Обложка Зейгарник Б. В. Теории личности в зарубежной психологии
Id: 264345
255 руб.

Теории личности в зарубежной психологии. Изд. 2

URSS. 2021. 136 с. ISBN 978-5-9710-7939-2.

Аннотация

В книге дается изложение и критический анализ основных направлений теорий личности в зарубежной психологии: фрейдизма и неофрейдизма (З.Фрейд, К.Юнг, А. Адлер, К. Хорни, Г. Салливен, Э. Фромм, Э.Эриксон); «гуманистической психологии» (К. Роджерс, Г. Олпорт, А. Маслоу); представителей экзистенциализма и «понимающей психологии» Э. Шпрангера. Специальный раздел посвящен передовым тенденциям в зарубежной психологии (П. Жане, Ж. Ньюттен) и психологам-марксистам ...(Подробнее)за рубежом (Ж. Политцер, Л. Сэв).

Пособие рассчитано на интересующихся психологией, философией, педагогикой; в первую очередь будет полезно студентам соответствующих специальностей.


Содержание
Предисловие..........3
ТЕОРИЯ ЛИЧНОСТИ ФРЕЙДИЗМА И НЕОФРЕЙДИЗМА........6
Теория 3. Фрейда.......6
Теория К. Юнга.......12
Индивидуальная психология А. Адлера . .14
Теория К. Хорни........18
Теория Г. Салливена......21
Теория отчуждения Э. Фромма . . . .26
Эпигенетическая теория Э. Эриксона . . .30
Теория фрустрации 35
ГУМАНИСТИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ ЛИЧНОСТИ 37
Теория К. Роджерса 38
Теория Г. Олпорта....... 42
Теория самоактуализации А. Маслоу ... 52
Теория ролей ........ 57
ТЕОРИЯ ЛИЧНОСТИ В ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ .......... 63
«ПОНИМАЮЩАЯ ПСИХОЛОГИЯ» Э. ШПРАНГЕРА . 71
ТЕОРИЯ ЛИЧНОСТИ ВО ФРАНЦУЗСКОЙ СОЦИОЛОГИЧЕСКОЙ ШКОЛЕ . . . . . 83
Теория П. Жане.......83
Теория Ж. Ньюттена 89
ТЕОРИЯ ЛИЧНОСТИ В МАРКСИСТСКИ ОРИЕНТИРОВАННОЙ ЗАРУБЕЖНОЙ ПСИХОЛОГИИ.........98
Теория Ж. Политцера . 99
Теория Л. Сэва 106
Заключение..........115
Литература..........125

Предисловие

Данная книга отражает содержание курса лекций, читаемых автором на протяжении многих лет на факультете психологии МГУ им. М. В. Ломоносова, и является в известной степени продолжением опубликованной монографии «Теория личности Курта Левина» [23].

Хотя упомянутая книга была нацелена на критическое осмысление именно теории личности в школе К. Левина (как отражение школы гештальтпсихологии), но уже в ней было показано, что теория К. Левина выступила как одно из проявлений протеста против традиционной ассоциативной схоластической психологии. Эта теория, как и другие, о которых пойдет речь в предлагаемой книге, была порождена так называемым «открытым кризисом» и не могла, как справедливо указывает А. Н. Ждан, вывести из тупика психологию* «...кризисное состояние характерно для зарубежной психологии практически на всем протяжении ее существования и является следствием недостаточности ее методологических основ» [18, 6]. Об этом же в свое время писал Л. С. Выготский: «Беря все направления в их исторических границах, во всем том, что они были призваны сделать и что они могли завершить, оставаясь сами собою, я хотел указать на их внутреннюю ограниченность и невозможность выйти за пределы кризиса, преодоление которого все эти направления ставят своей задачей; Очевидно, круг этого кризиса очерчен таким образом, что он вытекает из самой природы того методологического основания, на котором развивается психология на Западе; поэтому внутри себя он не имеет разрешения» [14, 480—481]. О методологическом характере кризиса пишет и П. Я. Гальперин, указывая, что вся история классической буржуазной психологии «свидетельствует о том, что уже вскоре после завершения общей конструкции ее сторонники стали испытывать сомнения в ее научной состоятельности. Сомнения затрагивали разные стороны системы, но в конечном счете роковым для нее оказался вопрос о возможности объективного исследования явлений сознания» [17, 14].

Особенно четко выступает методологический аспект кризисного состояния в психологии личности, и это не случайно, ибо именно в этой области психологической науки с особой остротой встает вопрос о сущности человеческой личности. Это положение нашло свое обоснование в работе французского психолога-марксиста Л. Сэва: «Теория личности, важная до крайней степени, существует согласно мнению специалистов не только на почве и в пределах психологии, она имеет универсальное значение для настоящего и будущего людей» [39, 38].

В рамках зарубежной психологии личность человека выступает не как продукт общественных отношений, а как некоторая самостоятельная субстанция, из себя возникающая. В разных теориях это положение, как мы увидим ниже, по-разному трактуется. Оно связывается с проблемой самосознания, с проблемой самооценки, с проблемой оценки своего внешнего образа и т. п.

По этой проблеме накоплен большой экспериментальный материал, однако, как правильно указывал А. Н. Леонтьев, самосознание не есть лишь знание о себе. Оно является не только системой приобретенных знаний. А. Н. Леонтьев утверждал: «Ему (осознанию себя. — Б. 3.) свойственно внутреннее движение, отражающее движение самой реальной жизни субъекта, которую оно опосредствует» [27, 227]. А. Н. Леонтьев подчеркивал, что Маркс заканчивает свое знаменитое положение о том, что человек смотрится, как в зеркало, в другого человека, и, лишь относясь к нему как к себе подобному, он начинает относиться и к себе как к человеку, словами: «Вместе с тем и Павел как таковой, во всей его павловской телесности, становится для него формой проявления рода «человек» [3, 23, 62]. И далее Д. Н. Леонтьев отмечал, что «родовое существо означает у Маркса не биологический вид Homo sapiens, а человеческое общество» [27, 230].

Исходя из этих общих положений марксистско-ленинской философии, советские психологи (несмотря на некоторые нюансы в их положениях) считают, что в качестве стержня личности человека выступают мотивы и цели его деятельности. А. Н. Леонтьев говорил о том, что основной узловой вопрос о становлении личности превращается в вопрос о том, как мотивы (побуждения), обусловленные теми или иными обстоятельствами, превращаются в то устойчивое, что характеризует данную личность |[27, 134]. Он прямо указывал, что основная структура личности «представляет собой относительно устойчивую конфигурацию главных, внутри себя иерархизированных, мотивационных линий». Он полагал, что можно выделить три параметра в строении личности: «широту связей человека с миром, степень их иерархизированности и общую их структуру» [27, 223—224].

Л. И. Божович выдвигает в качестве центрального ядра личности направленность ее мотивов, которая не определяется врожденными факторами, а формируется на последующих этапах жизнедеятельности ребенка |13].

Таким образом, все представители советской психологии по-разному и с разными нюансами исходят из основного положения марксистской философии о том, что личность человека обусловлена общественными условиями, но при этом личность не является простой проекцией этих условий, она сама их создает и творит.

Протест против функциональной психологии был вызван не только чисто методологическими соображениями. Запросы практики, особенно медицинской, где на первый план выступает забота о человеке, о его здоровье, не только соматическом, но и психическом, способствовали борьбе с функциональной психологией, в которой личность человека оставалась «за бортом». Не случайно среди представителей разбираемых нами ниже теорий было много психиатров, которые «отпочковались» от психиатрии как медицинской науки и стали по существу заниматься вопросами психологии, направили свои усилия на изучение личности человека.

Мы не могли из-за небольшого объема книги осветить все течения и теории личности, существующие в зарубежной психологии, и остановились лишь на некоторых из них.

При выборе материала мы руководствовались следующими соображениями: во-первых, старались осветить те теории, которые оказались наиболее значимыми в развитии психологии личности; во-вторых, теории, данные которых были привлечены и при решении практических задач, критика которых представляется особенно важной; в-третьих, исходя из того, что книга является учебным пособием, мы стремились шире осветить воззрения тех психологов, труды которых не переведены на русский язык- Этим объясняется, в частности, и факт неравномерного изложения содержания той или иной теории и извлечение подробных цитат из трудов некоторых авторов (например, Э. Шпрангера).

Автору хотелось дать биографическую справку о представителе той или иной теории, однако это потребовало бы значительного увеличения объема книги, поэтому пришлось такие биографические справки дать только тогда, когда они либо отражали периодизацию взглядов автора, либо оттеняли его методологические позиции.


Об авторе
Зейгарник Блюма Вульфовна
Выдающийся советский психолог, основатель патопсихологии в СССР. Родилась в литовском городе Пренай (Сувалкская губерния). Училась в Берлинском университете, где посещала семинар немецкого психолога Курта Левина, который непосредственно занимался психологией личности. В 1925 г. после проведения цикла экспериментов выявила эффект, впоследствии вошедший в науку под ее именем — «эффект Зейгарник». В 1927 г. защитила диплом на основе своего открытия и в 1931 г. вернулась в СССР, где стала ближайшей сотрудницей выдающегося психолога Л. С. Выготского и работала в психоневрологической клинике Института экспериментальной медицины. С 1934 г. работала в НИИ психиатрии Минздрава СССР. Во время Великой Отечественной войны работала в Чебаркуле под Челябинском, где под руководством А. Р. Лурия принимала участие в восстановлении психического здоровья тяжело раненных в нейрохирургическом госпитале. После войны возглавляла лабораторию психологии в НИИ психиатрии Минздрава СССР до 1967 г. С конца 1950-х гг. читала курс лекций в МГУ имени М. В. Ломоносова, а с 1967 г. полностью перешла на преподавательскую работу на недавно открывшийся психологический факультет МГУ.

Широкую известность Б. В. Зейгарник принес открытый ею и получивший ее имя эффект, суть которого состояла в том, что незавершенные действия сохраняются в памяти человека намного лучше завершенных. Она также является одним из создателей факультета психологии МГУ, а период ее работы в созданной по ее инициативе лаборатории психологии в НИИ психиатрии Минздрава стал началом становления в нашей стране экспериментальной патопсихологии. Ее перу принадлежат 9 монографий, преимущественно написанных ею единолично. В 1978 г. она была награждена Ломоносовской премией 1-й степени, а в 1983 г. Американская психологическая ассоциация присудила ей Международную премию имени Курта Левина.