URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Сиротинина О.Б. Порядок слов в русском языке
Id: 36604
 
259 руб.

Порядок слов в русском языке. Изд.3

URSS. 2006. 176 с. Мягкая обложка. ISBN 5-484-00507-8. Уценка. Состояние: 5-. Блок текста: 5. Обложка: 4+.

 Аннотация

В предлагаемой читателям книге рассматриваются три функции порядка слов: грамматическая, коммуникативная и стилистическая. В ходе работы используются методы синтаксического и функционального анализа, статистический и экспериментальный методы. Анализируя роль порядка слов в организации словосочетаний и предложений, автор показывает, что порядок слов в русском языке нельзя считать свободным, при этом общие закономерности порядка слов письменной и устной речи в пределах одного стиля, а также разных стилей письменной речи почти не отличаются. В русском языке с его развитой системой флексий коммуникативная и стилистическая функции порядка слов проявляют себя особенно сильно.

Книга предназначена тем, кто хочет совершенствовать свое умение правильно говорить и грамотно писать на русском языке.


 Содержание

Введение
Определение-определяемое
Сказуемое-прямое дополнение
Сказуемое-косвенное дополнение, обстоятельство
Главные члены предложения
Порядок частей в составных сказуемых
Роль порядка слов в организации словосочетаний и предложений. Функции порядка слов. Ошибки в порядке слов
Заключение
Материалы исследования

 Введение

Порядок слов в русском языке в последние годы привлекает к себе внимание многих языковедов. Исследуется порядок слов и в современном русском языке, и в древнерусском языке. Однако исследованию подвергается или порядок отдельных членов предложения, или порядок слов в отдельных памятниках, (произведениях, или, наконец, в связи с исследованием актуального, синтагматического членения предложения. Особняком стоят исследования порядка слов в связи с задачами машинного перевода. Общие закономерности расположения слов в русском языке, функции порядка слов и особенности "порядка слов в разных видах и стилях речи применительно ко всем членам предложения до сих пор не исследованы. До сих пор бытует неправильное мнение о свободном порядке слов в русском языке.

Однако, несмотря на широко распространенное мнение о свободном порядке слов в русском языке, как совершенно правильно замечает О.А.Лаптева, всюду исследуются нормы расположения слов. Неправильность мнения о свободе порядка слов в русском языке подчеркивается И.А.Фигуровским. Мнение о свободе порядка слов в русском языке, вошедшее в учебные пособия, приводит к явным ошибкам в порядке слов в переводах, выполненных иностранцами, в школьных сочинениях, а иногда и в газетах, приключенческой литературе, мешает учителю в его работе. Свободы порядка слов в русском языке нет, но обусловленность порядка слов в русском языке меньшая, чем в языках с так называемым твердым порядком слов, и функция его не только грамматическая.

В современном языкознании не все ученые признают наличие грамматической функции порядка слов в славянских языках, поскольку грамматическое членение выражается в них формами слов. Действительно, флективность русского языка дает возможность варьировать порядок слов в предложении в зависимости от его коммуникативного (смыслового, актуального) членения, но это не лишает порядок слов его грамматической значимости. В этом отношении совершенно правы О.А.Лаптева, Е.М.Галкина-Федорук и другие ученые, признающие, что порядок слов в русском языке выполняет грамматическую функцию.

Грамматическая функция порядка слов проявляется не только в строгой норме расположения союзов, предлогов, союзных слов; взаимопорядка главных членов в предложениях с прямой речью, с одинаковыми формами подлежащего и сказуемого; взаимопорядка подлежащего и дополнения в случае их формального неразличения (ср. знаменитое Мать любит дочь). Порядок слов несомненно участвует (хотя и не является единственным средством) в выражении грамматического членения предложения не только в таких случаях. Ярким показателем этого является известная фраза Л.В.Щербы Глокая куздра штеко будланула бокра и курдячит бокренка, где квалификация куздра как подлежащего, а бокра как дополнения зависит от порядка слов (Ср. Глокая бокра будланула куздра). Обычно эта зависимость квалификации члена предложения от его местоположения не замечается, так как в настоящих словах русского языка различить, является ли а флексией именительного падежа женского рода или родительного -- винительного мужского, помогает само слово (пантера, пума, кабана, тигра), однако тот факт, что синтаксическая квалификация "слов" куздра и бокра в дайной фразе никогда не вызывает никаких затруднений, явно свидетельствует о существовании определенных норм расположения членов предложения в русском языке.

Об этом же свидетельствует различная синтаксическая квалификация одной и той же формы настоящего русского слова в зависимости от ее местоположения. (Ср. Лампочка под потолком тускло светила. Лампочка тускло светила под потолком; Лодка с парусом была продана. Лодка была продана с парусом).

Но грамматическая функция порядка слов проявляется не только в различении членов предложения, но и в организации членов словосочетаний. Вслед за акад. В.В.Виноградовым, проф. Е.М.Галкиной-Федорук и др. под словосочетанием нами понимается не всякое сочетание слов. "Словосочетание -- это сочетание слов, организованное по законам данного языка и выражающее какое-нибудь (понятие, хотя и сложное, и способное служить его обозначением". Следовательно, под словосочетанием понимаются только непредикативные подчинительные сочетания слов с необходимыми грамматическими и смысловыми связями (грамматическая связь согласования, сильного управления и тесного примыкания) и с определенным порядком слов. О грамматической роли порядка слов в организации словосочетаний можно найти указания в Грамматике русского языка АН СССР, на материале атрибутивных словосочетаний грамматическая роль порядка слов очень хорошо показана в диссертации О.А.Лаптевой.

Каждый тип словосочетаний имеет свои нормы порядка слов (препозиция зависимого члена при его согласовании и постпозиция при управлении). Изменение порядка слов ведет к разрушению словосочетания -- изменению синтаксической роли зависимого члена (атрибутивные отношения переходят в предикативные, полупредикативные) или расчленению сложного представления (подробнее смотри соответствующие главы), при этом грамматическая связь полностью сохраняется (Летний день, День летний). Следовательно, одно согласование или управление для организации словосочетания еще недостаточно. Существенную роль в организации словосочетаний играет порядок слов.

Разумеется, небезразличны к порядку слов и сочетания слов, не обладающие тесным грамматическим и смысловым единством словосочетания. Однако в них грамматическая функция организации сочетаний обычно подавлена коммуникативной или грамматической же функцией различения членов предложения (Ср. лампочка под потолком и светила под потолком).

По грамматическим нормам порядка слов (располагаются и части составных сказуемых, являющиеся в предложении единым целым.

Отличие русского порядка слов от английского, французского и т.д. не в отсутствии у него грамматической функции, а в том, что в русском языке основными функциями порядка слов являются как грамматическая, так и коммуникативная функция, которая иногда подавляет грамматическую.

Коммуникативная функция (порядка слав, во-первых, помогает выявлению его коммуникативного состава (известное, данное, исходное для говорящего помещается в начале предложения, новое, то, что является основным в сообщении, отодвигается к концу предложения); во-вторых, обеспечивает выражение степени коммуникативной значимости слова, не являющегося собственно новым. Роль порядка слов в выражении коммуникативного членения исследована в литературе довольно широко, вторая сторона исследована лишь в статьях автора данной работы.

Коммуникативная и грамматическая функции порядка слов обычно действуют одновременно и не противореча друг другу: Он (Пастухов) вдруг понял, что впервые сказал Веригину "ты", и это мгновенно тронуло его самого (Федин, Костер). Коммуникативная и грамматическая структуры предложения не противоречат друг другу, слова располагаются в соответствии с грамматической и коммуникативной функцией порядка слов. Но бывает, что коммуникативная функция "заглушает" грамматическую: Он увидел открытые ворота на даче, -- его ожидали (Там же). Его препозитивно сказуемому, так как является данным, его место обусловлено не грамматически, а коммуникативно.

Грамматическая и коммуникативная функции в разной степени проявляются в разных видах речи и в разных членах предложения. Грамматическая функция особенно заметна в тех членах предложения, которые образуют словосочетания (особенно в определяемом -- определении и сказуемом -- прямом дополнении), выражаются словосочетаниями (пять яблок, несколько человек, множество людей и т.д.) или при помощи служебных, вспомогательных слов (составные сказуемые). Эти члены предложения и наиболее нормированы но порядку слов. Место других членов предложения (главных, обстоятельств и косвенных дополнений) в большей степени зависит от коммуникативной структуры предложения. Их расположение поэтому более свободно.

Значительную роль играет вид и стиль речи: устная и письменная речь пользуются разными способами выражения коммуникативного членения: в устной речи оно выражается главным образом интонационно; в письменной речи -- главным образом порядком слов (иногда знаками препинания, служебными словами), отсюда и различия в порядке слов устной и письменной речи. Большое значение для порядка слов имеет разговорный или официальный характер речи. Меньшую роль играет принадлежность речи к художественному или научному, деловому или публицистическому стилю. В основном, это сказывается лишь в разной степени использования стилистической функции порядка слов.

Стилистическая функция порядка слов проявляется в художественном и публицистическом стиле как средство стилизации речи, эмоциональности повествования и как индивидуальная авторская особенность.

В настоящей работе исследуется расположение членов предложения в художественном (проза) и научном стиле письменной речи и в разговорном и в научном стиле устной речи. Анализируется также стилизованная разговорная речь художественных произведений.

Поскольку в художественном стиле большую роль играет индивидуальная авторская манера, по художественному стилю использован разнообразный материал, включающий в себя произведения ведущих русских писателей, начиная с Фонвизина и кончая нашими современниками. По научному стилю использованы языковедческие, медицинские и математические тексты. Из каждого произведения выписывалось на карточки по 100 соответствующих предложений из начала, середины и конца произведения (т.е. по 300), что давало возможность производить статистические подсчеты. Некоторые произведения расписывались на карточки целиком.

Устная речь анализируется на основе магнитофонных записей лекций и живой разговорной речи, произведенных в 1959 и 1962--1963 гг. В качестве разговорной речи записывалась непринужденная речь в домах научных работников  г.Саратова (членов "их семей, их гостей, рабочих, производящих побелку и т.д.). Беседы велись на различные темы (чисто бытовые: о собаках, мороженом, театральных постановках и т.д., профессиональные: о студентах, собраниях, лекциях, диссертациях) в спокойном и раздраженном тоне. В половине случаев беседующие не знали, что их разговор записывается. Всего записано 15 км магнитофонной ленты со скоростью 19,5 см в сек. В каждой беседе принимало участие 2--3 человека, всего записана речь 25 человек, из них 20люди с высшим образованием. Вся запись затем была списана с магнитофона, причем отмечались паузы и логические ударения. Списывание производилось автором и двумя работниками кафедры русского языка СГУ (записи 1959 г. -- асс. Э.А.Клочковой, записи 1962--63 гг. -доц. Г.Г.Полищук). Отсутствие расхождений в выделении слов с логическим ударением позволяет говорить об объективности такого восприятия речи.

Часть текста (отдельные фразы из записей 1962--1963 гг.) была проверена двумя аудиторами (следовательно, фактически четырьмя аудиторами) и записана на 8-шлейфовом осциллографе. Осциллографической записи можно было подвергнуть только фразы из беседы, проведенной в специально организованной обстановке (комната с мягкой мебелью, занавесами, отключенными электрическими приборами) и лишь те, где участники беседы не перебивали друг друга и не производили какого-либо шума (движения, шуршания бумагой и т.п.).

Для сравнения в исполнении нескольких дикторов (двое мужчин и две женщины) были сделаны осциллограммы контрольных фраз. Кроме того, контрольные фразы проверялись на катодном осциллографе со ждущей разверткой (СН-1). Четыре фразы были записаны в 1 МГПИИЯ в исполнении двух московских дикторов и затем записаны на интонографе.

Трудности расшифровки осциллограмм фраз живой разговорной речи (большой фон при слитности произношения и часто малой интенсивности) потребовали тройной проверки расшифровки:

1. Пословная осциллографическая запись той же фразы в исполнении того же лица (результатов почти не дала, так как в живой разговорной речи рисунок фразы очень сильно из меняется).

2. Проверка на катодном осциллографе.

3. Осциллографическая запись частей фраз.

Анализировались в осциллограммах:

1. Длительность звучания слов в зависимости от их местоположения и коммуникативной роли (в миллисекундах).

2. Интенсивность звучания в зависимости от местоположения и коммуникативной роли слова (в миллиметрах).

По техническим причинам образцы осциллограмм не приводятся, их данные приведены в таблицах.

Аудиторы выделяли во фразе слово с логическим ударением, определяли степень слитности слов во фразе и интенсивности их звучания. Данные осциллограмм и аудиторских показаний анализируются в соответствующих главах.

Весь материал (как письменной, так и устной речи) был проанализирован в контексте и расписан на карточки, а затем статистически обработан. В связи с тем, что порядок слов, как выяснилось, очень сильно зависит от темы, стиля повествования, индивидуальной авторской манеры и т.д., материал нельзя считать однородным в статистическом отношении и независимым. Поэтому в работе, как правило, приводятся абсолютные цифры и их процентное соотношение, а не средние показатели, выведенные по математическим формулам. Проверка материала методами средних квадратических отклонений, дисперсии и т.д. показала, что статистические средние выравнивают материал, делают его более однородным, чем он есть на самом деле Так, в письменной речи в составном именном сказуемом 1 типа (см. соответствующую главу) среднее арифметическое случаев обратного порядка частей =5, дисперсия =25, среднее квадратическое отклонение (ст) =5, ошибка =1,09, т.е. с вероятностью в 0,97 обратный порядок частей должен встретиться в 2--8 случаях из 100, но в 8 наших выборках (из 21) фактические данные выходят за пределы этого интервала. В составном именном сказуемом II типа среднее арифметическое случаев обратного порядка частей = 20, среднее квадратическое отклонение (сг) =8,8, дисперсия =78, ошибка =1,9, т.е. с вероятностью в 0,97 обратный порядок должен встретиться в 14--26 случаях из 100, но в 11 наших выборках (из 21) фактические данные выходят за пределы этого интервала. В составном глагольном сказуемом среднее арифметическое случаев прямого порядка частей = 96,6, среднее квадратическое отклонение=2,7, дисперсия = 7,7, ошибка = 0,39, т.е. с вероятностью в 0,97 прямой порядок должен встречаться в 95,5--97,8 случаях из 100, но 36 наших выборок (из 52) дают данные, выходящие за пределы этого интервала. Предпочитаем поэтому оперировать в работе фактическими интервалами частот. Статистические данные представлены в таблицах и графиках.

Таким образом, в работе были использованы методы синтаксического и функционального анализа, статистический и экспериментальный методы.

Поскольку в литературе употребляется ряд терминов, используемых разными лингвистами в разном значении (словосочетание, логическое ударение и т.д.), а также синонимичных и даже дублетных (коммуникативное, актуальное, смысловое, функционально-семантическое членение; данное, исходное, основа высказывания и т.д.), указываем избранные в данной работе термины и то значение, которое вкладывается в них автором.

Словосочетание -- сочетание слов, основанное на грамматически необходимых связях, выражающее тесное смысловое единство.

Коммуникативное членение -- актуальное, смысловое членение. Коммуникативное-название более точное, так как оно действует в процессе и в целях коммуникации, и более удобное как термин.

Данное (группа данного, собственно данное) -- для обозначения известного в предложении (из контекста или ситуации).

Исходное -- психологический субъект предложения, не являющийся для слушателя (читателя) известным.

Новое, собственно новое -- та часть предложения, ради которой оно произносится или пишется.

Коммуникативный состав предложения -- наличие в предложении двух коммуникативных членов (данного и нового) или лишь одного из них, распределение членов предложения между данным и новым.

Коммуникативная структура предложения -- взаимопорядок данного и нового, место собственно данного, степень коммуникативной значимости членов предложения.

Синтаксическая структура предложения -- тип предложения, наличие тех или иных членов предложения, наличие или отсутствие словосочетаний.

Логическое ударение -- подчеркнутое фразовое ударение.

Эмфатический -- обладающий повышенной эмоциональной выразительностью.

Абсолютная препозиция -- расположение слова в абсолютном начале предложения.

Абсолютная постпозиция -- расположение слова в абсолютном конце предложения.

Все эти термины используются в качестве рабочих.

В начале книги рассматривается порядок тех членов предложения, в которых он грамматически обусловлен, затем рассматривается порядок тех членов предложения, в которых ведущей является коммуникативная функция порядка слов, и, наконец, порядок частей внутри одного члена предложения -- сказуемого.

Часть материала была использована ранее при публикации автором статей по отдельным членам предложения; поэтому в данной книге приводятся примеры только из тех произведений и бесед, которые не использованы в статьях. По сравнению со статьями книга представляет собой обобщение, материал рассматривается более углубленно, с привлечением экспериментальных методов. Увеличение материала и более углубленный его анализ привели к пересмотру некоторых положений, высказанных автором в статьях.


 Об авторе

Ольга Борисовна Сиротинина (род. в 1923 г.)

Известный российский языковед, доктор филологических наук. Окончила Саратовский государственный университет (СГУ). Профессор кафедры русского языка и речевой коммуникации факультета филологии и журналистики СГУ с 1967  г. В течение 20 лет заведовала кафедрой русского языка СГУ. Заслуженный деятель науки РФ, член-корреспондент Российской академии естественных наук, академик Международной академии наук высшей школы. Директор Института русского языка, литературы и журналистики при факультете филологии и журналистики СГУ. Создатель саратовской школы функциональной социолингвистики. Автор свыше 350 научных работ, посвященных современной разговорной речи, функциональным стилям, проблемам культуры речи.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце