URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Василенко И.А. Политические процессы на рубеже культур
Id: 435
 
299 руб.

Политические процессы на рубеже культур.

URSS. 1998. 224 с. Мягкая обложка. ISBN 5-901006-43-7. Букинист. Состояние: 4+. .

 Аннотация

В монографии исследуются актуальные проблемы современного политического диалога мировых цивилизаций: восточно-православной, западной, конфуцианской, исламской. Автор пытается найти ответ на весьма сложный вопрос: возможен ли политический консенсус в современном диалоге культур? Конфликт ценностей мировых цивилизаций -- Запада и Востока, христианского и мусульманского регионов -- становится центральной проблемой исследования, что пред полагает поиск в политике нетривиальных подходов, выходящих за пределы "картезианской рациональности", утверждающих принципы гуманитарного диалогизма, философии цивилизованного партнерства.

Книга адресована студентам, аспирантам и преподавателям гуманитарных специальностей.


 Содержание

Введение
Глава I. Диалог культур как проблема политической науки
 1.Цивилизационная парадигма в политологическом измерении
 2.Мир современных цивилизаций в теоретических моделях
Глава II. Стратегии межцивилизационных политических взаимодействий: истоки, традиции, новации
 1.Вызовы и ответы в диалоге культур
 2.Можно ли избежать столкновения цивилизаций?
Глава III. Политический консенсус в гуманитарном диалоге культур
 1.Блеск и нищета "царства рациональности": возможности и пределы аналитических методов в политической конфликтологии
 2.Гуманитарное искусство политического диалога
 3.Конфликт ценностей как гуманитарная проблема
 4.Теория метафоры в конфликтологии: возможности и перспективы
 5.Философия цивилизационного партнерства
Глава IV. Политическая герменевтика: искусство "распознавания" политического партнера
 1.О возможностях политической герменевтики
  Парадигмы политической науки и актуальность герменевтики
  Истоки политической герменевтики
  На путях герменевтического познания мира политического
  Искусство политического диалога как проблема герменевтики
 2.Политическая культура как "текст" для интерпретации
 3.Герменевтика политического субъекта
 4.Экологические корни политики: проблемы интерпретации
Глава V. Политическое время на рубеже цивилизаций
 1.Феномен политического времени
 2.Циклы политического времени
 3.Политическое и социокультурное время: совпадения и различия в ориентации и перспективе
 4.Наступит ли вновь осевое время истории?
Глава VI. Альтернативные концепции прогресса в современном мире
 1.Можно ли отказаться от идеи прогресса?
 2.Классическая концепция прогресса и ее альтернативы
Глава VII. Образы глобального мира
 1.Классическое видение глобализации человеческого общества
 2.Современные концепции и образы глобального мира
Глава VIII. Россия в диалоге цивилизаций
 1.Архетипы и коды российской цивилизации
 2.Россия и вызов Запада
 3.Россия и ислам
 4.Россия и Дальний Восток
Заключение

 Введение

Мир глубок; и глубже, чем думает день!
Ф. Ницше

XX век политологи назвали веком "вселенской встречи" народов и культур. Невиданный прежде рост скоростей в разных измерениях сталкивает цивилизации и континенты, приводит к неожиданным взаимодействиям разных человеческих сообществ, часто заряженных настолько противоположной энергетикой, что при взаимных контактах вспыхивают искры, грозящие вселенским пожаром.

Осознать эту опасность сегодня особенно важно. Достижения техники каждый день сокращают материальные дистанции, но другие измерения -- культурные и моральные -- техническим достижениям неподвластны. Возможен ли политический консенсус в современном диалоге культур? Вот вопрос, который уже долгое время настоятельно требует ответа.

"Истина по эту сторону Пиренеев, заблуждение -- по другую", -- сказал когда-то Монтень, а вслед за ним Паскаль. Современные компаративные исследования подтвердили, что культурные ценности одной цивилизации не могут претендовать на универсальность. Даже наиболее распространенные этические нормы, наиболее очевидные политические и социальные структуры все-таки не являются всеобщими. Проблемы, актуальные во Франции и Скандинавии, шокируют арабский мир и не могут быть значительными в Японии. Культурные барьеры являются поводом для серьезных размышлений исследователей над различными аспектами общественной жизни и способствуют смене парадигм в социальных науках.

Еще в начале века социологи Чикагской школы для того, чтобы объяснить наблюдавшиеся контрасты в социальном поведении ирландцев и африканцев, поляков и итальянцев, использовали концепцию культуры. Они были в числе первых ученых, кто обратил серьезное внимание на различия в менталитете представителей разных цивилизаций и связанные с этим психологические, социальные и политические барьеры.

Некоторое время спустя западные политологи начали культурное наступление на другие цивилизации, вооружившись своим научным инструментарием. Они полагали, что весь мир сможет развиваться по пути, указанному западной цивилизацией, но вскоре обнаружили неэффективность своих "универсальных" концепций. Люсьен Февр не без иронии назвал сложившуюся ситуацию "трагедией Прогресса". Оказалось, что западные аналитики сделали слишком широкие обобщения на основе изучения процесса модернизации в Западной Европе, который они сочли необходимым условием и для других цивилизаций, хотя знали об этих культурах значительно меньше.

Современный опыт развития Японии, Южной Кореи, Китая, Гонконга и других стран Азиатско-Тихоокеанского региона свидетельствуют о том, что формы западной социальной и политической организации не являются неизбежным следствием замены феодализма, традиционизма и аграрной системы хозяйства новыми промышленными технологиями. Напротив, западный индивидуализм, введение светского образования, признание особой роли средних классов и принадлежность к ним, рост либерализма и плюрализма групповых интересов, множество других особенностей, которые неотделимы от религиозной, семейной, социальной и политической систем и порядка стран северо-западной Европы и США, следует рассматривать как одну из возможных альтернатив перехода к урбанистическо-индустриальному общественному устройству, а не обязательно как более совершенную или более нравственную Howard G. Wiarda. The Ethnocentrism of Social Science. Review of Politics. April 1981..

Компаративные исследования способствовали широкому признанию альтернативных моделей модернизации и позволили политологам разных стран избавиться от нормативных представлений этноцентризма. Действительно, невозможно оценить такие категории, как "демократия", "свобода", оставаясь в рамках критериев одной политической культуры. Как отмечают французские исследователи М. Доган и Д. Пеласси, "понимать ценности, которыми кто-то обладает, может быть, важнее, нежели считать себя абсолютно свободным от предубеждений" Доган М., Пеласси Д. Сравнительная политическая социология. М.: ИСПИРАН, 1994. С. 24..

Освобождение политологии от узких культурных рамок произошло также благодаря культурной антропологии. Исследования В. Мульмана, Б. Малиновского, К. Леви-Стросса позволили политологам по-новому увидеть мир современных цивилизаций: каждая культура стала рассматриваться как уникальная ценность.

Не обошлось и без радикальных концепций. Ж. Зинглер предложил начинать научные исследования с незападных политических систем, чтобы затем вернуться к западным, но уже вооружившись новыми представлениями. Д. Сартори, критикуя Ж. Зинглера, справедливо подчеркнул, что нельзя преодолеть одну форму этноцентризма, одновременно впадая в другую Sartori J. Concept Misformation in Comparative Politics. American Political Science Review. 64. 1970. N4..

Все формы культурной организации следует признать равноправными. Политология должна, наконец, отказаться от поисков "универсальных стадий развития", "рациональных институтов" и "оптимальных моделей", пригодных везде и всегда. Сегодня нельзя уже без иронии вспоминать, какое огромное количество полевых исследований проводилось западными политологами, чтобы определить, как далеко местное население развивающихся стран продвинулось по пути прогресса и "вестернизации".

Одновременно с преодолением этноцентризма в политологии шла другая научная революция, получившая название "постклассической". Казавшиеся веками незыблемыми основания классической науки внезапно пошатнулись под натиском новых научных открытий в разных областях обществознания. Старые политологические теории потребовалось заменить новыми. Люсьен Февр сравнивал современные науки с потоками магмы. Открытия происходят не внутри каждой из них, не в сердцевине, а на границах, на окраинах, на задворках -- там, где происходит их взаимопроникновение Февр Л. Бои за историю. М.: Наука, 1991. С. 35..

Квантовая теория приучила исследователей к понятию дискретности, теория относительности поставила под вопрос традиционную идею причинности, этот фундамент позитивизма и классической теории. Как пишет А. Панарин, на рубеже XIX--XX вв. в общественных науках стала складываться новая картина "стохастической Вселенной", отличающейся сложностью, нелинейностью, неопределенностью, необратимостью Панарин А. С. Философия политики. М.: Наука, 1994. С. 16.. Величественный абстрактный мир рациональной науки, заключающей в себе свое объяснение, разрушился на наших глазах.

Политика в "стохастической Вселенной" выступает как рисковая, не гарантированная в своих результатах деятельнорть. Новая сложная картина мира политического и политических отношений обязывает политологов отойти от старых рациональных схем, где политическим институтам, функциям и системам принадлежала ведущая роль.

Политология все больше становится наукой о человеке политическом. Перефразируя Люсьена Февра, можно сказать, что политология сегодня выступает наукой о непрестанных изменениях человеческих обществ, об их постоянном и неизбежном приспособлении к новым условиям существования -- материальным, моральным, религиозным, интеллектуальным. Наукой о тех соответствиях, о том равновесии, которое во все эпохи само собой устанавливается между различными и одновременными условиями человеческого бытия: условиями материальными, условиями техническими, условиями духовными.

Такая парадигма политической науки предполагает поиски новой концепции политического консенсуса в диалоге современных цивилизаций. Эта концепция должна исходить не из презумпции рационального объяснения и согласования интересов (как было прежде), а из презумпции адекватного понимания и согласования ценностей разных культур. Именно конфликт ценностей становится центральной проблемой современной политической науки. Это требует нетривиальных подходов, выходящих за пределы "картезианской рациональности", утверждающих принципы гуманитарного диалогизма, философии цивилизационного партнерства.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце