URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Карнап Р. Философские основания физики. Введение в философию науки. Перевод с английского
Id: 32127
 
369 руб.

Философские основания физики. Введение в философию науки. Перевод с английского. Изд.3, стереот.

URSS. 2006. 360 с. Мягкая обложка. ISBN 5-484-00300-8. Уценка. Состояние: 5-. Блок текста: 5. Обложка: 4+.

 Аннотация

Вниманию читателей предлагается книга видного американского философа немецкого происхождения Рудольфа Карнапа (1891--1970), в которой рассматриваются основные методологические проблемы научного познания. Автор знакомит читателя с проблемой научных законов в широком контексте разнообразных форм их проявления, с характеристикой детерминизма и причинности, с интерпретациями понятия вероятности, с проблемой анализа количественных, математических методов исследования и другими аспектами познавательного процесса. Ясность, прозрачность и логическая точность обсуждаемых понятий, а также сведение до минимума необходимого материала из символической логики, математики и физики значительно облегчают читателю знакомство с философией физики и точного естествознания в целом.

Книга рекомендуется широкому кругу читателей, интересующихся проблемами философии и методологии науки.


 Содержание

Предисловие переводчика
Предисловие автора

Часть I. Законы, объяснения и вероятность

Глава 1. Значение законов: объяснение и предсказание
Глава 2. Индукция и статистическая вероятность
Глава 3. Индукция и логическая вероятность
Глава 4. Экспериментальный метод

Часть II. Измерение и количественный язык

Глава 5. Три вида понятий в науке
Глава 6. Измерение количественных понятий
Глава 7. Экстенсивные величины
Глава 8. Время
Глава 9. Длина
Глава 10. Производные величины и количественный язык
Глава 11. Преимущества количественного метода
Глава 12. Магический взгляд на язык

Часть III. Структура пространства

Глава 13. Постулат Евклида о параллельных
Глава 14. Неевклидовы геометрии
Глава 15. Пуанкаре против Эйнштейна
Глава 16. Пространство в теории относительности
Глава 17. Преимущества неевклидовой физической геометрии
Глава 18. Кантовские синтетические априорные суждения

Часть IV. Причинность и детерминизм

Глава 19. Причинность
Глава 20. Включает ли причинность необходимость?
Глава 21. Логика каузальных модальностей
Глава 22. Детерминизм и свобода воли

Часть V. Теоретические законы и теоретические понятия

Глава 23. Теория и ненаблюдаемые (величины)
Глава 24. Правила соответствия
Глава 25. Как новые эмпирические законы выводятся из теоретических законов
Глава 26. Предложения Рамсея
Глава 27. Аналитические предложения в языке наблюдения
Глава 28. Аналитические утверждения в теоретическом языке

Часть VI. За пределами детерминизма

Глава 29. Статистические законы
Глава 30. Индетерминизм в квантовой механике
Библиография
Предметный указатель
Именной указатель

 Предисловие переводчика

Первое издание перевода книги известного логика и философа науки Рудольфа Карнапа появилось в 1971 году. Хотя за это время в философии науки произошли заметные изменения, связанные с утратой прежнего влияния логического позитивизма, к которому принадлежал Р.Карнап, но они заметно не коснулись того учебного материала, который он обсуждает в своих лекциях.

Достоинство рассматриваемой книги состоит, прежде всего, в ясности, прозрачности и логической точности обсуждаемых в ней проблем, вследствие чего она остается не только одним из немногих пособий для первоначального знакомства с философией физики, но и введением в философию научного познания в целом. На это указывает, в частности, подзаголовок книги.

Важное отличие книги Р.Карнапа от других аналогичных пособий состоит в том, что в ней сведен до минимума необходимый материал из символической логики, математики и физики. Это значительно облегчает начинающему знакомство с философией и методологией науки, обращая основное его внимание на содержательный анализ принципиальных проблем.

К ним относится проблема законов науки, рассматриваемая автором в широком контексте эмпирических и теоретических, универсальных и статистических, детерминистических и стохастических форм их проявления.

Раскрывая природу законов науки, Р.Карнап подчеркивает, что они выражают регулярности, т.е. повторяющиеся, постоянные связи между явлениями, наблюдаемыми в природе. Эти регулярности могут выступать в универсальной форме, т.е. выражать постоянные связи, встречающиеся всюду в пространстве и времени. Однако большая часть наблюдаемых регулярностей имеет статистический характер, поскольку они реализуются лишь в ограниченной части пространства и времени. Отмечая сравнительно малый удельный вес статистических законов в науке, автор видит причину этого в том, что заключения этих законов имеют не достоверный, а лишь вероятный характер.

С точки зрения соотношения универсальных и статистических законов он решает и старую дискуссионную проблему детерминизма и индетерминизма. Под детерминизмом Р.Карнап, как и многие западные авторы, понимал строгий детерминизм, который защищал известный французский ученый П.С.Лаплас, опиравшийся на универсальные законы науки. Согласно этим законам, в природе господствует строгая необходимость и определенность, исключающая наличие в ней случайностей. По мнению П.С.Лапласа, случайными мы называем явления, законы или причины которых остаются для нас неизвестными. Опираясь на новейшие открытия квантовой механики, впервые установившей наличие случайностей в мире мельчайших частиц материи, Р.Карнап вместе с другими учеными-физиками стал говорить об индетерминизме в науке. В отечественной философской литературе этот индетерминизм был подвергнут резкой критике, поскольку он якобы приводит к господству случайностей в природе. На самом же деле под неудачным, с нашей точки зрения, термином "индетерминизм" подразумевался взгляд, который признает наличие случайностей в мире и самостоятельность стохастических или вероятностно-статистических законов. В связи с этим Р.Карнап дает ясное освещение двух основных интерпретаций понятия вероятности -- статистической и индуктивной; одним из авторов последней был он сам.

Вторая важная проблема, рассматриваемая в книге, которая является особенно актуальной для развития и применения точного знания -- это проблема анализа количественных, математических методов исследования в разнообразных сферах их использования, начиная от простого счета и измерения и кончая тончайшими и сложнейшими методами их применения в наиболее развитых отраслях естествознания и технических наук. В настоящее время рассматриваемая проблема тесно смыкается с проблемой математизации и компьютеризации современного знания вообще.

Р.Карнап высоко оценивает преимущества количественного метода исследования, заявляя, что "отказ от количественной науки означал бы отказ от всех тех удобств, которые дает нам современная техника" (с.163). В то же время он подчеркивает необходимость качественного подхода при изучении явлений и определении понятий, в которых выражается это качество. Критикуя взгляды сторонников операционализма, которые стремились определить физические понятия с помощью соответствующих измерительных процедур, он справедливо подчеркивал, что "полное значение понятия не может быть раскрыто с помощью одной измерительной процедуры" (с.154) и поэтому "наука не должна концентрировать внимание исключительно на количественных понятиях" (с.175).

Особый интерес заслуживает обсуждение эволюции взглядов Р.Карнапа по вопросу о природе научной теории и роли в ней языка. В самом начале возникновения логического позитивизма он вместе с другими его лидерами разделял мнение, что теоретические понятия или термины могут быть сведены к терминам наблюдения. В последующем он пересмотрел свои взгляды, и в настоящей книге говорит лишь об эмпирической интерпретации некоторых терминов теоретического языка. Отказался он также от абсолютизации различия между теоретическими и эмпирическими терминами.

Существенные изменения претерпели взгляды Р.Карнапа и на теорию и критерии ее проверки. Если раньше он рассматривал теорию просто как гипотетико-дедуктивную систему, а критерием ее достоверности считал степень ее верификации, или подтверждения эмпирическими данными, то впоследствии стал подчеркивать тесную связь теории с эмпирией. Все эти соображения заставили одного из критиков логического позитивизма Н.Р.Хэнсона заявить даже, что Рудольф Карнап и другие лидеры не являются больше позитивистами. Читатель может проследить в деталях эту эволюцию взглядов Р.Карнапа, ознакомившись с частью V предлагаемой книги. Вместе с тем он может убедиться в том, что некоторые позитивистские утверждения все еще встречаются в данной книге.

Несмотря на это, "Философские основания физики" Р.Карнапа по-прежнему являются популярным и систематическим введением не только в философию физики, но и в методологическую проблематику точного научного знания. Написанная выдающимся специалистом в этой области науки свыше трех десятилетий назад, книга не утратила своего значения как пособие для первоначального изучения философии физики и точного естествознания в целом.

10 ноября 2002 г. Профессор Г.И.Рузавин


 Предисловие автора

Эта книга возникла из семинарских занятий, которые я много раз проводил, меняя их содержание и форму. Семинар носил название "Философские основания физики " или "Понятия, теории и методы физических наук".

Хотя его содержание часто менялось, общая философская установка оставалась постоянной. В курсе особое внимание уделялось скорее анализу понятий, утверждений и теорий науки, чем метафизическим спекуляциям.

Мысль об опубликовании основного содержания моих семинарских бесед (скорее неформальных) была высказана Мартином Гарднером, который посещал мой курс в Чикагском университете в 1946 году. В 1958 году он спросил меня, существует ли машинописный текст семинарских бесед или может ли он быть подготовлен. В таком случае он предлагал отредактировать его для издания. Я никогда не имел машинописного текста своих лекций и семинарских бесед и не хотел тратить время на их написание. Но случилось так, что именно этот курс был объявлен на следующий семестр, на конец 1958 года, в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе. Предполагалось, что мои беседы и дискуссии будут записаны на магнитофон. Сознавая огромную дистанцию между устным словом и формулировками, подходящими для публикации, я сначала довольно скептически отнесся к этому плану. Но друзья убедили меня сделать это, потому что большая часть моих взглядов по проблемам философии науки не была опубликована в печати. Решающую поддержку оказала моя жена, которая добровольно записала на магнитофон целый семестровый курс и расшифровала его. Она оказала мне неоценимую помощь также при завершении работы над книгой. Этой книгой я многим обязан ей, но ей не пришлось увидеть ее опубликованной: она не дожила до этого дня.

Исправленный вариант машинописного текста был послан Мартину Гарднеру, который взялся за трудную задачу редактирования, выполнив ее с большим искусством и чувством. Он не только улучшил стиль книги, но нашел пути для того, чтобы облегчить читателю ее чтение посредством переделки и улучшения некоторых разделов, приведения новых примеров. Главы книги по несколько раз пересылались от меня к редактору и обратно. Время от времени я делал обширные изменения и добавления или предлагал сделать их Гарднеру. Хотя семинар предназначался для аспирантов по философии, знакомых с символической логикой и обладавших некоторыми познаниями по математике и физике в объеме колледжа, мы решили сделать книгу доступной для широкого круга читателей. Поэтому число логических, математических и физических формул было значительно сокращено, а оставшиеся формулы там, где это казалось желательным, были подробно объяснены.

В этой книге не делается попытки дать систематическое изложение всех важных проблем в области философских оснований физики. В моих семинарах -- а следовательно, и в книге -- я предпочел ограничиться небольшим числом фундаментальных проблем (которые указываются в заголовках шести частей книги) и обсудить их более подробно, чем поверхностно обсуждать множество других вопросов. Большинство тем, излагаемых в настоящей книге (за исключением части III о геометрии и главы 30 о квантовой физике), относятся ко всем областям науки, включая биологию, психологию и социальные науки.

Прежде всего я должен поблагодарить моего верного и способного сотрудника Мартина Гарднера. Я очень признателен ему за превосходную редакцию, а также за его неизменное терпение, когда я долго задерживал некоторые главы или требовал еще больших изменений.

Я также хочу поблагодарить моих друзей Герберта Фейгля и Карла Гемпеля за те ценные идеи, которыми они делились со мной в беседах на протяжении ряда лет, и в особенности за их полезные замечания по отдельным частям рукописи. Абнеру Шимони я обязан за щедрую помощь по вопросам квантовой механики. Кроме того, я хочу выразить благодарность многим моим друзьям и коллегам за их стимулирующее влияние, а моим студентам, посещавшим семинар, за то, что они своими вопросами и замечаниями способствовали обсуждению ряда проблем этой книги.

Я признателен издательству Йельского университета за любезное разрешение использовать обширные цитаты из книги Рицлера "Физика и реальность" (1940).

Рудольф КАРНАП,
Февраль 1966 г. Калифорнийский университет,
Лос-Анджелес
 
© URSS 2016.

Информация о Продавце