URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Савченко М.Р. Архитектура как наука: методология прикладного исследования
Id: 23218
 
599 руб.

Архитектура как наука: методология прикладного исследования

URSS. 2004. 320 с. Мягкая обложка. ISBN 5-354-00845-X. Букинист. Состояние: 5-. Блок текста: 5. Обложка: 4+.

 Аннотация

В книге представлены основы теории прикладных архитектурных исследований, сформулированы их общие принципы и разработан предметно-методический аппарат, единый для всех направлений и звеньев прикладных работ в области архитектуры. Прикладные исследования устанавливают связь между параметрами сооружений и их потребительскими свойствами. Их основной язык -- измерения, а "выход" -- критерий оптимальности проектных решений, данный в операциональной форме.

Книга рассчитана на архитекторов и исследователей, а также всех специалистов, заинтересованных в повышении качества архитектурных решений.


 Оглавление

Введение
 (1) Отправные понятия. (2) Постановка вопроса. (3) Проблемные ситуации и обоснование вопроса. (4) Конкретизация вопроса. (5) Литература. (6) Цель и задачи работы. (7) Объект, предмет и метод работы. (8) Краткая аннотация.
Глава I. Содержание предмета и метода
 (9) Позиции исследователя. (10) Противоречивость содержания. (11) Архитектурная деятельность. (12) Функция и деятельность. (13) Композиция и деятельность. (14) Конструкция и деятельность. (15) Архитектурный конфликт. (16) Три варианта конфликта: функциональный, композиционный, конструктивный. (17) Формы существования объекта. (18) Конфликт и целостность. (19) Архитектурный тип. (20) Критерий оптимальности. (21) Направления и аппарат прикладных работ. (22) Об архитектурных измерениях. (23) Параметры и свойства. (24) Производные измерения: действительный, возможный и необходимый объект. (25) Измерение, оценка, критерий. (26) Конкретное содержание исследования. (27) Внедрение. (28) Исследование и проектные процедуры. (29) К общему описанию предмета и метода как аналогии объекта. (30) Краткие выводы первой главы.
Глава II. Формализация предмета и метода
 (31) Предпосылки. (32) Архитектурная онтология. (33) Методические принципы. (34) О методологическом знании. (35) Исходные термины и операции отображения. (36) Предмет и метод двух сфер архитектурной науки. (37) О моделях для построения предмета. (38) От категорий к понятиям. (39) Типологическое восхождение. (40) Четыре шага восхождения. (41) Отношения. (42) Исчисление типов. (43) Созначности. (44) Правила содержательной интерпретации. (45) От понятий к понятиям-измерениям. (46) Архитектурный объект как система. (47) Система в типологическом восхождении. (48) Архитектурная деятельность и ее типы. (49) Реальные и мысленные деятельности. (50) Канонические деятельностные типы. (51) Онтология и конфликт. (52) Неканонические типы. (53) Конфликтные типы. (54) Перспективные типы. (55) Принцип полноты типологического поля. (56) Переход к измерениям. (57) Наша метапозиция. (58) Переход к измерениям (продолжение). (59) Восхождение в системе измерений. (60) Параметры и свойства как измерения. (61) Операциональность. (62) Сооружение в многомерном РQ-пространстве. (63) Минимальный объект. (64) Модальности: эмпирия, гипотеза, тип (65) Основные модели на языке измерений. (66) Эмпирическая матрица. (67) Сопоставление объектов. Расстояния. (68) Количество и качество как отношения. (69) Конгруэнтность. (70) Равносильность, равнозначность, инвариантность. (71) Измерения и конфликт. (72) Понятие критерия. (73) Четыре варианта критерия. (74) Проектный критерий. (75) Научный критерий.(76) Организационный критерий. (77) Эксплуатационный критерий. (78) Взаимодействие критериев. (79) Проектно-научный критерий. (80) Исчисление значений в проектно-научном критерии. (81) Краткие выводы второй главы.
Глава III. Применение предмета и метода
 (82) Стратегия применения. (83) Дедуктивный и индуктивный подход. (84) Схема дедуктивного цикла. (85) Схема индуктивного цикла. (86) Пояснения к циклам. (87) Стадии и шаги исследования. (88) Постановка вопроса. (89) Уточнение вопроса. (90) Проблематизация вопроса. (91) Обоснование проблемы. (92) Исследование и здравый смысл. (93) Восхождение в понятиях. (94) Восхождение в понятиях-измерениях. (95) Измерение. (96) Отражение. (97) Обобщение. (98) Начало обобщения. (99) Подтверждение и опровержение. (100) Продолжение обобщения. (101) Обобщение и критерий. (102) Объективация. (103) Краткие выводы третьей главы.
Заключение
 (104) Основные научные выводы. (105) Основные практические выводы. (106) К продолжениям работы.
Дополнения
 I.Витрувианский предмет и метод
 II.Типологическая алгебра
 III.Об архитектурных измерениях и их обработке
 IV.О точности измерений
 V.Весовые коэффициенты
 VI.О многомерных классификациях

 Введение

(1). Отправные понятия. Мы будем двигаться от содержательно богатых, но неизбежно расплывчатых представлений о разных гранях прикладного архитектурного исследования -- к уточнению и формализации этих представлений, а затем, более вооруженные -- обратно, к практике их обращения. Такому движению подчинен и порядок глав.

Начнем с терминов заглавия. Их общепринятые описательные характеристики -- исходный пункт работы.

Прикладными традиционно называют такие исследования архитектуры, которые направлены на создание нормативных документов, стандартов, прогнозов, номенклатур проектов, рекомендаций, пособий и, наконец, конкретных заданий на проектирование сооружений и их систем. Исследование является прикладным, если его результаты прямо используются в других сферах архитектурной деятельности, главным образом -- при решении конкретных проектных задач, в прогнозировании и управлении проектированием и строительством. Знания как результат прикладной работы, оказываются элементом других архитектурных процессов, входят в проектные процедуры: прикладные знания операциональны.

Исходная реальность, от которой отправляются прикладные исследования, это реальность самой архитектуры со всеми ее сооружениями, деятельностями и участниками, во всех ее материальных и идеальных формах и способах бытия. Выделяя специфически-архитектурные компоненты развивающейся практики, исследование превращает ее в свой объект. Объект прикладного исследования эта такая внеположенная науке действительность, которая взята с особой -- архитектурой -- точки зрения и в свете практической задачи формирования операциональных знаний. Такой объект ("мир архитектуры" в его прикладном аспекте) приходится специально вылущивать из всего состава действительности, иначе искомое знание не будет архитектурным и проектосообразным.

Объекту прикладного архитектурного исследования противопоставлен его предмет. Предмет это совокупность всех форм описания объекта. Это характеристики и модели, имена и отношения, константы и переменные, то есть множество языковых средств, отражающих прикладное содержание нашего объекта.

Предметная проекция объекта возникает на основе метода исследования. Метод это совокупность всех способов описания объекта. Это операции и приемы научной работы, организующие предмет и сопоставляющие его с объектом.

Предмет отвечает на вопрос: что исследовать? Какие характеристики объекта, в каком их сцеплении и на каком языке отражать? Метод отвечает на другой вопрос: как исследовать? Какими способами получить искомое прикладное знание?

Таким образом, метод это формирование предмета, предмет -- результат применения метода, а объект это архитектурная реальность, которая воспроизводится в прикладном знании на основе предметно-методической связи. Тема нашей работы -- предметно-методическая связь в прикладной архитектурной дисциплине, иначе: ее методология.

(2). Постановка вопроса. Вопрос о методологическом обеспечении прикладных исследований возможен, потому что такие исследования реально существуют в системе архитектурной деятельности. Этот вопрос необходим в свете их современного состояния, задач и перспектив.

Кратко рассмотрим статус прикладных исследований в общей картине архитектурного развития, аналитически выделив три исторически обусловленных периода: 1) возникновение прикладных знаний в недрах проектной практики, 2) их становление в качестве институционализированной деятельности и 3) развитие на современном этапе как кристаллизацию целостной научной дисциплины. Первый период условно охватывает все эпохи традиционной (прототипической -- по А.Раппапорту) архитектуры. Здесь прикладное знание оформлялось в виде морфологических образцов и проектных рецептов, канонизирующих проектно-потребительскую "ставшую" действительность. Это знание транслировало прототипы и обновлялось в результате их смены. Длительные этапы консолидации общественных состояний позволяли выковывать устойчивые и адекватные формы знания, растворенного в самой архитектурной практике и не исследовательского по существу (см. также Дополнение I).

Второй период -- становление собственно прикладных исследований внутри архитектурного движения (примерно с рубежа XIX--XX вв.). Причины становления научных знаний, обслуживающих проектную деятельность, но не "втянутых" в нее подобно прототипическим канонам, лежат в новых условиях всего общественного развития. Динамика технологических, социальных, экономических, демографических и иных общественных преобразований объективно привела к распаду традиционных форм и способов развития архитектуры. Взаимообусловленность пространственных решений и приемов их потребительского освоения, стихийно существовавшая в традиционной архитектуре, оказалась проблематичной перед лицом быстрых общественных трансформаций.

Смена прототипов происходила и прежде -- новым явилось именно ускорение архитектурного развития, при котором новые прототипы просто не успевают организоваться. Архитектура оказалась в условиях постоянного противоречия двух ее ведущих сфер -- сферы проектирования (создания) и сферы потребления. В этих условиях целенаправленные преобразования проектной сферы потребовали особого механизма для прогноза, оценки и оперативного поддержания ее соответствия общественной практике. Этим механизмом стали прикладные исследования. Место традиции как регулятора проектных процессов начало заступать операциональное знание.

В этот (условно -- второй) период становления прикладных работ (его элементы прослеживаются и сегодня) конкретные исследования оказались направлены на решение отдельных проектных вопросов по мере актуализации всех новых проектно-потребительских рассогласований ("мелкий ремонт" архитектурного движения). Прикладное знание предстало разнесенным по разделам и направлениям проектной деятельности. Согласно этим направлениям сформировались локальные институты знания со своими традициями и особыми языками: градостроительные исследования, функциональные исследования, типологические исследования и т.п.

Третий -- современный -- период развития прикладных работ обусловлен переходом от локальных проектных задач и "штучных" решений к комплексным архитектурным решениям. В соответствии с ускоренными и крупномасштабными общественными преобразованиями, примерно с 50х г.г. прошлого века, появился комплексный крупный объект архитектурного проектирования (освоение новых регионов, новые системы расселения, широкие программы перспективной застройки, крупные уникальные комплексы, многоцелевые центры и т.п.). Такому объекту и таким задачам проектирования теперь уже не отвечают разрозненные и локально привязанные фрагменты прикладного знания. Практически важными оказываются вопросы согласования требований не только к разным сооружениям одного уровня (жилье, школы, предприятия и т.п.), но и к разным уровням сооружений (районная планировка, объемное проектирование, интерьер и т.п.), и к разным видам прикладного знания (функциональные требования, композиционные требования, экономика и т.п.).

В этих условиях в недрах самой прикладной исследовательской практики закономерно возникает импульс к осознанию себя в качестве единой научной дисциплины, со своими особыми принципами и задачами.

Обращение к единому в его многообразии объекту исследования требует параллельной рефлексии и создания научного инструмента, также единого в многообразии научных средств и приемов. Таким инструментом является предмет и метод прикладных архитектурных исследований в целом. Его разработка становится самостоятельной темой исследований, методологических по существу.

Практические нужды проектирования и практические нужды прикладной дисциплины требуют в рамках традиционной проблематики формирования специального языкового и оперативного слоя -- метаописания над массой частных прикладных описаний, которое не отменяет и не заменяет содержательных разработок, но фиксирует их общую методологию, единую научную платформу.

Сегодняшний этап прикладных исследований -- этап консолидации целостной научной дисциплины. Этим определяется актуальность нашего вопроса об общем предмете и методе такой дисциплины.

(3). Проблемные ситуации и обоснование вопроса. Отдельные ситуации архитектурного развития являются проблемными, если их разрешение, переход к следующим запрограммированным культурой или прагматически необходимым ситуациям, невозможен на базе наличных, традиционных средств и правил.

Выделим два слоя таких проблемных ситуаций: в проектно-потребительской практике, в практике прикладных исследований, а затем и третий слой -- в практике методологического рассмотрения. Взаимодействие этих синхронно сосуществующих слоев косвенно воспроизводит развитие прикладных исследований в историческом времени (см. выше) и в актуальном времени развертывания каждой работы.

Первый и исходный слой дан существующими в современной архитектурной практике реальными рассогласованиями ее звеньев. Это несоответствие проектных решений эксплуатационной действительности, разнонаправленность спроса и предложения, противоречие функционально-прагматической ориентации проектирования и смысловой ориентации потребления, неудовлетворенность потребителя наличными архитектурными формами, а архитектора -- потребительским поведением и т.д. и т.п. Эти рассогласования не являются обязательной чертой каждой проектно-потребительской ситуации, но образуют общий фон архитектурной практики, предпосылку ее трансформаций и стимул развития прикладных знаний. Конкретные проявления проектно-потребительских противоречий многообразны, а условия их перманентного снятия на основе эффективных проектных решений лежат в развитии прикладных исследований.

Второй слой проблемных ситуаций определяется вышеуказанным первым слоем и превращенно отражает его в рамках научных проблем. Это внутренние противоречия развития самого прикладного архитектурного знания -- рассогласования его методик, языковые несоответствия, неполнота и противоречивость оснований, несопоставимость разделов и т.д.

Приведем несколько примеров таких проблем, возникающих в недрах современной прикладной исследовательской практики (второй слой проблемных ситуаций).

-- Поиск показателей оптимизации избранного объекта исследования. Разные показатели (например, для киносети: рентабельность, число посещений на 1000 жителей, число посещений на 1 киноместо и т.д.) приводят к разным и по-своему оптимальным решениям. Некоторые из них могут быть неуправляемыми проектным путем (неоперациональность знания). Кроме того, локальная оптимизация в пределах сооружения, типа, отрасли рискует вступить в противоречие с глобальным оптимумом (межтипологические и межотраслевые взаимодействия). Возникает вопрос о пересмотре первоначальных границ объекта исследования, о расширении объекта.

-- Проектное применение знания. Оно требует морфологического (параметрического) описания объекта. Однако, адекватно отражая архитектурную морфологию, такое описание не содержит и не демонстрирует оснований для интерпретации и оценки ее эффективности. Оно должно быть дополнено потребительским описанием (свойства объекта). Возникает комплекс проблем такого "сдвоенного" описания и взаимной детерминации его компонентов. Это "сдвоенное" описание и есть, кстати, восстановление в знании исходных проектно-потребительских разрывов.

-- Обнаружение в объекте исследования ряда независимых характеристик и требований (например, для зрительного зала: акустических, визуальных и т.п.). Возникает проблема согласования этих (независимых!) характеристик, поиска компромиссов и т.д. Она должна разрешаться переходом к новому уровню описания, имеющему дело с отношениями (проблема уровней описания объекта).

-- Переход от натурно фиксируемых действительных характеристик объекта к его необходимым характеристикам. Как на основе существующей практики сконструировать требования к ней? Здесь возникают очертания сложной структуры прикладного знания и взаимодействия его модальностей (способы существования объекта).

-- Вся проблематика развертывания каждой прикладной работы: переход от исходной, часто внеархитектурной, постановки вопроса к выбору значимых архитектурных переменных, формулировка гипотез, выбор методик, сопоставление полученных данных с иными, противоречащими им (других авторов, по другим методикам), устойчивость и прогностическая ценность результата, операциональность результата и т.д. и т.п. Рефлексия шагов любой прикладной работы могла бы воспроизвести всю проблематику дисциплины.

Решение таких сквозных прикладных проблем невозможно в пределах каждой тематической работы. Сейчас эти проблемы решаются вынесением их в саму проектную сферу, где происходит стыковка и увязывание фрагментов прикладного знания на уровне отражающих их проектных вариантов.

Искомая целостная картина знания возможна при переходе к уровню общего методологического обеспечения и регулирования прикладных работ. Это тема нашего исследования и обоснование его актуальности.

Теперь мы можем зафиксировать третий слой проблемных ситуаций -- проблемы методологического анализа. Они косвенно воспроизводят проблемы конкретно-научного слоя и определяют направления данного исследования. Перечислим некоторые из них.

(4). Конкретизация вопроса.

-- Роль прикладных работ в отношении проектирования сегодня не вполне осознана. Является ли исследование внутренним элементом проектного процесса, его подсобным руководимым звеном? Или наоборот, оно призвано исполнять руководящие функции, имея проектирование своим инструментом?

Этим точкам зрения мы хотим противопоставить представление, согласно которому прикладное исследование должно исполнять особые функции методической связи сфер создания и потребления архитектуры. Роль необходимой методической связи выводит исследование из сферы проектирования, как и из сферы архитектурного потребления, и придает ему статус отдельного существования (но во взаимодействии с иными архитектурными сферами). Ролью связующего звена определяется ориентация исследований на факты разрывов в наличной проектно-потребительской практике, на текущие и прогнозируемые архитектурные конфликты, потенциально устраняемые проектным путем. Обеспечение проектно -- потребительского взаимодействия определяет специфическую форму прикладного знания, отражающую оба компонента этого взаимодействия (целостность знания). Выявление этой операциональной и целостной формы входит в круг вопросов данной работы.

-- Архитектура как элемент системы общественных деятельностей связана с иными элементами этой системы, а прикладная архитектурная дисциплина, соответственно -- с психологией, экономикой, сопротивлением материалов, геометрией, климатологией и т.п. Можно ли свести прикладное архитектурное знание к комплексу этих сопредельных дисциплин? Иными словами, существует ли особый научный объект прикладных исследований -- архитектура?

Ответ очевиден, возможно, для непосредственных участников архитектурных процессов, но исследование, отстраненно изучающее стихийно развивающуюся действительность архитектуры, удовлетвориться такой очевидностью не может. Со времен Витрувия и по сей день в роли прикладных знаний выдвигаются климатические, технологические, социологические и иные характеристики архитектуры. Выявление взаимодействий этих "внешних" характеристик и требований с архитектурными характеристиками, с собственно архитектурным прикладным знанием и пути развития последнего -- один из вопросов данной работы.

-- Идее редукции и компилятивного строения прикладной архитектурной дисциплины противоположна идея растворения этой дисциплины в глобальном межпредметном подходе. На эту роль выдвигаются системный, кибернетический, семиотический, теоретико-информационный подходы, исследование операций и т.п.

Здесь также оказывается утеряна специфика объекта исследования и, в результате, нет гарантии необходимых для архитектурного проектирования знаний. Вместе с тем, универсальные методы указанных дисциплин, так же как и системные методы, входят в аппарат прикладных архитектурных работ. Их привлечение для решения прикладных задач и само соотношение универсальных и специальных методов -- один из вопросов данной работы.

-- Прикладные исследования -- часть архитектурной науки, наряду с другой ее частью -- теорией. Адресуясь общему объекту, теория и прикладные работы имеют разные языковые средства.

Глубинная связь этих языков сейчас не эксплицирована, что мешает как практической проверке теорий, так и теоретической мотивировке прикладных работ. Предметно-методический каркас прикладных работ в рамках общего каркаса архитектурной науки -- один из вопросов данного исследования.

-- Перед лицом быстро стареющих конкретных разработок (постоянная корректировка норм, амортизация нормалей и т.п.) встает вопрос об инвариантах прикладного знания, о его устойчивых формах и закономерностях становления.

В настоящее время отдельные звенья прикладного знания упорядочены согласно естественной упорядоченности проектных направлений. Но, сохраняя объектную отнесенность, прикладная дисциплина должна строиться на иерархии и системной увязке ее собственных предметно-методических элементов. Необходима не просто терминологическая упорядоченность: нужны единообразные способы интерпретации и методического обеспечения всех направлений работ. В настоящее время связи между градостроительными и типологическими, сетевыми и внутриобъектными, функциональными и композиционными и т.п. направлениями исследований практически не задействованы. Мы имеем отдельные и плохо сопоставимые фрагменты прикладного знания. Их упорядочение в пределах общего методического каркаса прикладной дисциплины является одной из тем работы.

-- Форма "выхода" прикладных исследований сейчас весьма разнообразна. В качестве результата работы предлагаются проектные решения конкретных сооружений, их параметрические характеристики, вербальные требования, проекты "идеальных" объектов, экспертные суждения и т.п.

Часть этих результатов оказывается неоперациональна, другие дают предложения к новым прототипам (и потому быстро стареют), третьи не обладают необходимой всеобщностью. Разработка формы "выхода" прикладного знания -- один из вопросов работы.

(5). Литература по данной теме принадлежит разделам знания, внешне отстоящим друг от друга. Это сама прикладная литература (нормативные документы, научные отчеты, публикации и т.п.); это архитектурно-теоретические источники, касающиеся и прикладных вопросов; это общеметодологическая литература по проблемам формирования научного знания; это, наконец, разделы смежных гуманитарных и точных наук (проблемы таксономии, системные представления, аппарат измерений, статистические процедуры и т.п.). Наконец, это высказывания практиков -- мастеров архитектуры, проницательность которых часто превосходит суждения исследователей -- профессионалов.

Знакомство с более чем с двумястами работами по прикладной проблематике (отечественными и зарубежными) позволяет заключить, что задача построения единой дисциплины прикладного анализа в этих работах не решена и даже не поставлена. С другой стороны, в эти работах накоплен драгоценный опыт, подспудно направляющий методологические построения.

(6). Цель и задачи работы. Цель работы -- выявление общих принципов прикладных архитектурных исследований и формирование основ их единого предметно-методического аппарата.

Практическими и научными задачами работы являются:

-- уточнение специфических требований к прикладным исследованиям архитектурной направленности, в том числе -- к форме их "выхода"; анализ объектного содержания (тематизма) исследований;

-- формирование общего научного языка прикладных исследований разной тематики и выявление необходимых элементов и уровней их предмета и метода;

-- определение связей прикладного знания с теоретическим и проектным, а также с сопредельными научными дисциплинами;

-- разработка узловых рабочих моментов любой прикладной работы, ее стандартных шагов и т.п., отражающих специфическое содержание избранного архитектурного объекта;

-- определение основных проблемных направлений прикладной дисциплины в ее развитии.

Ожидаемая эффективность работы состоит в улучшении планирования и повышении качества прикладных разработок, их ускорении и эффективном воздействии на архитектурную практику.

Таким образом, прямая "отдача" данной работы -- не непосредственные прикладные знания, внедряемые в практику проектирования, а методологические знания, внедряемые в практику прикладных архитектурных исследований. Через результаты всего фронта прикладных исследований данная работа воздействует на проектную практику.

(7). Объект, предмет и метод работы. Они не тождественны обсуждаемым объекту, предмету и методу конкретных прикладных разработок, так же как данная работа не тождественна прикладной.

Объект любой конкретной прикладной разработки есть некоторый фрагмент множества архитектурных сооружений, включенный в общественную и природную среду, в систему деятельностей.

Соответственно, предмет любой конкретной прикладной разработки есть модель этого фрагмента, представленная в знаковой форме, как система "высказываний" (предикатов), а метод -- операции (явные или нет), формирующие локальную предметную область исследования.

Объект, предмет и метод нашего исследования на один уровень обобщения выше указанного аппарата конкретных разработок, что и позволяет осуществить их общую методологическую реконструкцию.

Объект нашего исследования это множество объектов, предметов и методов конкретных тематических прикладных работ, а предмет исследования -- совокупность языковых средств, отражающих их прикладное содержание.

Метод нашего исследования опирается на общенаучный метод восхождения от абстрактного к конкретному: в данном случае это восхождение от абстрактных обобщенных понятий, отражающих практику прикладных работ и лежащую за ними архитектурную действительность -- к конкретным множественным измерениям и операциональным моделям, позволяющим оптимизировать проектирование. Метод включает как индуктивный анализ прикладной практики, так и дедуктивные построения.

В рамках этого метода использованы:

-- анализ состояния исследовательских работ и опыта формирования их научного аппарата;

-- конструирование абстрактных моделей объекта и его системный анализ;

-- методы классификации и типологического синтеза;

-- логическая интерпретация и эмпирическая проверка (подтверждение -- опровержение) позиций работы.

Все три указанных уровня объекта-предмета-метода (как исходного материала, как способа работы и как ее результата) существуют во взаимоотражении. Например, результат работы воспроизводит исходную практику в форме обобщенных моделей, через призму которых видны и могут быть восполнены методологические просчеты исследовательской практики.

(8). Краткая аннотация. В работе решается практическая и научная задача формирования общих принципов прикладного архитектурного исследования, его единого методического инструмента и предметного языка.

Основные направления и выводы работы:

1) о практической задаче прикладных исследований. Эта задача состоит в обеспечении операциональных связей сферы проектирования и сферы потребления архитектуры;

2) о методологической установке прикладных исследований на целостность знания о своем объекте в единстве его строительных и эксплуатационных, пространственных и содержательных характеристик;

3) о типе как искомой целостной форме прикладного знания. Типы выступают в исследовании как специфические взаимосвязи объектных характеристик, а противоречия архитектурной реальности (проектно снимаемые на основе знания) -- как рассогласования этих характеристик (конфликтные, неканонические и ретроспективные типы сооружений);

4) о структуре прикладного предмета как многоуровневой системе типологических моделей и отношений;

5) об архитектурных измерениях как языке прикладной работы и о связи измерений с понятийным языком теории в рамках архитектурной науки;

6) о дедуктивном и индуктивном циклах прикладного исследования и последовательности его шагов;

7) о проектно-научном критерии как операциональной форме необходимого прикладного знания.


 Об авторе

Марк Романович Савченко

Доктор архитектуры, ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского института теории архитектуры и градостроительства, преподаватель Московского архитектурного института.

Область научных интересов: типология кинотеатров и клубов, методология прикладных исследований, строительное нормирование, форма и функция зрительных залов, культурология и психология восприятия, онтология архитектуры.

Автор более 80 публикаций, в том числе: "The nature and methods of applied research in architecture" (London, Enviroment and planning, 6, 1980); "Анатомия ситуаций" (М. 2004).

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце