URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Баранникова Л.И. Общее и русское языкознание. Избранные работы
Id: 29019
 
499 руб.

Общее и русское языкознание. Избранные работы

URSS. 2005. 256 с. Мягкая обложка. ISBN 5-484-00131-5. Букинист. Состояние: 4+. .

 Аннотация

Собранные в книге работы выдающегося языковеда Лидии Ивановны Баранниковой посвящены актуальным проблемам общего и русского языкознания. Главная из них --- проблема закономерностей возникновения, развития, взаимовлияния социально-функциональных вариантов языка (литературной речи, диалектов, просторечия и т.д.) и их функционирования в составе языка как целого. Работы Л.И.Баранниковой --- образец анализа, выполненного в русле функциональной парадигмы. Их отличает оригинальность научной мысли и богатство языкового материала, во многих отношениях уникального.

Издание адресуется языковедам (преподавателям и студентам, исследователям и учащимся), а также историкам и социологам.


 Оглавление

От составителей
Социально-функциональная парадигма языка
 Формирование современной научной парадигмы в лингвистике. Функциональный подход к языку
 Проблема соотношения языка и диалекта в социологическом и собственно лингвистическом плане
 Социально-историческая обусловленность места разговорной речи в общенародном языке
 О месте разговорной речи в функциональной парадигме русского языка
 Просторечие как особый социальный компонент языка
 К проблеме соотношения русского литературного языка и общенародного койне
 К вопросу о развитии функционально-стилевого многообразия языка. Статья первая
 К вопросу о развитии функционально-стилевого многообразия языка. Статья вторая
Проблемы русской диалектологии
 О вариантных единицах диалектных систем
 К проблеме социальной и структурной изменчивости диалекта
 К вопросу о функционально-стилевых различиях в диалектной речи
 Говоры территорий позднего заселения и проблема их классификации
 Русские народные говоры сегодня
Из "Атласа русских говоров Среднего и Нижнего Поволжья"
 Предисловие
 Карта N 3. Типы безударного вокализма в позиции после твердых согласных
 Карта N 4. Типы предударного вокализма после мягких согласных
 Карта N 9. Произношение заднеязычного согласного Г
 Карта N 11. Произношение согласного Щ и сочетания СЧ
 Карта N 12. Окончания существительных женского рода с основой на в родительном падеже
 Карта N 17. Окончания глаголов 3-его лица единственного числа
 Карта N 18. Стяжение гласных при спряжении глаголов в настоящем времени
 Карта N 25. Название чердака
Литература
Список трудов Л.И.Баранниковой

 От составителей

В настоящее издание включены избранные работы выдающегося российского ученого, специалиста в области общего и русского языкознания, доктора филологических наук, профессора, основателя кафедры общего и славяно-русского языкознания Саратовского государственного университета им.Н.Г.Чернышевского, создателя саратовской лингвистической школы -- Лидии Ивановны Баранниковой (1915--2002).

Изучению русской диалектной речи была посвящена первая научная работа Лидии Ивановны Баранниковой, ее кандидатская диссертация "Переходные колхозные говоры северной части Сердобского района" (Саратов, 1939). И в течение всего последующего времени -- более шестидесяти лет активнейшей и чрезвычайно плодотворной научной деятельности -- русские говоры оставались для Лидии Ивановны главным объектом изучения.

В ее жизни эти годы были заполнены диалектологическими экспедициями, обследованием говоров для Диалектологического атласа русского языка, для Общеславянского лингвистического атласа и более всего -- для Атласа русских народных говоров Среднего и Нижнего Поволжья, организатором, вдохновителем, бессменным научным руководителем и главным разработчиком которого Лидия Ивановна была с самого начала и до завершения этого крупного коллективного проекта.

Параллельно полевым исследованиям шли систематизация и осмысление собранных материалов, рассмотрение диалектов в структуре социально-функциональной парадигмы русского языка, поиск динамических закономерностей варьирования диалектной речи, анализ диалектов и диалектной речи сквозь призму общелингвистических понятий и категорий. Обладая острым аналитическим умом, изящно и, как казалось, легко распутывая сложнейшие комплексы речевых явлений (это неизменно вызывало благодарный восторг ее учеников и коллег), Лидия Ивановна постоянно стремилась к теоретическим обобщениям, к созданию синтетических лингвистических моделей и никогда не ограничивалась простой фиксацией наблюдаемых диалектных особенностей, -- не ограничивалась даже в тех случаях, когда эти особенности открывались ею впервые или на тех территориях, где их ранее не отмечали.

В диалектологических исследованиях Лидии Ивановны (имя и отчество Лидии Ивановны будем далее писать инициалами: Л.И.) четко проявляется ряд общих методических и методологических принципов, которым Л.И. сознательно следовала и которые в значительной степени определили высокую научную ценность полученных ею результатов.

Во-первых, это единство собственно лингвистического (системно-структурного) и социолингвистического анализа. Интерпретируя диалектный материал, Л.И. всегда исходит из представлений о реальной неоднородности коллектива носителей говора и связанной с этим неоднородности диалектной речи (особенности речи мужчин и женщин, людей разной степени грамотности, людей различной социо-культурной ориентации и т.д.). То, что частью диалектологов порой отбрасывалось уже на этапе полевой работы как материал, нарушающий "чистоту" воссоздаваемой ими идеальной картины (схемы) говора, Л.И. изучала и использовала для "осторожных", по ее выражению, то есть научно обоснованных и методически корректных, попыток увидеть динамику современного говора, выявить разнообразие возможных путей его развития в конкретных социальных обстоятельствах.

Определение "современного" употреблено в предшествующей фразе не случайно. В работах Л.И. это ключевой термин. Л.И. рассматривает современную ей русскую диалектную речь не только как один из источников изучения прошлых этапов истории русского языка (традиционный подход) и не как слабеющий рефлекс утраченного "золотого века" народных говоров (общее место многих диалектологических работ середины XX века), а как живое, реально функционирующее и потому меняющееся коммуникативное средство. Отсюда ее стремление увидеть историю говора в его синхронии, сосредоточиться на сосуществующих вариантах и текущих изменениях диалектной речи, на их характере и направленности, выявить их обусловленность внутрисистемными и внешними факторами. И хотя Л.И. говорит о постепенной "утрате диалектных черт в говорах", о влиянии, которое оказывают на говоры городское просторечие и литературный язык, в ее понимании сами говоры сохраняют свою системную цельность, поскольку "различия передового и традиционного слоя говора не затрагивают системы говора, являются лишь вариантами ее речевой реализации".

Принцип единства собственно лингвистического и социолингвистического анализа проявляет себя во всех исследованиях Л.И., но с особой полнотой он воплотился в докторской диссертации Л.И. ("Русские народные говоры в советский период", Саратов, 1968), в монографии 1967 г. с тем же названием и в большой серии статей Л.И., посвященных говорам территорий позднего заселения. Неоднократные попытки предшествующих исследователей изучать эти говоры в том же ключе, что и говоры исконной территории русского языка, не давали и не могли дать существенных результатов, так как говоры территорий позднего заселения складывались и развивались в особых социально-исторических условиях, обычно в инодиалектном или даже иноязычном окружении, были нередко смешанными, меняли в новой коммуникативной среде темпы и отчасти направления своего развития. Многолетние исследования говоров Среднего и Нижнего Поволжья, сопоставление характера этих говоров со свойствами говоров других территорий позднего заселения привели Л.И. к выводу о том, что адекватный анализ говоров этого типа и сама их классификация возможны лишь при учете "не только их системно-структурных особенностей, но и экстралингвистических факторов". Более того: "при классификации переселенческих говоров учет совокупности лингвистических и экстралингвистических факторов необходим в значительно большей степени, чем при классификации говоров исконной территории".

Л.И. выделила комплекс экстралинвистических и собственно лингвистических факторов, наиболее существенных для определения специфики говоров территорий позднего заселения (переселенческих). К первым факторам относятся время переселения носителей говора, характер переселения (одновременное / разновременное; массовое / единичное), характер отношения с окружающим населением; ко вторым -- характер диалектной основы говора (монодиалектная, бидиалектная, полидиалектная основа), характер соотношения основ взаимодействующих говоров, характер отношения с материнскими говорами, характер развивающегося вторичного говора, диалектная принадлежность говора.

Новый, сочетающий лингвистические и экстралингвистические признаки подход к классификации говоров позднего заселения, разработанный Л.И. на материале говоров Среднего и Нижнего Поволжья, оказал значительное влияние на изучение переселенческих говоров других территорий, а сами поволжские говоры сделались в русской диалектологии своеобразным эталоном, с помощью которого стали производить диалектную квалификацию других говоров вторичного образования.

Во-вторых, это сознательно избираемый и последовательно реализуемый Л.И. функционально-коммуникативный принцип интерпретации материала. Особенно ярко он проявился в учении Л.И. о функционально-стилистической дифференциации говоров, в ее сопоставительном анализе диалектной разговорно-бытовой и народно-поэтической речи, в выделении элементов делового стиля в составе современной диалектной речи. Многоаспектность и глубина функционально-коммуникативного анализа, учет множества факторов, определяющих варьирование диалектной речи, позволили Л.И. избежать односторонних, крайних оценок соотношения разговорно-бытовой и народно-поэтической речи и дали возможность установить, чту на самом деле лежит в их основе и какой комплекс причин приводит к их расхождению.

В специальной работе, посвященной функционально-стилистическим различиям в диалектной речи, Л.И. раскрыла процесс превращения нейтральных средств говора в стилистические, дала тонкие характеристики стилистических пластов диалектной речи в соответствии с временной и территориальной координатами. Так, народно-поэтическая речь представляется Л.И. в отличие от разговорно-бытовой речи "как бы несколько сдвинутой по временной координате, несколько архаизованной. Причем эта архаизация не столько связана с сохранением фактов прошлого, известных живой речи в момент возникновения того или иного фольклорного произведения, сколько со стремлением использовать некоторые архаизмы как элемент стилистический". И далее: "Народно-поэтическая речь представляет известное своеобразие и в отношении территориальной координаты, так как она, с одной стороны, допускает включение элементов инодиалектного характера, хотя и в ограниченных пределах, с другой стороны, несомненно, содержит какое-то количество так называемых общих особенностей в языковом оформлении, присутствующих в фольклорных произведениях, бытующих в разной диалектной среде".

Свое понимание сущности функционального подхода к языку и речи, а также места "функциональной парадигмы" в истории лингвистических учений Л.И. изложила в статье "Формирование современной научной парадигмы в лингвистике. Функциональный подход к языку".

В-третьих, это принципиальное положение о единстве русского языка во всех его разновидностях. Не случайно название главной и наиболее цитируемой лингвистами монографии Л.И. "Русские народные говоры в советский период" (Саратов, 1967) имеет подзаголовок: "К проблеме соотношения языка и диалекта". Л.И. убедительно доказывает некорректность изолированного изучения диалектов и литературного языка, подчеркивая, что "характер соотношения литературного языка и диалектов определяется не только спецификой литературного языка, но и спецификой диалектов. Степень развития диалектных различий, устойчивости их, значимости в общей структуре языка, степень сохранности диалектов как особых единиц языковой системы, определяемая конкретно-историческими условиями бытования диалектов, -- все это не может не сказаться на особенностях соотношения литературного языка и диалектов, на специфике их взаимоотношений".

Признание этого единства потребовало обратиться к специальному анализу строения русского языка как целого, к проблеме современного состояния и формирования функциональной парадигмы русского языка. Эта проблема обсуждается Л.И. в монографии "Русские народные говоры в советский период", ей посвящена также целая серия статей, опубликованных в известных изданиях: в журнале "Вопросы языкознания" (1970 г.), в коллективных монографиях Института русского языка АН ССР (1981 и 1985 гг.), в издаваемых в Саратовском университете и получивших признание в лингвистическом мире межвузовских научных сборниках "Язык и общество" (их редактировала Л.И.) и "Вопросы стилистики" (публикации конца 60-х -- 70-х гг.).

В составе русского национального языка Л.И. выделяет 3 основных компонента -- литературный язык, общерусское койне (просторечие), социально-территориальные диалекты, противопоставленные друг другу по социально-функциональным и собственно лингвистическим характеристикам. Основное внимание Л.И. уделяет функциональной противопоставленности компонентов русского национального языка. Ср.: "Литературный язык и общерусское койне являются наддиалектными формами существования языка и противопоставлены диалектам по признаку отсутствия территориальной ограниченности. Литературный язык противопоставлен диалектам и общерусскому койне широтой и разнообразием обслуживаемых сфер коммуникации, своей поливалентностью, обработанностью, наличием устной и письменной формы, сложностью своей структуры".

Набор функций является, по мнению Л.И., важным признаком, не только различающим литературный язык, с одной стороны, и диалекты и просторечие -- с другой, но и разграничивающим функционально близкие разновидности речи -- просторечие и диалекты. Если просторечие характеризуется наибольшей функциональной ограниченностью и этот тип речи "используется почти исключительно в обиходно-бытовой функции", то диалектам "в посленациональный период наряду с функцией обиходно-бытовой речи свойственна функция народно-поэтической, а отчасти и публичной речи", поскольку диалекты сохраняют "следы былой полифункциональности".

Своеобразие функциональной парадигмы русского национального языка Л.И. видела в наличии двух компонентов, сходных по ряду экстралингвистических характеристик, -- просторечия и разговорной речи. Эти формы речи близки в функциональном плане (используются для повседневного общения), они объединяются также такими признаками, как наддиалектность, спонтанность, устная форма существования. Общность экстралингвистических свойств порождает в свою очередь сходство в принципах структурной организации этих двух страт.

Отметив сосуществование двух сходных компонентов (подъязыков) в функциональной парадигме русского национального языка, Л.И. во многих своих работах обращается к обсуждению характера отношений между этими разновидностями языка, к рассмотрению их места в общей системе русского языка, к истории сложения и развития общенародного койне (просторечия) и разговорной речи. Этим проблемам посвящены такие ее работы, как "Социально-историческая обусловленность места разговорной речи в общенародном языке" (1970 г.), "Просторечие как особый социальный компонент языка" (1974 г.), "К проблеме соотношения русского литературного языка и общенародного койне (1981 г.), "О месте разговорной речи в функциональной парадигме русского языка" (1985 г.). В названных работах не только показаны сходства и различия двух особых страт в составе русского национального языка -- просторечия и разговорной речи, но, что особенно ценно, представлена история этих форм речи, их взаимодействие в ходе исторического развития русского языка, объясняющее специфику их современного бытования.

Во всех работах, посвященных внутреннему членению общенародного языка (его функционально-стилистической дифференциации), Л.И. подчеркивает необходимость учета социально-исторического контекста при рассмотрении состава компонентов языка, при анализе особенностей их использования и внутренней организации. Ср., например, рассуждение о подходе к изучению разговорной речи: "...вопрос о характере современной разговорной речи, о ее месте в системе языка может решаться лишь в социально-историческом плане, что делает необходимым последовательное рассмотрение основных этапов развития языка и его компонентов".

В социально-историческом контексте рассматривает Л.И. и вопрос о функционально-стилевой дифференциации литературного языка. В двух статьях "К вопросу о развитии функционально-стилевого многообразия языка", помещенных в 6-м и 7-м выпусках "Вопросов стилистики" (1973 и 1974 гг.), анализируется сложный, неравномерно протекающий процесс формирования функциональных стилей в рамках литературного языка, подчеркивается социально-историческая обусловленность этого процесса, его связь с развитием (усложнением) общественных отношений, государственности.

Особенности общественно-исторических условий развития русского языка, приведшие к "экспансии литературного языка", стали причиной усложнения самого состава литературного языка, в котором образовался новый компонент -- разговорная речь и появилось своеобразное противопоставление: разговорная речь -- совокупность функциональных стилей, в том числе разговорная речь -- разговорный стиль. Противопоставление это так же, как противопоставление языковых страт, имеет функциональную основу: в разговорной речи основной функцией является коммуникативная функция, в стилевых вариантах литературного языка доминируют иные функции, опирающиеся на функцию общения, которая выступает в функциональных стилях в качестве сопутствующей. Функциональные стили (в том числе разговорный) и разговорная речь используются в разных коммуникативных сферах, в разном по своему характеру общении, реализуются в разных формах, различаясь признаками официальности / неофициальности, опосредованности / непосредственности, монологичности / диалогичности, преимущественно письменной / устной формой реализации.

Прослеживая историю функциональных компонентов и стилевых вариантов русского языка, Л.И. показывает их историческую изменчивость. Так, если в период образования национального русского языка на смену диалектам приходит просторечие как наддиалектная разновидность речи, которая начинает использоваться как основное средство обиходно-бытового общения, то в новых исторических условиях роль просторечия в составе общенародного языка существенно изменяется: "вместе с сужением социальной базы [просторечия] идет и сужение лингвистических границ просторечия", происходит "превращение просторечия из социального компонента языка в стилистический"; "просторечие начинает использоваться в художественной речи как особое стилистическое средство, его элементы теряют стилистическую нейтральность".

Функциональный подход к выделению стилевых вариантов литературного языка обусловил позицию Л.И. в отношении языка художественной литературы, а именно признание "художественного стиля" как одного из функционально-стилистических вариантов литературного языка, основной функцией которого является эстетическая. Последовательно придерживаясь функционального основания при анализе функциональной парадигмы русского языка, в рамках художественного стиля Л.И. различает "художественно повествовательный стиль" (авторскую речь) и "художественный разговорный стиль" (речь персонажей), четко отграничивая последний от разговорной речи на основании несовпадения функций. "Для разговорного стиля (художественного диалога) основной является функция эстетическая, т.е. воздействие через систему специальных образных средств. ...в разговорной речи коммуникативная функция выступает как основная".

В-четвертых, в исследованиях Л.И. даже частные явления языка и речи рассматриваются в свете общей лингвистической теории. От конкретных фактов русских говоров, литературного языка или других вариантов русской речи мысль Л.И. непременно пробегает путь к соответствующим проблемам общего языкознания, придавая им новое освещение и стимулируя новые решения этих проблем.

Яркий пример такого движения -- проблема вариантности языка и речи. Как известно, диалектная речь по сравнению с литературным языком в высшей степени вариативна. Вариантность Л.И. считает одним из существенных ее свойств, а поскольку "наличие сосуществующих вариантов вполне естественно для современного состояния русских народных говоров", возникает "необходимость постановки вопроса о типах вариантов, сосуществующих в современных диалектных системах, о их классификации". В цитируемой статье 1971 г., как и в некоторых предшествующих, вариантность рассматривается Л.И. на разнообразном, но пока только диалектном материале. Выделяются варианты общие и ограниченные; монодиалектные, инодиалектные, интердиалектные; основные и факультативные, старые и новые, характерные для того или иного уровня диалектной системы. Затем Л.И. неоднократно возвращается к этой проблеме, придавая ее рассмотрению все более и более общий характер. На совещании по Общеславянскому лингвистическому атласу в 1975 г. речь идет уже о "вариантах в литературном языке и диалектах". В 1976 г. Л.И. публикует статьи, в которых вариантность исследуется теперь в качестве общего, универсального свойства языковых систем, а в 1982 г. принимает участие в московской конференции "Вариантность как свойство языковой системы" с докладом о сущности и типологии языковой вариантности.

Подобное движение от конкретных ко все более общим уровням анализа чрезвычайно характерно для исследовательского метода Л.И. Так, начав с фиксации конкретных результатов взаимодействия русских говоров, Л.И. постепенно осмысляет междиалектные отношения как частные случаи контактирования языковых систем, начинает работать над общей теорией языковых контактов, формулирует свое понимание явления интерференции и затем прилагает это обобщенное знание к разнообразным речевым фактам, в том числе и к диалектному материалу.

Другой пример: исследуя стилистическое варьирование диалектной речи, Л.И. сопоставляет его со стилистическим варьированием литературных языков, строит свою теорию стилей и затем в виде общей концепции возвращает диалектологии, тем самым обогащая ее теоретическую базу.

В исследованиях Л.И. русистика и русская диалектология не отделены от общей теории языка, не замкнуты в рамках частного языкознания. Подобных ограничений, по-видимому, не существовало в самом научном методе Л.И., в ее научном сознании. Л.И. постоянно выступает в своих работах и как русист-диалектолог, и как исследователь русского языка в целом, во всех его формах и стратах, и одновременно как лингвист-теоретик самого высокого уровня. Эти стороны лингвистического знания так органично слиты в ее работах, что нецелесообразно и подчас просто невозможно распределять их по соответствующим разделам языкознания.

Стремление по возможности соединить в одной системе научных взглядов все богатство лингвистического знания реализовалось Л.И. в читавшихся ею курсах "Введение в языкознание", "Общее языкознание", "История лингвистических учений", в созданном ею учебном пособии "Введение в языкознание" (Саратов, 1973), открывшем для многих поколений филологов путь в науку о языке, в оригинальном обобщающем пособии для учителей-филологов "Основные сведения о языке" (М., 1982).

Серьезное внимание Л.И. уделяла вопросам методики преподавания языка. Работы этого направления не публикуются в настоящем издании, однако представление об этой области интересов ученого читатель может получить из помещенного в книге списка трудов Л.И.

Собранные здесь работы, конечно, не раскрывают всего многообразия интересовавших Л.И. научных проблем, всего богатства предложенных ею решений. Многие из них получили отражение в выполненных под ее руководством кандидатских и докторских диссертациях по проблемам семантики, лексикологии, словообразования, терминологии, истории языка и другим. Хочется думать, что публикация избранных трудов Л.И. поможет нашей науке не потерять -- сохранить и преумножить -- созданное замечательным языковедом, Лидией Ивановной Баранниковой.

Январь 2005 г.

В.Е.Гольдин, О.Ю.Крючкова

 Об авторе

Лидия Ивановна Баранникова

(1915-1992)

Выдающийся лингвист, специалист в области общего и русского языкознания, доктор филологических наук, профессор, создатель саратовской лингвистической школы, основатель кафедры общего и славяно-русского языкознания Саратовского государственного университета, руководитель проекта "Атлас русских народных говоров Среднего и Нижнего Поволжья".

Исследовала социально-функциональную парадигму языка как единое целое, заложила основы учения о говорах территорий позднего заселения, разработала теорию варьирования языка и речи. Автор более 150 работ по истории и диалектологии русского языка, проблемам общей лингвистики, в числе которых книги "Русские народные говоры в советский период: к проблеме соотношения языка и диалекта" (1967), "Введение в языкознание" (1973, 2001), "Основные сведения о языке" (1982), "Атлас русских говоров Среднего и Нижнего Поволжья" (2000) и др.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце