Обложка Дербишир Дж. Простая одержимость: Бернхард Риман и величайшая нерешенная проблема в математике. Пер. с англ.
Id: 249346
1029 руб.

Простая одержимость:
Бернхард РИМАН и ВЕЛИЧАЙШАЯ НЕРЕШЕННАЯ ПРОБЛЕМА в математике. Пер. с англ. Изд. 2, испр.
Простая одержимость: Бернхард Риман и величайшая нерешенная проблема в математике. Пер. с англ.
John Derbyshire «PRIME OBSESSION: Bernhard Riemann and the Greatest Unsolved Problem in Mathematics». (In Russian).

URSS. 2020. 432 с. ISBN 978-5-9710-6415-2. Белая офсетная бумага.
  • Твердый переплет

Аннотация

Перед читателями — научный бестселлер американского писателя Джона Дербишира, удостоенный премии имени Эйлера за лучшее популярное изложение математической проблемы. Книга посвящена великой догадке немецкого математика Бернхарда Римана, выдвинутой им в работе «О числе простых чисел, не превышающих данной величины». Существует ли общий закон или общая формула, которые избавили бы нас от прямого пересчета таких чисел? Столь простой на вид вопрос ...(Подробнее)приводит к совсем непростой формулировке этой гипотезы на строгом языке математики: «Все нетривиальные нули дзета-функции имеют вещественную часть, равную одной второй».

Более 150 лет гипотеза Римана остается одной из величайших и до сих пор не решенных математических задач. Она цепко держит умы лучших математиков, доводя их до состояния одержимости. Гипотеза Римана была включена в список «проблем тысячелетия», за доказательство или опровержение каждой из которых Математический институт Клэя объявил награду в один миллион долларов.

И хотя формулировка гипотезы Римана выглядит таинственной для непосвященных, автор книги сумел блестяще объяснить эту гипотезу, привлекая лишь элементарную математику, причем все необходимое объясняется по ходу дела. В книге в популярной форме рассказано о многих попытках доказать или опровергнуть гипотезу Римана, о судьбах математиков, одержимых этой задачей. Приводится много интересных исторических и биографических фактов. Книга раскрывает чарующую и интригующую взаимосвязь разных ветвей математики и научного поиска и передает восхитительный дух интеллектуальной свободы.

Любознательный читатель, без сомнения, получит истинное удовольствие от чтения этой книги.


Анонс

В 1859 году малоизвестный 32-летний математик Бернхард Риман выдвинул гипотезу в работе «О числе простых чисел, не превышающих данной величины», представленной на рассмотрение Берлинской академии наук. После 150 лет тщательных исследований и всестороннего изучения гипотеза Римана и сегодня все еще остается нерешенной, входя в список семи «проблем тысячелетия», за решение которых Математический институт Клэя (Clay Mathematics Institute), Кембридж, Массачусетс, готов выплатить награду в один миллион долларов США. Желание найти решение гипотезы Римана стало для многих подлинной одержимостью -- настоящим «великим белым китом» математического исследования.

Чередующиеся элементы чрезвычайно легкого математического представления и элегантно выстроенных биографических и исторических глав делают «Простую одержимость» завораживающим и легким рассказом о легендарной математической загадке, продолжающей бросать вызов и будоражить мир.


Отзывы

Выдающаяся книга (Джон Нэш, нобелевский лауреат по экономике (1994), обладатель премии Абеля и Теоретической премии фон Неймана (1978))

Попытка Дербишира вовлечь в эту тему нематематиков вызывает неподдельный интерес (Los Angeles Times)

Риман и его коллеги оживают как реальные люди, а не как простые приложения к гипотезам и теоремам (Scientific American)

Захватывающая и блестящая книга (National Review)

"Простая одержимость" Джона Дербишира -- самое детальное и, как следствие, самое конструктивное представление гипотезы Римана... Книга о математике, которая читается как детективный роман (The Christian Science Monitor)


Оглавление
Предисловие к первому русскому изданию7
Вступление9

Часть I. ТЕОРЕМА О РАСПРЕДЕЛЕНИИ ПРОСТЫХ ЧИСЕЛ15

Глава 1.Карточный фокус17
Глава 2.Почва и всходы32
Глава 3.Теорема о распределении простых чисел46
Глава 4.На плечах гигантов62
Глава 5.Дзета-функция Римана79
Глава 6.Великое соединение99
Глава 7.Золотой Ключ и улучшенная Теорема о распределении простых чисел117
Глава 8.Не лишено некоторого интереса136
Глава 9.Расширение области определения155
Глава 10.Доказательство и поворотная точка168

Часть II. ГИПОТЕЗА РИМАНА185

Глава 1.Обитатели матрешек187
Глава 2.Восьмая проблема Гильберта202
Глава 3.Муравей Арг и муравей Знач219
Глава 4.Во власти одержимости241
Глава 5.O большое и Мёбиусово мю257
Глава 6.Вверх по критической прямой271
Глава 7.Немного алгебры285
Глава 8.Теория чисел встречается с квантовой механикой300
Глава 9.Поворот Золотого Ключа317
Глава 10.Риманов оператор и другие подходы332
Глава 11.Остаточный член349
Глава 12.Она или верна, или нет373
Эпилог386
Приложение. Гипотеза Римана в песне389
Организации и частные лица, предоставившие возможность воспроизвести портреты398
Примечания и дополнения автора, сделанные в середине 2003 года399
Предметно-именной указатель403

Вступление

В августе 1859 года Бернхард Риман стал членом-корреспондентом Берлинской академии наук; это была большая честь для тридцатидвухлетнего математика. В согласии с традицией Риман по такому случаю представил академии работу по теме исследований, которыми он был в то время занят. Она называлась "О числе простых чисел, не превышающих данной величины". В ней Риман исследовал простой вопрос из области обычной арифметики. Чтобы понять этот вопрос, сначала выясним, сколько имеется простых чисел, не превышающих 20. Их восемь: 2, 3, 5, 7, 11, 13, 17 и 19. А сколько простых чисел, не превышающих тысячи? Миллиона? Миллиарда? Существует ли общий закон или общая формула, которые избавили бы нас от прямого пересчета?

Риман взялся за эту проблему, используя самый развитый математический аппарат своего времени – средства, которые даже сегодня изучаются только в продвинутых институтских курсах; кроме того, он для своих нужд изобрел математический объект, сочетающий в себе мощь и изящество одновременно. В конце первой трети своей статьи он высказывает некоторую догадку относительно этого объекта, а далее замечает:

Хотелось бы, конечно, иметь строгое доказательство этого факта, но после нескольких недолгих бесплодных попыток я отложил поиск такого доказательства, поскольку этого не требуется для непосредственных целей моего исследования.

Эта высказанная по случаю догадка оставалась почти незамеченной в течение десятилетий. Но затем, по причинам, которые я поставил себе целью описать в данной книге, она постепенно завладела воображением математиков, пока не достигла статуса одержимости, непреодолимой навязчивой идеи.

Гипотеза Римана, как стали называть эту догадку, оставалась навязчивой идеей в течение всего XX столетия и остается таковой по сей день, отразив к настоящему моменту все без исключения попытки доказать ее или опровергнуть. Эта одержимость Гипотезой Римана стала сильна, как никогда, после того как в последние годы были успешно решены другие великие проблемы, долгое время остававшиеся открытыми: Теорема о четырех красках (сформулирована в 1852 году, решена в 1976-;м), Последняя теорема Ферма (сформулирована, по-видимому, в 1637 году, доказана в 1994-м), а также многие другие, менее известные за пределами мира профессиональных математиков. Гипотеза Римана сегодня – это гигантский Белый Кит математических исследований.

Гипотеза Римана поглощала внимание математиков в течение всего XX века. Вот что говорил Давид Гильберт, один из виднейших математических умов своего времени, обращаясь ко второму международному конгрессу математиков:

В теории распределения простых чисел в последнее время Адамаром, де ля Валле Пуссеном, фон Мангольдтом и другими сделаны существенные сдвиги. Но для полного решения проблемы, поставленной в исследовании Римана "О числе простых чисел, не превышающих данной величины", необходимо прежде всего доказать справедливость исключительно важного утверждения Римана...

Далее Гильберт приводит формулировку Гипотезы Римана. А вот как сто лет спустя высказался Филип А.Гриффитс, директор Института высших исследований в Принстоне, а ранее – профессор математики в Гарвардском университете. В своей статье, озаглавленной "Вызовы исследователям XXI века", в январском номере Journal of the American Mathematical Society за 2000 год он пишет:

Несмотря на колоссальные достижения XX века, десятки выдающихся проблем все еще ожидают своего решения. Наверное, большинство из нас согласится, что следующие три проблемы относятся к числу наиболее вызывающих и интересных:

Гипотеза Римана. Первой из них является Гипотеза Римана, которая дразнит математиков уже 150 лет...

Интересным явлением в Соединенных Штатах в последние годы XX века стало появление частных математических исследовательских институтов, финансируемых богатыми любителями математики. И Математический институт Клея (основанный в 1998 году бостонским финансистом Лэндоном Т.Клеем), и Американский математический институт (основан в 1994 году калифорнийским предпринимателем Джоном Фраем) ориентировали свои исследования на Гипотезу Римана. Институт Клея установил премию в миллион долларов за ее доказательство или опровержение; Американский математический институт обращался к Гипотезе на трех полномасштабных конференциях (в 1996, 1998 и 2000 годах), собравших исследователей со всего мира. Помогут ли эти новые подходы и инициативы в конце концов победить Гипотезу Римана, пока не ясно.

В отличие от Теоремы о четырех красках или Последней теоремы Ферма Гипотезу Римана нелегко сформулировать так, чтобы сделать ее понятной для нематематика, потому что она составляет самую суть одной трудной для понимания математической теории. Вот как она звучит:

Гипотеза Римана

Все нетривиальные нули дзета-функции

имеют вещественную часть, равную одной второй.

Для обычного читателя, даже хорошо образованного, но без продвинутой математической подготовки, это, вероятно, полная бессмыслица. С равным успехом можно было бы сформулировать Гипотезу на церковнославянском. В данной книге, одновременно с описанием истории Гипотезы и ряда людей, имевших к ней отношение, я попытался довести этот глубокий и таинственный вывод до уровня, доступного широкому читателю, сообщая при этом ровно столько математических сведений, сколько необходимо для понимания Гипотезы.

* * *

План книги очень простой. Главы с нечетными номерами (сначала они планировались как главы с простыми номерами, но я подумал, что не стоит казаться слишком умным) содержат математические объяснения, подводя читателя – надеюсь, плавно – к пониманию Гипотезы Римана и к осознанию ее важности. В главах с четными номерами раскрываются исторические и биографические подробности.

Изначально я собирался сделать эти две нити повествования независимыми, так чтобы читатели, недолюбливающие формулы, могли бы наслаждаться только четными главами, а читатели, которых не слишком интересует история и байки про математиков, могли бы спокойно читать нечетные. Реализовать этот план мне удалось не в полной мере, и я теперь сомневаюсь, что со столь запутанным предметом это вообще возможно. Тем не менее в своей основе планировавшееся разбиение сохранилось. Математики намного больше в нечетных главах и намного меньше в четных, и читатель волен, разумеется, попытаться следовать при чтении той или иной линии. Правда, я все же надеюсь, что вы прочтете книгу целиком.

Книга предназначена для понятливого и любознательного читателя-нематематика. Такое утверждение, конечно, вызывает целый ряд вопросов. Что имеется в виду под "нематематиком"? Какой уровень математических знаний предполагается у читателя? Ну, начнем с того, что каждый хоть что-то знает из математики. Наиболее образованные люди могут, вероятно, иметь смутное представление о том, что такое математический анализ. Я думаю, что мне удалось написать книгу, отвечающую уровню тех читателей, кто был в терпимых отношениях со школьной математикой и, возможно, прослушал пару институтских курсов по математике. Первоначально я собирался объяснить Гипотезу Римана вообще без использования математического анализа. Такая постановка задачи оказалась немного сверхоптимистичной; в результате набрались три главы, содержащие, в очень ограниченном объеме, самый элементарный анализ, причем все необходимое объясняется по ходу дела.

Практически все остальное – это просто арифметика и элементарная алгебра: раскрытие скобок в выражениях типа (a + b)(c + d) или преобразования уравнений, позволяющие превратить S = 1 + xS в S = 1/(1 - x). Еще потребуется готовность читателя принять кое-какие сокращенные обозначения, позволяющие пощадить мускулы кисти руки при переписывании математических выражений. Я могу утверждать по крайней мере следующее: я не думаю, что Гипотезу Римана можно объяснить, используя математику более элементарную, чем та, что излагается в этой книге; поэтому если, закончив чтение, вы так и не будете понимать, в чем состоит Гипотеза, то можете быть уверены, что вы этого никогда не поймете.

* * *

Многие профессиональные математики и историки математики великодушно откликнулись на мои просьбы о помощи. Я глубоко благодарен целому ряду людей, добровольно уделивших мне время, за данные мне советы (которым я не всегда следовал), за их терпение, когда им приходилось отвечать на одни и те же тупые вопросы, а одному из них я особенно благодарен за оказанное мне гостеприимство. Вот эти люди: Джерри Александерсон, Том Апостол, Мэтт Брин, Брайан Конри, Хэролд Эдвардс, Деннис Хеджхал, Артур Джаффе, Патрисио Лебеф, Стивен Миллер, Хью Монтгомери, Эрвин Нейеншвандер, Эндрю Одлыжко, Сэмюэль Паттерсон, Питер Сарнак, Манфред Шрñдер, Ульрике Форхауер, Матти Вуоринен и Майк Вестморланд. За все серьезные ошибки в книге несу ответственность я, а не они. Бригитт Брюггеман и Херберт Айтенайер помогли мне восполнить пробелы в немецком. Заказы на статьи от моих друзей из National Review, The New Criterion и The Washington Times позволяли кормить моих детей, пока я работал над книгой. Многочисленные читатели моих онлайновых колонок помогли мне осознать, какие именно математические идеи представляют наибольшую трудность для понимания нематематиками.

Вместе с благодарностями приходится высказать и примерно такое же количество извинений. Книга посвящена предмету, который целый ряд лучших умов человечества интенсивно исследует на протяжении сотни лет. В рамках отведенного объема и в соответствии с выбранным методом изложения пришлось выкинуть целые области исследований, связанных с Гипотезой Римана. В книге вы не найдете ни слова ни о гипотезе плотности, ни о приближенном функциональном уравнении, ни даже о целом захватывающем направлении, лишь недавно пробудившемся к активной жизни после долгой спячки, – исследовании моментов дзета-функции. Не будут также упомянуты обобщенная гипотеза Римана, модифицированная обобщенная гипотеза Римана, расширенная гипотеза Римана, большая гипотеза Римана, модифицированная большая гипотеза Римана и квазириманова гипотеза.

Еще огорчительнее, что в моей книге не встретится имен многих ученых, что десятилетиями трудятся на этом поприще не покладая рук. Это Энрико Бомбьери, Амит Гош, Стив Гонек, Хенрик Иванек (в половине приходящей к нему электронной корреспонденции указан адресат "Хенри К.Иванек"), Нина Снейт и многие другие. Я приношу им свои искренние извинения. Когда работа начиналась, я и не подозревал, какой груз взваливаю себе на плечи. Эта книга с легкостью могла оказаться в три или в тридцать раз длиннее, но мой редактор уже шарил под столом в поисках бензопилы.

И еще одна благодарность. Я придерживаюсь того суеверия, что всякая книга, выходящая за рамки ремесла, – другими словами, всякая книга, написанная с тщанием и любовью, – имеет своего духа-хранителя. Этим я просто хочу сказать, что за всякой книгой стоит определенный конкретный человек, образ которого не покидает мысли автора во время работы и личность которого добавляет красок его страницам. (В художественной литературе, боюсь, таким человеком слишком часто оказывается сам автор.)

Дух-хранитель этой книги, чей взгляд через плечо я, казалось, временами ловил, пока писал, чье легкое покашливание в соседней комнате я иногда слышал в своем воображении и кто неслышно действует за сценой в моих и математических, и исторических главах, – это Бернхард Риман. Чтение того, что написано им, и того, что написано о нем, вызвало во мне смешанные чувства по отношению к этому человеку: глубокое сочувствие – к его неприспособленности к жизни в обществе, подорванному здоровью, выпавшим на его долю тяжелым утратам и хронической бедности – смешано с благоговением перед невероятной мощью его ума и силой его сердца.

Книгу следует посвятить кому-то из живущих, чтобы посвящение могло доставить удовольствие. Я посвятил эту книгу своей жене, которая знает совершенно точно, насколько это посвящение искренне. Но в определенном смысле, и это нельзя обойти молчанием в предисловии, эта книга принадлежит Бернхарду Риману, который за свою короткую жизнь, омраченную многими горестями, оставил людям столь много имеющего непреходящую ценность – включая и задачу, которая продолжает манить их через полторы сотни лет после того, как он, с типичной для себя застенчивостью, упомянул о своих "недолгих бесплодных попытках" ее решить.

Джон Дербишир

Хантингтон, Нью-Йорк

Июнь 2002 г.


Abstract

John Derbyshire

Prime Obsession

Bernhard Riemann and the Greatest Unsolved Problem in Mathematics

In 1859, Bernhard Riemann, a little-known thirty-two year old mathematician, made a hypothesis while presenting a paper to the Berlin Academy titled "On the Number of Prime Numbers Less Than a Given Quantity." Today, after 150 years of careful research and exhaustive study, the Riemann Hyphothesis remains unsolved, with a one-million-dollar prize earmarked for the first person to conquer it. Hunting down the solution to the Riemann Hyphothesis has become an obsession for many -- the veritable "great white whale" of mathematical research.

Alternating passages of extraordinarily lucid mathematical exposition with chapters of elegantly composed biography and history, Prime Obsession is a fascinating and fluent account of an epic mathematical mystery that continues to challenge and excite the world.


Об авторе
Дербишир Джон
Американский писатель, журналист и комментатор британского происхождения. Лауреат премии Euler Book Prize. Родился в 1945 г. в городе Нортгемптон, Великобритания. Окончил Университетский колледж Лондона, где изучал математику. С 1985 по 1999 гг. работал программистом на Уолл-стрит, затем занялся журналистикой. В настоящее время живет в Лонг-Айленде, Нью-Йорк, с женой и двумя детьми.
Джон Дербишир является пишущим редактором в журнале National Review, где он ведет постоянную колонку, регулярно участвует в издании его онлайн-версии. Он также сотрудничает с американской деловой газетой Wall Street Journal, американскими политическими журналами American Conservative, Washington Examiner и американским литературным журналом New Criterion. Помимо журналистской деятельности Джон Дербишир пишет о математике, является автором книг «Простая одержимость» (Prime Obsession, 2003) и «Неизвестная величина» (Unknown Quantity, 2006). Его роман «Сон о Джоне Калвине Кулидже» (Seeing Calvin Coolidge in a Dream) был избран одной из книг года по версии New York Times.

Страницы (пролистать)