Обложка Гордиюк В.В. Как сочинять афоризмы, или Нешуточные рецепты от биолога: О генетическом коде, человеке и природе
Id: 255686
216 руб. Бестселлер!

Как сочинять афоризмы, или НЕШУТОЧНЫЕ РЕЦЕПТЫ ОТ БИОЛОГА:
О генетическом коде, человеке и природе
Как сочинять афоризмы, или Нешуточные рецепты от биолога: О генетическом коде, человеке и природе

URSS. 2020. 120 с. ISBN 978-5-9710-7079-5.
  • Мягкая обложка
Белая офсетная бумага.

Аннотация

В этой книге встретились под одной обложкой самые разные, порой неожиданные и для самого автора персонажи. Относясь к собственным творениям с известной долей иронии, сочинитель приглашает читателей взглянуть на наш мир и его обитателей с улыбкой, сквозь дымку ностальгии по утраченным иллюзиям. Принадлежность автора к популяции биологов накладывает своеобразный отпечаток на гербарий слов, засушенных меж страницами этой книги.


Оглавление
Оглавление3
Предисловие5
Часть 1. Обитатели Ноева ковчега11
Раздел 1. Бесхребетный народец13
1. О царствах и типах13
2. Под хитиновой одёжкой19
Раздел 2. Челюсти и клювы24
1. Холодная кровь24
2. Кто яйца несёт — тому и почёт30
Раздел 3. Братья по классу36
1. Парад отрядов36
2. Мозоли и копыта41
3. О хищниках и приматах45
Часть 2. Грани естествознания53
Раздел 1. Наука — сложная штука55
Раздел 2. Парадоксы эволюции59
1. Беспокойное дитя природы59
2. Геномика и эволюция64
Раздел 3. Познание вселенной69
1. Тайны Космоса69
2. Точные науки73
3. От алхимии до географии78
Часть 3. Житие мое… 83
Раздел 1. О трудах и досуге85
Раздел 2. Уроки диетологии92
1. Гурманы и кулинары92
2. Яства и напитки99
3. Рифмы к застолью105
Раздел 3. Будтье здоровы!108
Примечания-глоссарий115

Предисловие

Незабвенный Монтень озаглавил свою книгу "Опыты", хотя никогда не искушал судьбу в роли экспериментатора. Почему бы естествоиспытателю, напротив, не представить собственные мысли в виде лаконичных фраз -- вместо суровой формы научной статьи. Возможно, процесс химической экстракции ДНК из тканей, коему автор предавался неоднократно, спровоцировал его на аналогичную дерзновенную процедуру со словами.

Наука опирается на логику и всегда норовит доискаться причины явлений, но кто рискнёт дать рациональное объяснение вдохновению! Долгие годы мозг человека накапливает и переваривает информацию об окружающем мире, чтобы в один прекрасный момент порадовать нас нежданные метафорами. Так композиторы извлекают из моря звуков собственные мелодии, а поэты, словно из бездонного цилиндра фокусника, -- изысканные рифмы. Так рождаются и афоризмы.

В этой книге нам хотелось взглянуть на удивительный мир природы с юмором и, возможно, открыть читателю что-то новое в обширной области естествознания. Первыми жертвами вооружившегося язвительным пером биолога стали различные обитатели нашей планеты, имевшие несчастье подготовить среду для возникновения и расцвета человека как вида. Надо сказать, их названия и повадки дают немало поводов для шуток, чем не преминул воспользоваться автор. Впрочем, главное здесь -- любовь к братьям нашим меньшим и наивный восторг перед чудом живой природы.

Человек как продукт эволюции -- завидная мишень для иронии и даже сарказма. В Тибете, кстати, местные жители ведут свой род от горных обезьян и ведьм -- очаровательное сочетание интуитивного дарвинизма и колдовского мира. Нам трудно избежать соблазна поразмыслить о загадках генома, парадоксах микромира или космоса, о феномене науки, которой наша цивилизация частенько норовит навязать роль Золушки. Собственно, наука ныне успешно растворяется в бизнесе, пытаясь сохранить хотя бы видимость собственного достоинства -- и общество потребления легко смиряется с неизбежностью столь актуального выбора, если вообще замечает его.

Сфера деятельности и забот человека весьма разнообразна -- поэтому сами собой появились заметки о трудовых свершениях, активном отдыхе, а также откровения из кулинарной сферы. Слёзы радости на лице гурмана, вкушающего изысканное блюдо, право же, способны пробудить фантазию! Здесь мы возвращаемся к традициям ренессансной литературы и склоняем голову перед наследием Рабле. Между прочим, чем скромнее ваше застолье, тем богаче способно разыграться воображение, и за котелком с походной кашей нередко приходят на ум аппетитные мысли о деликатесах. Зато вкус подмёрзшей брусники с заснеженного склона дарует путнику редкостное наслаждение -- куда там экзотическим дарам тропиков!

Со здоровьем шутить нельзя -- классическая аксиома, однако почему бы не позволить себе немного иронии из области сугубо телесной -- физиологии и медицины. Порой и знакомые нам с детских лет поговорки обретают новый смысл -- при нечаянной или намеренной перестановке акцентов. Не секрет: с наивных уст ребёнка, не успевшего затеряться в лабиринте кривых зеркал реальности, часто исходят совершенно гениальные фразы -- заветные путеводные нити к парадоксальным образам.

Должен открыть ещё один незамысловатый рецепт творческой кухни: аура горных странствий неизменно стимулирует воображение. Каждый километр таких тропинок дарит не только прекрасные пейзажи, но и любопытные мысли, а прошагал автор по возвышенностям, поверьте, немало. Занятный факт: чем больше трудностей и опасностей ты встречаешь на этих дорогах, тем активнее работает мозг -- именно в жанре лаконичных форм. Тот сладостный момент, когда турист осознаёт, что он заблудился на лесных тропах, право же, сродни моменту внезапного просветления. Прорываясь сквозь хитросплетение зарослей альпийской сосны под холодными струями ливня и увесистым градом, путник даёт зарок никогда больше не ввязываться в подобную авантюру -- однако недолго останется верен обещанию.

Затем магия странствий вновь увлекает его к облакам. Сколь приятно окунуться в горной седловине в ледниковое озеро, над которым планируют разноцветные стрекозы или встретить взгляд облачённой в желто-чёрную шкурку саламандры, что нежится под весенним дождём! Стоит вслушаться в голос водопада под сенью разлапистых буков, как ты уже в плену фантазии. В сумерках старые деревья напоминают декорацию для страшной сказки, и здесь не диво встретить семейство горных троллей. Перефразируя Сарояна, можно сказать без лукавства: "В горах моё сердце -- и вдохновение".

Державные мужи старого Китая нередко навсегда покидали теплые места в столице, чтобы наслаждаться дивными первозданными пейзажами, черпать вдохновение из чистых горных потоков, плести циновки и рифмы или размышлять о вечных вопросах философии. Эстеты-самураи совершали коллективные выезды -- полюбоваться цветением сливовых деревьев. Когда созерцаешь в марте ещё заснеженные горные луга с нежными крокусами, то понимаешь чувства тех воинов Страны восходящего солнца.

Кант восхищался красотой звёздного неба, гуляя вечерами по улочкам Кенигсберга. Если бы он мог увидеть, насколько ярче сияют созвездия в ночи, когда созерцаешь их в горных странствиях! Фантастическое зрелище -- ты становишься ближе к космосу и его тайнам. И тут уместно вспомнить слова Сократа: "Странно ли, что тебе нет никакой пользы от странствий, если ты повсюду таскаешь самого себя?" В самую точку попал эллинский мудрец! Способность отринуть соблазны цивилизации хоть на малый срок, замена унылых урбанистических декораций свежей палитрой горных ландшафтов дарует путнику не только наслаждение и отдохновение, но и вдохновение.

Масштабный литературный процесс сродни творчеству скульптора, что ваяет выразительные фигуры из каменной глыбы, отсекая резцом все лишнее. Мысль, озарившая автора внезапно или возникшая под сиюминутным впечатлением, тоже нуждается в шлифовке, подобно невзрачному на первый взгляд камешку в руках ювелира -- чтобы обрести изящную форму. Игра света и тени, игра строк и смысла, знакомая ещё Сенеке и Марку Аврелию.

Наша словесная эквилибристика перекликается со столь почитаемой в Касталии игрой из романа Гессе. Чем шире круг интересов читателя, чем больше книг пополняет его незримый багаж, тем больше золотых крупинок намывает старатель из полноводной реки. Придет час, и этот золотой запас даст о себе знать. Подземные воды питают корни дерев, в кронах которых поют птицы, роняя метафоры в подставленные ладони странника.

Антон Павлович Чехов утверждал, что можно написать рассказ обо всём, хоть о чернильнице. Подтверждение тому -- несравненные сказочные миниатюры Андерсена. И японцы всегда отличались даром находить глубину в банальных вещах -- так аппетитный сочный кабачок с грядки стал символом самостоятельного поиска истины. Какой карт-бланш вегетарианцам!

Художники старого Китая и Японии умели несколькими небрежными мазками туши передать состояние природы или характер животного. Столь выразительный лаконизм особенно был присущ мастерам -- буддийским монахам. В каллиграфии пленяют взор иероглифы императора XII века Хуэй Цзуна -- они кажутся живыми. Капли туши, словно случайно обронённые на свиток, несут отпечаток эстетики и философии той далёкой цивилизации.

Хокку, где красота образа и глубина смысла умещались в три короткие строки, принесли бессмертную славу поэзии Японии. Отшельник Басё довёл это искусство до абсолютного совершенства. А вот трёхстишие, автор которого -- Исса: "Толстый кот, лениво хвостом шевеля, ловит бабочек". Очаровательно, не правда ли? Как мало слов нужно мастеру для образа! Столь же выразительны музыкальные портреты животных у Сен-Санса, а форель в опусе юного Шуберта просто плещется в мелодии горного ручья.

Попытаемся и мы вместить в финальную ноту суть наших рассуждений. Итак: берём горсть эрудиции, осторожно добавляем щепоточку амбиций, процеживаем через чувство юмора и аккуратно подогреваем на огне вдохновения, тщательно отбирая пену банальности. Готово!

Такие вот простые рекомендации от биолога для желающих отточить остроумие, дабы радовать собеседников зимними вечерами у камина элегантными импровизациями. Думаю, каждый читатель легко сможет добавить в нашу рецептуру свой ингредиент, обогатив вкусовую гамму.


Об авторе
Гордиюк Василий Васильевич
Кандидат биологических наук. В 1989 г. закончил биологический факультет Киевского государственного университета имени Тараса Шевченко. Работает старшим научным сотрудником в Институте молекулярной биологии и генетики Академии наук Украины. Занимается вопросами, связанными с процессом возникновения опухолей на молекулярном уровне. Автор ряда научных публикаций в отечественных и зарубежных изданиях. Читает аспирантам курс лекций по специальности. Увлечения — история мировой культуры, классическая литература и путешествия в горы.