URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Бодэ А.Б. Деревянное зодчество Русского Севера: Архитектурная сокровищница Поонежья
Id: 29016
 
2399 руб.

Деревянное зодчество Русского Севера: Архитектурная сокровищница Поонежья

URSS. 2005. 208 с. Твердый переплет. ISBN 5-484-00144-7. Букинист. Состояние: 5-. Блок текста: 5. Обложка: 5-.

 Аннотация

Река Онега издревле была одной из водных дорог, связывавших центральные земли России с Беломорьем, что сыграло важную роль в освоении Севера. Поонежье и побережье Онежской губы Белого моря --- это особый регион, объединенный общностью культурных традиций. В истории русского деревянного зодчества архитектурные традиции Поонежья XVII--XVIII веков составляют яркую и неповторимую страницу. Среди сохранившихся здесь построек есть уникальные памятники истории и культуры.

В книге рассказывается о формировании и расцвете Поонежских традиций в контексте исторического развития Русского Севера. Высказываются предположения относительно истоков своеобразия Поонежского зодчества, описываются его взаимосвязи с каменной архитектурой.

Для архитекторов, искусствоведов и читателей, интересующихся историко-культурным наследием Русского Севера.


 Оглавление

Введение
Развитие поонежских традиций
 Формирование. Период до последней трети XVII века
 Расцвет местных традиций. Последняя треть XVII века
 Распространение новых решений. Первая половина XVIII века
 Величие композиций и форм. Вторая половина XVIII века
 Отголоски и трансформации. XIX век
Местное своеобразие и внешние влияния
 Распространение московских влияний
 Древние новгородские и московские традиции
 Взаимодействие с каменным зодчеством
 Происхождение новых приемов и форм
 Поонежская архитектурная школа
Заключение
Библиография

 Благодарности

Основу книги составляет кандидатская диссертация, выполненная в НИИ теории архитектуры и градостроительства под руководством доктора архитектуры, профессора В.П.Орфинского.

Автор благодарит руководителя работы, оппонентов доктора архитектуры, профессора Н.П.Крадина и кандидата архитектуры Т.И.Вахрамееву, рецензента рукописи монографии доктора архитектуры, профессора А.С.Щенкова, а также директора института доктора архитектуры, профессора И.А.Бондаренко, советы и замечания которых позволили существенно улучшить содержание книги. Автор также признателен всем, кто предоставил фотографии и дополнительную информацию о памятниках Поонежья, -- людям разных профессий, но объединенным общим интересом к Русскому Северу и деревянному зодчеству.


 Введение

Традиционное деревянное зодчество составляет значительную часть русской культуры и во многом определяет ее национальное своеобразие. На протяжении многовекового развития деревянного зодчества был накоплен богатый строительный опыт, выработаны наиболее рациональные архитектурно-конструктивные приемы. Происходившее со временем распространение каменного строительства, смена художественных вкусов и архитектурных стилей способствовали исчезновению традиционных деревянных построек. Хранителем древних строительных традиций, в силу удаленности и особенностей исторического развития, долго оставался Русский Север.

Деревянные постройки не долговечны. Наши представления об этом интереснейшем направлении в русском зодчестве строятся на основе весьма ограниченного количества памятников. Сохранившиеся и известные культовые постройки относятся преимущественно к XVII--XIX вв., жилые и хозяйственные -- к XIX -- началу XX в. В истории традиционного деревянного зодчества самую яркую и широко представленную страницу занимает культовая архитектура, которая и будет в сфере нашего внимания.

Неоднородность культурных традиций Русского Севера предопределена различными историческими обстоятельствами, сложным этническим составом населения, неодинаковыми природными и хозяйственными условиями. К наиболее значительным территориям, где черты местного своеобразия в деревянном зодчестве проявлялись особенно отчетливо, относится Обонежье, Поонежье, Северодвинское поречье. Поонежье среди них занимает положение близкое к центральному. Вместе с Поонежьем необходимо рассматривать и побережье Онежской губы Белого моря, учитывая непосредственную географическую связь этих территорий и общность архитектурных традиций.

Главным географическим элементом, связывающим рассматриваемую территорию в единое целое, является река Онега. Протяженность Онеги немногим более 400 км. Река берет начало в озере Лача, течет на север и впадает в Онежскую губу Белого моря. Река имеет несколько гряд порогов и судоходна не на всем своем протяжении. Наиболее значительными притоками Онеги являются Волошка, Кена, Моша, Кодина, Кожа. К западу от Онеги расположено несколько озер, соединенных с ней притоками. Крупнейшие из них -- Л\"екшмозеро, Кенозеро, Кожозеро. Онежская губа врезается в материк широким и относительно мелководным 150-ти километровым заливом. Юго-западный берег Онежской губы носит название Поморский, северо-восточный -- Онежский (Лямицкий).

Край был освоен и заселен славянами еще в период самостоятельности Новгородской земли, но наивысшего расцвета достиг в эпоху централизованного Русского государства. Онега издревле служила одной из водных дорог, связывавших Беломорье с центральными землями России. Бассейн Онеги населен достаточно плотно. Исторические селения расположены преимущественно вдоль основных водных артерий.

Деревянное культовое зодчество Поонежья и побережья Онежской губы представлено памятниками XVII--XIX вв. Здесь не сохранилось и достоверно не известно ни одного объекта, построенного ранее XVII в.

Наиболее значительной характерной особенностью деревянного культового зодчества Поонежья являются кубоватые покрытия. Церкви с подобным верхом получили название кубоватых. В свое время на рассматриваемой территории их было построено очень много. Некоторые из них и по сей день стоят по берегам Онеги.

Приемы и формы, определяющие своеобразие деревянного зодчества Поонежья и побережья Онежской губы, достаточно богаты и разнообразны. Кроме кубоватых завершений, к ним относится использование покрытий системой поставленных одна на другую бочек в архитектурном решении крещатых шатровых церквей, покрытие составных алтарных прирубов трехлопастной бочкой, покрытие бочкой основного объема клетских церквей, а также декоративная обработка кокошниками. Некоторые из перечисленных архитектурных особенностей встречаются только на исследуемой территории, распространение других не ограничивается ее пределами.

К вопросам местного своеобразия в деревянном культовом зодчестве Севера обращались многие исследователи. Представить общий ход и отдельные направления исследований в данной сфере, а также проблематику на различных этапах изучения поможет краткий обзор работ по деревянному культовому зодчеству.

Интерес к народному зодчеству в исследовательской среде впервые возник во второй половине XIX в. Начало его изучению положили материалы Л.В.Даля, собранные в поездках по Северу и опубликованные в 1870-х гг. Эти работы носили характер предварительного знакомства с памятниками традиционного деревянного зодчества.

Значительным вкладом в изучение отечественного архитектурного наследия была деятельность В.В.Суслова. Им были выполнены обследования и обмеры многочисленных памятников, которые представлены в нескольких публикациях [83, 85]. К настоящей работе непосредственное отношение имеет его книга "Путевые заметки о севере России и Норвегии" [84], которая дает общее представление о культовых постройках исследуемой территории, поскольку маршрут автора включал беломорское побережье и Онегу.

Много ценных сведений по деревянным постройкам было собрано Археологической комиссией и опубликовано в 1908--1918 гг. Среди исследователей Севера, участвовавших в этой работе и выполнивших немало фотофиксаций и обмеров памятников деревянного зодчества, были И.Я.Билибин, А.А.Каретников, Д.В.Милеев, В.А.Плотников и др. В выпусках "Известия Императорской археологической комиссии" наряду с отдельными объектами, относящимися к исследуемой территории, представлены разделы, целиком посвященные памятникам деревянного зодчества Онежского и Каргопольского уездов [31, вып.41, с.94--124; вып.52, с.139--172].

Первой работой, содержащей обобщение и систематизацию накопленного материала по деревянной культовой архитектуре, был раздел, посвященный деревянному зодчеству, в первом томе "Истории русского искусства", написанный И.Э.Грабар\"ем совместно с Ф.Ф.Горностаевым [19]. Следующим важным шагом в этом направлении стал труд архитектора М.В.Красовского, опубликованный в 1916 г., -- первый том Курса истории русской архитектуры "Деревянное зодчество" [35]. В этой работе более подробно рассмотрены вопросы происхождения и развития как различных типов построек, так и архитектурных деталей. Некоторые из высказанных автором положений не бесспорны, однако, постановка многих вопросов, касающихся эволюции деревянного зодчества, сохраняет свое значение до сих пор.

Основной задачей изучения традиционного деревянного зодчества на начальном этапе была фиксация памятников и сбор сведений по ним. Исследователи рассматривали культовые постройки, объединяя их по типологическим признакам, попутно отмечая местную принадлежность некоторых приемов и форм. На своеобразии деревянного зодчества отдельных территорий специально внимание не заострялось. Деревянное зодчество Севера воспринималось как единое художественное целое. Главная ценность перечисленных работ заключается в собранном фактическом материале, поскольку многие из зафиксированных тогда построек до нашего времени не сохранились.

Одной из самых значительных обобщающих работ стала книга С.Забелло, В.Иванова, П.Максимова "Русское деревянное зодчество", вышедшая в 1942 г. [27]. Раздел, посвященный культовому зодчеству, написан П.Н.Максимовым. В текстовой части достаточно четко и кратко представлены основные типы культовых построек. Автор отмечает существование в деревянном зодчестве Севера местных школ. Основной объем книги составляет иллюстративный материал по очень большому количеству памятников с краткими историко-архитектурными пояснениями.

Весьма лаконичное обобщение накопленных знаний изложено в посвященных деревянному зодчеству разделах "Истории русского искусства", написанных П.Н.Максимовым, Н.Н.Ворониным, М.А.Ильиным [32, 46, 47].

Материалы экспедиций по Северу, в том числе по Каргополью, в совокупности с интересными результатами архивных исследований представлены в публикациях С.Забелло [28, 29].

Большая заслуга в изучении народного зодчества принадлежит А.В.Ополовникову. Среди его ранних работ можно отметить книгу "Деревянное зодчество Карело-Финской ССР" [56], где представлены материалы исследований нескольких наиболее известных памятников. Монография "Русское деревянное зодчество", вышедшая в 1986 г., посвящена специально культовой архитектуре [59]. В каждом разделе книги рассматривается один из типов построек на примерах объектов, исследованных автором. В обзорной работе по деревянному зодчеству "Сокровища Русского Севера" [60] памятники рассматриваются по отдельным территориям. Книга содержит богатый иллюстративный материал по культовым постройкам, в том числе обмеры и графические реконструкции. Для настоящего исследования интерес представляют разделы, посвященные Поонежью и Беломорью.

Работы Ю.С.Ушакова направлены на изучение архитектурно-планировочной организации северорусских селений, где церковные здания играли ведущую композиционную роль. Кроме диссертационных работ Ю.С.Ушакова и ряда статей, этой теме посвящена публикация "Ансамбль в народном зодчестве Русского Севера" [89]. В книге содержится много новых сведений и материалов по культовым постройкам и ансамблям, в том числе Поонежья и Поморья.

В работе М.И.Мильчика, Ю.С.Ушакова "Деревянная архитектура Русского Севера. Страницы истории" [53] рассказывается об исследовании различных объектов гражданского и культового зодчества. В работе представлены реконструкции утраченных построек и ансамблей, выполненные по историческим документам и старинным изображениям, а также выявленные данные по организации и технологии плотницких работ. Для настоящего исследования особую важность представляет реконструированный комплекс деревянных построек Александро-Ошевенского монастыря (в главе "Ансамбль Ошевенской волости"). Интерпретация иконописных и письменных источников по деревянным церквям и монастырским комплексам Севера получила развитие в исследованиях М.И.Мильчика.

Углубленное изучение традиционного деревянного зодчества позволило выявить и отчетливо осознать многообразие его местных направлений. Наиболее значительные из них определялись исследователями как архитектурные школы. Однако своеобразие деревянного зодчества отдельных территорий и мест в работах перечисленных авторов все же раскрыто недостаточно полно.

Ценный опыт комплексного изучения народного зодчества представляют собой работы В.П.Орфинского, посвященные Карелии. Один из ранних этапов исследования отражает его книга "Деревянное зодчество Карелии" [61], являющаяся первым систематическим описанием гражданской и культовой архитектуры Карелии. Дальнейшее изучение отличительных черт карельского зодчества и особенностей его развития представлено в докторской диссертации и ряде публикаций.

В работах В.П.Орфинского много внимания уделено изучению влияния процессов этнокультурных взаимодействий на развитие народного зодчества. С одной стороны, культуры соседствующих этносов взаимообогащали друг друга, с другой -- на стыках этнических ареалов материальные формы нередко приобретали значение этнических символов. В народном зодчестве такими символами становились отдельные элементы построек или архитектурно-декоративные детали. Акцентирование национальных особенностей вызвано обострением этнического самосознания, причем это могло происходить как в виде пассивного самоутверждения, так и в более ярко выраженных формах под угрозой ассимиляции этнической культуры [63, с.170].

Важнейшим результатом исследовательской работы В.П.Орфинского стала разработка типологической системы сельской архитектурно-пространственной среды, включающей несколько частных классификаций объектов традиционного деревянного зодчества, в том числе культовых построек. Кроме того, результаты изучения В.П.Орфинским деревянного культового зодчества в целом, его эволюции и генезиса, взаимодействия с каменной архитектурой представлены в ряде публикаций [64--67].

Исследованию пропорциональных соотношений и системы построения форм в деревянном культовом зодчестве, включая сравнительный анализ деревянных и каменных построек, посвящены отдельные работы В.А.Крохина, П.Н.Максимова, Ю.С.Ушакова.

Местные традиции в деревянном зодчестве Севера находятся также в сфере внимания этнографов. В связи с этим можно отметить работы Т.А.Бернштам, М.В.Витова, И.В.Власовой. Правда, объектами их исследований являются главным образом постройки жилого и хозяйственного назначения, крестьянские усадьбы, архитектурно-планировочные особенности, тогда как культовое зодчество в их исследованиях затрагивается мало.

К проблеме своеобразия и самобытности деревянного зодчества вообще и его роли в развитии отечественной архитектуры по-разному, в том числе с прямо противоположных позиций, подходили многие исследователи. Среди них Н.И.Брунов, И.Е.Забелин, М.А.Ильин, О.М.Иоаннисян, Г.Н.Логвин, А.И.Некрасов, А.В.Ополовников, В.П.Орфинский, Ю.П.Спегальский. Однако и по сей день эта тема остается дискуссионной.

Существенный вклад в изучение деревянного зодчества внесли С.Л.Агафонов, Е.А.Ащепков, С.Н.Баландин, Е.В.Вахрамеев, Т.И.Вахрамеева, Б.В.Гнедовский, М.И.Коляда, Н.П.Крадин, Л.Е.Красноречьев, Л.М.Лисенко, И.В.Маковецкий, О.Г.Севан, Б.Н.Ф\"едоров, А.А.Шенников, И.Н.Шургин и др. Их работы представляют собой исследования отдельных памятников, архитектурно-конструктивных особенностей, местных архитектурных традиций, эволюционных процессов, что позволяет глубже понять характер и специфику развития традиционного деревянного зодчества.

Отдельно следует заострить внимание на типологии традиционных культовых построек. Вопросы классификации деревянных храмов занимали умы исследователей с самого начала изучения народного зодчества. Первая попытка выделить типы деревянных церквей была предпринята Л.В.Далем. Он отметил два типа построек -- в основании имевших четверик и восьмерик на четверике [22, с.78--79]. И.Е.Забелин представил четыре типа деревянных церквей -- клетские, "четверик на четверике" (с клетчатым верхом), "круглые" и крещатые. Последние два типа имели шатровые завершения [26, с.89--96].

В работе И.Э.Грабаря содержится уже вполне оформившаяся классификация деревянных церквей, которые подразделяются на пять типов -- клетские, шатровые, ярусные, кубоватые и многоглавые. В числе основных типов автор отмечал клетские, шатровые и ярусные [19, с.344--348]. Типологическая принадлежность деревянных храмов была определена по наиболее выразительному признаку. М.В.Красовский поддержал предложенную И.Э.Грабар\"ем классификацию с небольшими изменениями. Он удлинил типологический ряд и использовал несколько иные термины. По М.В.Красовскому деревянные церкви подразделяются на два основных типа -- клетские и шатровые. С конца XVII в. добавляются еще многоярусные, пятиглавые, многоглавые, кубастые [35, с.176--177].

На принципах данной классификации основаны работы П.Н.Максимова, А.В.Ополовникова, Ю.С.Ушакова, широко освещающие русское деревянное зодчество. В каждом типе церквей исследователи выделяли ряд разновидностей. Так, клетские постройки подразделялись по форме покрытия основного объема, шатровые -- по объемно-пространственному решению основания, ярусные -- по количеству ярусов, многоглавые -- по сложности архитектурного решения в целом.

Таким образом, рассматриваемая классификация стала наиболее распространенной, поскольку на ней базируется большинство исследований по деревянному культовому зодчеству. Несовершенство ее заключается, главным образом, в том, что типологическим признаком в одних случаях является общее объемно-пространственное решение, в других -- форма или архитектурное решение завершающей части. Поэтому, типологическая принадлежность некоторых построек оказывается неопределенной или противоречивой. Так, аналогичные постройки в работе М.В.Красовского отнесены к клетскому типу [35, с.226--229], в работе А.В.Ополовникова -- к наиболее простому типу ярусных церквей [59, с.225--235]. Полностью избежать подобных противоречий в рамках данной классификации, очевидно, невозможно.

В классификации, разработанной В.П.Орфинским совместно с И.Е.Гришиной [71], указанные недостатки преодолены путем создания многоуровневой и разветвленной системы, позволившей систематизировать большое число признаков. Классификация культовых сооружений содержит девять подразделений (классы, подклассы, группы, подгруппы, типы, подтипы и т.д.), каждое из которых включает ряд сопоставимых друг с другом признаков. В типологических подразделениях отражены теоретически смоделированные эволюционно-генетические процессы. Классификация включает дополнительные признаки, отражающие особенности частей и элементов объекта. Разработанная типологическая система стала своеобразной моделью традиционного культового зодчества и одновременно инструментом для его изучения.

В терминологии, используемой в настоящей работе, сохранены широко распространенные в настоящее время названия типологических подразделений, каждое из которых дополнительно конкретизируется в соответствии с сопоставимостью рассматриваемых признаков. Использование смешанной терминологии, основанной на обеих классификациях, имеет цель по возможности исключить их взаимные противоречия и вместе с тем сделать максимально понятным обозначение тех или иных типов построек.

При изучении литературных источников обращает на себя внимание малочисленность работ, посвященных деревянному культовому зодчеству Поонежья и побережья Онежской губы. Одни из них носят обзорный характер, бегло представляя почти все известные объекты, другие являются исследованиями, иногда весьма обстоятельными, отдельных построек или ансамблей. Деревянное культовое зодчество исследуемой территории представлено в работах Г.В.Алф\"еровой, В.А.Крохина, М.И.Мильчика, А.В.Ополовникова, В.П.Орфинского, В.В.Суслова, Н.И.Уткина, Ю.С.Ушакова.

Первой специальной работой по архитектуре Поонежья стала монография Г.В.Алф\"еровой "Каргополь и Каргополье" [1]. В книге содержится близкий к полному обзор существующих и утраченных поонежских деревянных и каменных церквей, акцентировано внимание на их важнейших особенностях. В этой работе впервые отмечается существование архитектурной школы, которую автор называет "каргопольской" [1, с.5, 9]. Об архитектурной школе, сложившейся в Поонежье, также упоминает Ю.С.Ушаков, называя ее "онежской школой XVII в." [89, с.107].

Работы Г.П.Гунна, посвященные Поонежью, кроме того, что являются прекрасными путеводителями, содержат много ценных исторических сведений и фотоматериалов. В книге "Каргопольский озерный край" [20] рассказывается о природе, истории и памятниках архитектуры крупнейших озер Каргополья. В книге "Каргополье--Онега" [21] представлен почти полный обзор памятников деревянного зодчества (в том числе утраченных), расположенных на берегах Онеги.

На характерных особенностях деревянного зодчества Поонежья и побережья Онежской губы внимание заостряется в статье В.А.Крохина "Реставрация Вознесенской церкви в селе Кушерека Архангельской области" [42], где рассказывается об историко-архитектурных исследованиях, сопутствовавших проекту реставрации. В работе представлен анализ пропорций кушерецкой церкви и колокольни и сравнение их с аналогичными постройками Онежского района.

В обобщающих работах по деревянному культовому зодчеству более или менее подробно представлены все характерные для Поонежья приемы и формы. Местная принадлежность кубоватых завершений и трехлопастных бочек очевидна и отмечается всеми исследователями. На распространении таких особенностей, как устройство покрытий системой бочек, завершение основного сруба бочкой, применение декоративных кокошников внимание специально не заострялось. Относительно происхождения исследуемых архитектурных форм высказывались преимущественно общие соображения. Все единодушны во мнении, что поиски новых решений, в частности завершений церквей, связаны не только с церковными реформами, но соответствуют характерному для всей русской архитектуры XVII в. стремлению к нарядности, живописности и развитию декоративного начала.

Много важных сведений по истории и краеведению Поонежья содержат работы М.М.Богословского, К.П.Гемп, Ф.К.Докучаева-Баскова, С.В.Максимова, А.Н.Насонова, О.В.Овсянникова, С.Д.Платонова, И.Н.Рудометова. Однако особенности исторического развития края не рассматривались во взаимосвязи с развитием местных архитектурных традиций.

В работе использованы материалы натурных обследований памятников деревянного зодчества Поонежья, проводившиеся разными исследователями. Особый интерес представляют экспедиционные обследования и сопутствовавшие им архивные изыскания, проводившиеся в 1980-х гг. под руководством В.С.Раввина, Л.А.Ткаченко, Н.Н.Уткина.

Итак, к настоящему времени накоплен значительный фактический материал по деревянным культовым постройкам Поонежья и побережья Онежской губы. Однако в целом деревянное культовое зодчество данной территории как совокупность определенных композиций, приемов и форм, имевших местное распространение, специальному исследованию не подвергалась.

Как основные нерешенные вопросы можно выделить следующие. Характерные особенности деревянного культового зодчества Поонежья четко не определены, не исследовано их развитие. Отсутствуют конкретные представления об их эволюции и генезисе. Недостаточно изучено взаимовлияние рассматриваемых особенностей и каменного зодчества. Все это не позволяет составить ясное и полное представление о значении поонежских традиций в истории русского деревянного зодчества.

Цель настоящей работы -- выявление характерных особенностей деревянного культового зодчества Поонежья XVII--XIX вв., истоков и закономерностей их развития, взаимосвязей с общерусскими архитектурными традициями.

В основные задачи входит: определение и систематизация архитектурных приемов и форм, устойчиво применявшихся в границах исследуемой территории; анализ эволюции архитектурных традиций Поонежья и определение ее основных этапов; выявление влияния общерусских архитектурных традиций на развитие деревянного культового зодчества исследуемой территории; анализ возможных причин происхождения новых приемов и форм в деревянном культовом зодчестве Поонежья и выявление преемственности в его развитии.

Методика исследования заключается в сравнительном анализе архитектурных приемов и форм исследуемых объектов с учетом времени, места строительства, исторических и иных условий и далее -- в обобщении полученных результатов с целью определения закономерностей зарождения, формирования и развития поонежских архитектурных традиций.

Натурное обследование памятников деревянного зодчества Поонежья проводилось автором в течение ряда поездок начиная с 1990 г. Настоящей работой почти не вводится в научный обиход новых объектов или вновь выявленных архивных сведений. Рассматриваемые постройки в своем большинстве известны. Исследование в своих основных выводах опирается на выявленные признаки, свойственные деревянному культовому зодчеству Поонежья, их территориальные и хронологические ареалы, что является наименее изученным в предшествующих работах.

* * *

Деревянное культовое зодчество представляет собой один из самых малоизученных пластов в истории русской архитектуры. Недолговечность строительного материала и соответственно малочисленность сохранившихся и достоверно известных памятников, к тому же при относительно небольшом количестве исследователей, объективно затрудняют изучение деревянного зодчества, особенно применительно к ранним этапам его истории.

Будучи весьма значительной частью отечественного архитектурного наследия, деревянное культовое зодчество, безусловно, нуждается в дальнейшем глубоком и всестороннем изучении.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце