URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Степанова М.Д. Методы синхронного анализа лексики (на материале современного немецкого языка). Серия 'Лингвистическое наследие ХХ  века'
Id: 24783
 
279 руб.

Методы синхронного анализа лексики (на материале современного немецкого языка). Серия "Лингвистическое наследие ХХ века". Изд.2

URSS. 2004. 208 с. Мягкая обложка. ISBN 5-354-01015-2.

 Аннотация

В предлагаемой читателю книге автор при исследовании материала лексики немецкого языка рассматривает основные методы и приемы лингвистического анализа. Серьезное внимание уделяется проблеме семантики и ее формализации как ведущей проблеме в теории слова. Словообразовательное моделирование, выявление основных моделей словообразовательного строя немецкого языка, морфемный анализ --- вот неполный перечень проблем, подчас дискуссионных, которые поднимаются в работе.

Книга предназначена для студентов и аспирантов филологических факультетов, а также для специалистов по иностранным языкам, интересующихся проблематикой исследования лексики.


 Оглавление

От автора
Введение
Глава I. Слово как единица языка и вопросы семантики
 § 1.Слово и морфема
 § 2.Проблема определения и характеристики слова в современной лингвистике
 § 3.О знаковой природе слова
 § 4.Цельнооформленность слова
 § 5.О современных семантических теориях слова
 § 6.Релятивное направление семантических исследований
 § 7.Денотативное направление семантических исследований
 § 8.Слово -- значение -- понятие
 § 9.Слово как парадигматическая и как синтагматическая единица
Глава II. Структурные методы анализа лексики
 § 10.Понятие "структурного метода" и вопросы семантики
 § 11.Морфема. Классификация морфем немецкого языка
 § 12.Проблема "пустого морфа" ("пустой морфы")
 § 13.Вопросы тождества морфем
 § 14.Функционирование грамматических и словообразовательных морфем. "Совмещение" значений в одной морфеме. "Слитные" и "нулевые" морфемы
 § 15.Функционирование корневых морфем
 § 16.Особые случаи выделимости и функционирование корневых морфем
 § 17.Принципы анализа слов по непосредственно-составляющим
 § 18.Этапы анализа по непосредственно-составляющим. Модели лексических основ
 § 19.Особые случаи членения лексических основ
 § 20.Анализ по непосредственно-составляющим и субституция
 § 21.Метод "преобразования" ("трансформации") и анализ лексических единиц
 § 22.Преобразование и сложные слова в немецком языке
 § 23.Анализ слова и "семы" (компонентный анализ)
Глава III. Словообразовательное моделирование
 § 24. Понятие словообразовательной модели
 § 25.Основные словообразовательные модели немецкого языка
 § 26.Словообразование и вопросы лингвистической потенции (вероятности) и валентности
 § 27.Качественная и количественная характеристика словообразовательных моделей
 § 28.Функционирование словообразовательных моделей и части речи
 § 29.Морфологические закономерности заполнения моделей и внутренняя валентность
 § 30.Функционирование моделей безаффиксного словопроизводства
 § 31.Фонетические закономерности функционирования словообразовательных моделей и внутренняя валентность
 § 32.Словообразовательные модели и семантические поля (теория "словарных блоков")
 § 33.Семантический анализ производных слов (теория "словарных ниш") и вопросы внутренней валентности
 § 34.Семантический анализ сложных слов и вопросы внутренней валентности

 Вводное слово

Научная парадигма современной лингвистики с проявляющимися в ней интегративными тенденциями в стремлении к познанию мира, открывается исследователю как множество социологических, философских, психологических, лингвистических концепций и идей. В новой научной парадигме знаний с ее полипарадигмальным статусом вне всякого сомнения следует уделять внимание исследованиям предшествующих языковедов, которые подводили итоги достижений соответствующих лингвистических периодов.

К таким работам принадлежит книга М.Д.Степановой "Методы синхронного анализа лексики" М. 1968 г., созданная в период возникновения новых областей науки, "смежных" наук, в период активного пересмотра научного наследства.

Ведущей проблемой в данном исследовании предстает теория слова и ее роль в методике лексического анализа. Исследование основывается на сопоставлении традиционного и инновационного. Рассматривая соотношение структуры и семантики явлений языка, автор выделяет традиционную и инновационную интерпретации и дает собственное понимание структуры, как "формы организации единицы языкового выражения, имеющей системный, закономерный характер" (стр.11).

Автор оперирует весьма точным понятием семантики, как смысловой стороны языковых единиц, их коммуникативной ролью в процессе общения (стр.14).

В работе эксплицирован принцип взаимодействия различных аспектов языка, особенно лексики и грамматики.

В работе доминирует функционирование исследуемого объекта:

Функционирование грамматических и словообразовательных морфем (§14).

Функционирование корневых морфем (§15).

Функционирование словообразовательных моделей (§28).

Функционирование моделей безаффиксного словопроизводства (§30).

Определяя ход развития научной мысли вообще и науки о языке в частности во второй четверти 20Нго века и в начале его 3Нй четверти, М.Д.Степанова внесла огромный вклад в становление новой научной парадигмы знаний.

Оставленная в наследство благодарным потомкам лингвокреативная парадигма профессора М.Д.Степановой, естественно, не исчерпывается репрезентативным содержанием книги "Методы синхронного анализа лексики". Общеизвестна непреходящая ценность ее научных трудов, на которых было воспитано не одно поколение отечественных языковедов, достойны восхищения значительные заслуги М.Д.Степановой во многих областях лингвистики.

Доктор филологических наук, профессор З.Г.Бурдина

 От автора

Имея в виду, что к настоящему времени накоплен достаточно большой опыт лингвистических исследований, исходящих подчас из различных теоретических положений и использующих различные методы анализа, представляется своевременным подвести некоторые итоги работы последних лет в той или иной области, выявить общие и частные, положительные и отрицательные черты в развитии науки о языке в ее современном состоянии, определить возможности и границы применения методов, разработанных за последние десятилетия.

Данная книга преследует цель синхронного анализа уровня лексики, ее исследования на основе системных связей современного языка, исходя из того, что слово представляет собой основную структурно-семантическую единицу языка. Автор стремился критически осветить при исследовании конкретного материала лексики немецкого языка основные методы и приемы лингвистического анализа, используемые в современном языкознании. Одновременно делается попытка наметить пути дальнейших исследований в области лексики и, частично, грамматики, что существенно, в частности, для проблематики работ молодых научных работников. Поскольку книга имеет строго лингвистический характер, в ней не отражены ни методы, заимствованные из других наук (прежде всего, из математики), ни приемы, характеризующие прикладное языкознание, хотя некоторые моменты, освещенные в работе, могут быть, как представляется, использованы последним.

I глава посвящена характеристике слова и рассмотрению разных точек зрения на его природу и функционирование. Значительное внимание уделено вопросам семантики, как ведущей проблеме в теории слова, и ее роли в методике лексического анализа. Во II главе рассматривается возможность рационального применения при изучении лексики так называемых структурных методов анализа, разработанных в современной лингвистике, как-то: морфемный анализ, членение слова на непосредственно-составляющие, преобразование и др. Специальный раздел посвящен теории "сем" в связи с вопросами формализации семантики. Содержанием III главы является словообразовательное моделирование: выявлены основные модели немецкого языка, составляющие целостную и закономерную систему ("общую модель" словообразовательного строя), а также делается попытка определить тенденции структурных и семантических закономерностей функционирования и заполнения моделей. Следует отметить, что ряд проблем, в той или иной мере раскрытых или лишь затронутых в работе, носит дискуссионный характер, как например, трактовка знаковой природы слова, отношение к семантическим теориям, морфемный анализ, понятие моделирования и, особенно, вопросы лингвистической потенции и валентности на уровне словообразования.

При изложении всего материала предусмотрено освещение возможно большего числа новых работ советских и зарубежных авторов по вопросам, связанным с характеристикой лексических единиц и с методами их анализа (как на материале немецкого языка так и на материале других языков).

Книга предназначена для студентов и аспирантов филологических факультетов университетов, специальных институтов и факультетов иностранных языков, а также для специалистов по иностранным языкам, интересующихся проблематикой исследования лексики.

Автор выражает сердечную благодарность профессору В.Г.Адмони и кафедре немецкой филологии Горьковского педагогического института иностранных языков, в первую очередь, доценту О.Н.Пономаревой и кандидату филологических наук А.Т.Кукушкиной за ряд ценных замечаний, оказавших большую помощь при подготовке рукописи к печати.


 Введение

Основные теоретические проблемы языкознания, как и других наук, неотделимы от соответствующих методов анализа, как и сами методы в большой степени вытекают из ведущих положений науки. Третьим звеном в общем комплексе научного исследования являются те результаты, которые достигаются при применении того или иного метода. Поэтому работа, которая, подобно данной книге, посвящена вопросам методики лингвистического исследования, должна одновременно отражать как ту проблематику, из которой она исходит, так и достигаемые или возможные результаты самого исследования.

Вторая четверть XX века, как и начало его третьей четверти, характеризуется значительными сдвигами в теории и методике языкознания. Эти сдвиги имеют ряд причин, определяющих ход развития научной мысли вообще и науки о языке в частности. Таковы: стремление к сознательному применению, к эксплицитности приемов научного исследования, выделение новых областей науки и -- в то же время -- создание "смежных" наук, все растущая потребность связать теорию и ее практическое использование в жизни общества, активный пересмотр научного наследства -- обо всех этих моментах, об их своеобразном преломлении в такой специфической области как языкознание писалось и говорилось неоднократно. Общеизвестно и то, что для современного этапа развития языкознания характерно наличие ряда школ и направлений, исходящих в ряде случаев из совершенно различных, иногда прямо противоположных предпосылок, пользующихся разными методами, основанными на разных принципах (ср. например, американскую дескриптивную лингвистику с одной стороны и западно-германское неогумбольдтианство с другой). И, тем не менее, в разных школах и направлениях могут быть найдены общие черты, выделены сходные приемы исследования, что является проявлением каких-то всеобщих показателей данного периода в истории нашей науки, отличающих ее от предшествующих периодов. Следует безусловно согласиться с М.М.Гухман в том, что "существенно при характеристике и выделении лингвистических направлений стремиться к отграничению признаков, присущих определенному этапу в истории языкознания, обусловленных в значительной степени состоянием разработки проблем данной науки и, следовательно, наблюдаемых в этот период в разных направлениях, от специфических черт определенной школы, по-своему решающей основные лингвистические вопросы ". К числу, таких "универсальных" черт современного языкознания, существующих "почти независимо от дифференциации на школы и направления", М.М.Гухман относит, в первую очередь, "резкую оппозицию по отношению к младограмматической школе". Эта оппозиция, естественно, ведет к разработке принципов, противоположных младограмматическим и, в первую очередь, принципов синхронного изучения языковых явлений. Именно синхронное изучение языка как основная задача языкознания характеризует, по мысли М.М.Гухман, наряду с антимладограмматической направленностью, не только структуральное направление, но и далекую от структурализма школу Л.Вейсгербера. Естественно, что и методика лингвистического исследования, исходящая из новых принципов, должна была измениться. И хотя в "разных лингвистических направлениях проблема метода получила разную реализацию", все же ей оказались присущи некоторые общие черты, к которым следует отнести, не считая основной -- т.е. синхронного подхода к явлениям языка -- особое внимание по отношению к лингвистической форме; аналитический путь исследования, идущий от целого к его составным частям; изучение отношений между единицами языка при различении его уровней и областей в их своеобразии и некоторые другие. Наличие общих черт дает возможность привлекать при лингвистическом анализе данные таких разнородных школ, как дескриптивная лингвистика, глоссематика, пражская школа, неогумбольдтианство и др. В частности, не случайно Х.Глинц отмечает в "Предварительных замечаниях" ко 2-му изданию своей работы "Внутренняя форма немецкого языка", что "в настоящее время не следует принимать решение: структурализм или языкознание, ориентированное на содержание (т.е. неогумбольдтианство. -- М.С.); плодотворным может быть только "открытый структурализм" (в смысле "испытания системы"), как наука о языке, ориентированная на содержание и функцию". Не считая возможным безоговорочно присоединиться к декларации Х.Глинца как и к разработанной им методике анализа, отметим, что высказанное им отношение к лингвистическим направлениям до известной степени показательно для современного положения в языкознании.

В каждом из направлений могут быть найдены положительные моменты, привлечение которых должно способствовать выработке такой методики исследования, которая, отвечая требованиям современной науки, дала бы положительные результаты как с точки зрения теории, так и с точки зрения ее практических результатов.

Несмотря на отмеченную выше солидарность представителей разных школ и направлений в отношении критики младограмматизма, многие положения так называемого традиционного языкознания, созданного и развившегося, главным образом, на младограмматической базе, не только фактически не преданы забвению, но и не должны быть сброшены со счета. Речь идет об отношении к научному наследству, к тому вкладу прошлого, без которого не было бы успехов настоящего. Имеются в виду, в первую очередь, научные результаты, достигнутые благодаря усилиям крупнейших ученых прошлого, но, частично, и сама методика, разработанная в результате многолетних исследований. Н.Д.Арутюнова справедливо ставит вопрос о том, что "представляется весьма своевременным определить действительное соотношение структурных и традиционных методов в грамматике".

Существует точка зрения, что сочетание разнородных методов исследования, в том числе "чисто структуральных", и младограмматических (т.е. традиционных. -- М.С.) ведет к эклектизму. Такая точка зрения, как представляется, предполагает, что между теми и другими методами нет ничего общего, что они взаимно исключают друг друга, Далее, полное отрицание возможности взаимодействия старого и нового в науке фактически снимает научную преемственность. Выше говорилось о стремлении к точности анализа как об одной из общих черт ряда современных направлений, но, по справедливому замечанию В.Н.Ярцевой, "иногда точные методы, дающие точные результаты, все-таки не дают сразу точного описания исследуемого явления, а дают лишь его "приближенную картину..."". "Поэтому, стремясь к точности нашей науки, не надо забывать о том, что она родилась не сегодня. Лингвисты прошлого дали много полезного. На фоне достижений "точных" методов особенного уважения заслуживают те ученые, которые так называемыми старыми методами создали так много." Это значит, что иногда необходимо привлечь "традиционные" методы как для проверки, так и для уточнения полученных результатов. Это значит, далее, что во многих случаях методы современного языкознания (речь идет, в первую очередь, о методах дескриптивной лингвистики), возникшие в связи с изучением малоизвестных или совсем неизвестных языков и предполагающие, что данные о них могут быть получены только путем формального анализа, нет смысла применять безоговорочно при проведении анализа уже давно изученных языков в целях уточнения и развития имеющихся сведений, сбрасывая со счета все то, что нам уже известно и может оказать помощь "новым методам". Высказывается и точка зрения, противоположная той, что соединение старых и новых методов ведет к эклектизму: указывается, что между отдельными приемами, например, дескриптивной лингвистики и приемами, применяемыми в традиционной грамматике, имеется сходство и даже совпадение. Однако, если представители традиционного языкознания приходили к таким приемам как бы стихийно, без их четкого осознания и определения, то бесспорной заслугой современных лингвистов следует считать сознательное приведение этих приемов в определенную методическую систему. Эта система основана на принципах, которые "являются эксплицитным выражением интуитивно применявшейся грамматической техники, основывающейся во многом на языковом чутье носителей языка. Именно в этом и заключается их новизна, которую не следует недооценивать, поскольку она дала возможность применить принципы анализа более сознательно, широко и последовательно. Можно было бы, по-видимому, считать, что разработка новых лингвистических методов как раз и заключается в том, чтобы найти формальные признаки, объясняющие интуицию носителей языка". Не соглашаясь с приведенным выше (см. стр.8) мнением о том, что сочетание традиционной и новой методики анализа ведет к эклектизму, основанному на признании непримиримости противоречий между той и другой, мы хотели бы избежать и противоположной крайности. Действительное сходство между отдельными приемами современной и традиционной лингвистики и, особенно, тот факт, что анализ, осуществляемый по-разному, часто как бы с противоположных сторон, может приводить к общим результатам, не следует абсолютизировать, понимать так, что фактически нет различия между современным языкознанием и языкознанием предшествующих периодов. Не только исходные теоретические положения (как-то: отношение к языку как системе, разграничение, в той или иной мере, языка и речи, признание знакового характера языка, своеобразное толкование уровней языка и ряд других положений), но и, в первую очередь, методика исследования, разрабатываемая современными школами, выявляет особый характер современного языкознания.

Одним из основных принципов, лежащих в основе противопоставления методики лингвистического анализа в разнообразных школах современности и в традиционном языкознании, является разное понимание соотношения структуры и семантики явлений языка. Следует тотчас обратить внимание на то, что здесь прежде всего сказывается как раз имплицитное, "интуитивное" отношение к этим понятиям лингвистов прошлого и стремление к их четкому определению в современном языкознании (см. выше, стр.9). Значение, смысл, понятийная сторона единиц и процессов языка понимались в прошлом как нечто данное, само собой разумеющееся или же идентифицировались с категориями логики или психологии, без соответствующей лингвистической интерпретации. При этом именно смысловая сторона языка была ведущей и исходной при его анализе. "В традиционной грамматике обычно отражены причинно-следственные отношения, существующие для носителей языка", справедливо замечает Н.Д.Арутюнова: "Поэтому в традиционной грамматике сначала дается семантическое определение частей речи, а лишь затем их формальная характеристика. Дескриптивист идет обратным путем, путем аналитика... Для него форма является первичной, а значение вторичной категорией". Что касается понятия структуры, то и оно не нашло четкого определения в традиционном языкознании и обычно идентифицировалось с понятием языковой формы, также не получившим ни дефиниции, ни исчерпывающего описания. Таким образом подтверждается известное положение Ф.де Соссюра: "до сих пор в области языка всегда довольствовались операциями над единицами, как следует не определенными". Многозначность термина "структура" в современном языкознании не снимает основного содержания соответствующего понятия, которое можно определить следующим образом: структура -- это форма организации единицы языкового выражения, имеющая системный, закономерный характер. Можно говорить, с этой точки зрения, о структуре морфемы (имея в виду ее фонематический состав), слога, слова (как лексической и грамматической единицы), словосочетания, предложения -- т.е. любой единицы языка. Структура никогда не имеет случайного характера, всегда связана с системной организацией языка. Структура -- явление, "отмеченное" с точки зрения ее соответствия законам системной организации; выявляясь в синтагматической цепи, она подчиняется парадигматическим законам.

Для ряда направлений современного языкознания структура является основной и исходной точкой анализа, в то время как семантика вторична, а иногда вообще не принимается во внимание. Следует однако подчеркнуть два существенных момента, имеющих отношение к трактовке и роли семантики. Во-первых, само понятие семантики, как и ряда других лингвистических понятий, подвергается уточнениям, разным в разных школах. Во-вторых, отношение к семантике претерпело известную эволюцию уже в современном языкознании в сторону усиления придаваемого ей веса в методике лингвистического исследования. Утверждение Ст.Ульмана, что "семантика осталась совсем в стороне от общего направления в развитии современной лингвистики" относится в большой степени к пройденному этапу, что подтверждается, в частности, и дальнейшим изложением в той же работе: "попытки развить дескриптивную сторону семантических исследований делаются снова и снова". Значимая сторона явлений языка -- "означаемое", "план содержания" -- рассматривается в разных аспектах: в связи с функцией языка в процессе общения; как отношение между единицами языка; с точки зрения психологических законов; в плане формальной и символической логики и т.п. Показательно то, что, с одной стороны, даже наиболее "формальные" теории (дескриптивной лингвистики) не смогли отказаться от фактора значения и все больше и чаще привлекают его при конкретном анализе (ср. например, применение трансформации, призванной "семантически" дополнить анализ по непосредственно-составляющим); с другой стороны, наблюдается тенденция формализации в области семантики, переноса в план содержания строгих методов описания плана выражения (ср. теории "сем" или "семантических множителей").

П.Гиро следующим образом характеризует основные пути современного изучения семантики:

а) Психологическая проблема -- почему и как происходит акт коммуникации? Что представляет собой знак и что происходит при коммуникации в сознании сообщающего и слушающего? Как можно охарактеризовать психологический и психический механизм данного акта? и т.д.

б) Логическая проблема -- каковы отношения знака к реальности? Каковы условия отнесения знака к предмету или ситуации, которые он должен обозначать? Каковы законы, обеспечивающие правильное обозначение? и т.д.

в) Лингвистическая проблема, вернее: лингвистические проблемы, поскольку каждая система знаков обладает специфическими законами, связанными с ее природой и ее функцией. Лингвистическая семантика в собственном смысле слова (semantique par excellence), изучает слова "в лоне языка" (au sein de la langue). Что такое слово? Каковы отношения между формой слова и его смыслом, и отношения между словами? Как они обеспечивают свою функцию? и т.д. Наряду с лингвистической семантикой отныне существует "семантическея философия", опирающаяся на символическую логику и "общая семантика", представляющая собой психолого-социальную логику знака.

Работа П.Гиро интересна в том отношении, что в ней показано место семантики в современной науке о языке вообще и лексикологии в частности, возможность ее изучения в разных планах, с точки зрения как лингвистики, так и смежных наук, а также стремление "лингвистической семантики" к определению своих законов, с соблюдением максимальной точности, в отличие от семантических исследований прошлого, в значительной мере опиравшихся на интуицию исследователя.

Подытоживая сказанное выше о соотношении структуры и семантики при анализе языковых явлений, следует отметить, что, несмотря на ряд колебаний в отношении удельного веса семантики, она завоевывает все более прочное место в методике лингвистического анализа. В отличие от представителей традиционного языкознания, как правило, исходивших из значимой стороны языковых явлений, но опиравшихся при этом в значительной мере на свою интуицию, современные лингвисты стремятся и здесь применять объективные приемы исследования, то подчиняя семантику структуре, то рассматривая и семантику как своеобразную структуру, то объединяя структуру и семантику в общий комплекс, характеризующий язык (при этом часто не наблюдается достаточной последовательности при выборе того или иного подхода).

* * *

Предлагаемая работа, как указывалось выше, ставит задачу синхронного исследования одного только уровня языка -- а именно уровня лексики. Уровень лексики тесно связан и с изучением звуков языка, и с его грамматическими законами: если первый, ввиду его специфичности, почти не будет затронут в данной работе, то вопросы грамматики, особенно морфологии как учения о грамматической форме слов, т.е. их исследование как бы с другой стороны, с другой точки зрения, не могут быть обойдены. Следует тотчас подчеркнуть, что освещение ряда вопросов, связанных с грамматической природой слова, предполагает признание взаимодействия уровней лексики и грамматики, а не их смешение, как то имеет место в ряде современных работ.

На основе теории отражения, как ведущей методологической предпосылки, лексическая единица, подобно другим единицам языка, рассматривается в данной работе как двустороннее явление, как неразрывное соединение семантики и структуры, что определяет двуаспектность методов анализа лексики в целом. Под "семантикой" понимается смысловая сторона языковых единиц, их коммуникативная роль в процессе общения: ее гносеологической основой всегда является отражение предметов, явлений, отношений действительности в сознании человека. Специально о значении слова -- см. § 8, стр.67 и далее. При этом стремление использовать все положительное, созданное как опытом прошлого, так и современными направлениями, при отсутствии абсолютизации того или иного метода, представляется наиболее правильным путем разрешения поставленных проблем. Следующие исходные принципы анализа принимаются в работе безоговорочно: ограничение исследования рамками современного языка, что не противоречит попыткам выявить особенности его динамики; признание системного характера лексики как и языка вообще; принцип эксплицитности и возможной объективности наблюдений и выводов.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце