URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Крушельницкая К.Г. Очерки по сопоставительной грамматике немецкого и русского языков
Id: 33593
 
429 руб.

Очерки по сопоставительной грамматике немецкого и русского языков. Изд.2

URSS. 2006. 272 с. Мягкая обложка. ISBN 5-484-00390-3. Уценка. Состояние: 5-. Блок текста: 5. Обложка: 5-.

 Аннотация

Предлагаемая работа представляет собой попытку дать описание основных грамматических явлений немецкого языка в аспекте сопоставления с русским языком. Такой аспект позволяет более отчетливо увидеть специфику грамматического строя обоих языков, а следовательно, способствует более целенаправленному объяснению грамматики немецкого языка при изучении его как иностранного русскими, а также лучшей ориентации в практике перевода. Указанной целью обусловлен также в значительной степени --- наряду с объемом работы --- отбор сопоставляемых явлений.

Рекомендуется переводчикам, преподавателям, аспирантам и студентам филологических вузов, а также всем, кто интересуется немецким языком.


 Оглавление

Предисловие ко второму изданию
Введение

ЧАСТЬ I. МОРФОЛОГИЯ

 Общие замечания
Глава I. Имя существительное
 Общая характеристика
 Категория рода
 Категория числа и категория падежа
 Склонение имен существительных
 Падежи и их употребление
Глава II. Категория определенности и неопределенности
 Артикль
 Сущность данной категерии
 Точки соприкосновения немецкого артикля с некоторыми явлениями русского языка
 Мотивированное и немотивированное употребление артикля
 Степень унификации значений у определенного и неопределенного (нулевого) артикля
 Связь артикля с местоимениями и числительными
Глава III. Имя прилагательное
 Общая характеристика
 Неизменяемая форма
 Изменяемые формы
 Степени сравнения
Глава IV. Глагол. Категория лица и числа
 Семантико-синтаксическая характеристика глагола
 Морфологическая характеристика глагола
 Грамматические категории глагола
 Категория лица и числа
Глава V. Категория времени и вида
 Общая характеристика
 Относительные времена
Глава VI. Категория наклонения и модальность
 Общие замечания
 Наклонения
 Предположение и способы его выражения
Глава VII. Категория залога
 Общая характеристика
 Образование форм страдательного залога
 Степень распространенности страдательных оборотов

ЧАСТЬ II. СИНТАКСИС

 Общие замечания
Глава VIII. Двусоставность и глагольность предложения
 Общие замечания
 Формально-двусоставные предложения. Эллипс подлежащего
 Предложения с подлежащим man
 Формально-односоставные (формально-бесподлежащные) предложения
 Форма сказуемого
Глава IX. Коммуникативная нагрузка членов предложения
 Сущность данной категории
 Средства выражения данного и нового
 Порядок слов
 Артикль
 Залоговые обороты
 Лексико-грамматические средства
 Заключение
Глава X. Порядок слов
 Общие замечания
 Функции порядка слов в немецком и русском языках
 Твердо фиксированное место сказуемого в немецком языке
 Отступления от нормы местоположения сказуемого
 Местоположение подлежащего, дополнений и обстоятельств
 Эмфатический порядок слов
Глава XI. Интонация
 Общие замечания
 Функции ударения и мелодии
 Выражение коммуникативной нагрузки членов предложения

 Предисловие ко второму изданию

Издательство "КомКнига" выпускает монографию Клавдии Григорьевны Крушельницкой "Очерки по сопоставительной грамматике русского и немецкого языков". Впервые опубликованная в 1956 году, книга эта не только вызвала широкий резонанс в филологических кругах, но также стала незаменимым учебным и справочным пособием для нескольких поколений студентов-филологов. И самое главное -- "Очерки" не утратили своей ценности и наши дни, что выгодно отличает их от многих изданий, которые, достойно отслужив положенный период, со временем стали достоянием архива.

Я знал автора в течение довольно долгого времени. В 60Не годы она была моим педагогом по курсу "Сопоставительная грамматика русского и немецкого языков", позже мы стали коллегами в МГПИИЯ им.М.Тореза, а еще позднее совместно работали над справочником по немецкой грамматике "Советы переводчику", который вышел в издательстве "Высшая школа" уже после ее смерти.

Трудно без волнения говорить об этом человеке. Невысокого роста, с гладко зачесанными волосами, предельно собранная и слегка отстраненная, убедительная и строгая она являла собой в то время уже исчезающий тип представительницы старой русской интеллигенции с ее особой требовательностью по отношению к себе и отзывчивостью к другим. А еще -- чрезвычайная скромность и такт, отсутствие всего внешнего и броского -- вот, наверное, те неотъемлемые черты облика этого незаурядного, благородного человека.

Однако, чем же привлекательна эта книга? Монография Клавдии Григорьевны Крушельницкой является одной из первых попыток целостного рассмотрения грамматических явлений и фактов немецкого языка в сопоставлении с русским. Анализу подвергаются как некоторые особенности морфологического строя, так и ряд явлений синтаксиса обоих языков. Наибольшее внимание уделено исследованию категории глагола, глубоко и всесторонне рассматриваются категории времени, вида, наклонения, модальности.

Взгляд ученого направлен прежде всего на раскрытие тех сторон и явлений грамматики обоих языков, которые вызывают наибольшие трудности и в овладении немецким языком, и при переводе. Так, при анализе имени существительного интересно и оригинально разрабатывается категория определенности (неопределенности), а это, как известно, одно из сложнейших явлений немецкой грамматики. Рассматривая функции артикля, автор не ограничивается традиционным анализом стандартных случаев его употребления, а привлекает более широкий контекст его семантических и стилистических связей и зависимостей. Те, кто изучал немецкий язык, знает, какие трудности вызывает овладение этой категорией. Ведь в русском языке артикля не существует, а его функции выполняют другие грамматические категории. В монографии К.Г.Крушельницкой артиклю отводится приоритетная роль. Прежде всего автор исследует артикль в качестве маркера категории определенность (неопределенность), т.е. в ракурсе коммуникативной заданности. Но исследователь этим не ограничивается: в монографии прослеживаются связи между артиклем и интонацией, а это особенно важно для письменного типа текста, где интонацию необходимо выявить (интонация -- искомое). Автор устанавливает параллели между артиклем в немецком языке и порядком слов в русском, что нередко влечет за собой изменение синтаксического рисунка при переводе на русский язык. Анализ немецких синтаксически насыщенных структур с точки зрения использования неопределенного артикля дает переводчику возможность найти адекватное решение. Множество тонких наблюдений и параллелей встречаются и при анализе стилистических функций артикля, например, в функции эмфатического выделения неизвестного признака в таких синтактико-стилистических конструкциях, как уточняющий повтор или противопоставление и многое другое.

Полезны и актуальны также страницы, посвященные анализу связей артикля с местоимениями и числительными, идентификация которых в тексте и их корректный перевод представляют немалые трудности.

Чрезвычайно важными, на наш взгляд, являются главы, посвященные анализу конъюнктива и категории предположения, а также способам его выражения в сопоставительном языковом плане. Категория предположения дается развернуто и многопланово с точки зрения степени вероятности действия, а также с учетом оттенков общего значения предположения. Теоретическая база монографии богато иллюстрирована примерами.

Можно еще перечислять достоинства книги, но читатель отметит их сам. Неоспоримым остается факт: "Очерки по сопоставительной грамматике русского и немецкого языков" имеют непреходящую ценность, которая заключается в продуманной, логически выверенной концепции, тонком анализе языковых явлений и фактов, в доступности изложения, неперегруженности излишней лингвистической терминологией, чем нередко грешат более поздние научные опусы.

Думается, что эта книга по-прежнему остается надежным подспорьем не только для переводчиков, которые должны стремиться избегать ошибок, возникающих при межъязыковой интерференции, но и для всех, кто хочет постигнуть тонкости грамматики немецкого языка.

Профессор Попов М.Н.

 Введение

Каждый язык представляет собой единство общих признаков, присущих всем языкам, и своих особенных признаков, отличающих данный язык от всех других. Из этого совершенно очевидного факта исходит всякое сравнительное изучение языков, цель которого и состоит в выявлении их общих и особенных черт. Однако эта самая общая цель требует конкретизации в каждом данном случае. Языки можно сравнивать не вообще, а только в определенном аспекте и при этом нужно брать за исходное определенный язык.

В данной работе таким аспектом является изучение немецкого языка как иностранного русскими и перевод с немецкого языка на русский. Тем самым, исходным выступает немецкий язык, что в ряде случаев не исключает возможности обратимости практических выводов. Для краткости будем называть этот аспект сопоставительным планом.

Данным аспектом определяются и основные принципы сопоставительного описания грамматических явлений обоих языков, которых автор стремится придерживаться.

Прежде всего, представляется необходимым последовательно различать грамматику языка, т.е. его грамматический строй, -- и грамматику как языковедческую дисциплину (или учебный предмет), т.е. описание и толкование грамматических явлений языка в учебниках и теоретических работах. По-видимому, из-за двузначности самого слова "грамматика" и в лингвистике, и в методике преподавания иностранных языков нередко допускается смешение этих двух понятий. Между тем, именно при изучении иностранного языка их необходимо строго разграничивать. Грамматический строй языка есть объективная данность, которой нужно овладеть. Описания и правила, даваемые в учебниках, -- средство для достижения этой цели. При изучении грамматики родного языка имеет место другое соотношение. Грамматикой родного языка учащийся уже в основном владеет (поскольку он владеет языком), грамматикой как учебным предметом -- он должен овладеть в процессе обучения.

При этом важно подчеркнуть, что описание грамматики языка всегда в большей или меньшей степени находится под влиянием грамматических традиций и взглядов, которых придерживается тот или иной автор, что особенно проявляется в терминологии и различного рода классификациях. Поскольку многие грамматические явления и немецкого и русского языка разными авторами объясняются по-разному, и не только в сугубо теоретическом плане, но и в описаниях с практическим уклоном -- в учебниках, оставляю за собой право по-своему трактовать отдельные Явления (или уточнять существующие взгляды), если наблюдения над фактами рассматриваемых языков в сравнительном плане дают для этого достаточно оснований. Ведь сопоставление одного языка с другим позволяет нередко увидеть те стороны явления, которые остаются скрытыми при рассмотрении его вне сравнения.

Далее необходимо учитывать разнородность грамматических явлений, ибо разные виды их требуют особого подхода в плане сопоставления и изучения данного языка как иностранного. Прежде всего, важно разграничивать: грамматические категории, непосредственно выражающие определенные отношения, и явления узкоморфологического или формально-структурного характера, которые не выражают подобных отношений (например: типы склонений, спряжений, рамочная конструкция, формальная двусоставность в немецком языке).

Среди грамматических категорий различаются три основных вида: а) категории, выражающие отношения действительности (например, падеж, число, лицо, члены предложения); б) категории, выражающие отношение высказываемого к действительности (например, время, наклонение; утверждение и отрицание); в) категории, выражающие отношение говорящего к высказываемому (т.е. к отражаемой в нем действительности, (например, определенность и неопределенность, побуждение и вопрос, предположение, коммуникативная нагрузка членов предложения).

Категории последнего вида требуют особого внимания именно при изучении языка как иностранного. В родном языке они усваиваются, так сказать, наименее осознанно, поэтому не привлекают особого внимания при изучении грамматики. В данной работе особая глава посвящается рассмотрению коммуникативной нагрузки членов предложения -- явлению, которое в пособиях и учебниках по грамматике почти не находит специального освещения.

При рассмотрении употребления грамматических форм необходимо учитывать общие закономерности функционирования их в языке, т.е. четко различать: а) употребление формы как основной для выражения соответствующего грамматического значения в системе данной категории (например, футурум для выражения предстоящего действия); б) использование той же формы для выражения других грамматических значений; такое употребление рассматривается здесь как факультативное (например, футурум для выражения предположения вместо конструкций с модальными словами или глаголами); в) употребление других форм для выражения данного грамматического значения, т.е. синонимов данной формы (например, презенс для выражения предстоящего действия).

Поскольку грамматическая синонимия относится к весьма спорным вопросам, считаю нужным, не углубляясь в теоретические сложности этой проблемы, изложить здесь некоторые соображения, которыми руководствуюсь в дальнейшем.

В основе грамматической синонимии лежит то же, что и в основе лексической, а именно возможность выражения одного и того же вещественного содержания -- в данном случае грамматического значения -- разными языковыми средствами, которые, как правило, в той или иной степени различаются в стилистическом плане. Грамматическая синонимия легче поддается изучению, чем лексическая. В силу специфики грамматики, ее обобщающего характера, в ней имеет место меньшее разнообразие средств выражения, чем в лексике, а стилистические различия между ними легче выявляются. Различия эти могут быть двух планов: эмфатические (т.е. в степени выразительности) и жанровые (т.е. функционально-стилистические). Оба эти оттенка тесно взаимосвязаны, но может преобладать тот или другой.

Специфика грамматической синонимии заключается также в том, что грамматические формы, выражающие одинаковые значения, соотносятся как основные (общие), употребление которых для выражения данного значения не ограничено, и специальные, употребляемые только факультативно в определенных стилистических условиях. Именно специальные формы и являются синонимичными по отношению к основным, а не наоборот.

Учет грамматических синонимов и выявление условий, в которых они употребляются, особенно важен при изучении иностранного языка.

В родном языке основные стилистические оттенки грамматических форм, употребляемых факультативно, усваиваются естественно-интуитивно вместе с этими формами (так, например, для каждого русского причастные обороты в бытовой разговорной речи будут звучать неестественно, по-книжному.

При обучении иностранному языку на стилистические различия между формами, выражающими сходные значения, должно быть указано особо.

* * *

Аспект изучения немецкого языка как иностранного, принятый в данной работе, отнюдь не означает, что она претендует на то, чтобы служить методикой обучения грамматике немецкого языка. Основной ее целью остается описание основных явлений грамматики немецкого языка в сопоставлении с русским языком.

С собственно методической точки зрения здесь выделяется только один момент, а именно делается попытка при рассмотрении отдельных грамматических явлений по возможности учитывать два аспекта усвоения иностранного языка: аналитический (рецептивный) и конструктивный (репродуктивный). Дело в том, что трудности усвоения того или иного явления иностранного языка в каждом из этих двух планов различны -- и по степени, и по своему характеру. Различия же эти обусловлены не только характером явления самого по себе, но, прежде всего, спецификой его по сравнению с родным языком.

Самой общей основой этой специфики, а тем самым трудностей усвоения, является совпадение или несовпадение аналогичных форм и их значений с точки зрения унификации и дифференциации. Так, если одной немецкой форме, не выражающей дифференцированно определенных значений (или их оттенков), соответствуют две русские, выражающие дифференцированно эти значения (например, видовые формы глагола, ср.: erzahlen "рассказать, рассказывать"), то трудность усвоения такого явления заключается, главным образом, в том, чтобы преодолеть привычку к дифференцированному выражению данных значений (в нашем примере видовых значений). В таких случаях трудности сосредоточиваются преимущественно в аналитическом плане -- в понимании реальных отношений и переводе (нужно выбрать одну из русских форм).

При обратной картине, если двум немецким формам, выражающим разные значения, соответствует только одна унифицированная форма в русском языке, напр.:

war gebaut; wurde gebaut -- был построен

трудности приобретают другой характер: надо научиться дифференцировать значения, в родном языке не различающиеся формально (а следовательно, недостаточно осознаваемые).

Основную сложность в таких случаях представляет конструктивный аспект усвоения.

Эти схематично изложенные здесь положения конкретизируются в дальнейшем при рассмотрении отдельных явлений.

Что касается собственно перевода, то данная работа ставит себе целью выяснить, чем обусловлена сложность перевода на русский язык основных форм немецкого языка и тем самым заострить внимание на специфике их перевода. Здесь не рассматриваются особо те формы и конструкции, которые могут переводиться аналогичными формами и конструкциями русского языка.

Такие точные грамматические соответствия довольно многочисленны в обоих языках, что объясняется в значительной мере их принадлежностью к одной и той же группе языков -- к индоевропейской.

Это не значит, что совпадающие формы не могут переводиться и другими способами соответственно синонимическим закономерностям русского языка (например, родительный присубстантивный определительный переводится, как правило, соответствующей русской формой, но возможен его перевод и прилагательными или даже придаточными определительными предложениями).

Особое внимание обращено здесь на грамматические категории, не имеющие соответствия в виде грамматической категории в русском языке, т.е. на значения, которые передаются при переводе только факультативно, лишь в случаях двусмысленного контекста (например, определенность и неопределенность, относительное время).

Для наглядности приводятся примеры типичных ошибок. При этом не проводится особого различия между учебными и изданными переводами, поскольку закономерности и причины ошибок в обоих случаях коренятся в одном и том же -- во влиянии русского языка.

* * *

Различия между немецким и русским языком (как, по-видимому, и между любыми другими языками) имеют свою специфику в области морфологии, с одной стороны, и в области синтаксиса -- с другой.

В области морфологии формальные различия могут быть связаны с различиями в выражаемых значениях. Поэтому именно в морфологическом строе сосредоточиваются наиболее ярко выраженные особенности каждого данного языка.

Что касается синтаксиса, то здесь различия, как правило, имеют формально-структурный характер. Выражаемое содержание и даже закономерности в области синонимии совпадают.

Соответственно этой специфике и сопоставительное описание фактов сравниваемых языков в области морфологии и в области синтаксиса строится различно.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце