответ на вызовы глобальных проблем
 3.2.По ту сторону рынка и бюрократического планирования: генезис самоуправления и демократического регулирования в общественном масштабе
 3.3.Развитие самоуправления: химера или реальная тенденция?
 3.4.Сущность и принципы самоуправления
 3.5.По ту сторону эксплуатации: формальное и реальное освобождение труда
4 Социализм, каким мы его видим сегодня
 4.1.Эпоха побед и поражений
 4.2.Мир творцов и социальных новаторов
 4.3.Служанка социального прогресса (эскизы социалистических экономических отношений)
  4.3.1.Национализация и обобществление на деле
  4.3.2.Социализм: рынок и пострыночные отношения
  4.3.3.Социализм: отношения собственности
  4.3.4.Социализм: распределение
 4.4.На пути от буржуазной демократии к самоуправлению народа
Перспективы социализма в России. Вместо заключения
 1.Демократические левые России: программные ориентиры
 2.Типологизация левых сил в России и ближайшие задачи сторонников коммунистического обновления
Литература

 Предисловие

Уважаемый читатель!

Книга, которую вы сейчас держите перед собой, необычна: в ней соединены наука и публицистика, фундаментальная теория и острейшие идейно-политические проблемы. Я назвал ее "Ренессанс социализма", и она действительно посвящена проблемам рождения социализма новой эпохи, а именно: -- рождения общества, преодолевающего ужасы ГУЛАГов и бестолковость "экономики дефицита", но воссоздающего на новой основе высочайшие достижения культуры, науки, образования, человеческого достоинства советских людей; общества, создаваемого снизу самими трудящимися, а не насаждаемого сверху силой; общества, впитывающего все достижения мировой культуры и обеспечивающего простор для освобождения, а не коллективного закабаления Человека; -- нового витка социального творчества трудящихся, самостоятельно, снизу изменяющих этот мир, в котором тесно человеку, не желающему плыть "по течению", подчиняясь правилам "войны всех против всех" с единственной целью -- власти, денег и обывательской сытости; творения истории, извлекающего уроки из ошибок и преступлений прошлого, рожденных и прямым перерождением, и предательством, и недомыслием, и "нетерпением сердца"; борьбы и созидания, наследующих энергию и творческое горение парижских коммунаров, героев Гражданки и Великой Отечественной, интербригадовцев и коммунистов-подпольщиков; -- ренессанса теории, способной не выдумать, но объективно исследовать предпосылки рождения нового общества, не догматической, но способной к постоянной диалектической самокритике, находящейся в творческом диалоге с другими научными направлениями и школами и бескомпромиссной полемике с любым мракобесием.

Именно таков возможный ренессанс социализма -- новой волны социального творчества, нового общества, новой теории.

Автор предлагает читателю вместе с ним понять, почему и как противоречия современного глобального мира рождают предпосылки перехода к новому, адекватно отвечающему на вызовы глобальных проблем, обществу, где власть рынка и бюрократии, денег и mass-media, капитала и военщины должна уступить место свободному гармоничному развитию личности человека -- социализму.

Эта книга возникла тоже необычно: она писалась не в тиши кабинета, а урывками, в перерывах между основными делами -- научной, преподавательской, общественно-политической деятельностью, как правило, во время многочисленных поездок автора по стране и миру. Некоторую часть текста составляют написанные автором ранее работы, но преимущественно эта книга -- новые тексты и расшифровки лекций, прочитанных мною в Молодежном университете современного социализма (МУСС). О нашей "Мусе" и ее организаторах я хотел бы сказать несколько слов особо. Это работающий вот уже более 5 лет проект, реализуемый группой молодых ученых и активистов демократической социалистической ориентации исключительно на добровольных началах. Они создали наш Университет буквально на пустом месте, а сейчас это уже стабильный лекторий, где 2--3 раза в неделю мы -- очень солидные профессора и совсем молодые ученые -- читаем (естественно, бесплатно) лекции для молодежи. Многие из этих лекций, прочитанных мною в Москве, в МУССе, а так же других городах нашей страны и за рубежом, были расшифрованы активистами и студентами "Муси", затем отредактированы мною и стали основой данной работы.

Автор сделал все возможное для того, чтобы книга впитала в себя достижения не только отечественной, но и мировой социалистической мысли XX--XXI веков, чтобы вы, читая ее, смогли ознакомиться с современной, а не наиболее известной до сих пор сталинской версией теории социализма.

В этой работе вы найдете введение в диалектику и неомарксистскую философию истории, анализ преступлений и достижений "реального социализма", исследование природы современного капитала и противоречий глобализации, предпосылок и социальных сил рождения нового социалистического общества, спектр современных представлений о социализме как обществе, единственно способном решить проблемы органического соединения экономической эффективности и социальной справедливости, социального и культурного освобождения человека, преодоления всех форм отчуждения -- тех проблем возникающего постиндустриального общества, которые не смог решить "реальный социализм". При этом автор менее всего стремится рисовать некоторые прекраснодушные картины будущего "земного рая": моей задачей был и остается анализ реальных тенденций реального общества в его историческом развитии и выведение, исходя из этой, сугубо материалистической основы, некоторых тенденций рождения будущего общества.

Книга построена на сочетании доступного, публицистически заостренного языка и фундаментально-теоретических разделов. В нее включены значительные фрагменты из работ отечественных и зарубежных теоретиков социализма, позволяющие читателю полнее узнать современный спектр представлений и позиций по данной проблеме. Завершает работу список литературы, которую автор рекомендует прочесть тем, кто хочет познакомиться с социализмом как феноменом общественной практики и теории не только XIX и XX, но и XXI века.

* * *

Рождение этой книги стало возможным благодаря прежде всего тому духу социалистической убежденности, который я буквально впитал с молоком матери -- именно родители заложили основу моего нынешнего мировоззрения.

Что же касается самого текста, то его появлению на свет автор во многом обязан своим товарищам и коллегам. Прежде всего, всем тем студентам, активистам и организаторам МУСС, кто помог расшифровать лекции, подобрать необходимые материалы, провести другую работу. Таких добровольных помощников было много, но основная тяжесть легла все же на плечи Дмитрия Федорова и Вячеслава Сачкова. Огромную работу по "доводке" книги проделали ее рецензенты -- профессора Л.П.Катлинская, М.И.Воейков и Л.Г.Истягин. Они не только высказали некоторые содержательные замечания, но и скурпулезно проэкзаменовали текст, что помогло автору избежать многих огрехов.

Эта работа, как и большинство других текстов автора, написана на основе совместных исследований и разработок автора и моего старого друга и товарища А.И.Колганова, высказавшего, кроме того, много очень важных замечаний по содержанию и форме работы, и в постоянных диалогах с Л.А.Булавка -- именно ее творческий, научно-художественный взгляд на проблему социализма стал тем вдохновляющим началом, который сделал эту книгу не только сухим политико-экономическим материалом, но и (в той мере, в какой это удалось автору) отражением социализма как социокультурного феномена, в центре которого стоит именно Человек.

Всем Вам, мои дорогие друзья, коллеги и товарищи, я выражаю свою огромную благодарность.


 Введение

Сегодня, после кризиса и распада мировой социалистической системы, когда мы едва перешагнули рубеж двух тысячелетий, возврат к проблемам социалистической теории, да еще и в произведении, претендующем на роль курса лекций для молодежи, -- все это выглядит по меньшей мере странным, несвоевременным, а может быть, и устаревшим. Тем не менее, автора привлекает возможность переосмыслить старые догматические представления, отделить зерна от плевел, выделить позитивные, творческие достижения предшествующих мыслителей, общественных деятелей, ученых, тех, кто свою жизнь, свои размышления, свои судьбы связал с социализмом: социализмом как идеей, социализмом как практикой, социализмом как образом жизни. Эти слова, может быть, покажутся чересчур патетическими. За ними стоит опыт жизни автора, его близких, его друзей, его товарищей. И, что гораздо важнее, за этими словами стоит опыт жизни, опыт борьбы, побед, поражений, трагедий, преступлений сотен миллионов граждан планеты Земля. Просто так отмахнуться от этого опыта было бы преступлением.

Более того, открытой является проблема действительной возможности и необходимости социалистических преобразований в ближайшем будущем. Эта проблема не устарела хотя бы потому, что до сих пор движения, стремящиеся создать новое общество -- общество более справедливое, общество более свободное -- остаются существенной частью общественной жизни человечества.

Массовые демонстрации "антиглобалистов" и новые волны забастовок; открытые акции гражданского неповиновения (как, например, в Аргентине в 2001--2002 гг.) и мирное (но сколь напряженное!) строительство социализма на Кубе; "рядовая" интеллигенция, в значительной своей части до сих пор сочувствующая социалистическим идеям; тысячи книг, которые ежегодно появляются и в которых всерьез анализируются проблемы социалистической теории; сотни журналов, которые обсуждают эту проблему. И, наконец, по-настоящему талантливые, веселые, счастливые, интересные люди -- тысячи таких людей, с которыми автору приходилось встречаться едва ли не в двадцати странах мира. Все они "живут социализмом" как практикой, как теорией. Это важная часть их образа жизни.

Так что же это такое -- социализм?

Со слов "социализм умер, да здравствует социализм" я начал свое выступление на одной из крупнейших международных конференций -- конференции ученых-социалистов Соединенных Штатов Америки во время первого визита в эту страну, в 1992 году. С этих слов я хочу начать и мою книгу.

Мне не хочется повторять все, что было сказано о социализме в старых учебниках научного коммунизма, хотя далеко не все из того, что там было написано, следует считать всего лишь набором догм и идеологических штампов. Там многое было сказано по делу. И все-таки вполне естественно желание преодолеть старые подходы, связанные с идеологией и практикой сталинизма и брежневизма. Мы хотим преодолеть это, но мы хотим и стать наследниками достижений этих эпох. Социализм -- это не сталинские ГУЛАГи, это не маразм выживших из ума руководителей Коммунистической партии Советского Союза, о которых до сих пор рассказывают анекдоты. Социализм -- это серьезное общественное течение и широкий спектр теоретических идей, которые разрабатываются на протяжении многих столетий.

Итак, что же это такое -- социализм?

Великая загадка всемирной истории: поиск справедливости

В сегодняшнем мире проблема социальной справедливости подчас воспринимается как всего лишь дань слабым. В самом деле, на первый взгляд, мир рынка, мир капитала, который мы можем отчасти наблюдать в нашей собственной стране -- этот мир как будто бы дает возможность каждому пробиться, самому сделать свою жизнь, добиться успеха. Во всяком случае, такова видимость. Каждый сам за себя, один бог за всех. Эту пословицу довольно легко усвоило российское общество и значительная часть молодежи -- в первую очередь. Усвоила, прожив едва ли десять лет в условиях так называемых "реформ". Но большинство по-прежнему от этих реформ не столько выиграло, сколько проиграло. И хотя мы все рады, что прежняя экономика дефицита и тоталитарная политическая система ушли в прошлое, но даже по сравнению с этим, не эффективным в экономическом отношении, далеким от подлинной справедливости в социальном отношении, не свободным в политическом отношении, даже по сравнению с этим миром "реального социализма" сегодняшняя система для многих оказалась худшим общественным строем.

Почему? Почему до сих пор, равно как и тысячелетия назад, люди размышляют и мечтают о социальной справедливости? Почему не удовлетворяет лозунг: каждый сам за себя и только слабым, престарелым, детям нужна минимальная социальная защита?

Прежде чем начать размышлять на эту тему, нам хотелось бы усомниться в корректности тезиса о возможности в мире рынка, в мире капитала свободного, ничем не ограниченного "делания" своей жизни, своей карьеры, своего богатства. Первый раз, когда у меня возник спор на эту тему со своими коллегами, мне друзья по левому движению рассказали известный на Западе анекдот про молодого человека, ставшего миллионером буквально в течение месяца. К нему приходит журналист и спрашивает, каким образом ему это удалось. Молодой человек объясняет, что он пошел на базар, купил такие помятые, грязноватые яблоки, принес их домой, вымыл и продал вдвое дороже, выручив таким образом 5 долларов. На следующий день он снова пошел на рынок, купил в два раза больше помятых, грязных яблок, принес домой, вымыл, привел их в товарный вид, продал и получил уже 10 долларов. И так продолжалось в течение недели, а через неделю умерла его прабабушка и оставила наследство в 10 миллионов.

Как мы уже потом узнали, этот анекдот рассказывают на Западе в течение последних ста лет, и он является весьма точным слепком с реальных возможностей для быстрого делания денег. Исключения существуют, но эти исключения скорее напоминают возможность выигрыша в лотерею. Конечно, шансы пробиться наверх для нескольких процентов "рядовых" граждан существовали во все времена, в любой общественной системе. Были такие шансы у "рядовых" даже при сталинщине, но какими методами?! Этот вопрос для нас очень важен! Ведь самым доступным тогда методом "пробивания" были доносы. Разумеется, были и тогда всемирно известные фигуры, такие, как Чкалов, которые добивались успеха героическим трудом и подвигом. Такие возможности существовали на самом деле и в феодальном обществе. Кто из нас не читал романов о провинциалах, приезжающих в Париж для того, чтобы сделать карьеру, пробиться наверх?

И тем не менее путь наверх для "рядовых" был и остается исключением в мире, который мы назовем "царством необходимости", в мире, который предшествует социализму, в мире, в котором мы живем до сих пор.

Но все же важно то, что в буржуазном мире реальные возможности человека пробиться к богатству, к власти, оказаться влиятельным, сделать карьеру, как правило, пропорциональны тем деньгам, которыми он владеет. Формально мы голосуем на политическом рынке на равных основаниях, каждый из нас имеет один голос. Однако не секрет для каждого, кто хоть немножко наблюдал за избирательной компанией в России или в другой стране мира, что тот, у кого на счету лежит несколько сотен миллионов, а то и миллиарды долларов, имеет при решении вопросов власти гораздо больше "рук", чем тот, у кого в кармане -- только заработная плата.

А уж об экономической жизни рынка и говорить нечего: здесь очевидно, что каждый голосует уже не "руками", а деньгами. И чем больше у тебя денег, тем больше у тебя прав и возможностей.

Еще одно, что заставляет нас усомниться в справедливости мира, где каждый сам за себя и может как бы на равных делать карьеру -- это феномен частной собственности. Традиционное представление о мире равных возможностей базируется на том, что каждый приходит в этот мир с равными (не формально, а действительно равными!) стартовыми возможностями. Но так ли это? Если один имеет богатых родителей, которые могут оплатить его образование, передать ему по наследству свой семейный бизнес, купить шикарную квартиру и многое другое, то это один стартовый уровень. Другой стартовый уровень -- ребенок, оставшийся без родителей (сегодня в России это все более и более становится правилом, а не исключением), или ребенок, родители которого едва могут обеспечить семье прожиточный минимум. Существует ли равенство стартовых возможностей, если существует частная собственность и право наследования? Это риторический вопрос, ответ на который известен.

Наконец, пожалуй, самое главное: современный мир, будь то Россия или Соединенные Штаты Америки, Бангладеш или ФРГ, -- это мир, где уже давно ушла в прошлое модель свободной конкуренции на равных началах, на открытом и справедливом рынке. Сегодняшний мир -- это мир транснациональных корпоративных структур, гигантских монстров, которые держат в своих руках десятки и сотни миллиардов долларов, если мы говорим о западных транснациональных корпорациях, сотни миллионов и миллиарды долларов, если мы говорим о кланово-корпоративных структурах России. Если же добавить к этому гигантский государственный бюрократический аппарат (а в нашей стране он возрос сегодня до небывалых масштабов), если добавить к этому сохранение полуфеодальных клановых традиций, традиций полурабства, зависимости от начальника, босса, верхушки, клана, организованную преступность и т.д., и т.п., что особенно характерно для многих республик бывшего Советского Союза, -- если сделать все это, то окажется, что идеал свободного равноправного соперничества, который выглядит антитезой социальной справедливости, крайне далек от реальной жизни.

Итак, этот мир несправедлив. Но что такое справедливый мир и почему люди стремятся к нему?

Не будем спешить с ответом на этот вопрос. Это дело не введения, а гораздо более серьезных размышлений. Мы хотим лишь заострить проблему: что-то в этом мире не так, что-то мешает многим из нас чувствовать его справедливым, и это "что-то" мешает не только нам, это "что-то" мешало нашим дедам и прадедам еще столетия назад.

А началось движение в этом направлении едва ли не с первых мировых религий.

Автор этой книги менее всего намерен писать апологию религиозных догм. И тем не менее он не может не отметить, что за любой мировой религиозной системой скрыто, кроме всего прочего, еще и стремление обездоленных, угнетенных найти справедливость и защиту если не в этом мире, то на небесах. Забудем на время об этой "детали": если не в этом мире, то на небесах. Нам важно другое: стремление найти справедливость, которое возникло два тысячелетия назад, если говорить о христианской религии, чуть позже, если говорить об исламе, еще раньше, если говорить о религиях Востока; стремление добиться действительного равенства, справедливости и защиты для бедных, для угнетаемых, для тех, кто обречен на существование внизу, в гетто отсталости общества, на вершине которого находятся власть, богатство и, как ни странно, обслуживающая их "элитная" интеллигенция. А еще эти религии обещали (опять же, где-то там, по ту сторону бытия) человеку свободу -- от угнетения, голода, произвола (о великом таинстве свободы -- чуть позже).

Несмотря на то, что главным в религиозных поисках справедливости и свободы было стремление уйти в другой, существующий вне социума (в раю или где-то еще) мир, где возможна справедливость, несмотря на это даже для земной жизни эти религии пытались ввести некоторый набор правил, тяготеющих к социальной справедливости. Наверное, первое, что придет на ум каждому из читающих эти строки, знаменитое: "легче пролезть верблюду через игольное ушко, чем богатому попасть в рай". А может быть, фраза об изгнании торговцев из храма или другие не менее известные заповеди, которые можно найти практически в любой мировой религии. Все они критически относятся к богатству, к власти, к возможности получения того и другого путем обмана, убийства, насилия или любыми другими методами, включая торговлю (не случайно, повторим, торговцев изгоняли из храма).

Формы обретения богатства, ведущие к социальной несправедливости, начиная от торговли и кончая насилием, расценивались мировыми религиями (во всяком случае, поначалу) как несправедливые. Почему? Почему угнетенные стремились изменить эту жизнь? Только ли потому, что они завидовали богатым? Да, это объяснение, наверное, имеет под собой основания, и оно не случайно возникает в голове: и восстания рабов, и крестьянские бунты, как правило, завершались, прежде всего, некоторым перераспределением богатства. Но не только.

Мир менялся, и императив социальной справедливости лежал в основе не только бунта. Он лежал и в основе буржуазных революций, которые помогли сдвинуться от рабства и феодально-крепостнической зависимости к относительно более справедливому и более свободному буржуазному миру. Он оказался основой для массовых движений в буржуазную эпоху, когда профсоюзы, социал-демократические партии и другие движения трудящихся привели к возникновению механизмов социальной защиты, без которых сегодня немыслима жизнь в развитых странах с рыночной экономикой и парламентской политической системой.

Итак, можно считать, что презрение к богатству, акцент на справедливости, на некоторых моральных заповедях, вступающих в явное противоречие с миром насилия, миром жесткой конкуренции, где каждый сам за себя -- все это выражает и те всплески поиска справедливости, которые присущи человеку испокон веку.

По-видимому, здесь есть проблема, которую мы должны решить. Мы должны найти некоторые реальные и материальные основания для этих поисков. Мы должны объяснить, почему они возникали и почему до сих пор не увенчались победой мира справедливости. Мы должны выяснить, возможна ли такая справедливость в принципе, или это всего лишь абстрактная мечта.

Не только религии были и остаются сферами поиска социальной справедливости. Целый ряд реальных общественных движений сделал и продолжает делать многое для того, чтобы в реальной жизни, в экономике происходило определенное перераспределение богатства в пользу тех, кто находится внизу общества, что является социально справедливым также с точки зрения господствующих при капитализме морали, идеологии, социальных отношений. Что сегодня делают профсоюзы, как не обеспечивают защиту наемного работника и гарантию его труда, его заработной платы? В большинстве развитых стран (но в гораздо меньшей степени в России) существует, например, такой феномен, как коллективный договор, когда на протяжении года работодатель (частный собственник или другой хозяин фирмы, где мы работаем) не может изменить условия занятости, просто так выгнать работника, снизить заработную плату, ухудшить условия труда. Он обязан соблюдать определенные правила безопасности, санитарные и гигиенические нормы и многое-многое другое (последнее, возможно, покажется несколько скучной материей для школьника или студента, но для человека, который вкалывает в грязном задымленном цеху, это отнюдь не абстрактный тезис).

Не забудем и о том, что ныне в большинстве развитых стран (но не в России) существует прогрессивный подоходный налог. Это значит, что если вы имеете малые доходы, то платите всего лишь несколько процентов в государственный бюджет, но если вы получаете, скажем, более 100 тысяч долларов в год, то отдадите туда уже 40, а то и 50 процентов своего дохода. И эти деньги (кроме тех, конечно, которые будут пожирать бюрократия, милитаризм и пр.) пойдут на обеспечение медицинского обслуживания, на бесплатное образование (хотя бы на уровне школы) и т.д.

Случайно ли это? Почему богатые вынуждены делиться с бедными? И это реальный экономический механизм, который общество сформировало к XX веку. Итак, есть такая реальная проблема, есть такой реальный процесс -- борьба за социальную справедливость.

Но в целом мир был и остается таким, что в нем постоянно возникают богатые и бедные, т.е., социальная дифференциация. Один имеет огромную собственность, а другой лишен всего, кроме своих собственных рук, которыми он может что-то сделать, и головы, при помощи которой он может что-то интересное создать. Почему? Справедливо ли это? Вновь и вновь мы задаем этот самый вопрос.

Великая загадка всемирной истории: поиск свободы

Социализм как теория и как практика всегда был связан не только с проблемой справедливости, но и с проблемой свободы. Это сладкое слово "свобода" будоражило умы не только молодых, но и стариков, не только наших с вами современников, но и тех, кто родился тысячелетия или столетия до нас. Почему? И кто свободен? На первый взгляд, свободным можно стать только тогда, когда у тебя много денег. Даже Франсуаза Саган когда-то сказала: единственное, что ей нравится в деньгах, так это то, что они дают свободу. Но кто-то возразит: деньги и закрепощают человека. Если ты хозяин миллионов или миллиардов долларов, то ты обязан обеспечивать их воспроизводство. Будучи хозяином фирмы, ты за нее отвечаешь и волей-неволей превращаешься скорее в ее раба, чем хозяина; ты обслуживаешь эти деньги, а у них есть свои законы жизни.

Кто здесь прав? А может быть, свободен лишь тот, кто уходит в мир культуры, в мир искусства, в мир размышлений: забравшись в бочку, как Диоген, вы станете свободны от любых обстоятельств? В самом деле, какая разница для истинного творца: быть рабом и заниматься тяжелым трудом или жить в приятном коттедже (как, скажем, современный профессор в Соединенных Штатах)?

А может быть свободен только тот, кто уходит из этого наполненного противоречиями, угнетением социального мира? Вспомните фантастически впечатляющую микельанджелевскую скульптуру умирающего раба. Он застывает с выражением счастья на лице, ибо уходит из рабства. Он освобождается. Может быть, так следует освобождать себя? Не случайно ведь одна из величайших школ, искавших и ищущих пути освобождения -- экзистенциализм -- всерьез ставил проблему самоубийства как освобождения от отчуждения.

Так где же она, эта свобода? Пожалуй, пора перейти от умозрительных заключений, к тому, что реально делали люди, стремясь к социальному освобождению. Говоря о социальной справедливости, мы уже упомянули о восстаниях рабов, о бунтах крепостных, о буржуазных революциях. И это, наверное, не случайно, ведь в реальных общественных движениях справедливость и свобода почти всегда идут рука об руку. Борьба за перераспределение богатства, как правило, была связана с борьбой за освобождение тех, кто внизу, тех, кто угнетен.

Как правило, но не всегда.

Сегодня для нас, граждан начинающегося двадцать первого столетия, очевидно, что такие движения, как полпотовский "коммунизм" или маодзедуновская "культурная революция", могут вести к уравниловке и угнетению, чудовищному террору. А самым большим вопросом для нас, граждан экс-СССР, является, наверное, вопрос о том, куда привела мир Великая Октябрьская социалистическая революция. К миру справедливости и свободы? Или к миру ГУЛАГов, уравниловки и бюрократического произвола?

Это огромной сложности вопросы, но мы не будем сейчас на них отвечать. Мы хотим их лишь задать. Мы хотим сделать странным для вас тот мир, где кажутся очевидными многие в действительности загадочные вещи. И одна из таких загадок -- загадка свободы.

Не только рабы и крепостные столетия, или даже тысячелетия назад боролись за освобождение. Мы мало задумываемся о том, что самой кровопролитной, самой чудовищной войной девятнадцатого века была война между Севером и Югом Соединенных Штатов Америки, одной из движущих сил которой была борьба против рабства, борьба за минимум буржуазных свобод, прав личности, за возможность обеспечить равенство белых и черных, т.е. борьба за хотя бы минимальный уровень свободы.

В России же вплоть до середины XIX века для верхушки общества казалось едва ли не очевидным, что крепостной -- это получеловек, который от природы туп и аморален; что он не может сам вести хозяйство; не может самостоятельно принимать решения, не может создавать культурных ценностей и т.д. Но в то же время, в этом же мире великие мыслители, писатели, общественные деятели боролись за освобождение этого крепостного -- тех, кто, казалось бы, был крайне от них далек, но кто своим трудом обеспечивал им жизнь.

И здесь, пожалуй, самым странным и загадочным, но в то же время по-настоящему величественным становится подвиг декабристов -- аристократии, верхушки общества. Они имели все, но не пожалели своей жизни для того, чтобы Россия сделала хотя бы минимальные шаги по пути к освобождению человека. Они не были социалистами, как не были социалистами те северяне, кто боролся против рабства в Соединенных Штатах Америки. Но они делали важнейшие, абсолютно необходимые шаги на пути к свободе.

Да, потом, на их костях, возник мир капитализма, который далек от идеалов свободы. Далек, ибо формально здесь каждый может делать все, что не запрещено законом, но реально при капитализме человек все больше и больше становится рабом корпорации, рабом государства и, главное, рабом денег. Каждый из нас свободен купить "Мерседес", "Ролс-Ройс", дворец и отдыхать на Гавайских островах, но это лишь формальный, иллюзорный лик свободы. В действительности в этом мире наша свобода только в том, что мы должны продавать свою рабочую силу, если хотим выжить. Мы -- это те, кто сегодня работает, кто создает Россию, кто создает мир, а не те, кто паразитирует на нас. Но это опять риторика.

Пожалуй, пора вспомнить еще и о том, что не только в прошлом, но и на протяжении всего двадцатого века человечество боролось за освобождение. Октябрьская революция семнадцатого года была не только борьбой голодных против богатых, не только борьбой тех, кто хотел получить в свои руки заводы и фабрики. Это была борьба тех, кто хотел быть равноправным, кто хотел участвовать в управлении обществом. "Власть Советам" -- это не менее важный лозунг Октябрьской революции, чем "земля -- крестьянам", "фабрики -- рабочим", "мир -- народам". Не забудем, кстати, что современный капитализм, это "общество свободы", породил две мировых войны, причем первая из них была вообще никак не связана с социалистическими движениями. Напротив, она дала импульс их рождению, показав, что капитализм способен порождать и, более того, с необходимостью порождает постоянные чудовищные войны, уносящие десятки миллионов жизней: более десяти миллионов в Первую мировую войну, более пятидесяти миллионов во Вторую.

Наконец, не будем забывать и о том, что XX век -- это эпоха постоянной борьбы против фашизма, и эта борьба была уже неразрывно связана с социалистическими идеями. Недаром коммунисты практически во всех странах оказывались главной силой борьбы с фашистскими режимами. И с ними вместе, через конфликты, через противоречия, шли к антифашистской борьбе социалисты, социал-демократы, многие и многие из тех, для кого социалистические ценности отнюдь не пустой звук.

И, пожалуй, последнее в этом ряду: "свобода" всегда была не только лозунгом, но и душевным порывом для молодежи. Современное поколение, может быть, не так хорошо помнит великие стихи Светлова о Гренаде, о мальчишке, который "хату покинул, пошел воевать, чтоб землю крестьянам в Гренаде отдать", чтобы решить проблему социальной справедливости, чтобы решить проблему свободы, но для нас и в двадцать, да и сейчас они были и остаются солью жизни. Для нас идеалом был человек, который ради свободы готов на смерть, на жизнь полную лишений и полную великого счастья создавать своими руками новый мир. Для нас были очень важны не только эти стихи, но и опыт наших отцов и дедов, которые действительно были свободными, когда бежали воевать в Испанию, бежали не потому, что их преследовали в России, а потому, что они хотели помочь антифашистской борьбе. Так же свободны были те, кто стремился стать космонавтом или поэтом в шестидесятые; они стремились к творчеству, к изменению мира. Для них свобода была не только свободой от чего-то. Она воспринималась не только как независимость, как возможность избавиться от угнетения. Для них свобода была возможностью созидать что-то, творить новый мир, новые отношения, теории, стихи...

И последнее, что очень важно подчеркнуть. В конце семидесятых -- в восьмидесятые годы сформировалось поколение людей, которые боролись за свободу против бюрократической тоталитарной системы в нашей стране -- поколение наших друзей -- тех, кто прошел через тюрьмы. Кто-то из них был моложе нас: такие, как Борис Кагарлицкий и его друзья -- молодые социалисты, попавшие на год в застенки КГБ. Кто-то был намного старше -- такие, как Петр Маркович Абовин-Егидес -- диссидент сахаровского поколения, прошедший через сталинские, хрущевские, брежневские тюрьмы и психушки. Эти люди тоже доказали своей жизнью, своим великим оптимизмом, своей радостью, что можно и должно бороться за свободу и оставаться жизнерадостным, даже отсидев в тюрьмах и претерпев много других лишений.

Эти люди у нас перед глазами. У нас перед глазами те, кто в Париже в шестьдесят восьмом году летом на баррикадах боролся за свободу. Не когда-то в XIX веке, а совсем недавно люди нашего поколения, вдохновленные возможностью стать хозяевами своей судьбы (рабочие Франции начали тогда мощнейшую забастовку в защиту своих прав), а кто-то "всего лишь" возможностью свободной творческой деятельности, свободной любви; поднятые на крылья протеста тягой к чему угодно: к року, анархизму, коммунизму, троцкизму, -- эти молодые ребята, студенты и рабочие на несколько дней почти что взяли в свои руки Париж -- этот великий, старый и вечно молодой город. Мы знакомы со многими из тех, кто был тогда на баррикадах, мы видели эти улицы и площади. Для нас это тоже часть реальной борьбы за освобождение.

Мы, к сожалению, не знакомы с теми, кто боролся за свободу против фашистского режима в Чили. Но для нас, молодежи семидесятых, эта борьба была частью нашей реальной жизни, мы действительно сопереживали Альенде, мы действительно сопереживали тем, кого пытали пиночетовские палачи, науськанные американскими советниками. Это не только пропаганда брежневской поры, это реальная духовная жизнь той эпохи.

И еще. Нам самим пришлось пройти через борьбу хотя бы за маленькие кусочки свободы нашей современной России. Нам довелось быть с теми, кто пытался прорвать блокаду Дома Советов, кто видел своими глазами, как избивали и как убивали людей -- тех, кто участвовал в демонстрациях, пикетах, в борьбе против переворота Ельцина, организованного осенью 1993 года. На наших глазах гибли мальчишки и девчонки, защищавшие парламент, защищавшие свободу. Для нас это уже не только чья-то история, это наша собственная жизнь. Это история ребят, которые были вдвое моложе нас, и профессоров, которые были вдвое старше нас... Поэтому для нас свобода и справедливость -- это не только абстрактные лозунги, но и живая реальность. Жизнь тех, кем мы гордимся, на кого мы хотели и хотим быть похожими, на кого мы бы хотели, чтобы были похожи и вы, уважаемые молодые читатели.

Величие утопии

Социализм -- это не только практика борьбы за справедливость и свободу. Социализм -- это и теория. И возникли они, эти теории социализма (а их действительно много, социализм -- это не только марксизм, который сегодня прочно связывается в сознании большинства россиян с левыми идеями) сначала как мечта, как идеал, как мотив изменения мира, который не устраивал людей и не случайно казался несправедливым. Поэтому для большинства угнетенных, поднимавшихся на борьбу с этим миром, вставала проблема: каким может быть новый мир, каковы идеалы и цели борьбы, ради чего они на нее поднялись? Во многом это был исключительно прагматический, простой мотив, понятный, как необходимость есть, когда ты смертельно голоден, как необходимость жить, когда тебя убивают -- мотив борьбы за нормальную, достойную человека жизнь. Но не только это. Как правило, для человека мотивом для столь решительных акций, как восстание, как борьба за изменение общества (или хотя бы участие в деятельности профсоюза или экологического объединения, которое грозит тебе потерей работы, трудностями в жизни, подчас разрывом семейных уз) должно быть нечто большее, чем стремление получить кусок хлеба. Это и было нечто большее! Не случайно, на протяжении всей истории борьбы за социализм человечество рождало идеалы будущего общества.

Конечно, не худо было бы всегда иметь теоретически обоснованные, научные представления о динамике, законах развития истории, не худо было бы понять, что объективно возможно в ближайшем будущем. Но часто сердце не терпело, не ждало. И это нетерпение сердца подвигало людей к созданию великих утопий, великих мечтаний, в которых воплощался не только абстрактный идеал, но и идеальные стремления, порожденные реальными интересами большинства угнетенных.

Однако утопический социализм возник не просто как мечта. Он возник как результат объективного стремления угнетенных трудящихся масс к изменению общества. В этих утопиях, в этих моделях будущего была выражена реальная, объективная динамика нерешенных проблем тогдашних, современных для них общественных отношений.

Пожалуй, самым впечатляющим из этих первых шагов к утопическому будущему была картина, нарисованная Томмазо Кампанелла в его книге "Город солнца". Для нас сегодняшних, читающих спустя едва ли не пятьсот лет эту работу, наверное, первое, что бросается в глаза, -- это некоторые авторитарные тенденции, жесткая дисциплина, расписанность жизни этого города, где каждый твердо знает отведенные ему обязанности, где жизнь организована коллективно, где довольно жестка общественная иерархия, где слабоваты ростки демократии, где лишь наиболее талантливая, наиболее знающая, наиболее умная часть общества организует его жизнь, является его направляющей силой. Сегодня, еще раз это подчеркну, такая модель во многом кажется не только утопичной, но и опасной, напоминающей старый лозунг "партия -- ум, честь и совесть нашей эпохи". Но Город Солнца был всего лишь попыткой показать возможность устройства общественной жизни на иных, нежели феодальная иерархия и эгоизм рынка, принципах. И мы искренне советуем вам прочитать эту книгу и попытаться подняться до понимания исторических событий тогдашней Италии -- Италии Ренессанса.

А чтобы вам стал понятен ключ к этой книге, мы напомним о жизни самого Томмазо Кампанеллы. Великий ученый, атеист, который, тем не менее, в богословских спорах мог превзойти величайших теологов своего времени. Великий общественный деятель и борец за освобождение итальянского народа, провел в тюрьмах инквизиции более двадцати лет. Именно там, в страшных тюремных казематах, пройдя через чудовищные пытки, которые могли сломить не только тело, но и волю любого другого человека, Томмазо Кампанелла смог написать эту книгу -- о будущем Городе Солнца.

Он мог делать фантастические вещи. Его любила жена начальника тюрьмы, в которой его пытали. Он был астрологом и одновременно советником своего врага -- папы римского. И папа боялся Кампанеллу, пожалуй, больше, чем кого бы то ни было. Главная же заслуга этого великого человека все-таки в том, что он сумел показать, что есть альтернатива обществу угнетения, обществу эгоизма. Какая? Этот вопрос оставался открытым тогда и остается открытым до сих пор. Но первые шаги были сделаны. Эти шаги делал не только он, но и Томас Мор, и многие другие замечательные ученые.

А сейчас хотелось бы сказать несколько слов о другом великом социалисте и его эксперименте: не только утопии, но и практически воплощенной в социальном порыве к свободному справедливому обществу, -- о коммуне, организованной Робертом Оуэном в начале XIX века. Это был едва ли не первый шаг в истории человечества к тому, чтобы в условиях индустриального буржуазного общества создать коллективное производство -- своего рода кооператив, в котором люди могли бы совместно работать, распределять доход по труду, коллективно организовывать свой труд, стать хозяевами своей судьбы (рабочие Франции начали тогда мощнейшую забастовку в защиту своих прав), а кто-то мог удовлетвориться "всего лишь" возможностью иметь общественную жизнь, свободное время. Эти не только абстрактные лозунги: фабрики Оуэна были эффективны и могли выдержать жесткую конкуренцию в буржуазном мире. Более того, на этих фабриках впервые было введено регулирование рабочего дня, охрана труда и многие другие вещи, казавшиеся тогда, в "цивилизованной" Англии начала XIX века, чем-то абсолютно фантастическим (напомним, это была страна с 12-ти часовым рабочим днем, чудовищной эксплуатацией, отсутствием какой-либо социальной защиты, огромным производственным травматизмом, алкоголизмом, нищенством и преступностью среди наемных рабочих). Коммуне Оуэна удалось почти полностью покончить с пьянством. В этой коммуне существовали общественные школы и детсады, -- невиданные по тем временам достижения социальной организации, и многое-многое другое, что удалось сделать этому мечтателю и практическому организатору новых общественных отношений.

Это был первый эксперимент, первый шаг. Сегодня коллективные предприятия и кооперативы являются неотъемлемой частью мировой экономической и социальной жизни -- пусть небольшой, охватывающий всего лишь несколько процентов мировой экономики, но вполне реальной. Более того, создание коммун было и остается одним из первых шагов всякого социалистического общества, будь то Советская власть первых годов ее существования (до вырождения в сталинскую диктатуру) или сегодняшние кубинские новые кооперативы, или коммуна Лонго-Май во Франции, или Мондрагонская группа кооперативов (огромная производственная, финансовая, потребительская система, устроенная на началах коллективизма).

Но еще тогда, в начале XIX века, (хотя существовала и предыстория, масса других попыток создавать коллективные, коммунальные предприятия, коллективно организовывать свободное время, потребление, решать проблему жилья и т.д.) коммуна Оуэна показала практическую возможность совместного общественного хозяйствования, организации свободного времени, решения проблем образования и развития человеческой личности, возникшей из коллективной, но не подавляющей индивидуальность, организации социума. Этот эксперимент, пожалуй, является одной из самых интересных шагов к попыткам создания нового общественного строя.

И все-таки во всех этих утопических мечтаниях и экспериментах Томаса Мора и Сен-Симона, Томмазо Кампанеллы и Роберта Оуэна оставались нерешенными главные проблемы:

Почему мир в целом устроен несправедливо?

Почему и на основе каких объективных законов он может быть изменен? Можно ли показать, опираясь на объективные основания, какая общественная система может оказаться более эффективной экономически, более справедливой социально, более свободной, дающей больший простор для развития человека, нежели господствующая ныне?

Кем он может быть изменен? У какой общественной силы есть система не только желаний, не только интересов, но и объективных возможностей изменить этот мир?

Эти проблемы оставались теоретически нерешенными до возникновения социализма как науки. Что есть эта наука, каков ее сегодняшний уровень -- об этом мы и будем размышлять в этой книге.

После этих размышлений, которые не столько давали ответы, сколько ставили вопросы, по-видимому, можно в качестве гипотезы сформулировать некоторое первое представление о социализме. Это, во-первых, и теория, и практика. Теория движения человечества к новому, более справедливому и более свободному обществу. Практика общественных движений, социальных революций и социальных реформ, стремившихся создать это общество, помочь рождению хотя бы его элементов, хотя бы его "кусочков" в форме различных свободных организаций и движений (таких, как профсоюзы или общественные политические организации, защищающие трудящихся от произвола капитала или государства; объединения "зеленых", борющиеся против загрязнения окружающей среды и др.). Все эти общественные движения, все эти реальные стремления самим совместно защитить себя, добиться большей справедливости, большей свободы так или иначе могут "работать" на социализм, хотя и не всегда они действуют именно в этом направлении.

Если же говорить на языке научных категорий, то, по-видимому, социализм можно представить как процесс движения от "царства необходимости" к "царству свободы" -- от мира отчуждения, насилия и эксплуатации к миру социального освобождения и социальной справедливости.

Каким именно будет этот период, как долго он продлится, по каким "руслам" процесс будет развиваться, -- это проблемы, которые мы должны обсудить в книге. Но главное мы можем сказать уже сейчас. Человечество находилось и до сих пор находится в рамках "царства необходимости", где человек зависит от государства и бюрократии, где он является рабом денег и капитала, где большинство трудящихся до сих пор живет в странах, полных нищеты, болезней, голода, лишений и конфликтов, где только "золотой миллиард" достиг достаточно высокого уровня жизни, да и то не для всех, где реальными хозяевами мира являются боссы крупнейших транснациональных корпораций, верхушка бюрократических государственных структур, прежде всего таких стран, как страны "большой семерки" и т.д. Этот полный противоречий мир, где человек подчинен вещам, бюрократии, насилию, мы и называем "царством необходимости", миром отчуждения. По ту сторону от него рождается новый мир, где человек сможет быть действительно свободен. А это означает не только свободу от рабства, произвола, насилия (хотя такая свобода является абсолютно необходимой предпосылкой движения вперед). Он будет свободен прежде всего как человек, способный вместе с другими создавать свою общественную жизнь по познанным им законам справедливости, добра и красоты.

Это не красивые слова. Когда человек творит свой мир, исходя из общих для него и его товарищей интересов, он творит этот мир именно по этим законам.

Когда рабочие объединяются для того, чтобы не допустить понижения своей заработной платы, добиться достойных человека условий труда, они действуют сообща и они создают новые общественные отношения, например, профсоюзы. И они тем самым продвигаются по пути освобождения, делают первый шаг в этом направлении.

Когда молодежь, активисты антивоенного движения Соединенных Штатов Америки конца шестидесятых годов создали массовые организации, способствовавшие прекращению американской агрессии во Вьетнаме, они не просто приостановили убийство людей -- они добились еще одного шага по пути освобождения человека, они вместе, сами, своими руками сотворили новые общественные отношения.

Когда экологические движения защищают природу, добиваются восстановления биогеоценозов, прекращения бессмысленного уничтожения лесов, редких видов животных и т.д., эти люди тоже сами, совместно, через свою общественную деятельность, создают новый мир, где природа все-таки будет сохранена для следующих поколений.

Вот это совместное, свободное, добровольное создание новых общественных отношений и есть рождение "царства свободы" -- будущего общества, где принцип свободного развития каждого как условия свободного развития всех станет главенствующим. Власть денег, власть бюрократии будет отмирать.

Пока это лишь некий набросок, общая схема. Для того чтобы превратить их в теорию, нам с вами надо будет пройти по длинной дороге, которая и называется теорией социализма.

* * *

И еще одна очень важная оговорка: мы говорим о ренессансе социализма, но был ли в прошлом тот социализм, что мы хотели бы возродить? И да, и нет.

Нет, ибо автор -- категорический противник утопической веры в возможность восстановления "реального социализма" и не считает последний "образцом" социализма.

Да, ибо нам есть, что наследовать.

Во-первых, мы говорим о ренессансе не столько "реального социализма" СССР, сколько практики борьбы миллионов и миллионов граждан планеты Земля за социальное освобождение, практики созидания ими самими нового общества (в том числе -- и в Советском Союзе, где ростки социализма созидались нашими отцами и дедами вопреки сталинщине, брежневщине, ГУЛАГам и т.п.). Мы говорим о ренессансе теории социализма, которая жила и живет вопреки неолиберальному реваншу нынешней эпохи.

Во-вторых (и это принципиально важно), возрождение социализма -- это объективный процесс. Практика и теория социализма переживают сегодня, в XXI веке, новое рождение, и облик социализма будущего будет столь же похож (и столь же не похож) на наше прошлое, сколь похож (и не похож) был Ренессанс XIV--XVI веков на Античность.

Весь вопрос, однако, в том, сумеем ли мы сделать шаг вперед, избежать новых -- нет, не ошибок -- преступлений на этом пути?

Впрочем, ответ на этот вопрос зависит и от Вас, читатель.


 Об авторе

Бузгалин Александр Владимирович.

Родился в Москве в 1954 году. Доктор экономических наук, профессор Московского государственного университета им.М.В.Ломоносова, специалист в области методологии общественных наук, теории социально-экономических трансформаций, глобализации, социализма. Автор более 300 книг, статей, интервью и других печатных работ, многие из которых переведены на английский, французский, немецкий и другие языки мира; его работы по проблемам социализма опубликованы в США, ФРГ, Великобритании, Франции, Испании, Японии, Китае и других странах. Один из наиболее известных в мире российских ученых социалистической ориентации, выступавший сотни раз на крупнейших форумах, конференциях и семинарах в 23 странах мира.

Активный участник общественно-политической жизни СССР и России, последовательно отстаивающий идеалы социализма, демократии, интернационализма. С 1981 года руководитель семинара студентов и молодых ученых "Противоречия социализма", с 1987 -- один из лидеров "неформалов-социалистов", один из организаторов и идеологов демократической социалистической оппозиции в КПСС ("Марксистской платформы"), после распада СССР -- создатель и руководитель Ассоциации "Ученые за демократию и социализм", главный редактор недавно отметившего свое десятилетие журнала "Альтернативы", координатор Общероссийского общественно-политического движения "В поддержку социальных инициатив -- Альтернативы".

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце