URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Мартынов Б.Ф. 'Золотой канцлер'. Барон де Рио-Бранко - великий дипломат Латинской Америки
Id: 23966
 
194 руб.

"Золотой канцлер". Барон де Рио-Бранко - великий дипломат Латинской Америки

2004. 160 с. Мягкая обложка. ISBN 5-201-05410-2.

 Аннотация

Книга посвящена жизни и деятельности великого дипломата Бразилии и Латинской Америки барона де Рио-Бранко (1845-1912), который сумел мирным путем урегулировать все территориальные проблемы Бразилии, искусно противостоял гегемонизму Соединенных Штатов, заложил основу современных латиноамериканских интеграционных процессов и стоял у истоков российско-бразильского политического взаимодействия.

Libro dedicado al gran diplomático de Brasil y Latinoamérica, barón de Río Branco (1845-1912), quien pudo arreglar pacíficamente todos los litigios territoriales de Brasil, contrarrestar la política hegemonista de los EEUU, dió inicio a los procesos integracionistas latinoamericanos de hoy y echó cimientos de la coordinación política entre Rusia y Brasil.


 Оглавление

Введение
Глава первая. "Ubique Patria memor!"
Глава вторая. "На Монро -- Монро с добавкой"
Глава третья. "А когда придет бразильский крейсер..."
Глава четвертая. "Ничто нас не разделяет"
Глава пятая. "Бисмарк -- наоборот"

 Введение

"Блаженны миротворцы..."
Матф. 5,9.

Взяться за перо заставила обида. Обидно, когда устоявшиеся стереотипы исключают из нашего сознания целый континент, не давая возможности познакомиться со многими его интересными людьми. А они при более пристальном к ним внимании могли бы претендовать на мировую известность. Речь идет о Латинской Америке, которая когда-то была зачислена в периферийные и как бы "маловажные" для нас регионы Земли.

Конечно, рассуждая с позиций голого экономизма, мировая роль стран Латинской Америки, даже таких крупных, как Бразилия, Мексика и Аргентина, никогда не была особо заметной. Ведь величие страны у нас традиционно измерялось ее экономическим потенциалом и, сознаемся честно, даже не столько этим, сколько способностью производить вооружения, содержать массовые флоты и армии и проецировать силу за пределами границ.

Однозначно "великими", с этой, стереотипной точки зрения, были европейские державы, ввергшие мир в первую мировую войну, фашистские Германия и Италия и милитаристская Япония накануне второй мировой. Послевоенный Советский Союз, далеко отстававший по уровню жизни своих граждан от других развитых стран, но обладавший колоссальной военной мощью, считался не просто "великой", а "сверхвеликой" державой. Да и сегодня единственная сверхдержава -- США, стремится подтверждать свой статус за счет силового наведения порядка в мире.

Неудивительно поэтому, что в той массе литературы о "великих" и "выдающихся" деятелях истории и современности, которая издается сегодня миллионными тиражами в России и других странах, сплошь и рядом мелькают имена Чингисхана и Фридриха Великого, Наполеона и Бисмарка, Сталина и Мао, Муссолини и Гитлера. Вот и в книге "100 великих дипломатов" (М., Вече, 2001) в разряд "великих" попали почему-то Есуке Мацуока, Галеаццо Чиано и Иоахим Риббентроп.

Как ни странно (а может быть, совсем не странно), среди ста великих дипломатов Европы, Азии и даже Африки не нашлось места ни для одного представителя Латинской Америки!

Почему это так? Может быть, виной тому -- географические расстояния? Но от Сан-Пауло или Буэнос-Айреса до Лондона или Парижа ближе, чем до Нью-Йорка, да и что значат расстояния в современном мире? Скорее всего, дело в другом. Страны Латинской Америки счастливо избежали прямого участия и в первой, и во второй мировых войнах, где делались карьеры и имена "великих" европейских политиков, военачальников и дипломатов. Мало было между ними и войн меньшего масштаба, а те, которые были, больше соответствовали понятию "пограничный конфликт". В XX в. на звание "полноценной" войны там могла претендовать только Чакская, вспыхнувшая между Боливией и Парагваем в 1932 г. и продолжавшаяся до 1935 года. Она унесла жизни примерно ста тысяч человек. Но, даже учитывая ее, ни о каком сравнении Латинской Америки по этому показателю со Старым Светом не может идти и речи.

Если по Клаузевицу "война есть продолжение политики другими средствами", то латиноамериканцы выстраивали на пути от политики к войне гораздо больше препятствий, чем европейцы. Они серьезно обогатили международное право набором принципов и методик мирного разрешения споров, которые активно используются и в наши дни: от uti possidetis ("владейте, чем владеете"), который применялся, в частности, при распаде колониальных империй Запада и в территориальных изменениях в Европе в начале 90-х годов, до коллективного посредничества и челночной дипломатии. Можно утверждать поэтому, что Латинская Америка в XX в. внесла свой, особый вклад в развитие дипломатии и международного права. С этим, кстати, согласны очень многие специалисты-международники.

Но может ли быть обезличен такой выдающийся вклад? И неужели удачливые (и даже неудачливые!) проповедники грубой силы в политике нам более интересны, чем миротворцы, спасшие от войн и связанных с ними бедствий сотни тысяч, а может быть, и миллионы людей?

Можно назвать примерно десяток имен латиноамериканских дипломатов XX столетия, которые заслуживают прилагательного "выдающийся". Но среди них есть только одно, которое ассоциируется с представлением о величии. Ведь если "выдающиеся" дипломаты профессионально, на высоком уровне защищали интересы своего государства, то человек, о котором пойдет речь в нашей книге, стремился употреблять свои знания, энергию и талант не только во благо родной страны -- Бразилии, но и на пользу всей Латинской Америки.

Имя Жозе-Мария да Силва Параньос, барон де Рио-Бранко, известно у нас немногим, в основном специалистам по Бразилии и истории международных отношений в Латинской Америке в начале XX века. О нем написана масса литературы в самой Бразилии, существуют многочисленные публикации в США. В августе 2002 г. в "Стране Южного креста" широко отмечалась 100-летняя годовщина вступления барона де Рио-Бранко на пост министра иностранных дел. МИД Бразилии провел по этому поводу специальную международную конференцию, по итогам которой был выпущен сборник докладов.

Однако популярность Рио-Бранко среди простых бразильцев, сохраняющаяся и по сей день, не идет ни в какое сравнение с официальными мероприятиями в его честь. "Бог бразильских границ", "Золотой канцлер" и "Бразильский Бисмарк" -- вот лишь немногие из эпитетов, которые барон де Рио-Бранко заслужил у своих благодарных сограждан. Его имя носят проспекты в Рио-де-Жанейро и в столице Уругвая Монтевидео, главный город штата Акре и созданная в 1945 г. дипломатическая академия в столице страны -- г.Бразилиа. Орден "Рио-Бранко" -- это одна из наиболее престижных наград Бразилии, которая вручается за неоспоримые заслуги на политическом, дипломатическом и научном поприще.

Но дело не в популярности как таковой. В конце концов, с момента смерти Рио-Бранко на своем рабочем месте в кабинете министра иностранных дел в мае 1912 г. прошло много времени. Мир стал иным, и нам, казалось бы, не стоит ради памяти одного человека обращаться к временам, потерявшим уже всякую актуальность.

Рассуждать так -- значит не знать истории и плохо разбираться в политике. Сегодня наследие Рио-Бранко оказывается востребованным не только для латиноамериканских стран, которые стремятся выступать с единых позиций на международной арене. Оно представляется значимым и для нашей страны.

Распад Советского Союза по принципу uti possidetis, к счастью, не привел к "югославскому варианту", который был бы чреват непредсказуемыми последствиями для Европы и всего мира. Однако Россия не только унаследовала от бывшего СССР его старые территориальные споры с соседями, но и получила новые, теперь уже с бывшими советскими республиками. Разрешить их мирным путем и без ущерба для интересов России -- настоятельная задача наших дней. И в этом опыт Рио-Бранко, который за всего десять лет (с 1899 по 1909 г.) успешно решил все территориальные проблемы Бразилии (а их у крупнейшего государства Латинской Америки было немало!), заслуживает, на наш взгляд, более внимательного к себе отношения.

В условиях, когда Соединенные Штаты все более явно пытаются "латиноамериканизировать" весь мир, опыт Рио-Бранко представляется нам особенно ценным. "Апостол дружбы с Соединенными Штатами", автор политики "негласного союза" с США, Рио-Бранко уже давно рассматривается официальной американской историографией как проамерикански настроенный политик, рьяный защитник Доктрины Монро и интересов Соединенных Штатов в странах Латинской Америки. Насколько верны эти суждения и не присутствует ли в них столь свойственный для вашингтонской аналитики элемент политкорректности? Ведь деятельность барона, который за десять лет пребывания на посту министра заставил говорить о Бразилии как о нарождающейся "великой державе", свидетельствовала о его стремлении укреплять независимость и усиливать политический вес своей страны вопреки любым гегемонистским устремлениям, с чьей бы стороны они не исходили. К сожалению, его скоропостижный уход из жизни в самом расцвете карьеры не позволил современникам до конца "прочитать" ту стратегию поведения Бразилии на международной арене, основные детали которой министр носил в своей голове, что и легло потом в основу "загадки барона де Рио-Бранко".

Наконец, знакомство с фигурой Рио-Бранко, столь популярной в его стране, думается, должно помочь лучшему узнаванию Бразилии в России, где представление о ней зачастую исчерпывается футболом, карнавалом, кофе "Пеле" и бесконечными телесериалами. Это необходимо, поскольку наши страны-гиганты зачастую сталкиваются с одними и теми же проблемами в политике и экономике и вынуждены противостоять одному и тому же идеологическому и информационно-культурному напору, который зачастую принимает форму скрытой агрессии.

* * *

Автор выражает глубокую благодарность за помощь в работе над книгой Посольству Бразилии в Российской Федерации и лично г-же Советнику-посланнику Кате Жилаберте, Президенту Фонда Алешандри де Гузмао (ФУНАГ) в г.Бразилиа, г-же Послу Терезе Марии Машадо Кинтелла, директору Института Рио-Бранко, г-ну Послу Жоао Алминио ди Соуза Фильо, а также всем сотрудникам музея и архива Итамарати в г.Рио-де-Жанейро.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце