URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Зубов В.П. Русские проповедники: Очерки по истории русской проповеди
Id: 2985
 

Русские проповедники: Очерки по истории русской проповеди

URSS. 2001. 232 с. Мягкая обложка. ISBN 5-8360-0292-4. Букинист. Состояние: 4+. .
Обращаем Ваше внимание, что книги с пометкой "Предварительный заказ!" невозможно купить сразу. Если такие книги содержатся в Вашем заказе, их цена и стоимость доставки не учитываются в общей стоимости заказа. В течение 1-3 дней по электронной почте или СМС мы уточним наличие этих книг или отсутствие возможности их приобретения и сообщим окончательную стоимость заказа.

 Аннотация

Предлагаемая читателю книга выдающегося русского ученого, историка науки В.П.Зубова (1900-1963) впервые раскрывает философию русской проповеди как теорию выражения христианской истины в устном слове.

Приложение богословия к словесности, или гомилетика, рассматривается автором на примере анализа формы, стиля, средств выражения и ритмических особенностей построения проповедей крупнейших русских богословов конца XVIII-XIX веков: свт. Дмитрия Ростовского, митрополита Платона (Левшина), митрополита Филарета (Дроздова), архиепископа Иннокентия (Борисова).

Книга написана В.П.Зубовым в конце 20-х - начале 30-х годов и публикуется впервые. Предназначена для специалистов в области филологии, богословия, философии, русской истории и для всех интересующихся вопросами русской культуры.


 Предисловие

Кто путешествовал по России, помнит те церкви из неоштукатуренного кирпича с серыми главами, которые явились для XX века своего рода архитектурным стандартом. Пусть вспомнит он хромолитографированные иконы и Чесноковские ектении. И, суммировав все, пусть размыслит о стиле. Всюду, кажется, соблюден устав, взята какая-то, казалось, безупречная средняя, и между тем все не то...

Такое же впечатление производят переиздания лучших проповедей. Издатели изменили немного, чуть-чуть, испугались непонятности "яко" и заменили его на "как", переставили слова в певучем периоде Платона или выкинули одно-два придаточных предложения -- и период зазвучал деревянно, казенно, потерял лицо, выразительность, кровь, цвет. Как перестраивались древние храмы и уродовались нелепыми пристройками, как зализывались и "поновлялись" иконы, точно так же калечились памятники слова. Это случилось со святителем Димитрием еще в XVIII веке, когда слог его проповедей был "исправлен"; это случилось с митрополитом Платоном в 1913 году, когда появилось безобразное (далеко не полное) "Полное собрание сочинений" его, -- единственное после XVIII века. 1917 год спас нас от подобного же изуродования Филарета. Все предвещало, однако, что стилистические "исправления" рано или поздно постигнут и этого иерарха. Впрочем, Филарет сам в зрелом и старческом возрасте осторожно сгладил "острия" и "шероховатости" своих ранних проповедей, ретушировал свой собственный проповеднический образ и подчас смелые проповеднические обороты заменил осторожными догматическими формулировками. Недостатки основного издания Иннокентия отмечались уже современниками.

Характерным образчиком забвения лучших традиций и утраты эстетического чутья являются гомилетические хрестоматии конца XIX и начала XX веков, хотя бы, например, сборник Дьяченко -- этот dormi secure русских проповедников. На первый взгляд здесь все в порядке -- взяты образцы из лучших проповедников с некоторыми, правда, сокращениями. Но кто вдохновится этими клочками оригиналов, перемежающимися с мертвенными перифразами редактора? Вместо пусть мало вдохновительного, но все же будящего мысль темника -- плохая гомилетическая шпаргалка. А между тем сколько "батюшек" поднесь пользуется Дьяченко!.. Пожалуй и нельзя винить их, потому что нет ничего, что могло бы заменить Дьяченко, подобно тому как некому строить храмы так, как строили их в XV веке.

История литературы мало интересовалась текстом, а еще менее духом и смыслом старинных проповедей. Лубочные повести ей были более по сердцу. Поэтому не издан до сих пор неиспорченный или близкий к неиспорченному текст проповедей свт.Димитрия. При возобладавшем со второй половины XIX века лже-историческом подходе к явлениям культуры трудно было ожидать появления подлинной истории русской проповеди. Историко-культурные пустяки перемежались с описанием архивных рукописей. 75% (если не более) всего написанного по истории русской проповеди посвящено влияниям, заимствованиям, "духу" эпохи, публицистике и т.п. мелочам, заслоняющим основной смысл и основные проблемы. Кажется порою, что мы израсходовали по мелочам норму бумаги, отпущенную нам судьбою.

И подходя к проповедям XVII--XIX вв., ощущаешь посейчас некий трепет девственной нетронутости. Много ли знаем мы о ритмике Филаретовой прозы, о мелодике Платона, о синтаксисе Иннокентия, о риторических тропах и фигурах у всех них? Пытались ли мы когда-нибудь серьезно изучать их стиль? Ясна ли их эйдетика? И, не говоря уже о проблемах формы, достаточно ли освещена психология и метафизика их личности?

Нам не хотелось бы, чтобы в настоящих очерках читатель усмотрел лишь исторические портреты. Наоборот, основной мыслью автора было показать, к'ак личность перестает быть личностью, или только личностью, перерастает себя. С протестантской точки зрения (Шлейермахер) проповедь есть художественное раскрытие перед слушателем личного миросозерцания проповедника. С церковной точки зрения личное миросозерцание -- такой же материал и средство, как и особенности эпохи или стилистическое своеобразие языковых форм. Не личность выражается в проповеди, а догмат через личность и устное слово. Догмат преломляется в личности, в художественных, риторических, стилистических формах. Гомилетика -- приложение богословия к словесности, а не часть теории словесности, или иначе, теория выражения христианской истины в устном слове, -- выражения, конечно, преломившегося в личности проповедника и, конечно, отразившего на себе веяния эпохи. Но среда модифицирует восприятие истины, сама христианская истина не оказывается подчиненной законам текучей среды. Проповедник не только историческая личность и даже не только творческая личность оратора и художника, но лицо: пастырь, получивший от Духа Святого дар проповедания и власть учить.

В настоящих очерках анализируются преимущественно форма и средства выражения, но анализ этих форм имеет смысл только в том случае, если не теряется из виду само выражаемое -- единая Истина Церкви.


 Об авторе

Впервые публикуемая книга: "Русские проповедники. Очерки по истории русской проповеди" является малой частью обширного и наредкость разнообразного научного наследия Василия Павловича Зубова (1900--1963). Это имя хорошо известно историкам науки и архитектуры как у нас, так и за рубежом. Василия Павловича Зубова знают прежде всего как автора фундаментальных монографий "Историография естественных наук в России (XVIII в. -- первая половина XIX в.)" (1956), "Аристотель" (1963), "Развитие атомистических представлений до начала XIX в." (1965), "Труды по истории и теории архитектуры" (2000) и др. В последних двух монографиях, изданных посмертно, приведена биография ученого и библиография опубликованных его трудов, включающая более 200 работ.

Исследования В.П.Зубова были переведены и изданы за границей, среди них монография о Леонардо да Винчи (1968), докторская диссертация "Архитектурная теория Л.Б.Альберти" (2000). В.П.Зубова ценят как блестящего переводчика и комментатора архитектурных, математических и философских трактатов, написанных авторами средневековья и эпохи Возрождения (Л.Б.Альберти "Десять книг о зодчестве" (1935--1937), сочинение Даниеле Барбаро "Комментарий к десяти книгам об архитектуре Витрувия" (1938) и многие другие).

Известны исследования В.П.Зубова, посвященные древнерусской духовной культуре. Среди них статьи о русских переводах и переработках в XVII в. сочинений Аристотеля; заметки о переведенном еще в X в. в Болгарии философско-богословском трактате Иоанна Дамаскина "Источник Знания", вошедшем в XVI в. в состав "Великих Четий-Миней" Митрополита Макария; статья "Вопросы о "неделимых" и бесконечном в древнерусском памятнике XV в." (1953); публикация, примечания и перевод труда Кирика Новгородца (1953); статья "Епифаний Премудрый и Пахомий Серб" (1953) и ряд других работ.

Труды В.П.Зубова получили мировое признание. В 1960 г. он был избран действительным членом Международной Академии истории науки. В 1963 г., уже посмертно, награжден медалью имени Джорджа Сартона за вклад в развитие истории науки. В 2000 году состоялась международная научная конференция, посвященная столетию со дня рождения В.П.Зубова: "Наука и искусство в культуре Средних веков и эпохи Возрождения".

Становление и развитие В.П.Зубова как ученого и гражданина было неразрывно связано с той средой, в которой он вырос. Василий Павлович Зубов родился 19 июля (1 августа по новому стилю) 1900 г. в г.Александрове Владимирской губернии -- по соседству с городом, в селе Крутец, находилось родовое имение, где семья Зубовых проводила летние месяцы; зимой Зубовы жили в Москве, близ Таганской площади в собственном особняке на Большой Алексеевской улице.

Отец Василия Павловича -- Павел Васильевич (1862--1921) -- видный ученый-термохимик, известный нумизмат (его коллекция восточных монет мирового значения и библиотека были им завещаны и переданы Государственному историческому музею в Москве). Он был одаренным музыкантом-скрипачом, обладателем редчайших смычковых инструментов работы Страдивари, Гварнери, Руджери, Амати. Долгие годы П.В.Зубов был председателем попечительства о бедных Рогожской части в приходе храма св.Мартина Исповедника. С этим храмом связано несколько поколений православного рода Зубовых. В нем Павел Васильевич был крещен, здесь он венчался с Натальей Митрофановной, урожденной Грачевой в 1899 г., здесь были крещены четверо детей их, старшим из которых был Василий, здесь же Павла Васильевича отпели в 1921 г.

Любящие и трудолюбивые родители -- Павел Васильевич и Наталья Митрофановна -- воспитывали своих детей в духе православной веры. После домашнего обучения Василий Зубов в 1912 году сдал экзамены в третий класс гимназии А.Е.Флщрова, которую окончил с золотой медалью в 1918 году. В том же году он поступил на философское отделение Московского университета, но через год был призван в Красную армию и служил там писарем (до 1920 г.). К этому времени относятся краткие записи, сохранившиеся в семейном архиве. В них мы не найдем упоминаний о нужде, голоде, нехватке денег и других житейских трудностях, столь характерных для того времени. В этих дневниковых записях прослеживаются четыре основные темы: храм, природа, музыка, мир книг. Записи свидетельствуют о глубокой православной вере, о тонком философском осмыслении им всего увиденного. Из дневника можно узнать, что в это время он писал работу о Божественной Благодати, в Румянцевской библиотеке делал перевод с латыни жития св.Мартина Исповедника. Вот запись, сделанная 9 апреля 1920 года: "Читал "Добротолюбие" и особенно живо ощутил, что все аскетические нормы здесь не налагаются извне на жизнь, а вырастают из жизни. Практика предваряет теорию, интуиция рефлексию. (Особенно у раннеегипетских и афонских аскетов). Читая эти аскетические главы понял, что религия -- сплошная динамика, развитие, что религиозной души нельзя представить в статическом состоянии" Весной 1920 года, еще служа в армии, В.П.Зубов посетил университет и увидел, какие резкие изменения произошли в нем. Университет "показался чуждым, мертвым, в особенности студенты-философы. Что такое, как не нуль, философия, не выросшая из правильно воспитанного христианского сознания? И разве страна, оплевавшая собственную религию, может построить прочную философию, не восстановив эту религию? Разве философия не яд -- вне Церкви?" (16 апреля).

В 1922 г. В.П.Зубов окончил философское отделение историко-филологического факультета Московского университета, где застал еще лекции Б.А.Фохта, А.Л.Кубицкого, И.В.Попова, И.А.Ильина, С.Л.Франка и Г.Г.Шпета.

Читатель может представить, как трудно было в то время найти работу православному философу, сохранять духовные и нравственные устои. То разнообразие тем научных исследований В.П.Зубова, о котором говорилось в начале статьи, продиктовано было не только личными вкусами, универсальностью интересов и одаренностью автора, но и вынужденной сменой тематики в различных учреждениях, где ему приходилось работать: Государственная Академия художественных наук (ликвидирована в 1929 г.), Академия Архитектуры (расформирована в период "борьбы с излишествами") и, наконец, Институт истории естествознания и техники Академии Наук, где Василий Павлович работал до 1963 г.

Во всех своих исследованиях автор неизменно обращался к первоисточникам, скрупулезно штудировал их, обстоятельно знакомился с литературой изучаемого периода. О высокой требовательности В.П.Зубова к себе, к своей научной работе, красноречиво говорит следующее его высказывание во время войны, когда он в холоде и голоде писал докторскую диссертацию "Архитектурная теория Альберти": "Я не имею права писать плохо. Война окончится, а труд мой останется, и никого не будет интересовать, в каких условиях он написан". Эта работа В.П.Зубова, как и многие другие его произведения, не утратила своей научной ценности и до настоящего времени.

В такие же трудные и голодные годы была написана предлагаемая читателю книга -- "Русские проповедники". Здесь ярко проявились богословские, философские и филологические познания автора, его тонкое восприятие красоты и выразительности русского языка. Со времени написания работы В.П.Зубова прошло более полувека (по всей вероятности, она была написана в конце 20-х -- начале 30-х годов). За минувшее время не появилось подобного рода трудов по истории русской проповеди. Свою работу В.П.Зубов посвятил, главным образом, пристальному изучению и анализу формы, стиля, средств выражения и ритмических особенностей построения проповедей крупнейших русских богословов конца XVIII--XIX веков: Димитрия Ростовского, Митрополита Платона (Левшина), Митрополита Филарета (Дроздова) и Архиепископа Иннокентия (Борисова). В предисловии В.П.Зубов подчеркивал, что "подобное исследование имеет смысл только в том случае, если не теряется из виду само выражаемое -- единая Истина Церкви".

Рукопись книги "Русские проповедники. Очерки по истории русской проповеди" сохранилась в семейном архиве. Она написана ясным убористым почерком в толстой тетради дореволюционного времени (305 страниц). Текст рукописи публикуется полностью, включая и несколько страниц, перечеркнутых сверху вниз красной линией: можно предположить, что автор сомневался в их уместности потому, что содержащиеся там рассуждения отчасти нарушали ход изложения. Эти фрагменты, весьма интересные сами по себе, сохранены и составили приложение к третьей главе: "Митрополит Филарет (Дроздов)".

При подготовке рукописи к печати были уточнены библиографические сведения, добавлены некоторые комментарии (они отмечены звездочкой*), сделаны переводы цитируемых автором иноязычных текстов (они заключены в квадратные скобки). В тексте сохранено графическое различие слов мир -- покой, согласие, тишина и мiр -- вселенная, род человеческий, люди. Пояснительные схемы в тексте приведены в авторском исполнении.

В своем исследовании В.П.Зубов почти не касается жизнеописания русских проповедников. Краткие сведения о жизни и деятельности святителя Димитрия Ростовского, митрополита Платона (Левшина), святителя Филарета (Дроздова) и святителя Иннокентия (Борисова) читатель найдет в конце книги (раздел V). Этот раздел написан М.В.Зубовой (статья о митрополите Платоне -- в соавторстве с И.Е.Путятиным). Портреты Митрополита Платона, Митрополита Филарета и Архиепископа Иннокентия взяты из книги "Избранные поучения двенадцати архипастырей русской церкви с портретами" (М., 1861), портрет Дмитрия Ростовского -- из его собрания сочинений (М., 1848. Т. 1).

При оформлении обложки использована акварель 1800-х годов "Вид на Китай-город с руин Пушечного двора". В середине ансамбля изображен Заиконоспасский монастырь, в котором первоначально находилась Славяно-греко-латинская академия -- духовный центр ученого монашества России, воспитавшая многих русских проповедников.

Приношу глубокую благодарность всем, кто бескорыстно помогал в подготовке рукописи В.П.Зубова к печати, и прежде всего: Михаилу Борисовичу Горнунгу, Галине Александровне Пыльневой, Тамаре Михайловне Судник, Илье Евгеньевичу Путятину, Татьяне Евгеньевне Соловьевой, Марине Александровне Зубовой, Надежде Сергеевне Сбытовой.
М.В.Зубова


 Оглавление

  Об авторе книги
  Предисловие
 СВЯТИТЕЛЬ ДИМИТРИЙ РОСТОВСКИЙ
 Примечания
 МИТРОПОЛИТ ПЛАТОН (ЛЕВШИН)
 Примечания
 МИТРОПОЛИТ ФИЛАРЕТ (ДРОЗДОВ)
 Примечания
 Приложения
 АРХИЕПИСКОП ИННОКЕНТИЙ (БОРИСОВ)
 Примечания
  Приложение. Краткие сведения о жизни и деятельности русских проповедников
 V Святитель Дмитрий Ростовский
 VIМитрополит Платон (Левшин)
 VIIМитрополит Филарет (Дроздов)
 VIIIАрхиепископ Иннокентий (Борисов)
 
© URSS 2016.

Информация о Продавце