URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Абачиев С.К. Традиционная логика в современном освещении: Формальная логика как опытная наука. Учебный курс
Id: 36904
 
329 руб.

Традиционная логика в современном освещении: Формальная логика как опытная наука. Учебный курс

URSS. 2006. 272 с. Мягкая обложка. ISBN 5-484-00538-8. Уценка. Состояние: 5-. Блок текста: 5. Обложка: 4+.

 Аннотация

Настоящая книга представляет собой новую учебную версию введения в формальную логику. В ней систематически показывается своеобразная опытная природа этой науки. Освещается только традиционная формальная логика, так как только она реально имела и имеет базисное общекультурное значение. Предлагаемая версия учебного курса выполняет свою самостоятельную инновационную миссию в деле современного просвещения в вопросах формальной логики. Вместе с тем, она дает концептуально-методический ключ к освоению эволюционной теории познания как веками искомой логики наиболее общего типа. Данная книга вместе с книгой автора "Эволюционная теория познания. Опыт систематического построения" (URSS, 2004) дает первую систематическую версию учебного курса современной логики. Эта версия образует концептуальное ядро наиболее эффективной подачи тематик учебного курса "Философия науки", так как представляет строгие законы рационального человеческого мышления в разных фазах познавательных циклов, а также наиболее общие законы материализации рациональных знаний в технологических процессах и в их инженерно-техническом оформлении.

Инновационный учебный курс, состоящий из двух книг автора, адресуется студентам высших учебных заведений любого профиля, аспирантам, преподавателям, а также всем интересующимся вопросами логики, общеметодологическими вопросами фундаментального и прикладного познания, технического творчества.


 Содержание

Предисловие
Глава 1. Особенности логики как науки
 1.1.Центральная аксиома современной науки логики
 1.2.Уникальность предмета логики и ее методов
 1.3.К истории логики
 1.4.Предмет логики в структуре человеческого мышления
 1.5.Логика и язык
 1.6.Обществоведческая природа логики
 1.7.Логика в научном познании и за его пределами
 1.8.О формализме в мышлении и в других видах человеческой деятельности
Глава 2. Опытное познание и рациональное мышление
 2.1.Основные формы чувственного познания
 2.2.Материалистический сенсуализм -- первооснова научного метода познания
 2.3.Абстрагирующая сущность словесно-понятийного мышления людей
 2.4.Понятие как результат аналитико-синтетической обработки чувственного опыта абстрактным мышлением
Глава 3. Понятие как первоэлемент рационального мышления
 3.1.Основные логические формы мышления
 3.2.Содержание понятия и его объем
 3.3.Круговые схемы Эйлера
 3.4.Операция определения понятий
 3.5.Деление понятий и классификация
Глава 4. Суждение как логическая форма более высокого уровня
 4.1.Основные элементы суждений
 4.2.Основные типы простых суждений. Отображение суждений в круговых схемах
 4.3.Термины суждений и их распределенность
 4.4.Основные типы сложных суждений
Глава 5. Основные особенности умозаключений
 5.1.Виды умозаключений
 5.2.О единстве индукции и дедукции в человеческом мышлении
Глава 6. Непосредственные умозаключения
 6.1.Превращение суждений
 6.2.Обращение суждений
 6.3.Противопоставление предикату
 6.4.Умозаключения по логическому квадрату
Глава 7. Сложные высказывания
 7.1.Логические формулы сложных высказываний
 7.2.Таблицы истинности высказываний
 7.3.Тождественно-истинные высказывания
 7.4.Фактуальные высказывания
 7.5.Противоречащие высказывания
Глава 8. Силлогизмы
 8.1.Предварительные замечания
 8.2.Простые категорические силлогизмы
  8.2.1.Структура простого категорического силлогизма
  8.2.2.Правила терминов
  8.2.3.Правила посылок
 8.3.Сокращенные и сложно-сокращенные силлогизмы
 8.4.Условные силлогизмы
  8.4.1.Чисто условные силлогизмы
  8.4.2.Условно-категорические силлогизмы
  8.4.3.Условно-разделительные (лемматические) силлогизмы
 8.5.К вопросу о диалектике
Глава 9. Основные законы формальной логики
 9.1.Закон тождества
 9.2.Закон противоречия
 9.3.Закон исключения третьего
 9.4.Закон достаточного основания
Глава 10. Основы теории аргументации
 10.1.Доказательство и его структура
 10.2.Прямое и косвенное доказательство
 10.3.Опровержение
 10.4.Правила доказательных рассуждений
 10.5.Внелогические аспекты аргументации
  10.5.1.Предварительные замечания
  10.5.2.Уловки
  10.5.3.Роль ценностных установок в аргументации
  10.5.4.Интуиция в структуре аргументации
Глава 11. Ограниченность формальной логики
 11.1.Неизбежность "смутного мышления" на ранних этапах познания
 11.2.Основные логические особенности философского познания
 11.3.Двойственная результативность логической последовательности мышления
 11.4.Формальная логика и проблема "алгоритма открытия"
 11.5.Есть ли строгие законы у полнокровного, эвристического мышления людей?
 11.6.Эволюционная гносеология и так называемая диалектическая логика
Примечания
Контрольные вопросы и упражнения

 Предисловие

По своему методу данная книга сродни знаменитой книге Ф.Клейна "Элементарная математика с точки зрения высшей". Мы представляем традиционную формальную логику с позиций эволюционной теории познания. Последняя обобщает и систематизирует познавательный опыт науки современного исторического типа. Наука этого типа, в первую очередь, является опытной и экспериментальной. Лишь на такой первооснове с эпохи Г.Галилея и И.Ньютона она стала ограниченно, но все более эффективно теоретизируемой. И в свете современной эволюционной гносеологии с ее общенаучным методологическим компонентом традиционная формальная логика, берущая свое начало с трудов античного мыслителя Аристотеля, представляется весьма специфически, но все равно опытной наукой.

Обосновывать эту констатацию в первых абзацах предисловия неуместно. Этот основополагающий факт весьма сложный и многоплановый, поэтому он может быть неопровержимо показан только поэтапно, всеми главами и параграфами данной книги. Его разносторонняя констатация опровергает многие стереотипы относительно формальной логики и ее возможностей. Эти стереотипы идут из античной эпохи -- из эпохи первых шагов науки логики, в которую эта наука никак не могла быть зрелой. Они остаются популярными в современной академической и учебной литературе по логике. Тем не менее, их пора менять на более адекватные представления о том, что такое формальная логика, чем она сильна и в чем она слаба, на что она в человеческом познании способна и на что не способна.

Как это часто бывало и бывает в науке (не говоря о философии, с которой наука логики была прочно связана тысячелетиями), в данном случае античные стереотипы освещены многовековыми традициями. Поэтому они склонны тиранически царствовать в умах философов и ученых-логиков. Но, как это тоже часто бывало и бывает, адекватные альтернативы этим устаревшим стереотипам очевидны для непредвзятых умов, особенно -- молодых. Поэтому современная систематическая интерпретация традиционной формальной логики заслуживает того, чтобы быть представленной в форме новой версии учебного курса для высших учебных заведений любого профиля. В этой версии учебный курс формальной логики имеет самостоятельное значение. Он не только обретает свою просторную "экологическую нишу" в богатой современной учебной литературе по формальной логике, но и стимулирует существенные и многообразные коррективы в этой литературе, где еще остаются влиятельными античные стереотипы формальной логики, сильно преувеличивающие ее возможности в рациональном человеческом познании.

Вместе тем, целевые установки данного учебного курса этим не ограничиваются. Освоение традиционной формальной логики с новой расстановкой акцентов на ее специфически опытной природе дает концептуально-методический ключ к эффективному освоению эволюционной гносеологии как веками искомой логики наиболее общего типа. Данная книга и ранее изданное наше систематическое введение в эволюционную гносеологию дают учебный курс современной логики. Под современной логикой мы понимаем эволюционную гносеологию, которая, в основном, сформировалась и может быть изложена систематическим образом. Традиционная формальная логика входит в нее на правах важного раздела -- теории познания в зрелых фазах познавательных циклов, где есть возможность систематически оперировать сформировавшимися содер-жательными понятиями по поводу изучаемых объектов. Насколько нам известно, эта наша попытка является первой версией такого систематического представления логики наиболее общего типа, которое свободно от пережитков и рецидивов ее понимания как "диалектической логики" в духе соответствующих версий гегельянства и диалектического материализма.

Такая версия систематической подачи эволюционной гносеологии специфически совпадает с историей науки логики от эпохи Аристотеля до настоящего времени. В методологии познания общественных процессов с многовековой историей и в методике систематической подачи его результатов есть важный принцип единства исторического и логического. Он требует, чтобы систематическая подача знаний совпадала с реальной историей саморазвития и усложнений их объекта. Но это не значит, что теория объекта с длительной и сложной историей должна быть неким систематическим описанием всей этой истории. Систематическое развитие теории такого объекта должно совпадать с его историей только в узловых моментах. В частности, то обстоятельство, что освоение современным новичком эволюционной гносеологии должно начинаться с освоения традиционной формальной логики, соответствует реальной истории науки логики только в том плане, что в самосй этой 2400-летней истории сначала были заложены основы традиционной формальной логики, которые этап за этапом проторяли путь к науке современного исторического типа с ее самосознанием -- эволюционной гносеологией. Но сама традиционная формальная логика при этом подается отнюдь не в первородной аристотелевской версии, а в сасмой со-временной. Тем самым умственное развитие новичка, осваивающе-го эволюционную гносеологию, избавляется от блужданий в былых лабиринтах и тупиках богословской, философской и научной мысли европейцев на пути от логики Аристотеля к современной эволюционной гносеологии. Это называется онтогенетическим повторением филогенеза науки логики от античности до наших дней.

Такая подача предмета в двух наших книгах является инновационной. Как в гегельянстве, так и в диалектическом материализме веками искомая логика наиболее общего типа именовалась диалектической и при этом резко противопоставлялась формальной логике. Мы решаем старинную философскую проблему соотношения фо-рмальной логики и эволюционной гносеологии в ключе методологического принципа соответствия. Согласно ему, старая и менее общая теория (в данном случае -- формальная логика) поэтапно освещает познанию путь к формированию новой и более общей теории (в данном случае -- эволюционной гносеологии). После формирования последней она критически перерабатывается, но остается в ее составе в качестве важного теоретического раздела (подтеории).

С эволюционной гносеологией связывался и связывается общенаучный методологический компонент. О нем в нашем курсе современной логики много будет сказано. Здесь же подчеркнем два момента.

Во-первых, с понятием "методология познания" нашим молодым читателям следует изначально и прочно связать понятие "научная самодисциплина рационального мышления". Рациональное мышление -- это человеческое мышление в словах и понятиях (вербальное) в большем или меньшем соответствии с законами логики. Но его эффективность может быть очень разной. В общем, в определенной степени логика всегда при нас. Все мы впервые стали "стихийными рационалистами" в возрасте от 2 до 5 лет, когда освоили родной язык. И если человек не изучает логику, то его рациональная мыследеятельность остается на низком уровне методологической самодисциплины -- на уровне стихийного здравомыслия. Открывая объективные законы рациональной человеческой мыследеятельности, наука логики этап за этапом осознавала ее реальные возможности. Понимание этих возможностей и есть исторически все более зрелая методологическая самодисциплина человеческого мышления. И очевидно, что в начале XXI столетия, по крайней мере, людям с высшим образованием не подобает оставаться на уровне стихийного здравомыслия, которое впервые стало методологически дисциплинироваться и окультуриваться еще в античную эпоху.

Во-вторых, формальная логика также имеет свой общенаучный методологический компонент. Более того, она имеет основополагающий общекультурный компонент. Наука современного исторического типа стала в Новое время инновационной, в первую очередь, в плане методов опытного познания. Между тем, теоретическое мышление с логическими выкладками культивируется в любой сфере человеческой деятельности, включая бытовую, и культивировалось в донаучные эпохи. Конечно, начиная с эпохи Г.Галилея и И.Ньютона, наука обрела и развивает свои методы эффективных теоретизирований. Но логические законы теоретического мышления одни и те же как в науке, так и за ее пределами. Разница только в формах их проявлений.

С основополагающим общекультурным значением науки логики прямо связана базисная роль учебных курсов логики в структуре высшего образования любого профиля.

На рубеже третьего тысячелетия мировой педагогической общественностью четко осознаны две ключевые характеристики эффективной системы современного высшего образования. Это -- его фундаментализация и гуманитаризация. Они одинаково важны в подготовке специалистов любого профиля -- гуманитарного, естественно-научного, инженерно-технического. Их реализация широко признана важнейшим условием подготовки специалистов, квалификация которых соответствовала бы объективным требованиям современной эпохи с ее беспрецедентным динамизмом, частыми сменами господствующих научных концепций, недопустимостью узко-технократического подхода к решению сложных проблем, сложным взаимодействием разных типов национальных культур и др.

Основная идея фундаментализации состоит в том, чтобы во главу угла квалификации специалиста поставить знания особого рода. Во-первых, эти знания должны быть из того класса знаний, которые исторически достаточно устоялись, истинность которых остается непоколебимой, несмотря на бурные изменения в современных науках о природе, человеке и обществе. Во-вторых, именно эти знания должны сформировать специалиста с гибким, новаторским мышлением -- специалиста, способного всю жизнь учиться и переучиваться. Этого от него властно требует исключительный динамизм нынешней эпохи, который заявляет о себе буквально в любом виде профессиональной деятельности.

Эта проблема весьма сложная. Она дробится на ряд более частных проблем, соответствующих особенностям высшего образования того или иного профиля с той или иной специализацией. Часть из них давно решена. Так, в образовании юристов общепризнана фундаментальная роль теории государства и права, в образовании экономистов -- экономической теории, в образовании инженеров -- высшей математики и информатики, в образовании специалистов по тепловым двигателям -- термодинамики и т.п. Вместе с тем, остается остро дискуссионным вопрос о наиболее фундаментальной дисциплине, которая должна быть поставлена во главу угла высшего образования любого профиля с любой специализацией.

Проблема гуманитаризации высшего образования -- это, не в пос-леднюю очередь, проблема преодоления негативных последствий узкой специализации профессиональной деятельности людей, а также проблема их приобщения к богатству современных знаний о человеке и обществе. Эта проблема не новая. Еще в XIX в. Ф.Энгельс говорил о профессиональном кретинизме узкого специалиста. Козьма Прутков сравнивал образованность специалиста с флюсом, поскольку она также имеет односторонний характер. В наше время кто-то из сочинителей афоризмов великолепно подметил, что неученый дурак поражает широтой мышления, а ученый дурак -- узостью. В последние годы во всем мире в программах подготовки специалистов любого профиля усиливается гуманитарная компонента. Ищутся новые подходы в деле приобщения студентов к идейному богатству мировой философии. Общеобязательными становятся учебные курсы психологии, социологии, культурологии, отечественной и мировой истории. Однако концептуально-методическая увязанность этих дисциплин не может считаться удовлетворительной. Открытой проблемой остается ключевая гуманитарная дисциплина, которая должна быть поставлена во главу угла гуманитаризации высшего образования любого профиля с любой специализацией.

По нашему убеждению, которое разносторонне обосновано в двух наших книгах по современной логике, освоение студентом-пер-вокурсником элементов логики и теории познания идеально соответствует исходному положению как фундаментализации высшего образования любого профиля, так и его гуманитаризации. Во-первых, это дает ему знание именно тех законов, которые определяют структуру рациональной человеческой мыследеятельности независимо от многообразия ее конкретных форм, от исторической изменчивости конкретных областей знаний. Это -- в аспекте базисной фундаментализации. Во-вторых, как показывают обе наших книги (особенно, вторая), наука логики является сугубо обществоведческой теорией. Как и в любой общественной науке, в ней систематически изучается своя форма человеческой деятельности (познавательная) в единстве субъективно-целевых и общественно-необходимых факторов, детерминант. Это -- в аспекте базисной гуманитаризации.

Что может быть ближе любому человеку, чем его мышление и общение в словах и понятиях с себе подобными? Отметим еще раз, что все мы становимся "стихийными логиками" в возрасте от 2 до 5 лет, когда овладеваем основами родного языка. Повторим также, что законы логики одни и те же в мышлении ученого-естественника, инженера, обществоведа. Более того, они же управляют человеческим мышлением за пределами науки -- в философии, в богословии, в искусстве, в быту. Научное мышление имеет свои особенности, но они не таковы, чтобы в корне менять открытые логикой законы. А это значит, что логика может апеллировать к опыту словесно-по-нятийного мышления из любой научной и ненаучной сферы человеческой деятельности. Логика, таким образом, имеет уникально широкую опытную базу. Как следствие, в деле ее преподавания имеются уникальные методические возможности апеллировать к жизненному опыту буквально каждого человека независимо от его склада ума и рода деятельности.

Отметим также, что исторически именно логика была оформлена Аристотелем в качестве одной из первых научных дисциплин в современном смысле (наряду с геометрией Евклида и небесной механикой Птолемея). Согласно уже упоминавшемуся принципу единства исторического и логического, лучшей методикой подачи учащимся нового блока знаний является та, которая в основных чертах следует реальной истории формирования этих знаний, их развития от простого к сложному, от низшего к высшему. Постановка логики во главу угла высшего образования удовлетворяет и этому требованию, поскольку именно с логики Аристотеля исторически начался интеллектуальный прогресс европейской культуры, породивший современное многообразие наук о природе, человеке и обществе.

Таким образом, на роль исходного пункта учебного курса современной логики законно претендует традиционная аристотелевская логика как наиболее древняя часть научных знаний о человеческом мышлении.

Этой части формальной логики нередко противопоставляется так называемая нетрадиционная формальная логика. Последняя начала бурно развиваться с середины XIX столетия. Для нее характерно широкое использование обобщенно-символической формы представления логических законов и смыкание с математической логикой, ставшей во второй половине XX в. первоосновой компьютерных алгоритмов автоматических вычислений. Мы сознательно оставляем в стороне это исторически новейшее развитие формальной логики. Во-первых, потому, что ее превращение в элемент массовой интеллектуальной культуры не представляется первостепенной задачей. Эта задача может быть успешно решена лишь тогда, когда массовым явлением станет владение основами традиционной аристотелевской логики. Однако до такого положения дел и в наше время весьма далеко. Во-вторых, нетрадиционная формальная логика остается логикой дедуктивного мышления, тогда как качественное обобщение формальной логики предполагает открытие столь же строгих законов мышления индуктивного.

Но здесь мы покидаем область науки о достоверном выводном мышлении и вступаем в область науки о правдоподобных суждениях и умозаключениях с вероятностными выводами. С XVII в., с эпохи Ф.Бэкона, Г.Галилея и И.Ньютона вопрос о статусе логики индуктивного мышления остается остро дискуссионным. Этот вопрос в XIX--XX вв. был дополнительно запутан факторами идеологического характера. Имеются в виду притязания марксистской диалектики на монопольную роль логики качественно нового типа по сравнению с формальной логикой Аристотеля. Такое понимание диалектической логики было особенно сильно дискредитировано идеологическими мифологизациями в рамках советизированного марксизма.

В нашей книге "Эволюционная теория познания. (Опыт систематического построения.)" доказательно развивается версия, согласно которой теория индуктивного познания уже не принадлежит области формальной логики. Индуктивное мышление -- сугубо эвристическое, поисковое, нестрогое. Оно не совмещается с идеей алгоритмизации мыслительной деятельности человека, пронизывающей дедуктивную логику Аристотеля, равно как и нетрадиционную формальную логику. И, тем не менее, у эвристического познания есть свои строгие законы, и оно может быть осмыслено с помощью ряда достаточно устоявшихся понятий. Часть из этих понятий (и законов) действительно была выработана (и открыта) в рамках гегельянства и марксистской теории познания. Другая часть -- в рамках немарксистской логики и методологии науки. К настоящему времени зрелость ряда соответствующих концепций такова, что их уже можно разъяснять на элементарных и наглядных моделях. Вместе с тем, и в настоящее время достаточно далеко до сведемния эволюционной теории познания (гносеологии) как логики качественно нового, наиболее общего типа в целостную систему. Тем не менее, ее важнейшие понятия, принципы и законы уже допускают эффективную популяризацию на уровне учебных курсов, адресуемых самой разнообразной студенческой аудитории.

В своей попытке учебной популяризации элементов эволюционной теории познания мы исходим из трех положений, которые вряд ли можно оспаривать. Во-первых, классическому марксизму, а также советской логике и методологии науки, в этой области принадлежит ряд ключевых результатов. Во-вторых, рамками марксизма наработка элементов эволюционной гносеологии не ограничивалась и не ограничивается. В-третьих, в деле эффективной учебной популяризации эволюционной гносеологии отнюдь не обязательно дожидаться, когда сложатся все предпосылки для ее приведения в органически целостную концепцию.

Конечно, когда эволюционная гносеологии будет сведена в единую систему в соответствии с методическими канонами оптимальной систематизации научных знаний, в научном и общекультурном развитии человечества произойдет эпохальный переворот, сравнимый лишь с созданием аристотелевской логики. В настоящее время речь можно вести только об эффективной учебной популяризации ее отдельных элементов -- центральных понятий и ряда законов, управляющих эвристическим мышлением людей.

Но и это уже немало. Помимо резкого повышения общей интеллектуальной культуры десятков миллионов людей, получающих высшее образование, такая популяризация позволит по-новому подойти к изучению дисциплин общемировоззренческого и общегуманитарного цикла. Появляется реальная возможность достигнуть концептуально-методической связности в подаче студенческой аудитории таких дисциплин, как "Концепции современного естествознания", "Психология и педагогика", "Религиоведение", "Культурология", "Философия". Ведь во всех этих дисциплинах одной из ведущих тем так или иначе является тема рационального мышления людей и его отношений с другими формами человеческого мышления. Исходное знакомство студентов с элементами формальной логики и теории рационального познания даст им естественную идейную базу для осмысления более сложных форм человеческого мышления, характерных для философии, богословия, социопсихологии, основных типов культур. Наконец -- для повседневного, обыденного мышления, которое также сильно отличается от мышления в науке, где сознательно и методично культивируется только рациональная мыследеятельность людей.

Данная книга вместе с нашей "Эволюционной теорией познания" представляет собой едва ли не первую попытку эффективной учебной популяризации таких тем, которые до сих пор освещались, в основном, лишь в академических исследованиях типа знаменитой "Структуры научных революций" Т.Куна или работ школы Э.В.Ильенкова, посвященных марксовым законам теоретического синтеза знаний. Мы отдаем себе полный отчет в том, что наша вторая книга -- из области педагогических экспериментов, результаты которых по определению не могут быть бесспорными. Но бесспорной представляется и необходимость таких экспериментов в наше время, когда над отечественными исследователями и педагогами уже не довлеют идеологические штампы советизированного марксизма.

Вместе с тем, и данная книга, посвященная традиционной формальной логике, не дублирует многочисленные учебники, предлагаемые в последние годы. Ее главной задачей является разносторонняя подготовка читателей к пониманию того, что эволюционная гносеология действительно является веками искомой логикой качественно нового и наиболее общего типа. Объективно эволюционная гносеология в качестве зрелой научной теории (а не умозрительно-философской) могла сформироваться лишь на базе достаточно разностороннего исторического опыта научно-техноло-гического отношения людей к объективному миру. А такой опыт начал систематически умножаться лишь в европейской культуре Нового времени. И лишь во второй половине XX в. он раскрыл себе столь разносторонне, что стало возможно четкое осознание ряда законов эвристического индуктивного познания. Стало возможно освобождение соответствующих концепций (особенно, гегельянских и марксистских) от элементов наивной первопроходческой гордыни, от неизбежной отягощенности пережитками философской умозрительности, давшими обильные рецидивы в рамках советизированного марксизма. Нечто качественно новое может быть лучшим образом понято лишь на основе разностороннего понимания старого. Этой очевидной методологической истине надо систематически следовать и в освещении вопроса о качественной новизне эволюционной гносеологии по сравнению с формальной логикой.

В нашем освещении традиционной формальной логики будет систематически делаться основной упор на то, что она связана с эмпирическим, опытным познанием существенно теснее, чем это обычно представляется. Более того, только наличие у человека обширных и разносторонних опытных знаний об осмысливаемом предмете превращает формальную логику в работоспособный инструмент познания. В противном случае именно формальная логика становится в познании главной виновницей "смутного мышления", уводящего от истины и оставляющего людям минимальные шансы на взаимопонимание по поводу исследуемого предмета.

Вряд ли у этого тезиса найдется много оппонентов. Но его ключевая роль в разрешении старинной проблемы соотношения формальной логики и эволюционной гносеологии пока не оценена по достоинству. В меру своих сил мы постараемся исправить такое положение.

В целом данную книгу можно считать полезным дополнением к многочисленным учебникам по формальной логике. Но еще раз подчеркнем, что ее основная цель очень далека от цели пополнить соответствующую богатейшую литературу очередным учебным пособием.

В данном предисловии уместно провести некоторую аналогию науки логики с современной физикой элементарных частиц.

Исследователи субъядерного микромира десятилетиями вдохновляются пониманием того, что осмысливают структурную первооснову, фундамент мироздания. Нет такого объекта во Вселенной, который, в конечном счете, не состоял бы из элементарных частиц. Поэтому их будущая единая теория должна повлечь за собой ранее не виданную унификацию понятий не только физики, но также химии и биологии. Понимание всего этого помогает физикам преодолевать беспрецедентные технические и концептуальные трудности на пути познания субъядерного микромира. Место науки логики в структуре наук о человеке и обществе во многом похоже на место физики элементарных частиц в структуре современного естествознания. Нет в безмерно многообразной общественной жизни такого явления и процесса, первооснову которого не составляла бы деятельность людей, так или иначе осмысливаемая ими в словах и понятиях на основе законов логики. Именно поэтому законы логики имеют самое прямое отношение к понятийному строю любой гуманитарной науки. Именно поэтому постановка логики во главу угла высшего образования одновременно дает ключ как к проблеме его фундаментализации, так и к проблеме его гуманитаризации.

Вместе с тем, у логики есть и существенное отличие от субъядерной микрофизики. Концепции последней поныне остаются доступным знанием лишь для нескольких сотен специалистов во всем мире. Но трудно найти что-нибудь более близкое каждому человеку и более доступное для человеческого понимания, чем логические понятия и законы. В логике, как нигде в науке, подобное познается подобным.

Отмеченное отчетливо понималось и веками культивировалось в классическом европейском высшем образовании, в котором изучению аристотелевской логики придавалось значение концептуально-методического ключа ко всем учебным дисциплинам богословского, философского профиля, а в Новое время -- и научного профиля в современном смысле. В этом плане классическая высшая школа мудро следовала упоминавшемуся принципу единства исторического и логического. А именно: поскольку в реальной истории европейской культуры христианской эры логика Аристотеля выступила в роли праматери всех последующих форм богословского, философского и научного рационализма, соответствующее индивидуальное умственное развитие студентов (их умственный онтогенез) должно в основных чертах соответствовать этой реальной истории (филогенезу) европейской интеллектуальной культуры. На это и работала классическая концепция высшего образования, которая отчетливо понимала, что общекультурное и общеобразовательное значение логики того же элементарно-основополагающего качества, что и общекультурное и общеобразовательное значение грамматики языка.

В советскую эпоху в отечественной высшей школе эта многовековая классическая традиция была насильственно прервана. В положение базисной учебной дисциплины высшей школы был поставлен дико вульгаризованный и идеологически мифологизированный диалектический материализм. Он представлялся как наивысшее и всесовершенное развитие науки логики, осуществленное исключительно классиками марксизма-ленинизма и ими же изложенное в форме стройной теории научного качества. Этот идеологический миф сталинской эпохи вопиюще расходился даже с ленинским пониманием проблемы в "Философских тетрадях" (1915 г.), но на нем успело воспитаться не одно поколение советских людей, включая специалистов в области логики и методологии познания. Сложилась мощная порочная традиция высокомерно-пренебрежительного отношения к аристотелевской логике при незнании ее основ. Все это многие советские специалисты не только сплошь и рядом демонстрировали сами, но и миллионами тиражировали в учебной литературе для высшей школы. Результатом быстро стало массовое методологическое одичание советской интеллигенции -- утрата той общеметодологической дисциплины рационального мышления, которой может научить только логика и которой она веками учила в русле классической традиции.

В постсоветскую эпоху это положение в отечественной высшей школе стало выправляться, но еще далеко не лучшим образом. В ныне действующем Государственном образовательном стандарте дисциплина "Логика" не прописана всецело в блоке общемировоззренческих и общегуманитарных дисциплин федерального компонента с общеобязательным экзаменом.

В своей программе базисной фундаментализации и гуманитаризации высшего образования любого профиля мы призываем срочно восстановить в отечественной высшей школе многовековую традицию классической высшей школы, прерванную в советский период. В этом плане наша версия решения актуальнейшей проблемы современной высшей школы консервативна. Ее инновационность в том, что во главу угла всего блока общемировоззренческих и общегуманитарных дисциплин предлагается поставить современную науку логики, дополненную устоявшимися и прочно обоснованными элементами эволюционной гносеологии как веками искомой логики наиболее общего типа. И в этом деле мы сознательно и систематически следуем в двух своих книгах тому же общеметодологическому принципу единства исторического и логического. А именно: поскольку эволюционная гносеология в основных чертах сформировалась в XIX--XX вв. как методологическое обобщение познавательного опыта экспериментально-теоретической науки Нового времени, традиционная формальная логика как исторически наиболее ранняя форма науки логики должна быть поставлена в учебном курсе на первое место. К концу главы 8 нашей книги "Эволюционная теория познания" читатели смогут понять соответствующую методологию познавательного освоения системно-исторических объектов и соответствующую методику учебной подачи новичкам результатов этого освоения.

Книга "Эволюционная теория познания" представляет эволюционную гносеологию как такое качественное обобщение и развитие науки логики, которое она в решающей степени получила на марксистском направлении разработки. Особенно, в советскую эпоху -- наперекор всему идеологическому театру абсурда трижды партийной и трижды подцензурной отечественной "марксистско-ленинской науки".

В этой связи в данном предисловии необходимо со всей решительностью подчеркнуть, что полная деидеологизация эволюционной гносеологии и вообще науки логики становится делом жизненной важности. Тур ее идеологизации в духе советизированного марксизма в течение всего XX в. не позволил ей стать мощ-ным просветительским фактором. В том числе, и по причине ее антимарксистской идеологизации на Западе как не менее антинаучной реакции на дикости советизированного марксизма. Инерция антимарксистской идеологизации эволюционной гносеологии в западной философии науки продолжается, хотя на этом направлении со "Структуры научных революций" Т.Куна (1962 г.) исследователи все более ориентируются на эволюционный подход к феномену человеческих знаний, избавляясь от пережитков одержимости логическим позитивизмом в 30--50-г. гг. XX в. В лице Г.Фоллмера (1975 г.) западная философия науки взяла на вооружение даже термин "эволюционная теория познания". Но в таком ключе на логико-методо-логические истины, давно известные и основательно разработанные в марксизме, западная философия науки может выходить еще многие десятилетия. Более того, в отечественной логике и методологии познания становятся сильными тенденции нигилистического отрицания всего того, чтос в области эволюционной гносеологии было наработано марксистскими классиками, а также под вывеской диалектического материализма в советскую эпоху. В общем, в нашей стране наметился новый тур идеологизации эволюционной теории познания -- теперь уже антимарксистской.

Между тем, будучи логикой наиболее общего типа, эволюционная гносеология объективно имеет к пагубным для науки идеологическим страстям и "сшибкам" ценностей такое же отношение, как формальная логика, грамматика или математика. То есть, не имеет ровным счетом никакого отношения. Физиков нет надобности убеждать в том, что идеологические позиции и политические кредо коммуниста Ф.Жолио-Кюри и антикоммуниста Э.Тэллера не имеют никакого отношения к результатам этих ученых в области ядерной физики. Нечто прямо аналогичное имеет место и в эволюционной гносеологии. В частности, для ее истин не имеют никакого значения идеологические позиции и политические кредо К.Маркса и Ф.Энгельса, с одной стороны, и антимарксиста К.Поппера -- с другой.

Пора это массово понимать, особенно -- современному российскому студенчеству, свободному от идеологических комплексов советской эпохи и наиболее способному к беспристрастной позиции в рассматриваемом круге вопросов. В противном случае великие общеметодологические истины эволюционной гносеологии и весь XXI век будут находиться в состоянии прозябание вместо того, чтобы уже сегодня стать мощным просветительским и общекультурным фактором.

В настоящее время для вузов ряда профилей и аспирантур Государственным образовательным стандартом узаконивается учебная дисциплина "Философия науки". Две книги нашего инновационного учебного курса современной логики дают концептуальное ядро этой дисциплины, так как систематически представляют строгие законы рационального человеческого мышления в разных фазах познания новых объектов, а также наиболее общие законы материализации рациональных знаний в технологических процессах и в их инженерно-техническом оформлении. Автор в меру своих сил постарался сконцентрировать в двух своих книгах все лучшее, чтос было выработано в отечественной философии науки XX века наперекор всем уродствам ее злостной идеологизации в советский период, особенно, в 30--50-х гг. Наши книги пополняют ряд тех учебных пособий, авторы которых отдают должное этим достижениям, держат достоинство отечественной философии науки высшего мирового класса и не склонны брать за образцы для слепых подражаний соответствующие евро-американские стандарты.


 Рецензия

Данная книга замышлялась и была написана С.К.Абачиевым как первая часть "пилотного" учебного курса эволюционной теории познания, избавленного от пережитков и рецидивов "диалектической логики", с которой в марксистско-ленинской традиции отождествлялась эволюционная гносеология как веками искомая логика наиболее общего типа. Поэтому в начале своего отзыва я остановлюсь на ее роли в этом качестве и в связи с ранее выпущенной в свет его книгой "Эволюционная теория познания. (Опыт систематического построения.) " (М.: Едиториал УРСС, 2004. -- 520с.)

В 2004 г. в задуманной форме выпустить свой учебный курс автору не удалось. Перспектива защиты докторской диссертации потребовала выпустить "Эволюционную теорию познания" в форме монографии, хотя систематичность изложения ее тем и дидактические находки С.К.Абачиева сохраняют ее качества экспериментального учебного курса эволюционной гносеологии несмотря на то, что автору пришлось убрать из него соответствующие практикумы. В той монографии традиционной формальной логике как концептуально-методическому ключу к эволюционной гносеологии автор был вынужден уделить лишь небольшую главу 1. Теперь он восполняет этот пробел, выпуская в свет "Традиционную логику в современном освееении".

На мой взгляд, эта книга и опирающаяся на ее результаты "Эволюционная теория познания" дают не только экспериментальный учебный курс современной логики и методологии науки. Они составляют концептуально-методическую "сердцевину" учебного курса "Философия науки", ныне вводимого для ряда направлений высшей школы и аспирантур. Это так потому, что в них систематически представляются строгие законы рациональной человеческой мыследеятельности дедуктивного и индуктивного типов, освееению которых в учебных курсах "Философии науки" очевидным образом должен отдаваться приоритет. Десятки лет специализируясь на исследовании основных законов эволюционной гносеологии, конструктивно-критически развивая результаты Б.М.Кедрова, П.В.Копнина, Д.П.Горского, Э.М.Чудинова, В.С.Тюхтина, В.С.Степина, Е.А.Мамчур, Л.Б.Баженова, Ю.В.Сачкова, школы Э.В.Ильенкова и др., будучи автором методологических и дидактических находок на этом направлении, С.К.Абачиев имеет все основания выступить со своей экспериментальной версией эффективного учебного курса эволюционной гносеологии, в который учебный курс формальной логики входит на правах органической и ключевой составной части. В сочетании с оптимизированным курсом "Концепции современного естествознания" (добротная версия которого у автора также имеется), этот экспериментальный и весьма своевременный учебный курс, по-моему, способен внести генеральный порядок в курсы "Философии науки", концентрируя в себе достижения отечественной философии науки XX в. и не впадая в модные теперь переориентации на евро-американские стандарты в этой области.

Подход С.К.Абачиева к старинной проблеме соотношения формальной логики и веками искомой логики наиболее общего типа не имеет ничего общего с пережитками и рецидивами "диаматовских" стереотипов горделивого превозношения "диалектической логики" перед логикой формальной. Насколько мне известно, не имеет его подход и никаких аналогов ни в отечественной литературе, ни в зарубежной. С.К.Абачиев в этом ключевом вопросе радикально разрывает с методологией и методами философских трактатов. Он не только призывает к переориентации в этой проблеме на современную методологию теоретизированной науки, но и обеими своими книгами систематически показывает, как эта проблема просто и естественно разрешается с позиций принципа соответствия. Развитие тем обеих его книг систематически соотносится с этим принципом, с методологией единства исторического и логического, с методикой онтогенетического повторения новичком, осваивающим современную логику и методологию познания, филогенеза науки логики в европейской культуре от эпохи Аристотеля до наших дней. Эта методология и методика представляются читателям уже в предисловии к "Традиционной логике в современном освееении" (с.6--7, 13--14), на особенностях которой я теперь и остановлюсь.

Современный книжный рынок России представлен многочисленными учебниками по формальной логике, но они по большей части вызывают нарекания как со стороны педагогов, так и со стороны издателей. Все чаще приходится слышать, что большинство современных учебников дает далеко не ту формальную логику, которая жизненно необходима для первичного методологического окультуривания мышления хотя бы всех людей, получающих высшее образование. После разоблачения "диалектической логики" и в условиях нынешнего кризиса в понимании того, что же такое на самом деле веками искомая логика наиболее общего типа, многие учебники по формальной логике заполняются логикой символической, а то и математической. С.К.Абачиев справедливо подчеркивает, что эта исторически новейшая часть формальной логики не имеет общекультурного значения и неизвестно, когда и как его обретет, в то время как традиционная логика худо-бедно, но "всегда при нас" с возраста после 5 лет (с.10--11, 231). И этот "стихийный рационализм" пора в массовом порядке методологически дисциплинировать и окультуривать хотя бы на первичном уровне аристотелевской логики в ее современных версиях.

По поводу "Традиционной логики в современном освееении" выскажусь как ее читатель, профессионально искушенный в вопросах методологии науки: книга по-настоящему инновационна как в своем исходном положении о специфическом, но сугубо опытном характере традиционной формальной логики (с.5), так и в систематических конкретизациях этого положения во всех ее темах, начиная с темы понятий и кончая темами теории аргументации, а также ограниченностей формальной логики. Разделяю мнение автора о том, что, наряду с ролью концептуально-методической основы дальнейшего представления начал эволюционной гносеологии, эта книга не просто претендует на самостоятельную и обширную "экологическую нишу" на рынке учебной литературы (хотя бы уже потому, что будет легко усваиваться людьми с гуманитарным складом ума и чуждыми формул и исчислений символической логики). Она заставит внести существенные коррективы во всю современную учебную и даже академическую литературу по формальной логике, где остаются влиятельными античные стереотипы формальной логики как науки о чисто выводном, теоретическом мышлении, не нуждающемся в обращениях к опыту, к практике (с.110--112, 115--135, 216--219 и др.).

На мой взгляд, С.К.Абачиев по-научному корректно и конструктивно отдает свою дань и "диалектической логике", с которой в марксистско-ленинской традиции отождествлялась эволюционная гносеология как веками искомая логика наиболее общего типа (с.226--230). Согласен с ним в том, что диалектическую логику впредь следует связывать с той частью традиционной формальной логики, которая посвящена культуре использования законов тождества, противоречия и исключения третьего. Разделяю констатацию С.К.Абачиевым того, что в гегелевско-марксистской традиции эта культура была низкой и что в ней стимулирующий закон противоречия сплошь и рядом подменялся нормативным законом исключения третьего. Автор показывает это в нескольких местах своего учебника, показывает убедительно, на конкретном материале (с.140--145 и др.).

В целом, "Традиционная логика в современном освееении" С.К.Абачиева, на мой взгляд, должна иметь серьезный успех на современном рынке учебной литературы, в том числе и на зарубежном. Но гораздо важнее то, что эта книга станет одним из немногих учебных пособий, доступных для студентов и аспирантов с любыми складами ума и исследовательских интересов.

Доктор философских наук, заведующий сектором междисциплинарных исследований Института философии РАН
В.И.Аршинов

 Об авторе

Сергей Константинович Абачиев

Кандидат философских наук, заведующий кафедрой общегуманитарных дисциплин Института социально-экономического прогнозирования и моделирования. Области исследовательских интересов -- традиционная формальная логика и эволюционная теория познания, философские проблемы труда и техники, православно ориентированные религиоведение, культурология и историософия, взаимодействие науки и религии. В разработке проблем логики и методологии науки впервые обратился к тщательной логико-гносеологической рефлексии над элементарными познавательными процессами научного и ненаучного типов. Автор прогностичной теории развития фундаментального естествознания, построенной на началах основных законов эволюционной теории познания. Автор инновационной концепции одновременной фундаментализации и гуманитаризации высшего образования любого профиля на началах базисного учебного курса современной логики и методологии познания.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце