URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Раевская М.М. Испанское языковое сознание Золотого века (XVI - XVII вв.)
Id: 44725
 
265 руб.

Испанское языковое сознание Золотого века (XVI - XVII вв.)

URSS. 2006. 304 с. Мягкая обложка. ISBN 5-484-00695-3.

 Аннотация

Монография представляет собой научное исследование, написанное в рамках более глобального, активно разрабатываемого в последнее время на материале самых разных языков тематического направления «Язык и языковое сознание». Отсутствие в отечественной лингвистике работ обобщающего и системного характера по данной тематике определило новизну и необходимость данного исследования, проведенного автором в диахроническом аспекте. Рассматривая язык Золотого века в общекультурном контексте как выражение национальной духовной сущности, меняющейся от эпохи к эпохе, автор увязывает историю языка, литературы и лингвистической мысли Испании с национальной спецификой языкового сознания испанского социума XVI-XVII вв.

Для филологов — научных работников, преподавателей, студентов.


 Оглавление

Введение
Глава 1. Умонастроение испанского языкового сообщества и зарождение языкового самосознания в Испании XVI-XVII вв.
Глава 2. Испанские авторы XVI-XVII вв. о своем языке (профессиональное языковое сознание)
Глава 3. Морфология частей речи испанского языка XVI-XVII вв. в современном научном освещении
Глава 4. Кастильский синтаксис в трудах грамматистов XVI-XVII вв.
Глава 5. Стилистические тенденции в испанском языке XVI-XVII вв.
Глава 6. Синтаксические структуры испанского языка XVI-XVII вв. в современном научном освещении
Глава 7. Грамматические категории испанского языка и способы их выражения в XVI-XVII вв.
Заключение
Литература

 Введение

XVI и XVII столетия, примерно обозначенные между 1492 и 1726 гг., знаменуют собой поворотный период в истории испанского языка, который получил однозначную и общепризнанную оценку как эпоха "золотого испанского" ("el espanol aureo") в работах всех испанистов. Однако это не значит, что язык на всем ее протяжении бытовал как некая однородная сущность. С лингвистической точки зрения он представляет собой переходное явление от средневекового состояния к современному; при этом данные хронологические рамки не одинаково применимы к различным языковым явлениям и никоим образом не ограничивают их развитие.

Специалисты в области испанской филологии скорее склоняются к выделению трех субпериодов внутри вышеобозначенного временного промежутка: первый датируется примерно 1492 и 1556 гг. и отмечен такими событиями в истории языка, как выход в свет первой кастильской Грамматики Антонио Небрихи, Грамматик Вильялона и анонимных авторов 1555 и 1559 гг., а также написанием таких литературных произведений, как Celestina и Lazarillo; второй охватывает период примерно с 1556 по 1648 гг. и совпадает с Золотым веком в испанской литературе, когда был написан основной корпус грамматических трудов по кастильскому языку и лучшие произведения, принесшие испанским авторам мировую славу; третий (1648--1726) обозначен выходом в свет Грамматики Хуана Вильяра (1651) и учреждением Испанской королевской академии (1713), а также литературной деятельностью Кальдерона, поэтов и прозаиков направления барокко до Падре Бенито Херонимо Фейхоо (1676--1764). Такое хронологическое представление является, естественно, несколько искусственным, поскольку языковые изменения не имеют четких временных границ, однако в целом оно отражает движение лингвистической и литературной мысли испанского лингвокультурного сообщества, а также эволюцию испанского языкового сознания в сторону нормирования и стандартизации.

Естественно, что многие языковые процессы берут лишь начало, но не завершаются в указанные временные рамки; однако сам факт их фиксации свидетельствует об определенном настроении коллективного лингвистического менталитета, демонстрирующего собственную предпочтительность в выражении мысли на своем родном языке. Языковое состояние является как бы внешним отражением языкового сознания сообщества, которое имеет свою эволюцию и историю, а также во многом определяет пути развития своего родного языка. В данной работе под языковым сознанием понимается соотнесенная с особенностями национальной культуры и национальной психологии "совокупность структур сознания, в формировании которых были использованы социальные знания, связанные с языковыми знаками" (Русское слово, 2004, с.40). Однако данная краткая дефиниция не дает исчерпывающую характеристику этого неоднозначного термина, подразумевающего также и оценочное отношение говорящих к своему языку, знаменующее определенный этап развития социума, уже способного охарактеризовать вверенное ему языковое достояние.

В специальной литературе различаются три разновидности языкового сознания: усвоенное на подсознательном уровне общепринятое лингвистическое сознание среднестатистического носителя языка, не отдающего себе отчета в причине существования в языке тех или иных форм; профессиональное лингвистическое сознание, подвергающее научному анализу любое языковое явление; литературное лингвистическое сознание, руководствующееся исключительно стилистической модой времени и использующее в соответствии с ней те или иные средства из арсенала своего языка. Все три разновидности языкового сознания объединяет одно -- то, что их носители являются пользователями языка на бессознательном уровне, объединенными в однородное лингвистическое пространство благодаря единому лингвистическому менталитету, в одинаковой степени усвоенному каждым представителем конкретного лингвокультурного сообщества.

В соответствии с вышеприведенными дефинициями цель данной работы заключается в исследовании способов выражения морфологических категорий частей речи испанского языка, а также его синтаксических конструкций, наиболее четко отражающих структурирование испанского языкового сознания конкретной эпохи согласно национально-специфическим преференциям языкового коллектива, способного дать профессиональную оценку своей языковой практики. Сформулированная цель предполагает следующие конкретные задачи:

  • описание умонастроения испаноязычного сообщества в конкретную историческую эпоху как общего фона зарождения языкового самосознания социума;
  • исследование описания частей речи кастильского языка в грамматиках XVI--XVII вв., отражающих профессиональный взгляд на языковую реальность того времени;
  • анализ способов выражения морфологических категорий частей речи испанского языка с позиций современной лингвистической науки;
  • рассмотрение принципов синтаксической сочетаемости слов в предложении, изложенных в грамматических трактатах XVI--XVII вв.;
  • анализ стилистических тенденций в литературной практике Золотого века;
  • исследование синтаксиса испанского словосочетания и предложения конкретного периода в современном научном освещении;
  • выявление грамматических категорий испанского языка, обнаруживающих национально-специфические способы своего выражения.

    Функционирование языка вообще неотделимо от его носителей и от их коллективного лингвистического менталитета; все, что "происходит" в языке (сдвиги, изменения), зависит исключительно от коллективного лингвистического мнения, отдающего предпочтение той или иной форме в зависимости от своих собственных, имеющих наибольшую важность преференций. В данном случае в основе всех сдвигов и изменений лежат требования адекватного отражения развивающейся объективной реальности и человеческой деятельности (например, необходимость конкретизации действия или именования новых объектов), а вот форма их отображения в языке (конкретизация действия в испанском при помощи перифраз и составных временных форм) есть результат творчества данного языкового коллектива, подобравшего именно ее согласно семантико-структурным особенностям своего языка, часто называемым его "внутренней формой". Отображая в языке высшие сущности объективного бытия, количество которых строго определено (имеются в виду десять категорий Аристотеля), коллективное лингвистическое сознание не может выйти за пределы данного очерченного круга, ибо он охватывает все возможные бытийные реализации (сущность, количество, качество, отношение, место, время, положение, обладание/состояние, действие, претерпевание). Простор для языкового творчества открывается там, где речь идет о способах и формах отображения данных высших сущностей, чья совокупность являет конкретную индивидуальность каждого языка. Набор данных форм строго индивидуален, все они также однозначно согласованы со способами категоризации, принятыми каждым конкретным языковым коллективом в соответствии с только ему одному ведомыми мыслительными предпочтениями, определяющими ход (в какой-то степени стиль) коллективной лингвистической мысли. Таким образом, в творческом моделировании морфосинтаксических схем выражения смысла коллективное лингвистическое сознание руководствуется как требованиями объективной реальности (при использовании новых словообразовательных моделей, например), так и индивидуальным развитием коллективной мысли на конкретном языке (появление составных временных форм, многочисленных перифрастических конструкций). Кроме того, на определенном этапе языкового развития к этому процессу могут примешиваться и сиюминутные веяния быстротечной стилистической моды, детерминирующие выбор той или иной формы (как, например, выбор латинизированной или собственно кастильской словоформы), и свидетельствующие о высокой степени развитости языка, уже способного предоставить своим носителям свободу

  •  
    © URSS 2016.

    Информация о Продавце