URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Сидоренко Е.А. Логика. Парадоксы. Возможные миры. (Размышления о мышлении в девяти очерках)
Id: 4183
 
435 руб.

Логика. Парадоксы. Возможные миры. (Размышления о мышлении в девяти очерках)

URSS. 2002. 312 с. Твердый переплет. ISBN 5-8360-0321-1.

 Аннотация

В очерках, изложенных в этой книге, дается представление о том, что такое современная логика, каковы ее задачи, почему люди мыслят логично, не зная логики. Для тех, кто так или иначе связан с политологией, с историей, полезными будут очерки, посвященные возможным мирам, объективным основаниям плюрализма, контрфактическим предложениям. Своего читателя должно найти и исследование логической аргументации, представленной нашим выдающимся ученым П.Флоренским в пользу божественного происхождения Священного писания, несмотря на признаваемую этим мыслителем противоречивость последнего. В занимательной и развлекательной форме представлена проблема парадоксов. В первой части посвященного им очерка рассказывается о поэтических и жизненных парадоксах, специально или невольно изобретенных, две другие части очерка отданы исследованию одного из парадоксов Зенона и сравнительно мало еще известного парадокса "неожиданной казни". Дается представление о некоторых имеющих общезначимый интерес трудностях и проблемах современной символической логики, о паранепротиворечивых и релевантных логиках. Рассказывается о различных логических семантиках. Излагается принадлежащая автору оригинальная идея двухуровневой семантики возможных миров и ее прикладные возможности в философии и логике.

Книга рассчитана на широкий круг читателей, интересующихся логикой, философией и теорией познания. Может быть полезна специалистам в данных областях, а также студентам и школьникам старших классов.


 Об авторе

СИДОРЕНКО Евгений Александрович (родился 2 октября 1940 года в г. Балашиха) специалист в области логики; доктор философских наук (1985), профессор (1989). После окончания механического отделения Новочеркасского геологоразведочного техникума (1960) работал в Северной Осетии и Карачаево-Черкесии. Окончил (1968) философский факультет МГУ имени М. В. Ломоносова.

С 1968 г. по настоящее время работает в Институте философии РАН. В 1987-1989 гг. возглавлял сектор логики научного познания. С 1998 г. главный научный сотрудник. Профессор кафедры логики Московского государственного лингвистического университета. Опубликовал две монографии и свыше 100 научных статей (около 30 из них в зарубежных изданиях). Докторская диссертация "Релевантная логика" (1985).

Основные научные результаты -- в области теории логического следования, анализа, экспликации и формализации естественных рассуждений. Одним из первых в стране начал изучение и разработку логических теорий, названных впоследствии релевантными. Ему принадлежит идея построения двухуровневых реляционных семантик возможных миров, в которых никакие логические утверждения не являются беспредпосылочно истинными. Сформулировал универсальную теорему дедукции для произвольных логических исчислений.


 Оглавление

Предисловие
Введение
ОЧЕРК 1. Почему люди мыслят логично, не зная логики
 1.1.Что такое логика
 1.2.Почему люди мыслят логично
 1.3.Как говорим, так и мыслим
ОЧЕРК 2. О парадоксах вообще и о том, как Ахиллу догнать черепаху
 2.1.Парадоксы и парадоксальность
 2.2.Поможем Ахиллу догнать черепаху
 2.3.Парадокс неожиданной казни
ОЧЕРК 3. Объективные основания плюрализма
 3.1.Мнения о возможности разных мнений
 3.2.Актуальна ли проблема плюрализма
 3.3.Почему обществу нужен плюрализм
 3.4.Мнений много, а истина∙ у власти
 3.5.Что стоит за плюрализмом мнений
 3.6.Социальная детерминированность сознания
 3.7.Плюрализм и идеология
 3.8.Общественное бытие и общественное сознание
 3.9.Нужна ли идеология?
 3.10.Идеология и политическая система
 3.11.Идеология и общечеловеческие ценности
 Приложение к очерку 3. Из автобиографии
ОЧЕРК 4. Логистика и теодицея (Идеи немонотонной и паранепротиворечивой логики у П.Флоренского)
 4.1.О паранепротиворечивой и немонотонной логиках
 4.2.Задача Л.Кэрролла и проблема противоречивости Священного Писания и догматов веры
 4.3.Идея немонотонности
 4.4.Идея паранепротиворечивости
 4.5.Реконструкция рассуждений Флоренского
ОЧЕРК 5. Дедуктивные выводы и доказательства
 5.1.Дедуктивный вывод
  5.1.1.Логически истинные предложения
  5.1.2.Логические исчисления
  5.1.3.Определения доказательства и вывода в исчислении
 5.2.Как использовать исчисления в обычных рассуждениях
 5.3.Принцип дедукции
 5.4.Доказательство в теории
 5.5.Доказательство и компьютер
ОЧЕРК 6. Неклассический вывод
 6.1.Парадоксы вывода
 6.2.Принцип непротиворечия и парадоксы следования
 6.3.Слабые следствия и парадоксы следования
 6.4.Логики паранепротиворечивые и релевантные
 6.5.Релевантные выводы с метапринципом непротиворечия
ОЧЕРК 7. Теорема дедукции
 7.1.Стандартные и нормализованные выводы
 7.2.Обобщенная теорема дедукции
 7.3.Универсальная теорема дедукции
 7.4.Теорема дедукции для неклассических систем: два возможных подхода
ОЧЕРК 8. Семантика возможных миров
 8.1.Возможные миры
 8.2.Возможные миры и логическая семантика
  8.2.1.Семантика классической пропозициональной логики
  8.2.2.Семантика модальной логики
  8.2.3.Семантика следования
  8.2.3.1.Семантика классического следования
  8.2.3.2.Семантика релевантного следования для классических пропозиционных формул.
 8.3.Семантика условных высказываний
 8.4.Теоретические и идейные предпосылки двухуровневой семантики следования
 8.5.Миры как модели знания
ОЧЕРК 9. Контрфактические высказывания
 9.1.Сослагательные условные предложения
 9.2.Проблема истинности контрфактуалов
 9.3.Контрфактуалы и возможные миры
Вместо заключения
Сведения об авторе

 Предисловие

В этой книге мне хотелось сообщить читателю то, что, как мне кажется, важно знать о логике любому человеку. И это, по моему мнению, совсем ни логические законы и нормы рассуждений сами по себе, а осмысление того, что же заставляет людей рассуждать логично, отличать логичное от нелогичного, если даже они и не подозревают, что есть наука, которая специально этими вопросами занимается. А если и знают о существовании логики, то дела это не меняет. Ведь никто не станет спорить с тем, что до и тем более для создания такой науки уже надо было, по меньшей мере, мыслить логично.

Данная книга не является учебником логики в том смысле, что не предназначена для того, чтобы готовиться по ней к экзамену по этому предмету. Хотя, конечно же, может оказаться и в этом отношении полезной. Ее можно читать до, после и вместе с учебником логики, а также вообще независимо от какого-либо учебника. Она, действительно, как это и говорит аннотация, писалась для широкого читателя. Однако, я в данном случае, возможно, вкладываю в это понятие не очень обычный смысл, и следует пояснить, что имеется в виду.

Мне хотелось осуществить здесь почти невозможное. А именно, с одной стороны, сделать книгу о логике доступной и интересной (даже в смысле развлекательности) для читателя, который логикой вообще никогда не занимался, не собирается заниматься, и которого я отнюдь не мыслю к этому занятию привлекать. Но которому просто интересно, что такое логика и чем занимаются сейчас те, кто именуют себя логиками.

Вместе с тем данная книга не для того, кто любит уже разжеванное. Она скорее для тех людей, которые, уловив суть некоторой проблемы, готовы "пожевать" ее сами, попробовав "на зуб" самостоятельно, и вполне могут не согласиться с автором, увидеть основания для спора, найти свое решение или выбрать что-то иное из предложенных или отвергнутых автором альтернатив.

С другой стороны, книга выходит за пределы (а скорее даже начинается за ними) того материала, который дают обычные учебники логики. При том, совсем не предполагая знакомства с ними. Все необходимые термины и встречающиеся символы объясняются в предлагаемом тексте. А их использование, как правило, не выходит за границы необходимого при изложении той или иной темы, тем более что предпочтение будет отдаваться содержательным моментам.

Эти очерки я писал достаточно раскрепощено. Обсуждая ту или иную проблему, не ставил задачу кого-то обязательно упомянуть и не боялся кого-нибудь упустить. Я нисколько не заботился здесь о библиографии. Этому я уделил соответствующее внимание в других работах. Вместе с тем я не присваиваю здесь (во всяком случае старался не сделать этого) ни одной чужой мысли. И если беру что-то не мной придуманное, всегда на это указываю.

Я пишу о том, что мне кажется интересным и что, как мне представляется, может заинтересовать других. Вненаучные истории и воспоминания были включены в тексты очерков после того, как я убедился, что они привлекают внимание и отражают (отражали) определенные черты нашей жизни, и их стоит поэтому зафиксировать.

Продолжая говорить о широком читателе, я надеюсь, что работа окажется интересной и для логиков-профессионалов. В ней есть то, что называют новыми результатами, как в идейном, так и в техническом плане. Знающий логическую литературу читатель легко увидит здесь и скрытую полемику по центральным проблемам логики, и принципиально отличный от традиционного подход к проблемам построения логической семантики возможных миров. Он заметит также, что предложенное автором нормализованное понятие вывода открывает возможность дать универсальную формулировку теоремы дедукции. Универсальную в том смысле, что она оказывается применимой к любому логическому исчислению от пустого до тривиального (включающего все правильно построенные формулы соответствующего языка), являясь адекватной для каждого из них.

Читатель, не искушенный в логической технике, хотя ее применение здесь старательно минимизировано, может опустить соответствующие разделы.

Возможно, кому-то из вас уже приходилось слышать словосочетания: неклассическая логика, паранепротиворечивая логика, релевантная логика, немонотонная логика, многозначная логика и другие. Вы увидите, что за всем этим не стоит ничего сверхразумного и, на самом деле, это весьма простые вещи.

Слово релевантный будет встречаться в книге достаточно часто. У него есть специальный, принятый в логике смысл, который будет в соответствующем месте разъяснен. Но если в понимании этого термина, даже по прочтении этой книги, вы удовлетворитесь знанием, что это есть не более чем калька с английского, а в переводе означает уместный; относящийся к делу; такой, какой нужен -- этого будет вполне достаточно.

И с этой точки зрения релевантная логика -- это та самая логика, какой мы в повседневности пользуемся. Случилось так, что математизация и уточнение (экспликация) этой повседневной (релевантной нашим потребностям) логики, приведшая к появлению строгой символической логики, именуемой ныне классической, привела к некоторым не очень приятным последствиям. В обычных рассуждениях человек постоянно коррелирует ход своих мыслей в соответствии с контекстом и потребностями рассуждения, блокируя возможные нелепости, которые могут обнаружить себя при чисто формальном и универсальном применении логических принципов. В рамках формализованных логических теорий подобные блокировки обычно исключены и такие нелепости неожиданно всплывают как обоснованные принципы логики. Их называют парадоксами, но вынуждены терпеть или же перестраивать сложившийся логический аппарат.

Имеющиеся попытки усовершенствовать классическую символическую логику так, чтобы парадоксы не имели в ней места, породили ряд альтернативных логических теорий. Некоторые из них именуются релевантными. По существу, они имеют право на такое именование в той степени, в какой возвращают нас к нормам рассуждений, сложившимся до математизации логики, и в какой при всех своих технических достижениях этим нормам, во всяком случае, не противоречат.

Можно было бы сказать, что построение релевантной логики есть некоторая, удачная или не совсем, попытка адаптации классической символической логики к нормам естественных рассуждений. При этом возникает в определенном смысле парадоксальная ситуация. Возвращаясь на пути такой адаптации к своим истокам, каковыми являются нормы обычных содержательных рассуждений, релевантная логика в связи с новым именем начинает выглядеть как некоторая специфическая, особого вида логическая теория. И вместо того, чтобы по справедливости относить к экстравагантным теориям логику классическую, к таковым относят пытающуюся устранить ее грехи логику релевантную.

Приведу такое сравнение. Пусть некто знает, что существует какой-то весьма специфический (читай, классический) способ общения, при котором, как это имеют место в театре, говорят стихами. Но при этом сам он, подобно мольеровскому Журдену, желал бы научиться другому особому и необычному (читай, релевантному) умению говорить прозой.

Для тех, кто так или иначе связан с политологией, с историей, полезными будут очерки, посвященные возможным мирам, объективным основаниям плюрализма, контрфактическим предложениям. Своего читателя должно найти и исследование логической аргументации известного богослова и ученого П. Флоренского в пользу божественного происхождения Священного писания, несмотря на признаваемую этим мыслителем противоречивость последнего.

И, наконец, любой школьник без какого-либо труда, но с пользой (от неожиданной и естественной необходимости "поворочать" мозгами) сможет прочесть очерк, посвященный парадоксам.

В принципе, каждый очерк является вполне самостоятельным и может читаться независимо от других. Для профессионалов логиков в этом отношении вообще не возникнет никаких проблем. Другим читателям очерки, начиная с пятого, лучше читать в предложенной последовательности. На самом деле все очерки, по идее, доступны даже тем, кто впадает в... (как бы назвать это состояние, когда человек, увидев формулу, выключается и перестает соображать). Возможно, это следовало бы назвать эффектом Ахадова.

Когда-то в студенческие годы мне пришлось выполнять задания по высшей математике с известным ныне кино- и театральным режиссером Валерием Ахадовым (АХАДОВ Валерий Бакиевич (р. 1945), кино- и театральный режиссер. В 1964--65 гг. учился на философском факультете МГУ, после службы в армии окончил ВГИК (1971). Был 1-м секретарем Союза кинематографистов (СК) Таджикистана, секретарем СК СССР. Поставил ряд театральных спектаклей в Душанбе, Магнитогорске, Москве, Никосии (Кипр). Режиссер-постановщик многих художественных кино- и телефильмов. Среди них: "Кто поедет в Трускавец?", "Руфь", "Я сказала, я уйду", "Женщин обижать не рекомендуется".). Преподаватель, очень милая женщина, была обоими нами довольна. Историю о том, как долго я не понимал, что Валерий "не сечет" в математике, и о том, как приходилось выручать его на экзаменах, надо рассказывать отдельно. Позднее он образно разъяснил мне, что чувствует при виде математических символов: "Когда я встречаю выражение два в степени n (2n), я напрягаюсь, но в общем выдерживаю и даже что-то понимаю. Когда же я вижу два в степени n плюс 1 (2n1), это наводит на меня тоску. Но если мне встречается что-то вроде x в степени n в степени n минус 2, я прихожу в ужас и уже ничего не понимаю".

Ниже я еще попытаюсь поговорить на тему, связанную с символикой в логике. Пока главное -- это не впадать в тоску и не приходить в ужас раньше времени.

При написании этой книги для меня важной была не столько профессиональная, сколько дружеская поддержка. В этой связи мне доставляет удовольствие с признательностью назвать таких людей, как Анисов А. М., Васюков В. Л., Герасимова И. А., Ледников Е. Е., Лекторский В. А., Смирнова Е. Д., Смирнова Н. М., Шульга Е. Н. Последняя является единственным в этой компании "кафээном" (кандидатом философских наук). Все остальные "дэфээны".

Ну, а первопричиной всех моих научных изысканий, поначалу для меня самого неожиданных, стал 35 лет назад профессор Зиновьев А. А., заставивший меня заняться исследовательской работой еще в студенческие времена. Началось все с того, что в 1967 на 4 курсе философского факультета МГУ я написал под его руководством курсовую работу "Пропозициональное исчисление с условной дизъюнкцией". (Через десять лет я опубликовал вариант этой работы в научном издании. См.: Методы логического анализа. М.: Наука, 1977. С. 150--159. Возможно, я единственный в мире логик, построивший исчисление с тернарной логической связкой, каковой является условная дизъюнкция, которая предлагает выбор из двух альтернатив A и B в зависимости от того, каким истинным или ложным является некоторое третье утверждение С. Прикладными возможностями этого исчисления воспользовались пока, насколько я знаю, моя дочь, когда писала дипломную работу по математике, и С. Катречко в своей кандидатской диссертации по логике.) В конкурсе студенческих работ в честь 50-летия Великой Октябрьской социалистической революции она завоевала одну из премий, и я получил довольно крупную по тому времени сумму в 70 руб (стоит указать некоторые цены того времени. Литр молока стоил 40 коп., батон хлеба -- 13 коп., килограмм докторской колбасы -- 2 руб. 30 коп., приличные мужские туфли -- 40 руб., бутылка водки "Московская" -- 2 руб. 87 коп., а бутылка армянского коньяка с тремя звездочками -- 4 руб. 12 коп. Проезд на городском транспорте стоил 5 коп., единый проездной -- 6 руб. В студенческой столовой, где были бесплатный хлеб и витаминные салаты, пообедать можно было за рубль. Замечательный артист Роман Карцев сообщает сейчас в телепередаче "Аншлаг", что его официальная зарплата в театре Аркадия Райкина составляла в то время 88 руб.).

Я благодарен также своей жене, заслуженному учителю России, директору московской школы-лаборатории N 875 Сидоренко Наталье Петровне, которая в свое время позволила мне поучительствовать во вверенной ей школе и опробовать некоторые мысли и идеи на учащихся старших классов.

С благодарностью вспоминаю одного московского архитектора, которому я в силу некоторых обстоятельств преподавал философию и который подарил мне тогда, в 1982 году, рисунок, который я использовал в оформлении данной книги. К сожалению, я уже не помню имени автора. Знаю только, что он был в то время главным архитектором одного из московских районов.


 Об авторе

СИДОРЕНКО Евгений Александрович (родился 2 октября 1940 года в г. Балашиха) специалист в области логики; доктор философских наук (1985), профессор (1989). После окончания механического отделения Новочеркасского геологоразведочного техникума (1960) работал в Северной Осетии и Карачаево-Черкесии. Окончил (1968) философский факультет МГУ имени М. В. Ломоносова.

С 1968 г. по настоящее время работает в Институте философии РАН. В 1987-1989 гг. возглавлял сектор логики научного познания. С 1998 г. главный научный сотрудник. Профессор кафедры логики Московского государственного лингвистического университета. Опубликовал две монографии и свыше 100 научных статей (около 30 из них в зарубежных изданиях). Докторская диссертация "Релевантная логика" (1985).

Основные научные результаты -- в области теории логического следования, анализа, экспликации и формализации естественных рассуждений. Одним из первых в стране начал изучение и разработку логических теорий, названных впоследствии релевантными. Ему принадлежит идея построения двухуровневых реляционных семантик возможных миров, в которых никакие логические утверждения не являются беспредпосылочно истинными. Сформулировал универсальную теорему дедукции для произвольных логических исчислений.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце