URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Винокур Г.О. Русский язык. Исторический очерк
Id: 33321
 
269 руб.

Русский язык. Исторический очерк. Изд.3

URSS. 2006. 200 с. Мягкая обложка. ISBN 5-484-00221-4.

 Аннотация

Предлагаемая читателю книга одного из крупнейших отечественных лингвистов, профессора Г.О.Винокура (1896--1947), была опубликована в 1945 году и представляет собой наиболее развернутое изложение концепции автора в отношении истории русского литературного языка. Г.О.Винокур дает последовательный анализ этапов становления общерусского национального языка. Книга стала самым известным в мире произведением автора и была переведена на ряд европейских языков.

Книга рассчитана на широкий круг читателей и, несомненно, привлечет внимание всех, кого интересует история русского языка.


 Оглавление

"РУССКИЙ ЯЗЫК" Г.О.ВИНОКУРА (В.М.Алпатов)
ПРЕДИСЛОВИЕ
 Глава первая
СЛАВЯНСКИЕ ЯЗЫКИ
 Глава вторая
РУССКИЕ ДИАЛЕКТЫ
 Глава третья
ПРОИСХОЖДЕНИЕ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА
 Глава четвертая
ПАМЯТНИКИ ИСТОРИИ РУССКОГО ЯЗЫКА
 Глава пятая
СТРОЙ ДРЕВНЕРУССКОГО ЯЗЫКА
 Глава шестая
РУССКИЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯЗЫК В ПЕРВУЮ ЭПОХУ ПИСЬМЕННОСТИ
 Глава седьмая
РУССКИЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯЗЫК В XV--XVII вв.
 Глава восьмая
ЗАРОЖДЕНИЕ ОБЩЕРУССКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ЯЗЫКА
 Глава девятая
ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯЗЫК ЭПОХИ КЛАССИЦИЗМА
 Глава десятая
СОЗДАНИЕ ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНОЙ НОРМЫ
 Глава одиннадцатая
РУССКИЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯЗЫК В XIX--XX вв.
 Глава двенадцатая
РУССКИЙ ЯЗЫК И ПАТРИОТИЧЕСКОЕ ЧУВСТВО

 Предисловие к третьему изданию

Книга профессора МГУ Григория Осиповича Винокура (1896--1947) "Русский язык. Исторический очерк" впервые была издана в 1945 г. Государственным издательством художественной литературы (предисловие автор отметил датой 22 августа 1943 г.). Книга стала самым известным в мире сочинением ее автора. Уже через два года в Париже появился ее французский перевод, в 1949 и 1955 гг. в ГДР она дважды издавалась по-немецки, а в 1971 г. в Кембридже ее опубликовали и на английском языке. У нас же она была переиздана в 1959 г. в составе первого и долгое время единственного посмертного сборника избранных работ ученого; при этом были опущены предисловие и последняя глава "Русский язык и патриотическое чувство", некоторые сокращения были сделаны и в других главах. Полностью на русском языке она переиздается впервые.

Г.О.Винокур был одним из крупнейших отечественных лингвистов и литературоведов первой половины XX в. Он прожил всего 50 лет. Но, как пишет составитель одного из сборников его трудов, "поражают единство и разносторонность его интересов: словообразование и морфология, лексикология и лексикография, культура языка и стилистика, диалектология и сценическое произношение, история литературного языка и историческая грамматика, стиховедение и язык писателей, история литературы и критика, биография и текстология, общее языкознание и эстетика -- таков неполный список научных дисциплин, в разработку которых Винокур внес свой вклад" [Шапир М.И. От составителей // Винокур Г.О. Филологические исследования. М.: Наука, 1990. С.4]. Отметим и то, что ученый, по проблематике почти не выходивший за пределы русского языка и русской литературы, ни в коей степени не был узким специалистом: почти в каждой его работе на русском материале поднимаются общетеоретические проблемы.

Г.О.Винокур работал в эпоху, когда из нерасчлененной филологии, науки о письменных текстах, уже окончательно выделились в качестве особых дисциплин лингвистика и литературоведение. Для науки того времени было характерно стремление к всё большей специализации, к строгому ограничению и разграничению проблематики. А Винокур на протяжении всей своей деятельности совмещал занятия языком и литературой. Он умел четко разграничивать проблемы, когда это было необходимо, среди его сочинений немало чисто лингвистических. Но в то же время лингвистика и литературоведение для него не были оторванными друг от друга науками, ученый вопреки тенденциям времени всегда стремился к комплексному подходу, рассматривая язык и литературу как проявления человеческой культуры в широком смысле. Много он занимался и пограничными между двумя науками проблемами: языком художественной литературы, поэтикой.

Другой процесс, охвативший науку о языке в первой половине XX в., был связан с переходом от чисто исторического подхода, господствовавшего в XIX в., к синхронному подходу, при котором язык рассматривается как система, не связанная с историческим развитием. Такой переход провозгласил знаменитый швейцарский ученый Ф.де Соссюр в "Курсе общей лингвистики", опубликованном в 1916 г. Г.О.Винокур в связи с этим высказал оригинальную точку зрения, сформулированную в замечательной статье [Винокур Г.О. О задачах истории языка // Ученые записки Московского городского педагогического института. Т. V. Вып. 1. 1941]. Ему были чужды как исключительное внимание к истории в духе XIX в., так и полный отказ от исторического подхода. По мнению Григория Осиповича, отвлечение от истории необходимо при выявлении общих свойств "языка вообще", но недопустимо при изучении конкретных языков и языковых семей; системное исследование синхронного состояния языка правомерно, но именно как языкового состояния, тесно связанного с предшествующими и последующими состояниями, обладающего теми или иными тенденциями развития. Такая концепция, развивавшая идеи не столько Ф.де Соссюра, сколько И.А.Бодуэна де Куртенэ, отразилась и в данной книге, посвященной истории русского языка, но изучающей также и его синхронные особенности в те или иные эпохи своего развития.

Книга "Русский язык. Исторический очерк" была написана как популярная работа, рассчитанная на широкого интеллигентного читателя. Показательно название рецензии на нее в газете "За педагогические кадры" (позднее "Учительская газета"): "Книжка, которую должен прочесть каждый студент". В связи с этим сам автор оговаривает в предисловии, что книга лишена научного аппарата и лингвистического анализа. Однако из этого вовсе не следует, что это лишь популяризаторское сочинение. Разумеется, в такой книге присутствуют и фрагменты, где автор пересказывает известную в науке информацию, прежде всего, это разделы о славянских языках и отношениях между ними, о диалектном членении русского языка, о старославянском языке. Однако в значительной степени мы имеем дело с оригинальным исследованием, где Г.О.Винокур высказывает собственные идеи. Иногда дается проделанный самим автором анализ материала (особенно это относится к разделам о языке XVIII в., которым он специально занимался), но чаще известные специалистам факты по-новому анализируются и обобщаются. Книга представляет собой наиболее развернутое изложение концепции автора по вопросу об истории русского литературного языка.

К 40-м гг. XX в. изучение истории русского языка имело давние традиции, но в основном это был либо филологический анализ памятников, либо реконструкция изменений в фонетике и грамматике в те или иные периоды времени. В большинстве случаев не было стремления к системному охвату изучаемых явлений, история языка не связывалась с историей общества. Были и исключения, прежде всего, работы А.А.Шахматова, но той дисциплины, которая сейчас устойчиво называется историей литературного языка, долго не существовало. Ее создателями у нас стали два крупных ученых, близкие по научным интересам, но принадлежавшие к разным школам и расходившиеся по ряду вопросов: В.В.Виноградов, автор книги [Виноградов В.В. Очерки по истории русского литературного языка XVII--XIX вв. 2-е издание. М.: Учпедгиз, 1938] и Г.О.Винокур.

Очерк развития русского языка начинается с появления древнейших восточнославянских памятников. Ко времени написания книги в славистике уже активно дебатировался вопрос о соотношении старославянского и древнерусского языков, начиная с Киевской Руси до Петровского времени. Согласно одной из точек зрения, языком культуры и письменности всё это время был исключительно старославянский, хотя, разумеется, в какие-то памятники могли проникать восточнославянские языковые особенности. Однако незадолго до написания данной книги С.П.Обнорский выдвинул прямо противоположную концепцию, согласно которой в течение многих веков существовал русский литературный язык на народной основе, а памятники на древнерусском языке можно четко отграничить от старославянских.

Г.О.Винокур не встал полностью ни на одну из этих точек зрения, в том числе указывая на разную ситуацию в разные исторические периоды. По его мнению, в древнерусских памятниках времен Киевской Руси постоянно происходила "борьба центростремительного и центробежного начал" между ориентацией на старославянские образцы, общие для всех православных славян, и "чертами местной киевской речи". В связи с этим он выделяет три стиля: церковно-книжный, деловой и собственно литературный. Церковно-книжный стиль ориентировался на старославянский язык, деловой (в частности, отраженный в "Русской Правде") основывался на разговорной речи, а в собственно литературном стиле (например, "Слова о полку Игореве") в разных пропорциях сочетались те и другие элементы, происходило скрещение книжных и обиходных начал, например, могли в одном и том же памятнике употребляться полногласные и неполногласные эквиваленты. В связи с этим Г.О.Винокур дает общее определение литературного стиля: это стиль произведений, предназначенных для чтения, а не для практических надобностей: деловых, религиозных и др.

Если для древнего периода Г.О.Винокур прямо высказывает согласие с идеями С.П.Обнорского, то для эпохи Московской Руси его точка зрения иная. В это время, как он указывает, "книжное начало" (старославянское) стало присутствовать в памятниках более строго и последовательно, а "обиходное начало" не расширило границы своего применения. В деловом "языке московских приказов", как и в аналогичном стиле Киевской Руси, преобладали обиходные черты, но "среднего языка" древних литературных памятников уже не стало. То есть Г.О.Винокур фактически говорит о явлении, называемом в современной лингвистике диглоссией. В Московской Руси говорили в быту и в некоторых случаях писали (грамоты и челобитные) на одном языке, а литературные и религиозные тексты писали на другом -- церковнославянском.

Новый период начался с Петровской эпохи, когда постепенно начал формироваться новый русский литературный язык. Развитие русского языка XVIII--XIX вв. в то время было изучено значительно хуже, чем его развитие в более ранние периоды, и требовало совершенно иной методики: речь шла не столько о звуковых переходах и грамматических изменениях, сколько о формировании, сосуществовании и борьбе различных стилей языка. И здесь Г.О.Винокур вместе с В.В.Виноградовым выступал в роли первопроходца. В книге кратко, но информативно и убедительно рассказывается, как церковнославянский язык в ходе "эмансипации культуры от церкви" уступал место новому языку, как появился и как развивался "новый русский книжный язык", какую роль в его развитии сыграли В.К.Тредиаковский, М.В.Ломоносов, А.П.Сумароков. Показано, что в этот период новый литературный язык еще не был языком художественной литературы по преимуществу: часто общенациональная традиция даже в большей степени проявлялась в научной литературе и публицистике. Новый этап, во время которого окончательно сформировался современный литературный язык, начался с Н.М.Карамзина и закончился А.С.Пушкиным. В этот период окончательно сливаются между собой разные "штили", а славянизмы либо становятся в один ряд с обычными словами, либо уходят на дальнюю периферию языка. Однако язык Карамзина и его школы был, по мнению автора книги, "слишком хитер и элегантен", и для окончательного формирования гибкого и разнообразного литературного языка нужно было добавить к нему "народности", что сделал Пушкин. Подчеркивается, что именно в этот период ведущим стилем литературного языка стал стиль художественной литературы, окончательно отделанный Пушкиным.

Период после А.С.Пушкина изложен в книге бегло и, пожалуй, наименее интересно. Развитие русского литературного языка рассматривается в основном на образцах классической прозы, к которым иногда добавляются образцы публицистики (А.И.Герцен, В.И.Ленин). Вопросы о стилистической дифференциации русского литературного языка последнего столетия и об изменениях в нем после революции даже не ставятся. Впрочем, в те годы у нас вообще избегали рассмотрения подобных вопросов.

Книга была написана во время Великой Отечественной войны и вышла в свет почти одновременно с Победой. Ее изданию, по-видимому, придавалось большое значение, на что косвенно указывает такой факт: ее издательским редактором выступил А.С.Мясников, в то время главный редактор выпускавшего книгу издательства. Время написания очень явно сказывается в книге. В предисловии Г.О.Винокур писал: "Одно из отличительных свойств русской национальной психологии есть горячая любовь к родному языку... Русское чувство любви к родному языку представляет собой нечто исключительное. Это не просто любовь, а обожание, страсть, полная преданность, гордая вера". И завершается книга Г.О.Винокура специальной главой "Русский язык и патриотическое чувство", где собраны высказывания классиков русской литературы о языке. Не случайно в конце 50-х гг. эти разделы книги были опущены при переиздании, будучи, видимо, признаны неактуальными. Но в 1945 г. они были вполне естественны, и так тогда писали и В.В.Виноградов, и многие другие языковеды.

Но учитывать время написания книги следует и в связи с другими вопросами. Многое из того, что в ней нам сейчас кажется само собой разумеющимся, в 1945 г. могло выглядеть большой смелостью. Первая ее глава начинается рассказом о славянских языках, их общем происхождении и принадлежности к индоевропейской семье. Но ведь в это время официально принятым еще оставалось "новое учение о языке" академика Н.Я.Марра (тогда уже покойного), согласно которому нет языкового родства и языковых семей, а славянские языки не так уж похожи друг на друга (а если где-то похожи, то благодаря позднему "схождению"). Но Г.О.Винокур, никогда не принимавший "новое учение", открыто излагает точку зрения, еще считавшуюся "буржуазной" (она будет реабилитирована Сталиным лишь пять лет спустя). Можно отметить и слова о "гениальном русском ученом" А.А.Шахматове (а тогда часто вспоминали о том, что он был членом ЦК кадетской партии), оценку "превосходного сочинения" французского лингвиста А.Мейе (а он был личным противником Марра), два упоминания "Бесов" Ф.М.Достоевского (именно этот роман считался у него наиболее "реакционным"). Ученый писал то, что считал нужным, а 1945 г. относился к периоду наибольших за сталинское время цензурных послаблений.

За прошедшие десятилетия, разумеется, мы стали знать об истории русского языка больше, чем знали во времена Г.О.Винокура. Достаточно сказать, что лишь после его смерти, в 1951 г. были открыты первые берестяные грамоты, а они сильно изменили представления о языке Древней Руси. Появляются новые данные и о, казалось бы, более близком XVIII в. В 70-е гг. Б.А.Успенский установил, что автором первой русской грамматики своего языка (30-е гг. XVIII в.) был В.Е.Адодуров, а сохранилась она лишь в шведском переводе. Г.О.Винокур ничего об этой грамматике не знал. Но, несмотря на всё это, книга содержит много ценной информации об истории русского языка и истории русской культуры в целом. Кроме того, книга просто хорошо написана и может заинтересовать самого различного читателя, это редкий пример работы, равно интересной для специалистов и для людей, ничего не знающих о теме исследования.

За последнее время научное наследие Г.О.Винокура привлекает всё больше внимания. Переиздаются его сочинения, к 100-летию со дня его рождения в 1996 г. прошли две большие научные конференции, материалы которых [Язык. Культура. Гуманитарное знание. Научное наследие Г.О.Винокура и современность. М.: Научный мир, 1999] содержат, помимо научных статей, воспоминания и архивные публикации. Представляется, что переиздание одной из важнейших работ ученого, почти полвека не издававшейся в оригинале, может быть полезным.

Доктор филологических наук, профессор В.М.Алпатов

 Предисловие

Одно из отличительных свойств русской национальной психологии есть горячая любовь к родному языку. Человеку, достигшему известной высоты самосознания, вообще свойственно видеть в своем языке одно из самых важных свидетельств его права на духовную самобытность. Но русское чувство любви к родному языку представляет собой нечто исключительное. Это не просто любовь, а обожание, страсть, полная преданность, гордая вера. Особенно ярко это своеобразное чувство, что и естественно, Проявлялось всегда у тех русских писателей, которые вели за собой культурное сознание своего времени. Ломоносов, Карамзин, Пушкин, Гоголь, Тургенев, Горький, Блок, все участники великой плеяды созидателей русской литературы постоянно обнаруживали свою нерасторжимую связь с русской речью, как основой их жизненного дела. Русский язык был для них не только послушным и благодарным материалом, но и символом России. Через русский язык они искали своеобразных путей к постижению России, русскому языку верили как залогу ее высокого исторического предназначения. Знаменитое стихотворение в прозе Тургенева "Русский язык", в трех фразах которого воплощено огромное содержание описанного духовного опыта, есть поистине нечто не имеющее аналогий в мировой литературе. Но в нем выражено чувство, которое принадлежит столько же Тургеневу, сколько всякому, кто воспитан Россией.

Сознание этого руководило мною в решении предложить эту небольшую книжку о русском языке современникам нынешних великих событий. Она написана не для специалистов и не для самообразования, -- вообще без всяких исследовательских или педагогических намерений. Поэтому она совершенно лишена обычного ученого аппарата, в ней нет ни длинных рассуждений, ни сложных доказательств. Это просто "книжка для чтения", содержащая рассказ профессионала о том, что должно представить интерес для всякого способного воспринимать Россию не только в ее исторических деяниях, но и в ее языке.

Принятый характер изложения лишил меня возможности заниматься на страницах этой книжки собственно лингвистическим анализом. Его я заменяю непосредственной демонстрацией русского языка в разные эпохи его существования путем извлечений из памятников разного времени и разного содержания и назначения. Орфография в цитатах из древних текстов упрощена. Начиная с XIX в., тексты цитируются в современной орфографии.

Мне тяжело думать, что этот мой скромный труд не будет прочтен моим незабвенным старшим другом и учителем Дмитрием Николаевичем Ушаковым, скончавшимся 17 апреля 1942 г, в Ташкенте. Прекрасной памяти этого замечательного русского человека и ученого я посвящаю свою книгу.

22 августа 1943 года

Г.Винокур

 Об авторе

Григорий Осипович Винокур (1896--1947)

Известный отечественный языковед и литературовед. Профессор Московского государственного университета им.М.В.Ломоносова (1942--1947), член Пушкинской комиссии АН СССР (с 1933 г.). Член Московского лингвистического кружка и Московской диалектологической комиссии. Автор многих работ по вопросам культуры речи, по истории русского литературного языка, по проблемам текстологии, а также исследований о языке и творчестве А.С.Пушкина, А.С.Грибоедова, В.В.Маяковского. Один из создателей истории русского литературного языка как особой дисциплины.

Г.О.Винокур входил в число составителей "Толкового словаря русского языка" (т.1--4, 1935--1940, под редакцией Д.Н.Ушакова), был одним из редакторов академического собрания сочинений Пушкина. Ему принадлежала инициатива создания "Словаря языка Пушкина"; он разработал концепцию этого словаря и был организатором работы по его составлению.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце