URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Белошапкова Т.В. Когнитивно-дискурсивное описание категории аспектуальности в современном русском языке
Id: 47343
 

Когнитивно-дискурсивное описание категории аспектуальности в современном русском языке

URSS. 2007. 336 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-484-00995-4.
Обращаем Ваше внимание, что книги с пометкой "Предварительный заказ!" невозможно купить сразу. Если такие книги содержатся в Вашем заказе, их цена и стоимость доставки не учитываются в общей стоимости заказа. В течение 1-3 дней по электронной почте или СМС мы уточним наличие этих книг или отсутствие возможности их приобретения и сообщим окончательную стоимость заказа.

 Аннотация

В монографии предлагается новый подход в описании категории аспектуальности. Отталкиваясь от ономасиологического взгляда на природу категории аспектуальности и развивая идеи когнитивной лингвистики, автор описывает категорию аспектуальности в дискурсе второй половины ХIХ и ХХ веков. Описание строится на основе базовых понятий когнитивной лингвистики: понятия концепта, фрейма и идеализированной когнитивной модели.

Для специалистов по общему языкознанию и преподавателей русского языка, для всех, кто интересуется проблемами когнитологии вообще и проблемами когнитивной лингвистики в частности.


 Оглавление

Предисловие
Введение
I Категория аспектуальности с ономасиологической точки зрения
 1.Ономасиологический подход и его реализации в российской лингвистике 70--80-х годов XX века
 2.Категория однократности с ономасиологической точки зрения
 3.Категория длительности с ономасиологической точки зрения
 4.Категория фазовости с ономасиологической точки зрения
 5.Категория результативности с ономасиологической точки зрения
 6.Категория множественности с ономасиологической точки зрения
 7.Категория интенсивности с ономасиологической точки зрения
 8.Категория соотношения с нормой с ономасиологической точки зрения
 9.Итоги
II Когнитивный подход и категория аспектуальности
 1.Когнитивная лингвистика -- составная часть когнитивистики
 2.Категория аспектуальности и языковая картина мира
 3.Когнитивная версия порождения высказывания, принимаемая в данном исследовании
 4.Путь порождения высказывания в рамках фреймовой теории М.Минского
 5.Идеализированные когнитивные модели (ИКМ) как способ описания категоризации мира
 6.Точка зрения А.Л.Шарандина на природу категории аспектуальности
 7.Когнитивная структура категории аспектуальности
  7.1.Концепт единичность
  7.2.Концепт длительность
  7.3.Концепты начало, продолжение, конец
  7.4.Концепт результативность
  7.5.Концепт повторяемость
  7.6.Концепт степень проявления (действия, признака, состояния)
  7.7.Концепт соотношение с нормой
 8.ИКМ, участвующие в передаче категории аспектуальности
  8.1.Пропозициональная ИКМ. Поверхностный синтаксический фрейм
  8.2.Пропозициональная ИКМ. Непредикативный вариант поверхностного синтаксического фрейма, форма вторичной аспектуальности
  8.3.Пропозициональная ИКМ. Тематический фрейм, конвенциональные импликатуры, косвенный речевой акт
 9.Пропозициональная ИКМ. Поверхностный синтаксический фрейм, тематический фрейм: ситуация аспектуального повтора
 10.Пропозициональная ИКМ и объединение аспектуальных концептов
 11.Образно-схематическая ИКМ
 12.Метафорическая ИКМ
III Дискурсивное описание категории аспектуальности
 1.Понятие дискурса, принимаемое в данном исследовании
 2.Параметры дискурс-анализа категории аспектуальности
 3.Анализ категории аспектуальности в современном дискурсе
  3.1.Концепт единичность
  3.2.Концепт длительность
  3.3.Концепт начало
  3.3.1.Пропозициональная ИКМ
  3.3.2.Метафорическая ИКМ
  3.4.Концепт продолжение
  3.5.Концепт конец
  3.6.Концепт результативность, вариант достижение результата, цели
  3.7.Концепт результативность, вариант неполный результат
  3.8.Концепт повторяемость, вариант мультипликативность
  3.9.Концепт повторяемость, вариант итеративность
  3.10.Концепт степень проявления, вариант -- количественная детерминация действия в зоне выше нормы
  3.10.1.Пропозициональная ИКМ
  3.10.2.Образно-схематическая ИКМ
  3.10.3.Метафорическая ИКМ
  3.11.Концепт степень проявления, вариант -- количественная детерминация действия в зоне ниже нормы
  3.11.1.Пропозициональная ИКМ
  3.11.2.Метафорическая ИКМ
  3.12.Концепт соотношение с нормой
  3.13.Объяснения мотивов выбора конкретного выражения из числа синонимичных при передаче концептов начало и повторяемость, вариант итеративность
  3.14.Некоторые наблюдения по поводу функционирования категории аспектуальности в современном дискурсе
 4.Категория аспектуальности в дискурсе второй половины XIX века
  4.1.Концепт единичность
  4.2.Концепт длительность
  4.3.Концепт начало
  4.4.Концепт продолжение
  4.5.Концепт конец
  4.6.Концепт результативность, вариант достижение результата, цели
  4.7.Концепт результативность, вариант неполный результат
  4.8.Концепт повторяемость, вариант мультипликативность
  4.9.Концепт повторяемость, вариант итеративность
  4.10.Концепт степень проявления, вариант -- количественная детерминация действия в зоне выше нормы
  4.11.Концепт степень проявления, вариант -- количественная детерминация действия в зоне ниже нормы
  4.12.Концепт соотношение с нормой, вариант количественная характеристика, оцениваемая по шкале оценок "больше нормы"
  4.13.Концепт соотношение с нормой, вариант количественная характеристика, оцениваемая по шкале оценок "меньше нормы"
  4.14.Некоторые наблюдения по поводу функционирования категории аспектуальности в дискурсе XIX века
 5.Итоги
IV Категория аспектуальности и структурные особенности поверхностного синтаксического фрейма
 1.Структурная схема N1Vf
 2.Структурная схема N1CopfN1/5
 3.Структурная схема N1CopfAdj1/5
 4.Структурная схема N1CopfN2pr.../Advpr
 5.Структурная схема InfVf
 6.Структурная схема InfCopfAdjf1/5
 7.Структурная схема InfCopfN1/5
 8.Структурная схема InfCopfN2... pr/Advpr
 9.Структурная схема InfCopfInf
 10.Структурная схема Vs3/n
 11.Структурная схема Vpl3
 12.Структурная схема Inf
 13.Структурная схема Cops3/nAdjfs/n
 14.Структурная схема Cops/nN2... pr/Advpr
 15.Структурная схема CopfN1
 16.Некоторые наблюдения о проявлениях зависимости между структурными особенностями поверхностного синтаксического фрейма и возможностью передачи аспектуальных концептов
Заключение
Литература
Именной указатель
Предметный указатель

 Предисловие

Современная российская лингвистика в наши дни переживает очень интересный период, который характеризуется сосуществованием нескольких научных парадигм. Признано, что в современной русистике параллельно развиваются, взаимно обогащая друг друга, системно-структурная, номинативно-прагматическая и когнитивно-дискурсивная парадигмы. Среди этих трех научных парадигм когнитивно-дискурсивная парадигма является самой молодой, но в то же время и самой динамичной в своем развитии.

Данная книга представляет собой частное когнитивное исследование, цель которого -- описание категории аспектуальности в рамках когнитивно-дискурсивной научной парадигмы.

Я выражаю глубокую признательность рецензентам: профессору кафедры русского языка и методики Московского гуманитарного педагогического института д.ф.н. Маркиной Л.В., доценту кафедры сопоставительного изучения языков факультета иностранных языков и регионоведения МГУ им.М.В.Ломоносова к.ф.н. О.Н.Петровой.

Особую благодарность хочу выразить ведущему научному сотруднику Института русского языка РАН им.В.В.Виноградова, доценту к.ф.н. Н.К.Онипенко, д.ф.н. С.А.Крылову, профессору д.ф.н. Е.Г.Борисовой, д.ф.н. М.Ю.Чертковой, преподавателю кафедры русского языка для иностранных учащихся филологического факультета МГУ им М.В.Ломоносова, доценту кафедры западноевропейских языков и сравнительного языкознания Московского городского педагогического университета к.ф.н. В.И.Гавриловой, чьи благожелательные критические замечания были учтены при подготовке рукописи к печати.

Т.В.Белошапкова

 Введение

Современная русская аспектология -- результат деятельности научного сообщества на протяжении не одного столетия. За этот период, ввиду сложной организации изучаемого явления, произошло расширение изучаемого объекта: аспектуальность из узкоморфологической категории перешла в разряд межуровневых и стала включать в себя и морфологию, и лексику, и синтаксис. Процесс расширения изучаемого объекта отражен в динамике развития аспектуальной терминологии: вид, совершаемость (способ глагольного действия), аспектуальность и  aspect, Actionsart.

Термин вид утвердился в русской грамматической традиции в начале XIX века, но его наполнение было отличным от современного: вид тогда -- это не бинарная оппозиция, а набор из трех -- пяти признаков. Современное представление о виде как о бинарной оппозиции начинает формироваться в конце XIX века, но складывается в четкую теорию только в начале XX века в работах Г.К.Ульянова. Ф.Ф.Фортунатова, А.Мазона, А.А.Шахматова, А.М.Пешковского, С.О.Карцевского. В результате появляется необходимость введения нового термина для обозначения тех явлений, которые вышли за рамки обозначения вида. Новый термин Actionsart был предложен шведским славистом С.Агреллем для обозначения словообразовательных значений, которые в славянских языках передаются глагольными префиксами, но в русистике утвердились два синонимичных ему термина: способ глагольного действия (СГД) и  совершаемость. Тем самым новая терминология закрепила новое содержание понятий, в результате чего появились новые объекты исследования.

XX век -- время активного изучение категории вида: это и описание частновидовых значений глагола, выполненное А.Мазоном, и теория психосистематики Г.Гийома (где важным для нас является понятие "внутреннего времени"), и поиск инвариантного значения совершенного вида. Одним из ключевых понятий, используемых в этих поисках, является понятие видовой пары, наблюдаемое в "глаголах, с одним и тем же лексическим значением, относящихся к разным видам" [Шелякин 1997: 66]. Нужно обратить внимание, что исследования видовых пар показали, что лексическое значение глаголов может дополнять видовое противопоставление значениями однократности, длительности, результативности и множественности действия. Следует обратить внимание, что в нашем исследовании понятие видовой пары не используется, таким образом, для нас вид и Actionsart (СГД) -- это разные явления.

Для объекта, обозначенного понятием Actionsart, или в русской традиции СГД, время активного изучения начинается со второй половины XX века, и что очень важно, на протяжении этого времени понятие СГД изменялось, расширялось и дало в русистике два варианта: узкого и широкого понимания границ СГД. Узкое понимание СГД полностью повторяет идею С.Агрелля. Широкое же понимание, восходящее к работам Э.Кошмидера и Ю.С.Маслова, как кажется, наиболее точно сформулировано Ю.С.Масловым: "под способом действия следует понимать некоторые общие (часто, но не обязательно выраженные словообразовательными средствами) особенности лексического значения тех или иных глаголов, относящиеся к протеканию действия этих глаголов во времени и проявляющиеся в общих особенностях их функционирования в языке, а именно по линии словообразовательной активности вида и синтаксического употребления" [Маслов 1957: 8].

С появлением работы Ю.С.Маслова [Маслов 1948], в которой анализировались вопросы, ранее не привлекавшие внимания исследователей, а именно: связь между видовой формой глагола и его семантикой, зависимость между семантикой глагола и возможной неполнотой видовой парадигмы глагола или же отсутствием тех или иных частновидовых значений, -- интерес исследователей переместился на изучение семантики глагола.

Другими не менее важными идеями для развития аспектологии явились идея Э.Кошмидера о закономерностях использования видовых форм в определенных ситуациях (фактах по Э.Кошмидеру) и идея о существовании категории предельности/непредельности, занимающей "промежуточное положение между способом действия и видом". Соединение трех этих идей дало вектор развития аспектологии не на одно десятилетие: развитие этого направления привело к расширению исследуемого объекта (глагол, предикат, предложение, высказывание, текст). С другой стороны, изменилась и сама методология исследования, которая стала базироваться на активном привлечении и использовании идей из других лингвистических областей. Так, идея семантического поля Л.Вайсгербера и лингвистического функционализма, выдвинутого Р.О.Якобсоном, Н.С.Трубецким, С.О.Карцевским, позволили А.В.Бондарко сформулировать понятие функционально-семантического поля (ФСП), идея использования понятия "ситуации" в аспектологических исследованиях безусловно повлияла на возникновение такого понятия, как аспектуальная ситуация [Бондарко 1987, 1995, 1996, 2001, 2002].

Плодотворное развитие этого направления отразилось в появлении понятия аспектуальность, объединяющего в себе лексические, морфологические и синтаксические явления. Это понятие связано и с термином аспект, употребляемым в русской типологической литературе, "для описания любых грамматических противопоставлений, принадлежащих данной семантической зоне (так что славянский вид оказывается, вообще говоря, частным случаем универсального аспекта)" [Плунгян 2000: 293].

Обширность изучаемого объекта создала возможность становления двух путей его исследования: одного пути, ведущего в глубь предложения, а другого -- за его пределы (подробнее см. [Черткова 1977]). Первый путь достаточно традиционен и опирается на работы ([Гийом 1992], [Исаченко 1960], [Шелякин 1983], [Булыгина 1997], [Рянская 2002], работы, выполненные в рамках теории функциональной грамматики А.В.Бондарко). Второй представляет собой "дискурсивную теориюаспекта" ([Телин 1985], [Борисова 1994, 1997, 1998], [Падучева 1996], [Шатуновский 1992, 1996], [Плунгян 2000], [Хонг Тэк-Гю 2003]).

Наше исследование выполнено в рамках первого подхода, поэтому все дальнейшие рассуждения связаны с изучением аспектуальности внутри высказывания. Здесь необходимо указать, что термин дискурсивный используется в работе в другом значении, отличном от того, что представлено в "дискурсивной теории аспекта", а именно в значении `функциональный', которое используется в российской версии когнитивной лингвистики (подробнее см. гл.II).

Несмотря на более чем двухсотлетнюю историю изучения аспектуальности, семантическая сторона изучаемого объекта понимается разными исследователями по-разному: можно сказать, что сложилось широкое и узкое понимание аспектуальности. РГ-80 и РГ-79 отражают широкое понимание, а ТФГ и В.А.Плунгян -- узкое. Широкое понимание включает в себя следующие категориальные характеристики: интенсивность, длительность, фазовость, результативность, повторяемость (в РГ-79 к ним добавляется категория соотношение с нормой). Узкое понимание включает в себя кратность, длительность, фазовость, ограниченность/неограниченность пределом, наличие/отсутствие внутреннего предела, представление действия как протекающего процесса или как ограниченного пределом целостного факта. Как можно увидеть, расхождения в понимании семантики данной категории связаны с трактовкой категории интенсивности. Сторонники узкого понимания выводят ее из состава данной категории и рассматривают либо как категорию качественности ([Бондарко 1996]), либо как показатель модальности ([Плунгян 2000]).

Развитие лингвистики в 60--70 годы XX века, когда центр внимания переместился на изучение семантики предиката, предложения, превратили направление, идущее от работы Ю.С.Маслова 1948 года, в генеральную линию аспектологии.

Влияние семантики на аспектологию заключается в использовании закона семантического сочетания слов при описании видо-временных значений предиката. Закон семантического сочетания слов (закон "изотопии") был описан А.Греймасом, суть которого сводится к тому, что два слова составляют правильное сочетание только тогда, когда они имеют, кроме специфических различающих их сем, и общую сему.

В российской лингвистике это явление привлекало внимание исследователей как в рамках изучения семантики производного слова ([Милославский 1980]), так и изучения семантики предложения. Так, в течение десяти лет после выхода в свет книги А.Греймаса появилось несколько очень значимых работ [Апресян 1972], [Гак 1972, 1998], [Арутюнова 1974], [Булыгина 1989, 1997], развивающих идеи А.Греймаса.

В.Г.Гак в своей работе "К проблеме семантической синтагматики", объяснив суть закона семантического сочетания слов [Гак (1972), 1998], убедительно показал его действенность как в русском, так и во французском высказывании.

Ю.Д.Апресян, развивая идею о действии в высказывании правила семантического согласования, фокусирует свое внимание на ситуации "неаддитивности сложения значений в свободных словосочетаниях", то есть ситуации, когда "значение целого не равно сумме значений компонентов". Идея Ю.Д.Апресяна сводится к тому, что в словосочетании семантическая составляющая может либо зачеркиваться, либо добавляться.

Н.Д.Арутюнова в статье "Семантическое согласование слов и интерпретация предложения" обращает внимание на то, что "область "стыковки" синтаксиса и лексики представляет особый интерес, поскольку именно здесь создаются предпосылки к семантической интерпретации предложения" [Арутюнова 1974: 158]. Н.Д.Арутюнова свое внимание сосредоточивает на закономерностях "соединения смыслов, входящих в состав пропозиции" [Там же: 160].

Т.В.Булыгина изучению этого явления посвятила три работы: "Грамматические и семантические категории и их связи" [Булыгина 1997], "Пространственно-временная локализация как суперкатегория предложения" [Булыгина (1989), 1997] и "Логические операторы в естественном языке" [Булыгина 1997]. Первая работа носит методологический характер, в ней формулируются принципы современного семантического исследования предложения, которые предполагают "признание подчиненности исследования лексических и грамматических значений задаче описания смысла предложения, а также замену слишком общего признания влияния контекста на ту или другую реализацию "инвариантного" лексического или грамматического значения точным определением типов и характера взаимодействия всех семантических компонентов предложения" [Булыгина, Шмелев 1997: 15]. Вторая работа -- это практическое исследование, где идея семантического согласования применяется к изучению связи между видо-временным значением предиката и референциальными характеристиками его актантов. Третья работа -- это более частное исследование, где описываются механизмы квантификации в естественном языке и семантика количественной оценки.

Интерес к идее семантического согласования в предложении, как кажется, в тот период был воплощен в двух концепциях: в концепции структурно-семантической модели предложения и типа ситуации и в концепции парадигматической организации предложения. Концепция структурно-семантической модели предложения и типа ситуации была сформулирована В.Г.Гаком, который, исследуя аспекты семантики предложения, пришел к выводу, что "в выражении объема значения предложения участвуют определенные лексико-грамматические средства. Это, прежде всего, кванторные слова или квантификаторы, уточняющие количественную характеристику объектов и действий и играющие большую роль в процессе актуализации -- превращении виртуальных понятий в элементы конкретных предложений" [Гак 1986: 155].

Концепция парадигматической организации предложения связана с утверждением идеи о наличии у того или иного отвлеченного образца определенных системных связей с другими структурами. В рамках этой концепции было сформулировано как широкое и узкое понимание парадигмы предложения [Белошапкова 1989], [РГ-80], так и понятие деривационного синтаксиса [Белошапкова, Шмелева 1981].

Идея парадигматической организации предложения воплотилась в идею наличия у предложения аспектуальной парадигмы [Белошапкова Т.В. 2001]. Аспектуальная парадигма -- это такая парадигма, каждый член которой описывает одну и ту же пропозицию и отличается от исходной модели определенным семантическим компонентом, который вводится с помощью различного вида аффиксации, корневой морфемой, а также определенной синтаксической конструкцией.

Открытие закона семантического согласования оказало влияние и на такую дисциплину, как лингвистика текста, а именно на осмысление такого свойства текста, как цельность. Здесь особенно важной являются две идеи Т.М.Николаевой: первая -- о линейном развертывании текста, подобно развертыванию предложения, имеющая своим истоком мысль Р.Барта о том, что текст является большой фразой. Суть второй заключается в том, что в рамках такого представления смысл текста "дискретизирован, разбит на единицы, сочетаемость которых примерно соотносится с сочетаемостью слов и предложений, хотя и вводится связывающее слова семантически понятие "изотопии", ставшее широко известным по работам А.Греймаса" [Николаева 2000: 416].

В 90-е годы XX века внимание исследователей стало привлекать новое направление -- направление когнитивно-дискурсивного анализа. Соединение аспектологии с когнитивно-дискурсивным анализом -- это новый, но совершенно естественный, вытекающий из логики исследования, этап изучения этой категории. Что особенно важно, когнитивно-дискурсивный анализ удовлетворяет стремлению к цельному и полному осмыслению данного явления, которое объединяет в себе и предложение, и текст (и что особенно важно, позволяет учитывать и функциональный аспект). Когнитивная лингвистика -- "направление, в центре внимания которого находится язык как общий когнитивный механизм" [Демьянков 1994: 21], -- снимает искусственную разграниченность, разделенность изучаемого объекта на "парадигму предложения", включающего в себя семантику высказывания, и "лингвистику текста".

Когнитивная лингвистика за относительно недолгое время своего существования выработала несколько линий своего развития. Первая линия связана с междисциплинарными исследованиями в области вычислительной техники, вторая -- с изучением сознания. Введение в лингвистику такого понятия, как концепт, позволило по-новому взглянуть на огромный опыт, накопленный лингвистами на протяжении столетий, и дало мощный импульс для новых исследований. Результатом этого развития можно считать выдвижение в российской лингвистике новой парадигмы знания -- когнитивно-дискурсивной парадигмы, методология которой была сформулирована Е.С.Кубряковой.

Введение когнитивной лингвистики в качестве самостоятельного направления в круг лингвистических исследований произошло в 1989 году в рамках зарубежного лингвистического сообщества, но вектор развития российской лингвистики тех лет во многом совпадает с направленностью когнитивной лингвистики. Именно поэтому Е.С.Кубрякова считает, что ономасиологические исследования подготовили основу для распространения когнитивного подхода. Аргументируя свою точку зрения, Е.С.Кубрякова пишет: "ведь номинативная деятельность понималась нами как речемыслительная, требовавшая при наречении фрагментов мира и всего сущего в окружающей человека действительности использования всех ресурсов языка и их постоянного соотнесения с самими обозначаемыми реалиями" [Кубрякова 2004а: 7--8].

Содержание дискурсивного анализа, являющегося составной частью когнивно-дискурсивной парадигмы знания, вытекает из понимания дискурса, которое в современной лингвистике является очень неопределенным в силу бесчисленного разнообразия изучаемых источников и грамматически правильных текстов. Для целей данного исследования среди различных пониманий дискурса нам, с одной стороны, в большей степени близки точки зрения Л.М.Макарова и В.В.Богданова (подробнее см. гл.III), понимание которых очень близко к отождествлению дискурса с речевой деятельностью. С другой стороны, для нас очень важным является то, что связано с продуктивностью текста ([Кристева 2004]). Наш выбор обуславливается тем, что осмысление ставшего уже классическим определения дискурса, данного Н.Д.Арутюновой (дискурс -- это "речь, погруженная в жизнь" [Арутюнова 1990: 136--137]), на сегодняшний день во многом связывается с социальной активностью человека (ср.: экономический дискурс, политический дискурс и т.д.). Для нашего исследования такой параметр, как социальная активность человека, не является актуальным.

Таким образом, наше исследование продолжает генеральную линию изучения категории аспектуальности, заложенную еще в 60--70 годы, -- изучение аспектуальности внутри ситуации, причем основное внимание сосредоточивается на семантическом взаимодействии значений интенсивности, фазовости, длительности, результата, повторяемости, соотношения с нормой с пропозициональной структурой высказывания, но делает это в рамках когнитивной лингвистики.

С другой стороны, сама традиционная российская лингвистика подошла к такой ситуации, когда стало возможным использовать накопленные знания о разноуровневом устройстве языка в исследованиях, посвященных изучению его функционирования. Эта мысль была достаточно точно сформулирована В.С.Юрченко: "в конце XX века перед языкознанием на новой основе (то есть с учетом результатов, достигнутых на путях "односторонних" лингвистик) встает старая сверхзадача -- вновь связать, синтезировать важнейшие стороны лингвистического объекта в рамках языка, речи, мышления, действительности, реального времени" [Юрченко 1996: 50]. Иначе говоря, вернуться к идеям А.А.Потебни на базе достижений лингвистики XX века.

Когнитивный подход в свете всего вышесказанного кажется нам очень перспективным, дающим возможность ставить новые цели в исследованиях, именно поэтому он был выбран в качестве метода исследования. Когнитивный взгляд на язык, с одной стороны, как уже говорилось, снимает противоречия между структурно-семантической моделью предложения и типом ситуации, парадигмой предложения и лингвистикой текста, но с другой стороны, меняет и принципы, и приоритеты исследования. На первое место выходит описание порождения высказывания, причем не просто описание порождения высказывания, а высказывания с конкретным "добавочным" содержанием.

Не обращаясь к диахроническому аспекту, ограничим объект исследования стандартными рамками от первой трети XIX века, то есть рамками современного русского литературного языка.

Подводя итоги всему вышесказанному, можно говорить о том, что за этот период категоризация категории аспектуальности несколько раз менялось: в XIX веке она категоризировалась как пять равноправных смыслов, составляющих категорию вида (подробнее см. [Овсянико-Куликовский 1912], [Виноградов 1972]); в XX веке -- это морфологическая категоризация, основанная на понятии дифференциального признака; в XXI веке -- это концептуальная категоризация, основанная на понятии концепта.


 Об авторе

Татьяна Владимировна Белошапкова

Кандидат филологических наук, доцент кафедры русского и общего языкознания Государственной академии славянской культуры. Область научных интересов: когнитивная лингвистика, аспектология и синтаксис современного русского языка.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце