URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Бодэ А.Б. Поэзия Русского Севера: Иллюстрированный обзор существующих памятников деревянного культового зодчества
Id: 3093
 

Поэзия Русского Севера: Иллюстрированный обзор существующих памятников деревянного культового зодчества

URSS. 2002. 216 с. Твердый переплет. ISBN 5-8360-0397-1. Букинист. Состояние: 4. .
Обращаем Ваше внимание, что книги с пометкой "Предварительный заказ!" невозможно купить сразу. Если такие книги содержатся в Вашем заказе, их цена и стоимость доставки не учитываются в общей стоимости заказа. В течение 1-3 дней по электронной почте или СМС мы уточним наличие этих книг или отсутствие возможности их приобретения и сообщим окончательную стоимость заказа.

 Аннотация

Деревянное зодчество составляет значительную и самобытную часть древнерусской культуры. Книга знакомит читателя с русской деревянной культовой архитектурой на примерах существующих памятников. Представлены архитектурные ансамбли, церкви и часовни, сохранившиеся на Севере и, отчасти, в центральных областях России. Наряду с памятниками деревянного зодчества внимание уделено и другим наиболее значительным историко-архитектурным объектам Русского Севера.

Для широкого круга читателей.


 Оглавление

1 Введение
2 Общие сведения по архитектуре
3 Новгород, северо-западные земли
4 Онежское озеро
5 Онега
6 Белое море
7 Центральные земли России
8 Северная Двина, северо-восточные земли
Заключение
Пояснение некоторых специальных архитектурных терминов
Краткая библиография

 Введение

Русский Север -- это необъятный край, поразительный в своем разнообразии и вместе с тем единый и цельный по колориту. Северная природа сурова и величественна -- бескрайние леса и болота, порожистые реки и бесчисленные озера, горы и каменистые кряжи, холодные морские просторы и каменистая тундра. Неотъемлемой частью картины Севера является деревянное зодчество. Ни в одной стране мира культура строительства из дерева не достигла таких вершин и размаха, как в России. На протяжении более тысячелетия развивалось это уникальное искусство, накапливался строительный опыт, совершенствовалось мастерство русских зодчих. Бесценные памятники народного зодчества -- не только широко известные культовые ансамбли, но и небольшие часовни, жилые дома, хозяйственные сооружения, мосты, колодцы и деревенские ограды, -- сохранились на значительной части обширных северных земель. Где-то их уцелело больше, где-то меньше. На фоне северного пейзажа эти творения человеческих рук выглядят удивительно красиво и естественно. Из единства природы и архитектуры слагается поэтический образ Русского Севера.

Под географическим понятием "Русский Север" подразумевается северная часть европейской России. Южную границу Севера можно условно провести по Новгородской, Вологодской и Кировской областям. В основном это равнинная территория, местами всхолмленная, испещренная каменистыми грядами и кряжами. И лишь на Кольском полуострове возвышаются горы. Самыми значительными реками этого региона являются Свирь, Онега, Северная Двина с притоками Вагой, Вычегдой и Пинегой, Мезень и Печора. Земли, лежащие западнее Онеги, изобилуют озерами, самые крупные из которых Ладожское и Онежское. Север -- край необъятных лесов и болот, за Полярным кругом переходящих в тундру. Климат северных земель достаточно суровый -- продолжительная многоснежная зима и короткое лето.

Издревле здесь обитали немногочисленные угро-финские племена. Основными их занятиями были охота и рыболовство. История русской колонизации северных земель восходит к X--XI векам. Вторым по величине и значению городом Киевской Руси был Новгород, ставший историческим центром освоения Севера. Дружины новгородцев продвигались на север и северо-восток водными путями, промышляя торговлей и грабежом. Известно, что уже в XI веке новгородцы доходили до Печоры. Если проследить этот путь по карте, а он составляет около трех с половиной тысяч километров до подножия Уральских гор, можно представить с какими трудностями сталкивались отважные путешественники. На легких ладьях -- ушкуях новгородцы поднимались из Ладожского озера в Онежское по реке Свирь, далее шли вверх по реке Водле и маленькой речке Мышьи Черева, и преодолев шестикилометровый волок, попадали в бассейн Онеги. В среднем течении Онеги был волок на реку Емцу, левый приток Северной Двины. Далее кратчайший путь на восток проходил вверх по Двине и Вычегде с волоком на левые притоки верхней Печоры. Позже новгородцы пользовались путем, проходившем вверх по Пинеге с волоком на реку Кулой и выходом в Мезенскую губу. Мезень с нижней Печорой соединял волок с реки Пёзы на Цильму.

По этим путям и прилежащим водным артериям вслед за первопроходцами постепенно распространялось и русское население. По берегам рек и озер возникали селения и укрепленные городки. Русские поселенцы несли с собой христианскую религию и культуру, ремесла и традиции строительного искусства. В целом колонизация северных земель носила относительно мирный характер, что объясняется немногочисленностью коренного населения и слабой заселенностью территории.

После распада Русского государства на отдельные княжества почти весь Север оказался если не во владениях, то в сфере влияния Великого Новгорода. Белоозеро, река Сухона и верховье Северной Двины закрепились за Владимиро-Суздальским княжеством.

Географическое положение Новгорода на пути "из варяг в греки" обусловило его развитие как одного из крупнейших торгово-ремесленных центров. Основным источником доходов Великого Новгорода были северные владения. Новгородское боярство, сосредоточившее в своих руках власть, имело здесь огромные вотчины. Пушнина и другие продукты лесных промыслов стекались в Новгород и затем экспортировались в Европу.

Культурное развитие Севера осуществлялось преимущественно на основе новгородских традиций, несущих в себе наследие Киевской Руси. Между Новгородом и Владимиро-Суздальским, а позже Ростово-Суздальским княжеством шла борьба за владение северными землями, принимавшая порой весьма ожесточенный характер.

Монголо-татарское нашествие, страшным бедствием обрушившееся на Русь, новгородские владения почти не затронуло. Пока Русская земля подвергалась опустошительным набегам, Новгороду угрожали нападения с северо-запада. Наступления шведов и Ливонского ордена были остановлены блестящими победами русских дружин под предводительством Александра Невского. Монголо-татарское иго сказалось и на Новгородской земле. Новгород, хотя и избежал разорения, был обложен данью, как и другие княжества. Несмотря на то, что большие средства уходили в Орду, Русь постепенно восстанавливалась после поражения. Из южнорусских земель на север шли переселенцы. Огромные слабозаселенные пространства и природные богатства привлекали все больше новых людей.

Начавшийся в XIV веке процесс объединения разрозненных княжеств вокруг Москвы сделал возможным противостояние Золотой Орде и благотворно влиял на экономическое и культурное возрождение всех русских земель.

В XIV--XV веках на Севере отмечается рост числа монастырей. Как правило, они начинались с одинокой кельи отшельника. Монастыри крепли, обзаводились большими многоотраслевыми хозяйствами. Они играли существенную роль в развитии края, а также были очагами культуры и просвещения. В это же время усиливается так называемая низовая колонизация Севера, шедшая из среднерусских княжеств по Сухоне на Двину и Вычегду, а также через Белоозеро в верховья Онеги.

Во второй половине XV века в условиях усиления Москвы новгородское боярство, чтобы сохранить богатства и влияние, пытается принять вассальную зависимость от Литвы. Московскому князю Ивану III удается подчинить Новгород, в результате чего Север стал частью могучего централизованного государства.

Оживляются торговые пути, идущие с юга на север. Северная Двина и Онега становятся важнейшими транспортными артериями. В устьях крупных рек развиваются торговые центры. Жизнь в приморских районах не была спокойной. Беломорские селения и раньше подвергались разбойным набегам шведов. Во время Ливонской войны во второй половине XVI века пограничные территории приняли на себя новую волну нападений. На северных и северо-западных рубежах Русского государства возводятся каменные крепости и деревянные остроги.

В результате войны Швеция захватила прибалтийские русские города, и Россия оказалась фактически отрезана от Балтийского моря. Это послужило толчком к более активному освоению беломорского побережья. Главным морским портом России стал Архангельск. Морским путем осуществлялась торговля с европейскими странами. Из Мезенской губы морем был известен путь в заполярную Мангазею, расположенную в низовьях реки Таз.

События Смутного времени тяжело отразились на жизни северных земель, особенно прилегающих к центральной части России. Но страшное время миновало, возрождались разоренные города, села, монастыри. В среднерусских областях каменное строительство, особенно в городах, постепенно вытесняло деревянное. На Севере господствующим строительным материалом оставалось дерево.

Церковные реформы середины XVII века заметно всколыхнули общественную жизнь России. Спасавшиеся от гонений раскольники искали прибежище на обширных северных землях. Многие монастыри стали оплотом старообрядчества. Церковная и государственная власти непримиримо относились к ревнителям старой веры, против них организовывались вооруженные походы. Преследование старообрядцев носило весьма драматический характер. Известно много случаев самосожжения раскольников. Это создавало им ореол славы и мученичества и делало старообрядчество очень популярным в народе.

В церковной архитектуре введение канонов, с одной стороны, было ломкой устоявшихся традиций, с другой -- вызвало творческие поиски новых архитектурных решений. Правда, официальные запреты на Севере зачастую просто игнорировались и строить продолжали по-старому.

Петровское время, принесшее России столь бурные перемены, сказалось в смещении экономических и торговых центров к северо-западу в сторону Петербурга. Северные морские порты утратили былое значение. В XVIII веке Север из "фасада России" постепенно превращается в российскую глубинку. Достаточно оживленной была жизнь в Приладожье и юго-западном Прионежье -- землях, тяготеющих к северной столице. Здесь развивались новые отрасли промышленности, сюда первыми проникали веяния государственных преобразований.

Петровские реформы и подъем государства дали начало новому периоду в истории русской архитектуры. Основополагающим принципом в архитектуре стал классический ордер и регулярное начало. Новые тенденции, воплощавшиеся преимущественно в камне, оказались чуждыми деревянному народному зодчеству. В дереве продолжали жить и развиваться архитектурные формы, выработанные в предшествующие века. Именно Север, в силу своей удаленности, оставался хранителем древних строительных традиций.

Среди памятников деревянной архитектуры нового времени есть непревзойденные шедевры. Вместе с тем, к концу XVIII века в традиционном деревянном зодчестве проступают черты упадка.

Могучие, монументальные и вместе с тем простые и лаконичные образы уходят в прошлое. На смену им приходят более легкие и изящные формы, обилие декора. Утрата традиций древнерусского деревянного зодчества была закономерной частью исторического процесса. В XIX веке с приходом явлений, сопутствующих научно-техническому прогрессу, стали исчезать практически все виды народного искусства, ведущие свою историю с глубокой древности.

Примерно с первой трети XIX века в церковном строительстве получила преобладание имитация форм каменных церквей классического и псевдовизантийского стилей. При ремонтах почти все церковные здания получили дощатую обшивку и оказались в большей или меньшей степени перестроенными. Древние архитектурные традиции продолжали жить в крестьянских постройках вплоть до конца XIX -- начала ХХ века.

Русский Север со второй половины XIX века становится объектом внимания исследователей. Не только деревянное зодчество, но и народные промыслы, иконопись, фольклор сделали Север поистине сокровищницей древнерусской культуры.

Удивительно, что в XIX веке здесь еще жили былинные традиции Киевской Руси. Крестьянский быт был очень колоритен: предметы домашнего обихода, костюмы, орудия труда могли быть такими же, как и несколько веков назад. Произведения искусства, которыми русский крестьянин окружал себя в повседневной жизни, еще не уступили место продукции промышленности и предметам ширпотреба. Богатый для исследования материал представляли памятники деревянного зодчества. Многие не дошедшие до наших дней объекты были зафиксированы в фотографиях и обмерах. К концу XIX -- началу XX века относятся первые опыты реставрации деревянных построек. Сейчас культурное наследие Русского Севера в значительной степени утрачено. И тем не менее деревянное зодчество представлено еще достаточно большим количеством сохранившихся образцов. На них, главным образом, и будет направлено наше внимание, на то, что можно увидеть своими глазами. В книге рассмотрены преимущественно памятники культового зодчества. Материал по гражданской архитектуре представлен бегло. Данный обзор существующих памятников далеко не полный, но достаточный, чтобы дать читателю представление об этой интереснейшей ветви древнерусского искусства. Наряду с памятниками деревянного зодчества внимание уделено и другим наиболее значительным историко-архитектурным объектам Русского Севера. Сведения по географии расположения архитектурных памятников даны по возможности подробно. Таким образом, данная книга может послужить приглашением к путешествию. Изложение разделено на главы, в каждой из которых рассмотрена определенная географическая зона.

Значительный объем книги составляют графические иллюстрации, выполненные автором с натуры или по натурным зарисовкам. Некоторые памятники изображены в реконструкции. Эти работы носят характер теоретических предположений и не претендуют на научно обоснованную достоверность.


 Общие сведения по архитектуре

История древнерусского деревянного зодчества имеет глубокие корни. В бронзовом веке на территории Восточной Европы уже существовали каркасные постройки с заполнением стен плетнем, обмазанным глиной. Праславянские племена обитали преимущественно в зоне лиственных лесов, что означало отсутствие большого количества прямого одномерного строительного материала, удобного для возведения срубов. Металлические орудия труда были распространены ограниченно, что затрудняло обработку древесины. Данные условия способствовали развитию каркасных конструкций.

С открытием железа (I тыс. до н.э.) стало возможным производство нового металла повсеместно. Появление железного инструмента в регионах с преобладанием хвойных лесов создало предпосылки для распространения срубных конструкций.

Ко времени заселения славянами Восточной Европы сложился характер преобладания деревянных конструктивных систем в различных географических зонах. На севере строили преимущественно срубные здания. Южнее, в степной и лесостепной зонах, возводили большей частью каркасные постройки. Границы такого распределения достаточно условны. В лесостепных и зонах смешанных лесов в строительстве применялись как срубные, так и каркасные конструкции.

Многовековой строительный опыт славян подготовил блестящий расцвет древнерусского деревянного зодчества, заложив основные архитектурные формы и конструктивные приемы. Деревянные постройки, как гражданские, так и культовые, в процессе эволюции прошли долгий путь развития от простейшего прямоугольного сруба -- клети до сложных и величественных архитектурных композиций.

Палитра архитектурных средств в деревянном зодчестве не так уж и велика. Удивительное разнообразие достигалось умелым сочетанием одних и тех же достаточно простых форм. Образы деревянных построек, особенно культовых, философски глубоко содержательны. Многие детали сохранили символический смысл, связанный с древними языческими культами. Конструктивное устройство зданий поражает своей простотой и логичностью.

В отличие от каменного зодчества, древнерусская деревянная архитектура, даже во время, предшествовавшее своему упадку, сохраняла цельность и стилевое единство. Наряду с общими чертами, деревянному зодчеству в различных географических зонах, как правило, ограниченных отдельными водными системами, присущи свои собственные традиции. Особенности деревянной архитектуры некоторых регионов сформировались не без влияния национальных культур коренного населения Российского Севера.

В силу недолговечности строительного материала и отсутствия древнейших памятников в истории традиционного древнерусского деревянного зодчества можно отчетливо проследить относительно небольшой период, приходящийся на XVI--XIX века.

Деревянному зодчеству посвящены многочисленные исследования. На эту тему написано немало книг, по которым можно детально ознакомиться с вопросом. В настоящем обзоре очень кратко приведены общие сведения по архитектуре различных типов деревянных построек.

Жилое строительство было самым массовым на Руси. Сохранившиеся деревянные дома в основном не старше XIX века. Отсутствие древнейших образцов отчасти восполняется старинными изображениями, летописными источниками, археологическими материалами и аналогиями с более поздними постройками.

Рядовое жилище состояло из достаточно простых архитектурных форм. Северные крестьянские дома объединяли под одной крышей жилье и помещения для скота. Большое разнообразие типов и вариантов жилых домов в основном достигалось различным композиционным сочетанием жилой и хозяйственной частей.

Крестьянские избы средней России сравнительно невелики по масштабу. Северные дома, напротив, отличаются особенной добротностью и внушительными размерами. Встречаются огромные комплексы, рассчитанные на большую семью и включающие в себя самые разные функциональные помещения. Это объясняется не только особенностями ведения хозяйства в суровых климатических условиях, но еще и зажиточностью северного крестьянства.

Самый распространенный тип жилого дома, получивший название "брус", представляет собой постройку из нескольких срубов, вытянутых в одну линию и покрытых единой двухскатной крышей. Дом, в плане напоминающий букву "г" с увеличенной хозяйственной половиной, получил название "глаголь". Отличающийся большими размерами "кошель" имеет компактный, близкий к квадрату план.

По способу отопления избы разделялись на белые, имевшие печь с дымоходом, и более древние -- pудные или курные, топившиеся "по-черному". Жилая часть в зависимости от размера дома состояла из одной или нескольких клетей. Большинство северных домов имеют подклеты -- нежилые этажи на уровне земли. На первом этаже хозяйственной половины содержались домашние животные. Сверху располагалась поветь -- обширное помещение, где хранились телеги, сани, орудия труда, а также находился сеновал. Лошадь с телегой могла подняться на поветь по бревенчатому пандусу -- взвозу.

Особого внимания заслуживает декоративное убранство деревянных построек. Резьбой украшались концы кровельного теса, столбы-опоры, конструктивные элементы кровли, причелины и полотенца. Применение резных наличников -- явление сравнительно позднее. Сочетание резьбы и поверхности бревенчатых стен придавало зданию живописный облик.

Известные только по старинным изображениям хоромы зажиточных горожан и местной знати отличались большим количеством помещений и представляли собой композицию из разновеликих срубов, соединенных переходами. Архитектурная выразительность достигалась различными по высоте и форме покрытиями отдельных частей комплекса. В составе хором присутствовала "повалуша" -- башнеобразный объем, являвшийся высотным акцентом всей композиции. Хоромы выделялись в окружающей застройке своим масштабом и архитектурной обработкой.

К отдельно стоящим хозяйственным постройкам относятся амбары, бани, овины, гумна. Устройство этих простых сооружений самым тесным образом связано с практическими потребностями. По сравнению с избами крестьянские амбары и бани невелики.

Очень интересными сооружениями были деревянные ветряные мельницы. В основном они были двух типов: столбовки и шатровки. Более древние и традиционные столбовки названы так потому, что все здание мельницы поворачивается к ветру вокруг столба-опоры. У шатровок вращается только верхняя часть, где установлен вал с крыльями.

Говоря о деревянном зодчестве, нельзя не упомянуть о рубленых мостах. Эти сооружения поражают сочетанием конструктивной логики и красоты. Деревянные мосты опирались на ряжи -- срубы, заполненные внутри валунами. Известны многопролетные мосты длиной свыше 120 метров. На некоторых северных реках подобные мосты функционируют до сих пор.

Деревянные крепостные сооружения европейской части России к нашему времени оказались полностью утраченными. Правда, по сохранившимся в Сибири памятникам оборонного зодчества и архивным источникам облик древнерусских деревянных городов можно воссоздать достаточно достоверно.

Простейшим деревянным укреплением был тын -- сплошной забор из врытых в землю и заостренных кверху бревен. Стена из "городней" представляла собой ряд срубов, поставленных вплотную друг к другу. Самой совершенной системой устройства стен была рубка "тарасами". Такая конструкция состояла из двух параллельных бревенчатых стен, соединенных поперечными связями через определенное расстояние. Внутреннее пространство заполнялось землей и камнями. Поверх стены устраивался защищенный снаружи и сверху проход для ведения боевых действий во время осады.

Стены сочетались с рублеными башнями. В верхней части они имели облам -- нависающий по всем сторонам выступ. Башни покрывались пологими пирамидальными кровлями или шатрами, иногда с дозорной вышкой наверху. Над воротами проездных башен часто устраивались часовни в виде каркасного сооружения на выпусках бревен. Известны и отдельно стоящие сторожевые башни -- "вежи". Рубленые деревянные и земляные укрепления составляли линию обороны древнерусских городов, которая для своего времени была достаточно надежной.

Самую яркую и широко представленную страницу в истории древнерусского деревянного зодчества занимает культовая архитектура. Здесь наиболее полно воплотились творческие возможности русских зодчих. Церковным постройкам стремились придать величие и торжественность, в их архитектуре находили место самые выразительные и красивые формы. Существует несколько типов деревянных церквей. Приведенная ниже классификация с научной точки зрения не безупречна, но для настоящего издания представляется наиболее приемлемой.

Клетские церкви

Общепринято считать, что первые деревянные церкви на Руси были клетские, в основе представлявшие собой четырехугольный сруб -- клеть. Это самый простой тип церкви. До наших дней дошли единичные образцы XV и даже XIV века. В центральных областях России сохранилось довольно много клетских церквей, построенных в XVII--XVIII веках, на Севере их меньше. По сравнению с другими культовыми сооружениями рассматриваемые церкви не велики по масштабу, и внешний облик их достаточно скромен.

Клетские церкви состоят из основного прямоугольного объема, к которому с востока примыкает меньший по размерам алтарь. С запада могли быть притвор в виде симметричного алтарю прируба или трапезная, размерами часто превышавшая основное помещение.

Клетские церкви различаются по объемно-планировочному решению и характеру завершения (рис.1). Для увеличения высоты здание поднимали на подклет, а двухскатное покрытие делали высоким и островерхим. Такую крышу называют клинчатой. На Севере получили распространение клинчатые крыши с полицами. Это служило отводу влаги от сруба и создавало более выразительный силуэт. Есть весьма

интересные примеры устройства ступенчатой двухскатной кровли. Живописным и довольно редким было покрытие клетских церквей в виде бочки.

Как разновидность клетских церквей можно охарактеризовать памятники с квадратным в плане основанием и восьмискатной кровлей, завершавшейся одной или пятью главами.

Шатровые церкви

Шатровая форма покрытия в русском деревянном зодчестве очень древняя. Шатер как никакая другая форма выражает устремленность ввысь, к небу. Шатровые храмы очень красивы и величественны. Деревянные церкви с шатровыми завершениями могли иметь различные формы планов.

Один из древнейших типов шатровых церквей в основе своей имел восьмиугольный сруб (восьмерик) с двумя или четырьмя симметричными прирубами (рис.2, 3). Центрическая композиция с четырьмя прирубами называлась "о двадцати стенах". Покрытия прирубов чаще всего выполнялись в виде бочек. Здание с трех сторон обычно опоясывала галерея. Большинство подобных церквей отмечено в бассейне Северной Двины.

Известно несколько шатровых храмов, которые в основании имели сруб в форме равноконечного креста./ Сверху размещался восьмерик, по ширине превышавший ветви креста. Выступающие части крещатого основания покрывались бочками, двух- или трехскатными крышами (рис.4).

С начала XVII века широкое распространение получили шатровые храмы типа восьмерик на четверике. Большинство подобных церквей имело трапезные, иногда достигавшие довольно крупных размеров (рис.5). По своему назначению они были скорее гражданскими помещениями, чем культовыми. Здесь решались общественные дела, осуществлялось мирское самоуправление. Несмотря на горизонтальный объем трапезной, в общей архитектурной композиции доминировал вертикальный мотив. Во внешнем облике зданий заметно стремление к нарядности и декоративности. Над углами четверика располагались кокошники. Вход украшался торжественным двухвсходным крыльцом. Подобные храмы сохранились до нашего времени на Севере в достаточно большом количестве.

Некоторые шатровые церкви типа восьмерик на четверике, имели лишь один прируб -- алтарь. С запада или трех сторон устраивалась галерея с высоким крыльцом (рис.6).

Варианты шатровых церквей типа восьмерик на четверике с двумя или четырьмя симметричными прирубами по своей общей композиции напоминают более древние восьмигранные с прирубами храмы (рис.7). Такие церкви к нашему времени оказались утраченными.

Есть примеры постановки завершенного шатром восьмерика на четверике на крещатое основание. Покрытия прирубов выполнялись в виде нескольких разновеликих, поставленных одна на другую бочек (рис.8).

В деревянном культовом зодчестве имели место многошатровые церкви. Два сохранившихся памятника иллюстрируют основные композиционные приемы формирования подобных построек. Храмы могли быть центрическими, когда шатрами завершались прирубы основного восьмерика (рис.9), и симметричными относительно продольной оси, когда к церкви с трапезной примыкали шатровые приделы (рис.10). При этом центральный шатер по размерам превосходил боковые.

В середине XVII века в результате церковных реформ шатровые храмы были объявлены неканоничными, и строительство их было официально запрещено. Несмотря на это, на Севере их продолжали строить вплоть до конца XVIII века.

Со второй половины XVII века в бассейнах Пинеги и Мезени получили распространение церкви с завершением в виде шатра на крещатой бочке. В основании они имели высокий квадратный сруб, над повалом которого размещалась крещатая бочка с врезанным в нее шатром (рис.11). Такие церкви имели трапезные и нередко приделы, завершенные подобно основному объему.

Ярусные церкви

Со второй половины XVII века широкое распространение получили ярусные деревянные церкви. Среди них немало высотных сооружений, которые пришли на смену шатровым храмам. На Севере, где продолжали возводить шатры, ярусные церкви встречаются редко, гораздо больше их строилось в центральных областях России.

Основные объемы ярусных церквей состоят из нескольких поставленных друг на друга убывающих по высоте срубов, которые могли быть квадратными, восьмиугольными или крещатыми в плане. Количество ярусов колеблется от двух до четырех (включая основание). Из этих различий складываются несколько вариантов объемно-пространственных решений.

С конца XVI века известны ярусные церкви, состоящие из четвериков (рис.12). Это довольно редкий тип храма. Наиболее распространены ярусные церкви, основой которых является постановка восьмерика на четверик. Среди них есть небольшие двухъярусные церкви, по общей композиции несколько напоминающие клетские постройки, и достаточно лаконичные высотные сооружения с завершением, состоящим из нескольких равномерно убывающих восьмериков (рис.13). Есть несколько примеров ярусных построек на восьмигранном с прирубами и крещатом основаниях.

Кубоватые церкви

Церкви с кубоватым завершением строились во второй половине XVII и XVIII веках. Распространение их ограничивается бассейном реки Онеги и Поморским берегом Белого моря.

Основанием таких церквей служит высокий четверик. Кубоватый верх представляет собой квадратный в плане объем, по силуэту напоминающий крупную луковицу с одной или чаще пятью главами. Эта форма не так величественна и лаконична, как шатер, но пластична и нарядна.

Кубоватые церкви при схожем решении верха различались по компоновке основных объемов. Для церквей, построенных в XVII и начале XVIII века, характерны трапезные (рис.14). Во второй половине XVIII века кубом завершались храмы, по своей композиции близкие к центрическим. Основной их объем имел покрытые бочками прирубы по всем четырем сторонам. Покрытие трехчастного алтаря, так называемой, трехлопастной бочкой великолепно сочеталось с архитектурой всего здания, насыщенного упругими криволинейными формами (рис.15). Несколько кубоватых церквей и по сей день сохранились по берегам Онеги.

Многоглавые церкви

Многоглавое решение верха встречается на постройках, в основе своей имевших различные объемно-планировочные схемы.

Известны многоглавые церкви, так называемые "на каменное дело", своими формами подражающие каменным соборам. На массивном квадратном срубе размещалось пять глав, центральная из которых по размеру и высоте преобладала над остальными (рис.16).

Стремление к нарядности и усложнению форм нашло блестящее выражение в многоглавых храмах Прионежья начала XVIII века. Самые выдающиеся образцы прионежских многоглавых церквей построены на восьмигранном с четырьмя прирубами основании (рис.17). Сочетание многоглавия с завершением ярусов в виде бочек создает живописную игру пластичных форм и кривых линий. Многоглавый ярусный верх имели и квадратные в основании церкви (рис.18).

Во второй половине XVIII века имели место многоглавые завершения церквей, основной объем которых состоял из восьмерика на четверике. Вместо традиционного шатра восьмерик завершался пологой восьмискатной кровлей с пятью или девятью главами (рис.19).

Многоглавых церквей сохранилось немного, тем не менее все перечисленные разновидности представлены существующими памятниками.

Решение интерьеров церквей в русском деревянном зодчестве имело свои определенные традиции. Бревенчатые стены церкви изнутри обычно стесывались, углы при этом получались закругленными. В клетских церквях потолок, как правило, состоял из половин бревен, уложенных на балки -- матицы, подобно тому, как это делалось в избах. В XVIII веке в северных церквях получило широкое распространение устройство потолка в виде "неба" -- дощатой конструкции, каркас которой образовывал рисунок солнца с расходящимися лучами. Потолок-небо покрывался росписью. Главным смысловым и композиционным элементом интерьера был иконостас. Древнейшие иконостасы состояли из узких полок -- тябл, на которые ставились иконы. Тябла, царские врата, а иногда и некоторые другие элементы интерьера расписывались. Поздние иконостасы выполнялись в виде стоечно-балочной конструкции с обильной позолоченной резьбой или лепниной. В церкви царил полумрак, окна располагались таким образом, чтобы свет падал на иконостас. Резьбой украшались клиросы и иногда дверные порталы. Потолочные балки в трапезных подпирались резными столбами из толстых бревен. Вдоль стен тянулись скамьи с резными подзорами. В целом интерьеры древнерусских церквей отличались простотой, лаконичностью и строгостью.

По своему характеру и масштабу деревянные культовые сооружения очень разнообразны. Кроме церквей это еще и отдельно стоящие колокольни, часовни, придорожные и памятные кресты. Культовые постройки нередко объединялись в величественные ансамбли. Некоторые из них сохранились до наших дней. Культовый ансамбль составляли обычно две, реже три церкви и колокольня. Церкви были летними и зимними. Первые отличались значительными размерами, вторые, напротив, более компактны. Существуют примеры совмещения отапливаемых трапезных с "холодными" храмами.

В селах и городах церковь или культовый ансамбль всегда являлись композиционно-планировочным ядром и высотной доминантой. Композиция ансамблей строилась на прочной и органичной взаимосвязи с окружающей средой.

Колокольни

Как отдельно стоящие сооружения, колокольни в русском деревянном зодчестве явление относительно позднее. Появление подобных построек относится к XV--XVI векам. Это связано с массовым распространением колоколов. Рубленым колокольням предшествовали звонницы на столбах-опорах. Прообразом колоколен, вероятно, были отдельно стоящие сторожевые башни -- вежи.

Рубленые колокольни могли иметь различную форму основания -- восьмигранную, шестигранную или состоящую из восьмерика на четверике. Бревна, вертикально вставленные внутрь сруба, являлись столбами открытого яруса звона и поддерживали шатровый верх.

Колокольни всегда были составляющей частью ансамбля. В XVII в. и, по-видимому, ранее имела место свободная постановка колокольни относительно церкви. В XVIII веке под влиянием каменной культовой архитектуры появляются композиции, в которых колокольня размещалась более-менее точно по продольной оси церкви с западной стороны. Иногда оба здания соединялись переходом. Среди существующих памятников деревянного зодчества можно увидеть все типы рубленых колоколен.

Часовни

Среди деревянных культовых построек самыми распространенными, наверно, были часовни. Возведение их не требовало много времени и средств. Строились они преимущественно в небольших деревнях, где не было церквей. Довольно часто часовни размещались в стороне от жилья, при дорогах. Часовни сохранились до наших дней в достаточно большом количестве. В основном это постройки XVIII и XIX веков. Часовни отличаются от церквей меньшими размерами, несколько упрощенной архитектурой, отсутствием алтарного прируба.

Наибольшее распространение имели клетские часовни. Простейшие из них представляют собой небольшой сруб, покрытый на два ската с крестом или главкой на коньке. Такой объем мог быть дополнен сенями и галереей. Клетские часовни различались по характеру завершения. Здесь применялись те же разновидннсти двухскатного покрытия, что и на клетских церквях. Часовни с шатровыми завершениями строились сравнительно реже, и сохранилось их мало.

Многие северные часовни окружает живописная группа старых елей или лиственниц. Хороший лес вокруг давно вырублен, а эти деревья бережно сохраняются. Они придают особую значимость небольшому культовому сооружению. Священные рощи, как их называют, являются отголосками древнего культа деревьев, существовавшего задолго до принятия христианства. Не исключено, что священными рощами отмечены места языческих святилищ, которые были здесь несколько веков назад. Священные рощи -- очень характерная деталь северного пейзажа. Единство строительного материала и конструктивных приемов роднит между собой все традиционные древнерусские деревянные постройки. Сооружения самого разнообразного назначения, соседствуя между собой, прекрасно дополняют друг друга, образуя цельную композицию. Ансамбль древнерусского поселения, будь то город, острог, село или небольшая деревня, органично связан с природным окружением, создавая в целом гармоничную и естественную среду обитания человека.

Время расцвета русского деревянного зодчества давно отошло в прошлое. То, что сохранилось на Севере, это лишь фрагменты огромной древнерусской культуры. Сейчас, на рубеже тысячелетий, стоит оглянуться на эти древние образы, в которых воплотилось стремление к вечной красоте и гармонии множества поколений русских людей.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце