URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Сёлли Дж. Пессимизм: История и критика. Пер. с англ.
Id: 47358
 
296 руб.

Пессимизм: История и критика. Пер. с англ. Изд.2

URSS. 2007. 360 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-382-00291-0.
Книга напечатана по дореволюционным правилам орфографии русского языка (репринтное воспроизведение издания 1893 г.)

 Аннотация

James Sully. Pessimism: A History and A Criticism

Вниманию читателя предлагается книга известного английского философа и психолога Джеймса Сёлли (1843--1923), в которой подробно и всесторонне исследуется пессимизм --- явление, под которым подразумеваются как определенный склад ума и настроение человека, так и философское учение. В книге рассматриваются различные формы пессимистических и оптимистических воззрений, отраженных в мировой литературе, философии и теологии. Излагаются и анализируются учения о пессимизме немецких философов А.Шопенгауэра и Э.Гартмана. Автор исследует как причины и психологические основы пессимизма и оптимизма, так и их социальные стороны, связь с ходом общественной жизни. Выяснив до известной степени значение пессимизма как философской системы, Дж.Сёлли показывает, как главный вопрос, поставленный пессимизмом, а именно вопрос о ценности жизни, поддается определенному решению.

Для философов, психологов, историков науки и всех заинтересованных читателей.


 Оглавление

Предисловiе къ русскому изданiю
Предисловiе ко 2-му англiйскому изданiю
Библiографiя
ГЛАВА I. Введенiе
ГЛАВА II. Непосредственный оптимизмъ и пессимизмъ
ГЛАВА III. Разсудочный оптимизмъ и пессимизмъ
ГЛАВА IV. Немецкiе лессимисты: Шопенгауеръ
ГЛАВА V. Немецкiе пессимисты. Последователи Шопенгауера: Гартманъ и др.
ГЛАВА VI. Постановка вопроса
ГЛАВА VII. Метафизическое основанiе пессимизма
ГЛАВА VIII. Научное основанiе пессимизма
 А) Физическая природа въ представлении пессимистовъ
ГЛАВА IX. Научное основанiе пессимизма
 В) Пессимистическое объясненге души
ГЛАВА X. Эмпирическое основанiе пессимизма
ГЛАВА XI. Наслажденiе и счастье
ГЛАВА XII. Достижимость счастья
ГЛАВА XIII. Счастье и прогрессъ
ГЛАВА XIV. Причины пессимизма
ПРИЛОЖЕНИЯ.
 I.Различiе наслажденiй въ качественномъ отношенiи (къ гл. XI).
 II.Взглядъ Льюиса на сознанiе.
 III.Физiологiя удовольствiя и страданiя.
Алфавитный указатель

 Предисловiе къ русскому изданiю

Джемсъ Сёлли въ предлагаемой вниманiю читателя книге упоминаетъ раза два вскользь о чрезвычайной распространенности пессимизма въ Россiи. Действительно, на вопросъ: где наши пессимисты, можно ответить другимъ вопросомъ: кто же у насъ не пессимистъ. Давно уже признано, что печальное, тоскливое унынiе соетавляетъ нашу характерную особенность. Если мы слабы по части теоретической разработки пессимистическихъ воззренiй, то мы сильны (если только позволительно говорить о силе въ данномъ случае) своимъ пессимистическимъ настроенiемъ. У насъ нетъ пессимистовъ-философовъ, но у насъ есть пессимисты-поэты и романисты. Быть можетъ, нашъ пессимизмъ идетъ "самобытно" такимъ же путемъ, какимъ онъ шелъ и въ Западной Европе. Сначала выступили Байронъ, Леопарди, Гейне и другiе, а затемъ уже появились Шопенгауеръ и Гартманъ. Будетъ ли у насъ свой философъ-пессимистъ, или не будетъ, но во всякомъ случае пессимистическое настроенiе и пессимистическое отношенiе къ действительной жизни такъ сильно распространено и такъ сильно распространяется, что зло это становится положительно общественнымъ бедствiемъ и требуетъ настоятельнаго противодействiя.

Когда вы прислушиваетесь къ жалобамъ и тоскливымъ причитанiямъ отдельныхъ людей, то вамъ можетъ казаться, что разочарованiя ихъ и жестокiе приговоры надъ жизнью крайне поверхностны, такъ какъ люди эти въ большинстве случаевъ продолжаютъ обыкновенно жить въ свое удовольствiе. Но когда передъ вами пройдетъ длинная вереница нашихъ юныхъ самоубiйцъ, когда вы примете во вниманiе, какъ мало у насъ ценится жизнь вообще и съ какой беззастенчивостью она попирается, когда вы задумаетесь надъ той легкостыо, съ какой люди отказываются отъ своихъ стремленiй, целей и плановъ и, махнувъ на все рукой, предаются на волю судьбы, васъ поразятъ эти мутныя волны разочарованiя и отчаянiя, свободно разгуливающiя на необъятномъ просторе нашего отечества. Вы согласитесь, что пессимизмъ у насъ есть действительно общественное бедствiе. И при томъ еще нашъ житейскiй пессимизмъ выражается преимущественно въ форме пассивной податливости и потому не можетъ иметь того общественнаго значенiя, какой имеетъ нередко желчный и едкiй пессимизмъ у западно-европейскихъ народовъ. Причинъ тому много. Начияая отъ природы, этой серой и унылой безпредельной равнины, покрытой в теченiе полугода белымъ саваномъ, и кончая мучительными "злобами дня", дажез лобами минуты, нередко мелкими, но никакъ не поддающимися правильному разрешенiю, -- все, можно сказать, способствуетъ развитiю мрачнаго настроенiя и равнодушнаго отношенiя къ жизни, по крайней мере, въ ея высшихъ проявленiяхъ.

Мы не имеемъ въ виду входить здесь въ разсмотренiе этихъ причинъ. Мы принимаемъ распространенность пессимизма у насъ, какъ фактъ, и говоримъ, что съ фактомъ этимъ следуетъ не только считаться, но и противодействовать ему. Все дальнейшiе успехи нашей общественности прямо зависятъ отъ того, насколько намъ удастся побороть этого "супостата" и бодро пойти на встречу жизнерадостнымъ идеаламъ грядущаго.

Борьбу приходится вести на два фронта. Съ одной стороны, необходимо действовать на эмоцiи (чувства), возбуждать ихъ, вызывать ихъ къ жизни; необходимо изменить весь тонъ душевнаго настроенiя, вызвать глубокия и серьезныя влеченiя въ сторону возвышенныхъ идеаловъ. Нужно слово, которое сразу било бы и по пошлому разочарованiю, и по отчаянiю съ его смертельными ужасами. Этой потребности можетъ удовлетворить до некоторой степени книга Т.Карлейля "Герои и героическое въ исторiи". Съ другой стороны, необходимо действовать собственно на разсудочную сторону человека, необходимо аналитически разобрать различныя пеесимистическiя ученiя, выяснить источники ихъ происхожденiя, определить ихъ значенiе, ихъ недостатки и предложить въ заменъ пессимистическихъ теорiй иную, построенную на строго научныхъ данныхъ. Такой потребности можетъ удовлетворить, по нашему мненiю, предлагаемая книга Дж.Сёлли "Пессимизмъ". Скажемъ о ней несколько словъ.

Дж.Сёлли -- известный англiйскiй психологъ. Книга его о пессимизме вышла уже вторымъ изданiемъ и была переведена, между прочимъ, на французскiй языкъ. Какъ чистый эмпирикъ въ англiйскомъ духе, Сёлли никогда не упускаетъ изъ виду почвы, на которой онъ стоитъ: опыта и действительности. Метафизическiя хитросплетенiя и пустозвонство не имеетъ для него никакого значенiя; но съ другой стороны, онъ далекъ и отъ техъ шаблонныхъ представителей позитивизма, которые, ограничивая себя известнымъ узкимъ кругозоромъ, отрицаютъ вместе съ темъ значенiе всего, что лежитъ за пределами этого кругозора. Какъ образчикъ его полнаго безпристрастiя, я позволю себе привести слова его относительно значенiя начертанной имъ схемы счастья. "Я открыто признаю, говоритъ онъ, что наша схема индивидуальнаго счастья, если даже включить въ нее стремленiе къ общественному благу, къ счастью наетоящихъ и будущихъ поколенiй, всетаки не можетъ заменить идею вечнаго счастья, предлагаемую религiей. Никто, я думаю, не будетъ серьезно настаивать на томъ, что цели нашего ограниченнаго земнаго существованiя, если даже при этомъ мы охватываемъ своимъ воображенiемъ интересы будущихъ поколенiй человеческаго рода, могутъ возвышать и вдохновлять нашу мысль до той высоты, до которой подымаютъ ее религiозныя верованiя".

Все утвержденiя Сёлли отличаются поэтому строго научнымъ характеромъ; они могутъ быть относительными, какъ все въ науке относительно; они могутъ быть и ошибочными, такъ какъ целыя области, подвергающiяся его разсмотренiю, остаются еще слабо освещенными наукой. Но всякое его разсужденiе, вы чувствуете, покоится на солидной масее фактовъ, и онъ прямо избегаетъ делать утвержденiя, которыя ие могутъ быть проверены.

Какъ психологъ, онъ въ своемъ изследованiи обращаетъ вниманiе главнымъ образомъ на психологическую сторону вопроса; но ведь и самое существо дела требуетъ этого. Пессимизмъ прежде всего -- известное настроенiе, известный складъ ума и затемъ уже известное ученiе. Намъ незачемъ говорить, что въ этой части своей работы Сёлли стоитъ на высоте современной психологiи.

Довольно обстоятельно разработана у него и историческая часть, составляющая, такъ сказать, введенiе къ самому изследованiю. Сёлли следитъ за проявленiями инстинктивнаго, непосредственнаго (неразсуждающаго) пессимизма, начиная съ самыхъ древнейшихъ литературъ (еврейской, греческой и т.д). и кончая новейшими певцами мiровой скорби. Затемъ онъ подробно излагаетъ ученiя главныхъ столбовъ современнаго пессимизма, Шопенгауера и Гартмана, и подвергаеть ихъ весьма обстоятельному анализу.

Что касается пессимизма, какъ соцiальнаго собственно явленiя, и связи его съ общимъ ходомъ общественной жизни, то эта сторона вопроса разработана значительно слабее. Но и въ этомъ случае Сёлли стоитъ на уровне современныхъ научныхъ требованiй и освещаетъ вопросы съ точки зренiя широкихъ общественныхъ идеаловъ.

Сёлли не ограничиваеися изученiемъ одного только пессимизма. "Происхожденiе и значенiе такъ называемой мною, говоритъ онъ, инстинктивной формы пессимизма не можетъ быть выяснено отделъно отъ воззренiй противоположнаго характера, т.е. оптимизма, который указываетъ и особенно подчеркиваетъ прiятное и утешительное въ жизни какъ единственныя явленiя, дающiя правильное представленiе о действительности. Очевидно также, что философскiй пессимизмъ по своему проиехожденiю и форме своихъ доктринъ связанъ также съ соответствующимъ ему теоретическимъ оптимизмомъ. Поэтому, хотя спецiальный предметъ нашего изследованiя составляетъ пессимизмъ, мы принуждены будемъ однако, хотя бы отчасти, коснуться и противоположной системы. Намъ незачемъ конечно подвергать изследованiю разнообразные взгляды, существующiе на этотъ счетъ, а достаточно разсмотреть только основной вопросъ о ценности мiра и жизни, который ставитъ и пытается рещить по своему каждая изъ оптимистическихъ теорiй". Такимъ образомъ въ книге Сёлли мы находимъ и анализъ оптимистическихъ взглядовъ, по крайней мере ихъ характернейшихъ особенностей.

Но авторъ не останавливается и на этомъ; онъ не хочетъ оставить читателя при одной только критике и анализе; онъ пытается дать и нечто положительное, свою оценку жизни, построить свою схему счастья. И эта часть работы представляетъ большой интересъ, благодаря, главнымъ образомъ, все тому же эмпиризму и англiйскому "здравому смыслу" автора. Оставляя въ стороне всякiя метафизическiя ухищренiя и выспренности и придерживаясь исключителъно опыта, Сёлли шагъ за шагомъ выясняетъ условiя, какъ внутреннiя (психическiя), такъ и внешнiя (физическiя и соцiальная), необходимыя для человеческаго счастья. Во всехъ теорiяхъ поведенiя, построенныхъ на идее наслажденiя или счастья, есть одно уязвимое место, это вопросъ, какъ примирить стремленiе къ личному счаетью съ требованiями общаго блага. Сёлли не скрываетъ отъ себя трудности этого вопроса. "Всякiй долженъ согласиться, говоритъ онъ, что благоразумный человекъ, разъ онъ будетъ просто выбирать самое лучшее для себя лично, не станетъ отдавать предпочтенiя более возвышеннымъ и вместе съ темъ более труднымъ поступкамъ благожелателънаго самопожертвованiя". "Человекъ очевидно больше бы выигралъ, говоритъ опъ въ другомъ месте, если бы онъ не симпатизировалъ въ подобныхъ случаяхъ чужому страданiю или если бы симпатiя была настолько слаба, что онъ могъ бы легко освободиться отъ нея, обративъ свое вниманiе на какой либо другой предметъ. Но, къ несчастью для себя лично, человекъ съ глубокими и сильными симпатiями не можетъ такъ легко подавить свои импульсы и такимъ образомъ симпатiя становится силою, прямо противодействующей процессамъ собственнаго хотенiя, т.е. выбору наиболыпей суммы личныхъ удовольствiй". Человекъ не есть простая tabula rasa, на которой возможны были бы арифметическiя выкладки по части удовольствiй и страданiй. Въ привычкахъ, традицiяхъ, воспитанiи, въ соцiальныхъ чувствахъ, которыя вместе съ прогрессомъ получаютъ громадное развитiе, Сёлли ищетъ психическаго основанiя для благожелательныхъ поступковъ.

Какова же будетъ ценность жизни съ точки зренiя счастья? Вопросъ этотъ подвергается также обстоятельной разработке и при помощи идеи прогресса получаетъ положлтельное разрешенiе. Если до сихъ поръ найдется немного людей, которые могли бы сказать, что они действительно испытали счастье, и если счастье, испытываемое ныне людьми, вообще довольно низкопробнаго достоинства, то прогрессъ неуклонно ведетъ къ иному порядку вещей. "Усилiя доказать, говоритъ Сёлли, что человеческая жизнь всегда представляла и должна представлять излишекъ страданiя, разсматриваемыя при свете спокойной критики, оказываются вполне несостоятельными. Напротивъ, безпристрастное разсмотренiе фактовъ жизни и данныхъ науки заставляетъ насъ верить, что счастье, понимаемое въ ращональномъ смысле, есть и было доступно известной неподдающейся учету части человечества. Пустъ въ прошломъ (хотя такое предположенiе далеко нельзя считать правдоподобнымъ) эта часть была незначительна; темъ не менее несомненнымъ остается, что человеческiй прогрессъ, какъ бы медленно онъ ни совершался, весьма значительно расширяетъ и повышаетъ въ качественномъ отношенiи счастье каждаго отдельнаго человека и увеличиваетъ число техъ, для кого оно становится доступнымъ "...Если бы кому дибо удалось доказать, что стремленiе человека къ личному счастью до сихъ поръ оказывалоеь тщетнымъ, то остается еще выходъ, именно поставить целью жизненной деятельности благо будущихъ поколенiй".

Свое воззренiе на жизнь и человеческiя стремленiя Селли называетъ мелиоризмомъ и смотритъ на него, какъ на нечто среднее между двумя крайностями: оптимизмомъ и пессимизмомъ. "Подъ мелiоризмомъ я понимаю, говоритъ онъ, веру не только въ наши силы уменьшать зло (въ этомъ никто не сомневается), но и въ нашу способность увеличивать сумму положительнаго блага. Действительно, только эта последняя идея и въ состоянiи возбуждать и поддерживать человеческiя стремленiя... Признавая возможноеть счастья и способность за каждымъ индивидомъ сознательно работать на пользу всеобщаго человеческаго блага, настоящаго и будущаго, мелiоризмъ внушаетъ людямъ практическую веру достаточно сильную, чтобы вдохновить ихъ горячими и настойчивыми стремленiями".

В.Я.

 Об авторе

Джеймс СЁЛЛИ (1843--1923)

Известный английский психолог и философ, один из основателей английской детской психологии. Родился в Бриджуотере, в семье коммерсанта. Учился в частном колледже, затем изучал философию в Лондоне и Геттингене (Германия). В 1868 г. получил степень магистра. Преподавал в различных учебных заведениях Лондона, читал лекции по теории образования, по вопросам психологии искусства, по психологическим основам проницательности. Статьи и книги Дж. Сёлли по философии и психологии внесли огромный вклад в развитие различных отраслей психологического знания и получили высокую оценку видных ученых -- В.Вундта, З.Фрейда, Т.Рибо, Р.Авенариуса, Ч.Дарвина.

Среди трудов Дж.Сёлли широкую известность получили учебник "Очерки по психологии" (1884; русский перевод под названием "Основные начала психологии и ее применения к воспитанию", 1887) и один из первых в мире учебников по детской психологии "Изучение детства" (1895), вышедший в России под названием "Очерки по психологии детства" (1901; 1904; 3-е изд. М.: URSS, 2007). Из-за философской работы "Пессимизм: История и критика" (1877) Дж.Сёлли лишился должности заведующего кафедрой философии университетского колледжа в Ливерпуле -- попечительский совет, не вникавший в содержание книги, посчитал автора пессимистически настроенным и потому не достойным преподавать философию юношеству. В России эта книга была опубликована в Санкт-Петербурге в 1893 г.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце