URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Абачиев С.К. СОВРЕМЕННОЕ ВВЕДЕНИЕ В ФИЛОСОФИЮ. Методы философии, еe предметы и реальные возможности. Курс лекций
Id: 34865
 
626 руб.

СОВРЕМЕННОЕ ВВЕДЕНИЕ В ФИЛОСОФИЮ. Методы философии, еe предметы и реальные возможности. Курс лекций

URSS. 2006. 544 с. Мягкая обложка. ISBN 5-9710-0057-8.

 Аннотация

Предлагаемое учебное введение в философию концептуально и методически завершает серию экспериментальных учебных пособий автора по современной логике, концепциям современного естествознания и религиоведению, подготовленных в ключе его инновационной программы базисной фундаментализации и гуманитаризации высшего образования любого профиля. С позиций современной логики и методологии познания оно освещает хронически дискуссионную проблематику предмета, методов и возможностей философии. Этому способствует также систематическая опора данного учебного пособия на знания о современном многообразии форм естественно-научного рационализма, о плюрализме и многоукладности реального современного научного мировоззрения, о качественном своеобразии методов научного и религиозного познания. В книге систематически развенчивается позитивистский миф о философии как о некой сверхнауке.

Содержание учебного пособия не исчерпывает тематик, определенных Государственным образовательным стандартом для курсов философии. В двухсеместровых курсах философии оно соответствует их первой половине. Опираясь на результаты данного историко-методологического введения в философию, можно существенно лучше подать их вторую половину, посвященную многообразию конкретных философских учений.


 Содержание

ПРЕДИСЛОВИЕ

РАЗДЕЛ 1. ФИЛОСОФИЯ КАК ОТРАСЛЬ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ И ДУХОВНОЙ КУЛЬТУРЫ НАРОДОВ И ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

ТЕМА 1. Специфика философских методов познани
 1.1.Наука и философия -- знания и мудрость
 1.2.Человеческое познание в условиях острого и долговременного дефицита достоверных опытных знаний
 1.3.Основные логико-гносеологические особенности философских теорий
 1.4.Рационализм научный и рационализм философский
  1.4.1."Рационализм" -- понятие сложное и сугубо историческое
  1.4.2.Философия и наука логики: первый эскиз к картине взаимосвязанного исторического развити
  1.4.3.Проблема человеческого взаимопонимания в науке и в философии
  1.4.4.Новаторское мышление в науке и в философии
  1.4.5.Важное отступление в культурологию: о цивилизационных и культурных факторах общественной жизни
  1.4.6.Наука и философия: соотношение общечеловеческого и этнического
 1.5.О предметах философии
ТЕМА 2. Философия как самосознание исторических эпох и народов
 2.1.Светская философия -- исторически новый феномен мирового историко-философского процесса
 2.2.Традиционная широта философского мышления и ее историческая первопричина
 2.3.Феномен идеологии и его роль в мировом историко-философском процессе

РАЗДЕЛ 2. ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ ИСТОРИИ МИРОВОЙ ФИЛОСОФИИ. МИРОВАЯ ФИЛОСОФИЯ КАК МНОГОУКЛАДНЫЙ ФЕНОМЕН КУЛЬТУРЫ

ТЕМА 3. Основные этапы мирового историко-философского процесса
 3.1.Европейская философия от античности до наших дней
  3.1.1.Античная философия и ее Богоискательство
  3.1.2.Святоотеческое богословие
  3.1.3.Средневековая схоластика
  3.1.4.Европейская философия от Возрождения до Реформации
  3.1.5.Спекулятивная метафизика XVI-XVII вв.
  3.1.6.Английский материализм XVII в. Методологические инновации Г.Галиле
  3.1.7.Картезианский рационализм
  3.1.8.Научно-технологическая традиция Нового времени и философское самосознание науки
 3.2.Духовные и философские традиции Восточного культурного региона
  3.2.1.Общая панорама мировой культуры и мировой философии
  3.2.2.Мусульманская культура и философи
  3.2.3.Индийская культура и философи
  3.2.4.Китайская культура и философи
ТЕМА 4. Системный историзм мировой философии как феномена культуры
 4.1.О многоукладности системно-исторических феноменов
 4.2.Многоукладность современной мировой философии
 4.3.Ценностная относительность в понимании авангардных рубежей и архаичных слоев философии
 4.4.Позитивистская версия мирового историко-философского процесса по Конту--Энгельсу и реальное развитие мировой философии

РАЗДЕЛ 3. ФИЛОСОФИЯ И ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ПОЗНАНИЕ ПРИРОДЫ

ТЕМА 5. Процесс разрушения европейской рационалистической натурфилософии
 5.1.Английский эмпиризм и французский рационализм XVIII в.
 5.2.Структура дифференциации частных опытных наук о природе
ТЕМА 6. Научная философия: мифы и реальность
 6.1.Философское "наукоучение" немецкого классического идеализма
 6.2.Религиозно-философская система Гегеля и особенности ее натурфилософского компонента
 6.3.Концепция научной философии в классическом и советизированном марксизме
 6.4.О реальном научном мировоззрении

РАЗДЕЛ 4. ФИЛОСОФИЯ И ОБЩЕСТВОВЕДЕНИЕ

ТЕМА 7. "Распочкование" спекулятивной философии истории на многообразие частных общественных наук
 7.1.Синкретизм спекулятивной философии истории
 7.2.Эволюционизм научного обществоведения и роль классического марксизма в его разработке
 7.3.История научного обществоведения и идеологический фактор
 7.4.Философия истории, научное обществоведение и историософи
ТЕМА 8. Философское учение марксизма
 8.1.Концептуальное триединство марксизма и направления его развити
 8.2.Материалистическое понимание истории
 8.3.Противоречивый вклад Ф.Энгельса в эволюционизм естествознани
 8.4.Марксизм классический и марксизм советизированный
 8.5.Вклад марксистско-ленинской философии в становление эволюционной теории познани
 8.6.Марксизм и атеизм

РАЗДЕЛ 5. СОВРЕМЕННАЯ ФИЛОСОФИЯ И РЕЛИГИЯ

ТЕМА 9. Философия религии и религиозная философи
 9.1.Многоукладность мирового феномена религии. Ограниченные возможности его научного познани
 9.2.Подход философии религии и его слабости
 9.3.Подход религиозной философии и его конфессиональность
 9.4.Приоритетность историософских проблем в христианской религиозной философии
 9.5.История европейской философии христианской эры в свете концепции С.Н.Булгакова
ТЕМА 10. Национальные особенности русской философии
 10.1.Традиционная православно-историософская направленность
 10.2.Традиционный скептицизм по отношению к философскому рационализму Западной Европы
 10.3.Отечественная философия и национальные особенности русской интеллигенции
 10.4.Русский философский рационализм XIX-XX вв
 10.5.Советизированный марксизм как феномен отечественной культуры
 10.6.Возрождение полнокровной отечественной философии в постсоветскую эпоху

РАЗДЕЛ 6. СОВРЕМЕННЫЕ ИТОГИ САМОПОЗНАНИЯ ФИЛОСОФИИ

ТЕМА 11. Радикальная демифологизация природы философии, ее методов и возможностей
 11.1.Четкое различение исторически преходящих и вечных философских проблем
 11.2.Окончательное опровержение прогрессистской концепции историко-философского процесса по Конту-Энгельсу
 11.3.Понимание философии в ее истинном многоукладном и исторически изменчивом многообразии
 11.4.Развенчание мифов о возможностях философского познани
 11.5.Обретение высокой методологической культуры выбора, постановки и исследования философских проблем
ТЕМА 12. Философия профессиональная и философия любительска
 12.1.Плюсы и минусы профессиональной философии
 12.2.Плюсы и минусы любительской философии. Ее соблазны и опасности
 12.3.О пользе бессистемного освоения философских учений
 12.4.О необходимости методичного освоения "философий чего-то"
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
ПРИМЕЧАНИЯ
ПРИЛОЖЕНИЕ 1. Когда и каким образом приобщать российское студенчество к философии?
ПРИЛОЖЕНИЕ 2. Как не надо подавать современную философию науки

 Предисловие

Данный курс лекций подготовлен в рамках конкретного исполнения нашей программы базисной фундаментализации и гуманитаризации высшего образования любого профиля (1). Он увенчивает наши инновационные учебные пособия по современной логике (2), по теории аргументации (3), по концепциям современного естествознания (3), (4) и по религиоведению (6).

Недостающим звеном в этом концептуально-методически едином комплексе учебных пособий по дисциплинам общемировоззренческого и общегуманитарного блока остается учебный курс культурологии, непосредственно развивающий результаты курса религиоведения. Его подготовка является существенно более сложной за-дачей по сравнению с подготовкой данного курса лекций по философии. Это так в силу того, что сам феномен мировой культуры является существенно более сложным по сравнению с феноменом мировой философии как его частью. Мы отдаем себе отчет в том, что наше личное участие в подготовке такого курса культурологии может быть сугубо частичным в коллективе соавторов. В данной книге в подпараграфах 1.3.4 и 1.3.5 темы 1 мы только освещаем отдельные ключевые положения культурологии, позволяющие по-нять сущность философии как феномена не столько цивилизационного, сколько культурного.

Таким образом, предлагаемый курс лекций по философии является далеко не наиболее полной версией. Тем не менее, и данная версия предлагается нами как наиболее современное учебное введение в философию в богатом многообразии учебной литературы по этому предмету. На такую заявку нам дают право наши конкретные результаты в области логики и методологии познания. Дает нам такое право и наша общая установка на систематический анализ философии как специфической области познания с позиций современной, зрелой логики и методологии науки.

Такая установка в высшей степени естественна. Тем не менее, она является не только инновационной, но и горячо оспариваемой. На это есть свои многообразные причины. Здесь для начала коснемся лишь двух таких причин.

Во-первых, такая установка могла быть четко осознана лишь в последние десятилетия, когда сама логика наиболее общего типа в лице эволюционной гносеологии окончательно "отпочковалась" от материнского лона европейской философии в качестве зрелой теории научного качества. До этой эпохи, начиная с эпохи Аристотеля, развитие и качественные обобщения науки логики осуществлялись в лоне философии. Поэтому до эпохи закладки основ европейской экспериментально-теоретической науки современного типа в XVI--XVII вв. ни о каком зрелом научном самосознании философии, ни о какой высокой методологической самодисциплине ее теоретизирований объективно не могло быть речи. То же можно сказать и про эпоху немецкого классического идеализма, когда научно-методоло-гическое самосознание науки лишь вступило в новую фазу своего драматичного становления. Классики марксизма лишь заложили основы системы эволюционной гносеологии, но не построили самосй этой системы, да и не могли этого сделать на уровне научных достижений своей эпохи. Поэтому их методологический анализ философии был двойственно результативным. Так, наряду со своей непреходящей критикой философского спекулятивного рационализма, они позитивистски сузили предмет философии до предмета теории познания. Лишь интенсивное изучение методов и результатов беспрецедентно динамичной и революционной науки XX в. усилиями как марксистских, так и немарксистских исследователей могло дать зрелую систему эволюционной гносеологии. И лишь с ее позиций объективно открывается беспрецедентная возможность разностороннего критического анализа методов философии в ключе систематического сопоставления с методами науки.

В этой связи следует обратить внимание на то, что история европейской философии (а в дальнейшем -- и науки) христианской эры началась с логики Аристотеля. Только с этим первичным научным пониманием рационального человеческого мышления, только на основе его первичной методологической самодисциплины, только на основе первичного обуздания стихийного рационализма человеческой мыследеятельности стало возможным дальнейшее развитие философии, а с XVI--XVII вв. -- науки в тесном взаимодействии с философией. Создание адекватных версий методов познания всегда так или иначе предшествовало крупным успехам самогос познания на его конкретных поприщах. Будь то логика Аристотеля в IV в. до н.э. или программа Ф.Бэкона в XVII н.э., прорывы в адекватном понимании познавательных методов радикально дисциплинировали человеческую мыследеятельность благодаря новым пониманиям ее реальных возможностей. Последнее, помимо прочего, означало ее демифологизацию, сознательное прекращение погонь за призраками -- совершенно аналогично тому, как открытие закона сохранения энергии в физике XIX в. прекратило погоню ученых и изобретателей за призраком вечного двигателя.

Во-вторых, наша установка по сию пору будет многими оспариваться по той причине, что эти многие наши оппоненты находятся в плену всевозможной мифологии по поводу природы философии, а также возможностей ее методов. Реализация нашей установки уже в разделе 1 расчистит эти концептуальные авгиевы конюшни в современном самосознании философии -- наследие как былой естественной методологической незрелости философии, так и злостного идеологического мифотворчества в XX в., особенно -- в лоне советизированного марксизма. Для многих это развенчание мифов станет психологически дискомфортным призывом отказаться от привычных стереотипов мышления и творчества. Но даже в науке подобное периодически неизбежно. Что же касается философии, то в ней дискуссионность концепций -- правило с редкими исключениями. Так что, сама по себе непривычность нашего подхода в философской профессиональной среде не есть нечто из ряда вон выходящее. Нетипично то, что наш подход не приглашает к новым дискуссиями, но требует прекращения многих дискуссий по вопросам, которые в философии дискутировались веками. Но такова вообще аргументация зрелой логики и методологии познания. Она не может быть судьей конкретным результатам частных наук, но может быть судьей и конструктивно-критическим советчиком их методам. А уж что касается методов философии, где по сию пору полно пережитков и рецидивов даже спекулятивного рационализма образца XVI--XVII вв., то здесь современная методология познания имеет полное право действовать даже "бульдозерными" методами.

Студенческой части наших читателей с самого начала полезно знать об этой специфике философии как области совместной творческой деятельности людей с историей более чем в 2,5 тысячелетия.

На фоне науки Нового времени как индустрии особо надежных, достоверных знаний философия в решающей мере представляется вечным дискуссионным клубом. История философии -- это история не столько находок, сколько поисков. Но сами эти поиски по мере развития методологии науки все более соотносились с методами науки, с ее наиболее дисциплинированным рационализмом. И с оформлением эволюционной гносеологии в статусе теории научного качества настала долгожданная пора на деле пройтись методологическим "бульдозером" по архаичным и мифическим версиям природы философских знаний, их предмета и возможностей.

Эти версии на удивление живучи. Они подобны нагромождениям трущоб, обитатели которых не только свыклись с такой жизнью, но и считают ее нормальной. И те молодые читатели, которых наша книга впервые вводит в круг философских проблем, оказываются в счастливом положении свидетелей сноса этих трущоб и перепланировки методологического самосознания философии по образцам зрелого методологического самосознания науки. Забираться в лабиринты этого "трущобного мегаполиса" им нет никакой надобности. С нашей помощью они совершат лишь несколько ознакомительным "полетов" над ним, чтобы без сожалений с ним расстаться и включиться в процесс современного методологического "градостроительства" философии. А в этот процесс многие из наших молодых читателей рано или поздно включатся. Ведь философские теоретизирования весьма привлекательны, зачастую затрагивают отнюдь не отвлеченные академические вопросы. Плюс к этому, они осуществляются на естественном языке и широко доступны людям с высшим образованием -- в отличие от узко специализированных теоретизирований науки, особенно, на языке математики.

Среди самых зловредных заблуждений относительно философии, а также ее освоения новичками, есть такое, которому следует уделить внимание уже в данном предисловии. Это -- неадекватная оценка роли знаний из области истории философии в деле овладения самой философией. Даже некоторые профессионалы в области философии до сих пор убеждены в том, что чем детальнее современный человек знает ее историю, чем основательнее он знает философские первоисточники, тем лучше он понимает философию в целом. Дело доходит даже до таких снобистских представлений, что для этого Платона, Аристотеля, Гераклита, Спинозу, Канта, Гегеля и других классиков надо штудировать вдоль и поперек, причем, не по "убогим русским переводам", но только по подлинникам.

Образцы подобных представлений показывают, насколько их сторонники далеки от современной методологии науки. Кроме того, они явно не в ладах с совершенно очевидным обстоятельством: философия, несомненно, от эпохи к эпохе прогрессирует, поэтому в ней от бывшей прорывной классики остается совсем немногое, а все остальное безнадежно устаревает. По крайней мере, это так в светской части философии, которая не обращена к вечным религиозным проблемам.

В современной методологии науки и в учебных методиках освоения ее концепций нечто подобное совершенно очевидно. Никто из начинающих физиков не изучает классическую механику по "Математическим началам натуральной философии" И.Ньютона, а классическую электродинамику -- по "Трактату об электричестве и магнетизме" Дж. К.Максвелла. Нигде в средних школах химия не изучается по трудам Дж.Дальтона, который в 1801 г. открыл лишь закон кратных отношений, постоянно смешивая при этом понятия "атом" и "молекула". Везде в науке абсолютный приоритет отдается самым современным версиям тех или иных учений. И лишь после освоения этих версий новичку полезно не более чем ознакомление с основными этапами их истории, чтобы видеть эти учения в динамике, с периодическими обновлениями понятий, с периодическими обобщениями законов. Бросить новичка в пучину истории впервые осваиваемого учения -- значит завести его неподготовленное мышление в былые лабиринты и глухие тупики научного поиска, из которого этот поиск в свои времена выводился гениальными новаторами. Нет ничего более контрпродуктивного для новичка, чем его первичное приобщение к той или иной области знаний по первоисточникам ее классики.

И это -- в первичном освоении научных знаний, достоверность которых покупается дорогой ценой их четкой и весьма узкой специализации. Приглашение же новичкам к постижению философии через освоение ее 2,5-тысячелетней истории, хаоса ее учений, массы ее устаревших и вовсе архаичных понятий -- это, поистине, приглашение к психической катастрофе для тех, кто его всерьез воспримет и не бросит эту затею в самом начале.

В предлагаемом курсе лекций мы сознательно и систематически следуем методологическим и методическим образцам науки Нового времени. Сначала мы на самом современном методологическим уровне представляем читателям специфику философских методов познания путем их сопоставления с научными методами. И лишь в последующих разделах мы предпринимаем не более чем ознакомительные экскурсы в колоссально сложную и многоплановую 2,5-тысячелетнюю историю философии. При этом читателям важно понять отнюдь не саму эту историю в ее грандиозных масштабах и огромной сложности, но только суть ее переломных этапов. Вместе с тем, с результатами нашей книги читатели в дальнейшем с помощью других философов смогут углубляться и в саму эту историю, не рискуя безнадежно заблудиться и сломать голову в былых лабиринтах и тупиках мировой богословской, философской и научной мысли.

Поскольку наш курс лекций концептуально-методически связан с результатами учебных курсов современной логики, концепций современного естествознания и религиоведения, мы в дальнейшем будем кратко и систематически ссылаться на наши учебные пособия по этим дисциплинам.

На книгу (2) ссылки будут осуществляться следующим образом: ЭТП, глава, параграф, подпараграф. Например: ЭТП, 2, 2.2; ЭТП, 8, 8.3, 8.3.1 и т.п.

На книгу (3) ссылки будут осуществляться следующим образом: ТиПА, глава, параграф, подпараграф. Например: ТиПА, 2, 2.6, 2.6.2; ТиПА, 7, 7.4 и т.п.

На книгу (4) ссылки будут осуществляться следующим образом: КСЕ, часть 1 (или 2), глава, параграф, подпараграф. Например: КСЕ, ч. 1, 5, 5.2; КСЕ, ч. 2, 7, 7.3, 7.3.6 и т.п.

На книгу (5) ссылки будут осуществляться следующим образом: КСЕ, тема, параграф. Или: КСЕ, статься в словаре-справочнике. Например: КСЕ, 7, 7.3. Или: КСЕ, статья "Автономность" в словаре-справочнике.

На книгу (6) ссылки будут осуществляться следующим образом: ПВвР, тема, параграф, подпараграф. Например: ПВвР, 5, 5.4, 5.4.4; ПВвР, 21, 21.5 и т.п.

В ряде случаев мы будем указывать и конкретные страницы этих книг.

Методология и методика подачи учебного курса философии в нашей книге пока не имеют аналогов. Наш курс лекций не дублирует ни одного из многочисленных и многообразных учебников по философии на книжном рынке. Он не конкурирует ни с одним из этих учебников. Инновационная методология и методика пока ставят его вне всякой конкуренции. В отличие от авторов типичных современных отечественных учебников, мы исходим из того, что в светской философии Нового времени очень мало таких непреходящих результатов, которые не обесцениваются потоком открытий естественных и общественных наук. Такими результатами гораздо более богата религиозная философия, обращенная к подлинно ве-чным проблемам. Но в большинстве современных учебников в силу инерции мировоззренческих стереотипов советских времен религиозная философия очерчивается скупыми эскизными мазками на периферии -- как нечто второстепенное или вовсе отжившее свой век.

В силу отмеченного в нашем курсе лекций нет ссылок на другие учебники, среди которых есть весьма обстоятельные. Но мы отнюдь не считаем, что наша книга исчерпывающим образом приобщает к философии. Проработав ее, студенческой части наших читателей необходимо поработать и с другими учебниками. Но после освоения нашей книги эта работа уже будет весьма и весьма критической. Между тем, именно это и требуется, ибо сам дух философии существенно более свободолюбивый и критический, чем дух науки. Наша главная цель -- разносторонне дисциплинировать его на уро-вне современной методологии познания.

В 70-х гг. XX в. замечательный философ М.К.Мамардашвили, вписанный в историю советской философии как "грузинский Со-крат", издал книгу с характерным названием: "Как я понимаю фи-лософию". Философия капитально связана с духовной культурой, а человеческая духовность -- это, в первую очередь, нечто глубоко личностное. Философия колоссально сложна и многогранна, поэтому каждый продуктивный философ видит и воспринимает ее по-своему. Тем не менее, философия, также в первую очередь, -- это специфическая сфера человеческого познания. Ее развитие, мышление ее представителей пусть в других формах, но подчиняются тем же законам человеческой мыследеятельности, каким подчиняются развитие науки, мыследеятельность ее представителей. Понимание законов человеческой мыследеятельности дает ей методологическую самодисциплину. Современная методология познания, обобщающая исторический опыт науки Нового времени, весьма зрелая даже по сравнению с серединой XX в. И она дает все необходимое для того, чтобы разносторонне показать, как не следует понимать философию. В ходе осознания этого может быть лучшим образом показано и то, как ее следует понимать.

Стиль "как я понимаю" очевидным образом не годится для эффективных учебных введений в философию. Тем не менее, в современной учебной литературе сильно чувствуется его влияние. Наше учебное введение предоставляет новые возможности его замены на более объективные и адекватные формы представления философии как в высшей степени своеобразного феномена духовной и интеллектуальной культуры человечества.

Наряду с этим, наша учебная книга бифункционально сочетает в себе качества академического исследования на основе нового под-хода к традиционным проблемам самосознания философии, теории мирового историко-философского процесса. О бесспорности его результатов пусть судят специалисты. Что касается студенческой части наших читателей, то ей полезно изначально приобщиться к этим результатам, даже если они будут горячо оспариваться кем-то из специалистов. Даже при наилучшей методической подаче предмета, на чтос мы отнюдь не претендуем, философия не станет такой дисциплиной, которую можно выучить.


 Об авторе

Сергей Константинович Абачиев

Кандидат философских наук, доцент, заведующий кафедрой философии и истории в Институте социально-экономического прогнозирования и моделирования. Область исследовательских интересов -- логика и методология науки, православно ориентированные религиоведение и историософия, проблема взаимоотношений между наукой и религией. В вопросе эффективной учебной популяризации философии считает первостепенно важной систематическую ориентацию на результаты современной логики и методологии познания.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце