URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Клапаред Э. Психология ребенка и экспериментальная педагогика: Проблемы и методы. Душевное развитие. Умственное утомление. Пер. с фр.
Id: 47355
 
197 руб.

Психология ребенка и экспериментальная педагогика: Проблемы и методы. Душевное развитие. Умственное утомление. Пер. с фр. Изд.2

URSS. 2007. 168 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-382-00236-1.
Книга напечатана по дореволюционным правилам орфографии русского языка (репринтное воспроизведение издания 1911 г.)

 Аннотация

Édouard Claparède. Psychologie de l`Enfant et pedagogie experimentale

Вниманию читателя предлагается классическая работа известного швейцарского психолога Э. Клапареда (1873-1940), сыгравшая значительную роль в становлении педагогической психологии - области знания, занимающейся разработкой психологических основ обучения и воспитания. Автор излагает проблемы, стоящие перед педагогами, и методы их разрешения, описывает закономерности душевного развития ребенка и влияющие на данное развитие факторы. Отдельная глава посвящена изучению проблемы умственного утомления, которую Э. Клапаред, в отличие от многих его коллег, считал одной из главных проблем педагогики. Многие положения автора проиллюстрированы результатами психологических и социологических исследований.

Книга рекомендуется историкам и методологам гуманитарных наук, психологам, философам и социологам. Много полезного в ней найдут педагоги-практики, аспиранты и студенты педагогических и психологических факультетов, а также широкий круг читателей, интересующихся психологией детей.


 Оглавление

Предисловiе
Введенiе. Психологiя и педагогика
Глава 1. Историческiй обзоръ
 Литература
Глава II. Задачи педагогической психологiи
 Литература
Глава III. 0 методахъ
 Литература
Глава IV. Душевное развитiе
 § 1.Физическое развитiе
 § 2.Влiянiе физическаго развитiя на процессы духовной жизни
 § 3.Игры и подражанiе:
  Игры
  Подражание
 § 4.Каково назначенiе детства?
 § 5.0 привлекательномъ для ребенка воспитанiи
 § 6.Психо-бiологическое пониманiе интереса
 § 7.Эволюцiя интересовъ
 Литература
Глава V. Умственное утомленiе
 § 1.Измеренiе утомленiя
 § 2.Влiянiе различныхъ факторовъ на утомляемость
 § 3.Поногенетическiй коефицiентъ различныхъ отраслей знанiя
 § 4.Влiянiе физической работы на умственное утомленiе
 § 5.Проблема утомленiя
 § 6.Резервуаръ энергiи
 § 7.Переутомленiе
 § 8.Отдыхъ
 Литература

 Предисловие к русскому изданию

Другу моему Jules Dubois

Приношу здесь свою искреннюю признательность издательству О.Богдановой за его иницiативу познакомить русскаго читателя съ моей "Психологiей ребенка", а также г-же В.Косоговской, исполнившей переводъ.

Благодаря посредничеству Д.Ф.Кацарова, ассистента психологической лабораторiи Женевскаго университета, взявшаго на себя трудъ просмотреть корректурные листы русскаго перевода, я имелъ возможность внести некоторыя поправки и дополненiя въ мою книгу.

Надеюсь, что мой скромный трудъ не будетъ безполезнымъ повторенiемъ сказаннаго уже въ сочиненiяхъ русскихъ психологовъ, какъ Нечаева, Сикорскаго, Ланге и др., и послужитъ въ свою очередь развитiю педологiи.

Эд.Клапаредъ

Мартъ, 1910.


 Предисловие ко второму изданию

Предлагаемый читателямъ трудъ есть не что иное, какъ сводъ ранее опубликованныхъ статей, сделанный мною въ надежде, что онъ, несмотря на свою неполноту, можетъ представить некоторый интересъ для техъ, кто желаетъ познакомиться съ задачами и методами новой педагогики. Надежда моя оправдалась: брошюра, выпущенная въ конце 1905 г., была распродана въ несколько месяцевъ. Очевидно, потребность въ сочиненiяхъ такого рода уже существовала; думаю, что она существуетъ и теперь, такъ какъ на книгу мою спросъ все еще продолжается.

Следовало бы, можетъ-быть, издать новое сочиненiе, вместо того, чтобы выпускатъ старое вторымъ изданiемъ, но на это у меня не хватило времени и поэтому я только значительно исправилъ и дополнилъ свой старый трудъ. Благодаря дополненiямъ книга моя, конечно, потеряла ту сжатость изложенiя, которой была обязана хорошимъ прiемомъ у публики, но за то они дали мне возможность нарисовать более точную картину нашей молодой педологической науки и более рельефно выставить то значенiе, которое играетъ въ душевномъ развитiи "интересъ" -- значенiе, къ сожаленiю, еще не достаточно сознанное нашими преподавателями.

Я счелъ нужнымъ прибавить къ каждому отделу книги некоторыя библiографическiя указанiя. Многiе изъ указанныхъ мною источниковъ будутъ недоступны лицамъ, находящимся далеко отъ университетскихъ библiотекъ, но справедливость требовала, чтобы я указалъ на главнейшiе изъ нихъ, хотя бы изъ уваженiя къ ихъ авторамъ.

Въ настоящее изданiе вошелъ совершенно новый и доволъно обширный отделъ о душевномъ развитiи. Отделъ же о памяти, бывшiй въ первомъ изданiи, мною весь выпущенъ, такъ какъ этотъ отделъ войдетъ въ следующую книжку "Психологiя ребенка и экспериментальная педагогика", где я думаю коснуться также вопросовъ развитiя мышленiя и воли.

Champel, близъ Женевы, 31 декабря 1908 г.

Ed. C.

 Из введения. Психология и педагогика

Какъ садоводство покоится на изученiи жизни растенiй, такъ и педагогика должна основываться на изученiи психики ребенка. Это, казалось-бы, элементарная истина; однако, большая часть педагоговъ и все почти школьные авторитеты до сихъ поръ еще не признали ея. Въ доказательство приведу хотя бы то, что въ большинстве нормальныхъ школъ до сихъ поръ еще не введенъ курсъ психологiи ребенка. Молодые люди, окончивъ въ 18--19 летъ свое образованiе въ этихъ школахъ, назначаются правительствомъ въ низшiя и среднiя учебныя заведенiя, где они обязаны развивать умы, формировать характеры и побеждать инстинкты! -- Между темъ, имъ самимъ никто не объяснилъ, что такое умъ, инстинктъ, характеръ и каковы законы ихъ развитiя -- законы, которые они должны были-бы знать, хотя бы grosso modo, чтобы руководствоваться ими въ своей педагогической деятельности.

Сомневаюсь, чтобы въ школахъ садоводства не было отведено несколько часовъ на преподаванiе ботаники и изученiя жизни растенiй. Въ самомъ деле, люди всегда уделяли больше времени культуре растенiй и животныхъ, чемъ воспитанiю подростающаго поколенiя. Гербертъ Спенсеръ, въ своей книге О воспитании, остроумно и зло описываетъ, какъ дворянинъ-помещикъ ежедневно посещаетъ конюшни и свинарни, внимательно следя за уходомъ и дрессировкой своихъ лошадей и породистыхъ собакъ, но никогда не заглянетъ въ детскую, чтобы позаботиться о пище и воспитанiи детей.

Многiе думаютъ, что вопросы воспитанiя сводятся только къ тому, какую лучше избрать программу и спорятъ о преимуществахъ "классическаго", "реальнаго" и "профессiональнаго" образованiя; но эти споры ни на чемъ не основаны: они исходятъ изъ апрiорныхъ предположенiй, или классовыхъ и партiйныхъ предразсудковъ, а не изъ точныхъ наблюденiй. Аргументы, которые при этомъ приводятся, большею частью основаны на чувстве, личныхъ симпатiяхъ, но отнюдь не добыты путемъ опыта и непосредственнаго наблюденiя. Къ тому же, вопросъ о программахъ является вопросомъ второстепенной важности, зависящимъ главнымъ образомъ отъ методовъ преподаванiя: -- наилучшая программа окажется непригодной, если преподаванiе не будетъ приспособлено къ душевному и умственному складу ребенка.

Следовательно, для правильнаго практическаго примененiя методовъ преподаванiя изученiе психологiи ребенка безусловно необходимо.

Задача воспитанiя, такимъ образомъ, слагается изъ двухъ частей: изъ изученiя предмета преподаванiя и изученiя того, кому предметъ преподается, т.е. программы и ученика. До сихъ поръ вниманiе сосредоточивалоеь на изученiи программъ и руководствъ; пора заняться немного и темъ, для кого они предназначены. Существуетъ, конечно, еще и третiй элементъ: самъ преподаватель; но то, чемъ онъ долженъ быть, зависитъ прежде всего отъ нашего идеала воспитанiя ребенка и обращенiя съ нимъ. Такимъ образомъ определенiе качествъ, необходимыхъ для педагога, вытекаетъ опять таки изъ изученiя психологiи ребенка.

Многiе думаютъ, что только практика можетъ создать хорошаго педагога и дать ему необходимое уменье. Значенiе практики, разумеется, очень велико для спецiализацiи въ той или иной области; но мы должны стараться по возможности сократить услуги, которыя мы требуемъ отъ нея, особенно, когда знаемъ, что платятся за это живыя существа. Педагогъ, начинающiй свою деятельность, не имея ни малейшаго представлешя о психологiи, непременно принужденъ бдти ощупью; отчего ученики конечно страдаютъ. Онъ долженъ производить свои опыты in anima vili, а эти опыты иногда очень продолжительны и крайне вредно отражаются на поколенiяхъ учениковъ, которыя имъ подвергаются. Спору нетъ, что практика до некоторой степени можетъ замеыить недостатокъ теоретическихъ знанiй, но ценою какихъ заблужденiй и ошибокъ! Конечно, строя мосты, которые рушатся, и машины, которыя разрываются, техникъ и безъ теоретической подготовки научится, наконецъ, доводить свои работы до благополучнаго конца и отыщетъ эмпирическимъ путемъ те формулы строительнаго искусства, которыя онъ не умеетъ вывести теоретически. Кому нуженъ, однако, такой инженеръ?

Педагогъ, не имеющiй психологической подготовки, оказывается совершенно въ томъ же положенiи, съ тою однако разницей, что, когда мостъ грозитъ обрушиться, это можно во-время заметить и исправить; если же развитiю ума и характера дано ложное направленiе, -- это становится заметнымъ слишкомъ поздно, когда поправить дело уже невозможно.

Целью теоретическаго изученiя является, именно, наивозможно большее сокращенiе ненужныхъ опытовъ, которыми обязательно сопровождается всякое практическое начинанiе въ любой области. Именно теоретическiя знанiя отличаютъ, напр., врача отъ костоправа, часто очень ловкаго, но набившаго себе руку на ногахъ и рукахъ своихъ пацiентовъ. -- Нельзя допускать, чтобы педагогъ имелъ чтонибудь общее съ костоправомъ!

Психологическая наука, правда, еще мало разработана. Но хотя она и не можетъ указать воспитателю все то, что ему нужно для его педагогическихъ прiемовъ, -- все же она достаточно подвинулась впередъ, чтобы помочь ему избежать некоторыхъ серьезныхъ ошибокъ, а это уже много значитъ. И потому особенно важно, чтобы педагогика уже прониклась духомъ и методами психологiи.

Кажется, все это очевидно. Какимъ же образомъ такой проницателышй умъ, какъ В.Джемсъ, знаменитый американскiй психологъ, отказывается подписаться подъ этимъ? Загляните въ первую главу его "Talks to teachers", которыя переведены у насъ подъ заглавiемъ "Психологiя въ беседахъ съ учителями". Джемсъ утверждаетъ здесь, что педагогу вцолне достаточно иметь некоторыя общiя сведенiя по психологiи, что более глубокое изученiе душевной организацiи ребенка для него вовсе не такъ необходимо. "Для большинства изъ васъ, говоритъ онъ, обращаясь къ учителямъ, достаточно общаго обзора психологiи, лишь бы онъ былъ правиленъ. А подобный обзоръ можетъ, такъ сказать, уместиться на ладони". Далее, онъ обращается къ учителямъ, которые считаютъ необходимымъ занятiя по экспериментальной психологiи и прибавляютъ къ своей ежедневной работе еще личныя изследованiя надъ психикой ребенка: "Вы меньше всего должны относить къ своимъ обязанностямъ разработку отдельныхь психологическихъ вопросовъ или методическое собиранiе психологическихъ наблюденiй... Худшее, что можетъ случиться съ хорошимъ учителемъ, это -- усомниться въ своемъ призванiи потому, что онъ чувствуетъ себя плохимъ психологомъ... Неспокойная совесть усиливаетъ тягость всякаго бремени, а я знаю, что изученiе детства, какъ и некоторыя другiя требованiя, нарушили спокойствiе совести у многихъ, въ действительности невинныхъ педагогическихъ душъ. И я былъ бы радъ, если бы мои слова могли успокоить техъ изъ васъ, которыхъ угнетаетъ подобное чувство".

Эти слова звучатъ странно въ нашемъ Старомъ свете, где, конечно, уже не сознанiе, что онъ "плохой психологъ", нарушаетъ "спокойствiе совести" нашихъ учителей; где многiе педагоги съ трудомъ понимаютъ необходимость хотя бы самаго общаго изученiя психологiи ребенка и где ужасно боятся выйти изъ привычной колеи и показатъся чемъ-нибудъ увлеченнымъ.

Чтобы понять истинный смыслъ всей этой речи Джемса, необходимо перенестись мыслью въ ту эпоху и въ ту среду, где она была произнесена, и вдуматься въ те намеки, которые въ ней заключаются между строкъ.

Подъ влiянiемъ заслуженнаго профессора Стэнли Холла изученiе детской психологiи приняло въ Америке необычайно широкiе размеры и вызвало настоящее увлеченiе: создалось множество "педологическихъ" обществъ, возникла богатая перiодическая литература, печатавшая въ огромномъ количестве разнообразныя изследованiя по затронутымъ вопросамъ. Въ Америке любятъ все делать широко! Для более быстраго достиженiя желаемой цели, для полученiя более обильнаго и подробнаго матерiала, стали устраивать различнаго рода анкеты, польза которыхъ -- не говоря уже ни о чемъ другомъ -- часто бывала проблематична. Учителя были завалены опросными листами, разсылаемыми педологическими журналами. Техъ, кто неследовалъ по этому новому пути, навсегда причисляли къ отсталымъ! -- Среди опросовъ подобнаго рода, вызвавшихъ наибольшую критику, можноназвать опросъ, предпринятый въ 1896 г. самимъ Холломъ, о куклахъ. Въ немъ требовалось, между прочимъ, ответить: какiя куклы предпочитаются детьми, принимая во вниманiе матерiалъ, изъ котораго они сделаны. Это статистическое изследованiе показало, что изъ 845 детей -- 191 предпочитали восковыя куклы, 163 -- бумажныя, 153 -- фарфоровыя, 144 -- изъ тряпокъ, 11 папье-маше, и только 6 -- деревянныя и т.п.

Но наука не создается такъ быстро, какъ строятся города, даже въ Америке, и ошибки этой лихорадочной и искусственной деятельности скоро дали себя знать. Вотъ тутъ-то и возникла реакцiя противъ увлеченiя педологiей, -- реакцiя столь же преувеличенная, какъ и само движенiе, вызвавшее ее. Проф. Мюнстербергъ, товарищъ В.Джемса въ Гарварде, первый впалъ въ другую крайность и въ своей статье въ Educational Review (1898 г.), которая наделала много шума, старался доказать, что педагогъ вовсе не долженъ быть психологомъ, что его конкретное, живое дело несовместимо съ научной работой кабинетнаго ученаго. Очевидно и Джемсъ вышеприведенной речью именно хотелъ успокоить педагоговъ, чувствовавшихъ себя "плохими психологами".

Но, отрешившись отъ условiй, при которыхъ была произнесена эта речь, нельзя вполне согласиться со словами Джемса. Педагогика -- искусство, требующее прежде всего такта, дарованiя и большого самоотверженiя, которые не имеютъ ничего общаго съ теоретическими знанiями. И въ этомъ смысле одного знанiя психологiи, конечно, недостаточно для хорошаго педагога; но темъ не менее знанiе это для него необiодимо. Искусство есть реализацiя цели, достиженiе идеала соответствующими средствами, и для всякаго ремесленника весьма важно хорошо изучить тотъ матерiалъ, надъ которымъ онъ работаетъ, и способы его наилучшей обработки, если онъ хочетъ достичь желаемаго.


 Об авторе

Эдуар КЛАПАРЕД (1873--1940)

Известный швейцарский психолог и педагог. Родился в Женеве. Получил степень бакалавра в 1892 г. и доктора медицины в 1897 г. С 1908 г. -- профессор Женевского университета. Один из основателей Педагогического института им. Руссо в Женеве (1912), ставшего международным центром экспериментальных исследований в области детской психологии. В течение многих лет был секретарем международных психологических конгрессов.

Эдуар Клапаред занимался проблемами экспериментальной психологии (особенно проблемами сна), клинической неврологией, зоопсихологией. Его идеи оказали значительное влияние на генетическую психологию, в том числе на работы его выдающегося соотечественника Ж.Пиаже. Широкую известность получила также созданная Клапаредом теория детской игры. Впоследствии интересы Клапареда все больше сосредоточивались на проблемах психического развития ребенка. Наиболее известная его работа -- "Психология ребенка и экспериментальная педагогика" (1905) -- была переведена на многие языки, в том числе и на русский (1911).


 Страницы

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце