URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Серебреников В. Загадочный эпизод Французской революции: Людовик XVII --- Наундорф (Question Louis XVII)
Id: 39645
 
79 руб.

Загадочный эпизод Французской революции: Людовик XVII — Наундорф (Question Louis XVII). Изд.2, доп.

URSS. 2008. 104 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-382-00395-5. Букинист. Состояние: 4+. Книга напечатана по дореволюционным правилам орфографии русского языка (репринтное воспроизведение издания 1917 г.).

 Аннотация

Предлагаемая вниманию читателей книга посвящена одному из самых загадочных эпизодов Великой французской революции --- судьбе малолетнего наследника престола, дофина Людовика XVII, умершего 8 июня 1795 года в тюрьме Тампль. Автор, используя ряд источников, рассматривает версию спасения ребенка из тюрьмы, описывает интересы и действия различных политиков и возглавляемых ими группировок в связи с этим событием. Значительная часть работы посвящена истории жизни таинственного человека, появившегося в 1810 году в Берлине под именем Карла-Вильгельма Наундорфа и не без успеха выдававшего себя за Людовика XVII.

Книга является одной из первых работ в отечественной литературе, в которых рассматривается история Людовика XVII и Наундорфа. Она может быть рекомендована как профессиональным историкам и политологам, так и широкому кругу читателей, интересующихся тайнами истории.


 Анонс

После реставрации, которая возвела на трон Людовика XVIII, факт существования и признания Людовика XVII остановил бы весь ход событий и создал бы неисчислимые затруднения. Ввиду этого положения, не особенно разборчивое на средства правительство предпочло принести в жертву семейные соображения ради требований так называемой государственной необходимости, а при незнании истины -- отказаться даже от возможности ее изучить.

Луи Блан

Предполагали, что дофин был освобожден из заключения с согласия комитетов, что другой ребенок заменил его и пал необходимой жертвой жестокосердной политики... Позднее я пожелал узнать, как все это произошло в действительности. Я потребовал представления протокола докторов и был удивлен фразой: "нам представили тело, о котором сказали, что оно -- сына Капета". Это не могло служить доказательством, что это тело было телом дофина... Я распорядился произвести раскопки на кладбище, в месте предполагаемого нахождения трупа. Гроб, хорошо сохранившийся, был открыт в присутствии Савари и Фуше и найден пустым.

Из мемуаров Наполеона Бонапарта, якобы продиктованных им барону де Ламот-Лангону, известному мистификатору

Более чем когда-либо можно утверждать, что в наше время искусство историка -- заговор против истины. Трудно предвидеть, к каким результатам приходишь, делая историю рабыней партийного духа и людских страстей.

Папа римский Лев XIII

 Содержание

Предисловие ко второму изданию (А.В.Стулов)
Предисловие
Людовик XVII
Непризнанный король

 Предисловие ко второму изданию

...Цареубийцы -- освободители народов. Зорко стереги башню Тампль.
-- Башню Тампль! Если бы от меня зависело, я выпустил бы из нее дофина. Я не воюю с детьми.

Виктор Гюго. Девяносто третий год

Судьба наследника французского престола, несостоявшегося короля Людовика XVII, вот уже более двух столетий не дает покоя как профессиональным историкам, так и многочисленным любителям исторических сенсаций. Западноевропейская историография насчитывает сотни книг и статей, посвященных этой теме. Отечественная литература представлена не так широко -- можно назвать книги Е.Б.Черняка "Пять столетий тайной войны" и "Времен минувших заговоры", превосходные статьи Д.Ю.Бовыкина "Людовик XVII: жизнь и легенда" и "Людовик XVII: жизнь после смерти", некоторые другие статьи в периодике и популярных книгах о знаменитых самозванцах и двойниках. Смеем надеяться, что второе издание работы действительного члена Императорского русского военно-исторического обществе, Императорского общества любителей истории и Петроградской архивной ученой комиссии Владимира Серебреникова, впервые вышедшей в год двух российских революций, также не останется без внимания историков и широких кругов читателей.

Книга разделена на две части, в которых автор делает попытку дать ответ на два основных вопроса: удалось ли сыну Людовика XVI покинуть тюрьму Тампль, куда он был заключен вместе с семьей после восстания 1792 года, и был ли Карл-Вильгельм Наундорф, часовых дел мастер из Пруссии, чудесно спасшимся престолонаследником? Автор склонен дать положительный ответ на оба вопроса. Впрочем, как сам он замечает, "спор по этому историческому вопросу далеко еще не исчерпан".

Напомним вкратце предысторию событий. Луи-Шарль, герцог Нормандский, второй сын Людовика XVI и Марии-Антуанетты, считался наследником престола после смерти от туберкулеза старшего сына, Луи-Жозефа-Ксавье. Но монархия пала в результате восстания в августе 1792 г., и семья короля была заключена в тюрьму Тампль. На следующий день после казни отца, случившейся 21 января 1793 г., близкие провозгласили юного Луи-Шарля королем под именем Людовика XVII. Ведущие европейские государства признали нового короля, и его дядя, граф Прованский, объявил себя регентом до совершеннолетия племянника.

Менее чем через полгода ребенок был разлучен с матерью и сестрой (Мария-Антуанетта была казнена 16 октября 1793 г.). С августа 1793 по январь 1794 гг. его наставником был сапожник Симон, вопреки многим слухам обращавшийся с ребенком хорошо, хотя и старавшийся привить сыну короля республиканские убеждения. Затем по решению Комитета общественного спасения дофин был заключен в отдельную комнату, где его охраняли дежурные комиссары -- депутаты решили, что воспитатели ребенку уже не нужны, достаточно охранников.

После переворота 9 термидора (27 июня 1794 года) на следующий день Поль Баррас, один из инициаторов свержения Робеспьера, посетил дофина в Тампле. По его приказу был назначен новый охранник -- креол Жан Лоран, соотечественник любовницы Барраса Жозефины Богарне, будущей императрицы Франции. С октября в в помощь охране направлены комиссары парижских секций. 9 ноября Лорану был придан помощник Гомен, а с 31 марта 1795 г. Лорана заменил Этьен Лан ("мавр сделал свое дело"?). Мальчика навещают члены Конвента, отметившие его апатию, заторможенность и даже немоту.

В начале мая 1795 г. состояние здоровья мальчика ухудшается, и к нему посылают доктора Десо, который прописывает лечение от истощения и направляет в Конвент доклад, позже нигде не обнаруженный. Вскоре после этого врач умирает (жена Десо сообщила своей племяннице, что доктор не признал в мальчике дофина, о чем и доложил Конвенту, после чего был приглашен на обед с несколькими депутатами, а по возвращении скончался). Был назначен новый врач Пеллетен, до этого не видевший дофина, но он не смог ничего сделать -- 8 июня Людовик XVII умер, как писал Е.Б.Черняк, "подточенный золотухой и туберкулезом, от которых скончался до революции его старший брат".

Странные обстоятельства, при которых умер юный король -- и замена тюремщиков, и загадочная смерть некоторых свидетелей (кроме доктора Десо упоминаются помощники гробовщика), и протокол вскрытия со словами врачей "нам сказали, что это тело скончавшегося Капета", и многие другие факты -- все это, по мнению автора, указывает на заговор с целью похищения дофина.

По мнению многих исследователей, к 1795 г. во Франции сложились условия, благоприятствовавшие реставрации монархии, причем не абсолютной, а конституционной, при которой десятилетний ребенок мог стать объединяющей страну символической фигурой. Всеми же делами государства мог управлять регент или глава исполнительной власти, гарантировавший неприкосновенность тем, кто был причастен к смертной казни Людовика XVI и Марии-Антуанетты. Любопытно, что в числе сторонников подобного поворота дел называют и жирондистов, и сторонников Эбера и Дантона, и даже самого Неподкупного -- Робеспьера. Но более всего на роль "реставраторов" подходили те, кто пришел к власти после переворота 9 термидора -- Баррас, Тальен и их сторонники. В.Серебреников прямо указывает на эту группу, желавшую получить от будущего короля гарантии своей безопасности и сохранения нажитых в смутное время состояний. Спасая жизнь юного короля, они намеревались противопоставить его главному претенденту на престол -- графу Прованскому, брату Людовика XVI, и "влиять на дядю с помощью внезапно воскресшего племянника". В заговоре участвовали и женщины ("шерше ля фам") -- Тереза Тальен и Жозефина Богарне -- которые, как полагает автор, "воспользовались своим влиянием... на вождей термидора для той же цели".

Описанные автором коллизии заговора со стороны иногда выглядят несколько курьезно -- например, предположение о двойной (!) подмене ребенка. Хотя, учитывая личности фигурантов дела -- прожженных политиканов типа Барраса, Тальена, Камбасереса, которые вполне могли использовать дофина как пешку (или даже ферзя) в играх с графом Прованским и европейскими державами, преследующими свои интересы -- некоторые догадки автора не лишены оснований. Так или иначе, юному королю (если признать, что он спасся) не удалось предъявить свои права. После термидорианского переворота и нескольких лет бесплодных переговоров и политической борьбы произошла реставрация -- но не та, на которую надеялись роялисты. К власти в результате переворота 18 брюмера (9 ноября 1799 г.) пришел генерал Наполеон Бонапарт, позже провозгласивший себя императором.

Таинственные обстоятельства гибели (или спасения) монарха стали причиной появления множества претендентов на престол. Их число поражает воображение -- Е.Манин в статье "Калейдоскоп" назвал более 30, К.Сапгир в статье "Наундорф -- лже-Людовик 17?" -- 43, а Д.Бовыкин -- около 60 человек. Чаще всего называют следующие имена: Эрваго, вызвавший в 1798 г. своими претензиями насмешки -- вместо тринадцатилетнего мальчика публике явился двадцатилетний молодой человек -- что не мешало ему позже пользоваться покровительством могущественного наполеоновского министра полиции Фуше; Матюрен Брюно, вызвавший сочувствие французов и умерший в тюрьме в 1822 г.; мелкий чиновник из Руана, называвший себя бароном де Ришмоном и преследовавший судебными исками сестру дофина, герцогиню Ангулемскую.

Но наибольший интерес вызвал Карл-Вильгельм Наундорф -- настоящий человек-загадка. С одной стороны, Наундорф -- отсидевший срок фальшивомонетчик, плохо знавший французский язык и до своего появления в Берлине рассказавший историю своей жизни после бегства из Тампля, больше напоминающую авантюрный роман в духе Дюма, чем реальные события. С другой стороны -- он удивил современников сходством с Бурбонами (своим и своих детей и даже потомков), был узнан бывшей кормилицей дофина Рамбо, бывшим министром юстиции Жоли и другими придворными Людовика XVI, обнаружил такое знание дворцовых порядков и подробностей жизни королевской семьи, которому так и не было найдено приемлемых объяснений. Много других поразительных подробностей этого дела читатель узнает из настоящей книги.

Только на исходе XX века была сделана попытка объяснить загадку Наундорфа с привлечением достижений современной науки. Бельгийский ученый Ж.-Ж.Кассиман и немец Э.Бринкман провели анализ ДНК сердца дофина, сохраненного доктором Пеллетеном. Такую же процедуру провели с образцами волос Марии-Антуанетты и двух ее сестер, а также потомков династии Габсбургов -- наших современников. Результаты экспертизы показали, что тот, в чьей груди билось сердце -- предполагаемый Луи-Шарль, герцог Нормандский, несчастный король Людовик XVII, умерший в Тампле -- действительно состоял в родстве с Габсбургами. Ранее были проведены исследования волос и образцов тканей тела Наундорфа, похороненного в Голландии. И ученые объявили -- Наундорф не может быть Бурбоном! Генетическая связь его с королевской фамилией не прослеживается.

Казалось бы, тайна раскрыта! Но не все так просто. "Наундорфисты", объединившиеся вокруг потомка претендента -- авиаконструктора на пенсии Шарля-Эдмона де Бурбона Наундорфа, и образовавшие "Ассоциацию Людовика XVII", подвергли выводы ученых сомнению. Ведь после того как в 1950 г. тело извлекла голландская полиция, нет никаких гарантий, что оно или образцы тканей не были подменены. Недоверие проявилось и по поводу сердца мальчика -- зачем революционеру Пеллетену понадобилось хранить его и не ошиблись ли ученые -- ведь в аббатстве Сен-Дени хранилось еще одно сердце -- старшего сына Людовика XVI, уже упомянутого Луи-Жозефа-Ксавье, умершего накануне революции. Тем не менее, 8 июня 2004 г. сердце Людовика XVII было торжественно захоронено в базилике аббатства Сен-Дени -- усыпальнице французских королей со времен средневековья.

И напоследок хочется сказать несколько слов о феномене самозванцев. В разных странах и в разные эпохи появлялись лжекороли и лжецари -- хорошо известен древнеримский Лженерон; после исчезновения в 1578 г. на поле сражения короля Португалии Себастьяна появилось несколько Лжесебастьянов. Но наибольшее количество самозванцев дала Россия. Некоторые из них, появившиеся зачастую из самых низов российского общества, потрясали огромную империю: имена Лжедмитрия I -- Григория Отрепьева, или Емельяна Пугачева, провозгласившего себя Петром III, становились символом целых эпох. Вспоминаются слова летописца Смутного времени: "Из-за наших грехов по дьявольскому наущению вставали воры, не знаю, откуда они брались... Как у этих окаянных злодеев отверзались уста и язык глаголил? Неведомо откуда брались. Таким праведным коренем назывался то боярский человек, то мужик пашенный". (Кстати, Наундорф хотя и требовал восстановить свое королевское имя, но претензий на престол не выказывал -- хотя тогдашний "король банкиров" Луи-Филипп был другого мнения, выслав нежданного соперника в Англию.) И поныне не утихают споры вокруг судьбы членов семьи Николая II, а число претендентов на престол перевалило за сотню.

Тайны Истории по-прежнему ждут беспристрастных исследователей.

А.В.Стулов
 
© URSS 2016.

Информация о Продавце