URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Макаров С.М. Шаманы, масоны, цирк: Сакральные истоки циркового искусства
Id: 223234
 

Шаманы, масоны, цирк: Сакральные истоки циркового искусства. Изд.3

URSS. 2017. 280 с. Твердый переплетISBN 978-5-9710-4191-7.
Книги с пометкой "В печати" можно добавлять к заказу. Их стоимость и доставка не учитываются в общей стоимости заказа. Когда они поступят в продажу, мы обязательно уведомим Вас.

 Аннотация

В книге впервые исследуются сакральные ритуалы, архаические обряды, магические действа, секретные навыки шаманов, трансформировавшиеся в художественный мир цирка.

Работа сочетает в себе знания эзотерических практик, оккультных теорий, истории древнейшего циркового искусства, берущие начало в протоиндоевропейском шаманизме.

Монография рассчитана на широкий круг читателей, интересующихся культурологией и историей искусства.


 Оглавление

Вступление
1 Цирк из глубины тысячелетий
2 Прыжок к солнцу
3 Укрощенные боги
4 "Эхо смеющейся вечности"
5 От "бесовских потех" до "Медвежьего цирка"
Заключение
Иллюстрации

 Вступление

Автор исследования "Шаманы, масоны, цирк" ("Сакральные истоки циркового искусства") аргументированно доказывает, что истоки цирка берут начало в глубинах протоиндоевропейского шаманизма, в тотемистических действах, религиозных обрядах XIV--XIII тысячелетия до н.э. В становлении циркового искусства важную роль сыграли "тайные общества", обряды "инициации", франкмасоны Англии, Германии, Франции, России.

Автор указывает на то, что термин "цирк" -- это не просто "круг", как было принято считать, а за этим понятием скрывается тайна о древнейшем святилище, в котором собирались протоиндоевропейцы для проведения магического обряда с принесением в жертву белого коня.

Автор приходит к выводу, что цирк -- древний маг, трикстер, кудесник, скоморох -- сформировался как вид искусства в конце I-го тысячелетия нашей эры. Это творчество, основывающееся на виртуозном владении мастерством, заключает в себе "игру в смертельный риск", "игру в опасность".

Исследование сочетает всестороннее знание истории, теории и практики циркового искусства, которые рассматриваются в контексте отечественной и мировой культуры.

Существенным представляется акцент на нравственно эстетическом потенциале цирка, на его духовно-этических характеристиках и эмоциональной силе образного воздействия.

Автор приходит к заключению, что цирк -- это удивительный симбиоз секретных знаний и умений (многие тысячелетия бывших доступными только посвященным), конгломерат сакральных и архаических символов, знаков, мотивов, приемов, обрядовых действ, трансформировавшихся в самобытный художественный мир, ставший традиционным классическим искусством, утверждающим общечеловеческие моральные, физические и духовные ценности.

Исторический материал, научные и эзотерические теории, фактические данные излагаются в описательно-повествовательной манере, что делает книгу доступной любому неподготовленному читателю.


 Из главы 1. Цирк из глубины тысячелетий

Балаган вечен. Его герои не умирают. Они только меняют лики и принимают новую форму.
В.Э.Мейерхольд

Цирковеды, определяя отличие цирка от других видов сценических искусств, единодушно указывают на специфические особенности: манеж и лошади. Несомненно, это так. И тем не менее, попытаемся ответить на вопросы, поставленные еще в начале прошлого века и по сей день остающиеся загадкой: "Когда, где и под каким влиянием зародилось зрелище, определившее условности циркового манежа? Когда же наметилась производственная площадь современного цирка? Где же теряются первичные корни?"

Прежде всего, обратимся к этимологии слова "цирк". М.Фасмер считает, что термин "цирк", вероятно, пришел из нем. zirkus -- то же из лат. circus -- "круг". Е.Зенович утверждает, что "цирк" (фр. cyrgue, лат. circus) -- круг. В.Зелинский полагает, что "цирк" (лат. circus, греч. kirkos -- круг) -- круглое помещение, в котором наездники и акробаты дают свои представления.

Весьма ценно мнение Ариэля Голана, который пишет, что слова "церковь", kirche, church происходят от греч. kirkos, лат. circus -- "круг".

Не менее важно суждение В.Демина, убежденного, что "слово "церковь" абсолютно неясного происхождения. Этимологи пытались объяснить его, опираясь на греческую лексику, -- успехом это не увенчалось. Между тем в русском слове "церковь" -- "овь" -- явное окончание (ср.: "кровь", "морковь", "свекровь" и др.) В таком случае "церк" -- всем хорошо известный "цирк", т.е. "круг" с чередующимися "и" и "е"). И сразу все становится на свои места: понятие "церковь" дохристианского происхождения и первоначально означало "округлый храм", "круговое капище". Раскрытые археологами древнеславянские святилища как раз и представляют собой огороженные по кругу сооружения -- цирки".

Мнение В.Демина находит подтверждение в "Этимологическом словаре славянских языков": ст.-слав. црькы, ж.р. циркы -- "церковь, храм"; древнерусский, русско-церковно-славянский: цьркы, црькы, цьркви, церкы, церькви -- "храм христианский", "храм вообще".

Крайне любопытно толкование слова "церковь", данное православным богословским словарем: Понятие о Церкви вообще и в особенности о Церкви христианской и ея состав. Слово Церковь, от греческого -- значит созвание... Иногда означает общество или всякое собрание людей всякого рода. В том смысле так называется иногда даже и беспорядочное собрание, и общество людей нечестивых и злонамеренных.

Чрезвычайно существенны пояснения и уточнения, которые дает Б.Рыбаков, объясняя этимологическое единство понятий "собрание", "круг", "храм", "церковь". Ученый аргументировано доказывает, что к круглой форме древних святилищ относится термин "хоромы", обозначающий позднее большую, богатую постройку, но этимологически восходящий к понятию круга: хоро (коло) -- круг, хоровод. В языческие времена в этот семантический пучок входил и Хорс -- солнце, а после крещения славян -- хорос -- круглое паникадило в церкви, восходящее к греческому слову хор, собрание. Понятия "собрание" и "круг" остаются сближенными и в дальнейшем; казачий круг XVI--ХVIII вв. являлся именно собранием всех полноправных казаков. "Первичным смыслом слова "хоромы" мне представляется, -- пишет Б.Рыбаков, -- круговая постройка. Начало свое слово получило от собраний, "соборов" на праздниках в круговых постройках языческих святилищ. В более позднее время, когда в городах и замках существовали круговые жилища (точнее, совокупность многих клетей) в крепостных стенах, этим поддерживалось древнее значение термина "хоромы". Слова "хоромы" и в неполногласной форме "храм" некоторое время в Средневековье означали постройку, жилище, усадьбу с ее замкнутым двором, напоминавшим древние круговые постройки. Постепенно произошло смысловое разграничение: храмами стали называть только большие, просторные светские постройки, а слово "храм" стало обозначением только церкви, "храма Божия", в чем явно ощутим отголосок первоначального языческого значения "хором"".

Таким образом, можно предположить, что цирк -- это не только и не просто "круг", а за этим понятием скрывается тайна о древнейшем святилище, в котором собирались язычники для проведения магического обряда с участием лошадей.

Изучая глубинные исторические пласты, в которых зарождались цирковые жанры, выявляя традиционные принципы архитектуры и символику этого древнейшего искусства, обратимся к исследованиям ученых, разрабатывающих теорию, известную под названием "полярной" или "арктической".

Историки в поисках "прародины" индоевропейских народов, включая и предков славян, обратили свой взор на Приполярье, где в древности климат был теплым и мягким. Здесь примерно в XIV--XIII тысячелетии до н.э. проходило формирование этносов индоевропейцев и начали складываться исходные формы культуры укрупнявшихся человеческих сообществ. "И эту культуру уносили с собой переселяющиеся с севера племена, -- пишет Н.Гусева, -- храня ее в своей коллективной памяти, воплощая в гимны, мифы и предания и сообщая тем народам, с которыми они встречались, соседствовали и роднились на своем долгом пути".

К этому древнейшему периоду относится развитие взаимных связей и взаимопроникновение ряда издревле общих или сходных слов, которые вошли в молодые языки индоевропейской группы, такие как английский, французский, немецкий, но наибольшее количество схождений обнаруживается в славянских языках и санскрите.

Древнерусское слово "цьркы", видимо, точнее всего указывает на то, в каких условиях проводился древний индоевропейский обряд, сохранявшийся многие тысячелетия в народной памяти. Скорее всего, было огромное круглой формы деревянное святилище, внутри которого помещалось не только большое количество людей вместе со жрецами, но и лошади.

В подобном помещении проходил обряд принесения царем в жертву белого коня. Этот ритуал ежегодно совершался прапредками будущих англичан, немцев, французов, итальянцев, славян, когда они проживали еще на территории "прародины" в Приполярье.

Древнейший обряд вместе с кочевавшими прапредками европейских народов, преодолев толщу веков и огромные расстояния, разумеется, видоизменившись, продолжал исполняться итальянцами, немцами, славянами, англичанами, французами.

Расскажем о ритуале подробнее, так как, по мнению автора, именно этот обряд лег в основу искусства, которое многие тысячелетия спустя стало называться цирковым.

Жертвоприношение белого коня (асвамеда) считалось великим "царем жертв" и являлось главным в цикле древнеиндийских культов. Обряд устраивали для защиты страны от всевозможных бед. Он сопровождался пышными церемониями, подготовка к которым проводилась в течение целого года. По древним индоевропейским представлениям конь находился в тесной связи с солнцем и даже в символическом языке они были тождественны друг другу. Белый конь, освященный купанием, обходил всю страну. Его спутниками были четыреста юношей.

В день совершения обряда царица должна была лечь, как супруга, рядом с принесенным в жертву животным, пока еще тело коня оставалось теплым. Эта церемония, пронизанная культом плодородия, изобиловала эротическими непристойностями. Необходимо подчеркнуть, что за несколько дней перед жертвоприношением и во время совершения обряда общественная жизнь превращалась в народный праздник карнавального характера, когда свободно нарушались этические нормы и всевозможные запреты, когда все были вовлечены в разгульное веселье. Устраивался пир как для людей, так и для богов. В момент приготовления жертвы на огне жрецы обращались к богам, приглашая их сойти на землю, занять места на подстилке из сухой травы, разбросанной вокруг алтаря, и принять участие в пиршестве. Бессмертным предлагалось отведать священную еду: блины, клецки из хлеба и риса, молоко и масло, жир и мясо жертвенного животного и, прежде всего, пьянящую сому, драгоценнейший из божественных напитков. Песнопения, прославляющие деяния богов, перемежались танцами, музыкой, которая должна была усладить слух небесных гостей.

Одновременно с этим устраивались игры, скачки на лошадях, выступления фокусников, танцовщиц, акробатов, певцов, сказителей. Именно эта часть асвамеды, положившая начало цирковым развлечениям, носила преимущественно светский характер.

Подчеркнем, что площадка, на которой проводился обряд, была в форме круга. Это было связано с тем, что круг был священным символом почитавшегося бога Небо. Его культ существовал уже в эпоху верхнего палеолита (около 20 тысяч лет до н.э.). Поэтому место, на котором совершался обряд, очерчивалось кругом. Кстати, в древнем Китае круглые храмы также были посвящены Небу. Считалось, что бог Небо был властителем жизни и смерти. По его воле люди рождались и умирали.

Отметим, что в эпохи палеолита и неолита существовал символ в виде круга, обозначающего Небо, с точкой в центре, которая мыслилась как "пуп". В проекции сверху это напоминает цирковое здание со столбом в центре манежа, как в старинных цирках-шапито или деревянных цирковых круглых зданиях.

В последующие эпохи этот символ продолжал сохраняться. Более того, языческие святилища при взгляде на них сверху также представляли собой громадный круг с идолом посередине.

В те далекие эпохи люди обычно представляли себе небо чем-то вроде колпака, который своими округлыми краями на горизонте касается земли. В древнейших мифах рассказывается, что когда-то небо вообще лежало на земле и лишь однажды было поднято вверх.

Можно предположить, что куполообразная форма древнего святилища символизировала небосвод, а круг, внутри которого собирались вместе жрецы, люди и боги, был краями сакрального места, где бренность встречалась с вечностью.

В центре круга стояла скульптура-столб бога Небо. К основанию священного изображения во время пира приносились ритуальные жертвы. В храме бога Небо и перед его ликом совершалась радостная и праздничная "жертвенная смерть", соединяющая людей и богов, которые рассаживались рядом за одним пиршественным столом, как равные. Круг был тем местом, где боги и люди оказывались в едином круговороте бессмертия, а движение по окружности "означало постоянное возвращение к самому себе".

Особо подчеркнем, что "жертвенная смерть", происходящая в кругу и делающая человека равным богам и героям, утратив ореол религиозной значимости и став символической, будет одним из главных и отличительных мотивов циркового искусства. В цирке "жертвенная смерть" станет игрой в мнимую символическую смерть, приобретая форму "игры в риск", когда артист, совершив рискованные действия (трюковые) на манеже и пройдя через условную "смертельную опасность", обретает нимб и венец героя. Как известно, аллегорическая "смерть является источником жизни -- и не только духовной жизни, но и источником возрождения материи. Необходимо подчиниться умиранию в темнице, чтобы возродиться в свете и чистоте".

Современные цирковые артисты, играючи и с улыбкой преодолев в форме различных трюков символические "смертельные преграды" на глазах удивленных и пораженных зрителей, преображаются в героическую фигуру, претендующую на сверхчеловеческие возможности, почти на "божественное всемогущество".

Отметим и другие смысловые значения круга. Это -- древнейший прообраз солнечного диска. Он получил широкое распространение во всех культурах, возникнув еще в каменном веке, но значительно позднее, чем символ бога Небо. Поэтому их изображения отличаются друг от друга. Небо представляют две концентрические окружности с точкой в центре, а Солнце -- один круг. В более поздние эпохи, когда стали доминировать иные верования, прежняя символика не была отброшена, а постепенно приспосабливалась к новым культовым представлениям. В конце концов семантика символов Неба и Солнца переплелась и приобрела единый солярный смысл, поэтому в кругу стали исполнять обряд солнцепоклонники, где белый конь, олицетворявший цвет жизни, был одной из главных фигур.

Необходимо сказать о том, что с течением времени магическая и цирковая форма круга в совершенно различных культурах стала символом единства и бесконечности, абсолюта и совершенства, возникновения всех вещей. Не имевший ни начала, ни конца, круг ассоциировался с вечностью и высшим идеалом.

Мало того, древние маги считали, что оставаясь в начертанном на земле кругу, им легче собирать, концентрировать и управлять своими волшебными силами, так как окружность не позволяет магической энергии растечься. К тому же круг -- это самая надежная защита от внешних сил зла, если обвести окружность вокруг себя или кого-нибудь. Оказавшись снаружи, демоны бессильны нанести вред тем, кто находится внутри круга. В это верили не только маги, но и жрецы, астрологи, алхимики, мистики и даже философы. Подобные представления существовали тысячелетия, чему свидетельствуют каменные круги Стоунхенджа и Эйвбери, а также подтверждаются раскопками древнейших стоянок человека.


 Об авторе

Макаров Сергей Михайлович
Доктор искусствоведения, заслуженный деятель искусств РФ, президент Академии циркового искусства, советник Китайского национального цирка. С 1986 г. — ведущий научный сотрудник Государственного института искусствознания, занимается исследованием эзотерических теорий и практик, а также семантики циркового и сценических искусств. С. М. Макаров пришел в науку, пройдя путь от циркового клоуна-иллюзиониста и режиссера до исследователя искусства. Является автором ряда работ, в числе которых монографии: «Шаманы, масоны, цирк: Сакральные истоки циркового искусства» (М.: URSS), «Китайская премудрость русского цирка: Взаимовлияние китайского и русского цирка» (М.: URSS), «Искусство клоунады в СССР» (М.: URSS), «Театрализация цирка» (М.: URSS), «От старинных развлечений к зрелищным искусствам: В дебрях позорищ, потех и развлечений» (М.: URSS). Под его редакцией вышел сборник «Театр, эстрада, цирк» (М.: URSS), посвященный научной деятельности основоположника эстрадоведения и цирковедения Ю. А. Дмитриева.
 
© URSS 2016.

Информация о Продавце