URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Канаков Д.В. Феномен религиозного догматизма
Id: 220595
 
525 руб.

Феномен религиозного догматизма

URSS. 2017. 224 с. Твердый переплет. ISBN 978-5-9710-3913-6.

 Аннотация

Одной из наиболее актуальных задач религиоведения на современном этапе является анализ феномена устойчивости религиозных представлений и понятий, сохранения религиозных верований, что не в последнюю очередь обусловливает своего рода «религиозное возрождение» и интерес к исследованию религии в последние десятилетия. Устойчивость религиозных представлений и понятий характеризует религиозное сознание и связано с таким мало исследованным в отечественном религиоведении явлением, как религиозный догматизм. Под религиозным догматизмом подразумевается метод, с помощью которого та или иная религия (конфессия, религиозно-философская система) закрепляет собственную систему верований и культовых действий для своих адептов (последователей), принимающих на веру (то есть без доказательств) положения вероучения (догмы) в качестве неизменных, безусловных (абсолютных) истин на основе подчинения религиозному авторитету. Догматизм в религии исторически предстает в имплицитной (скрытой) и эксплицитной (проявленной) формах, что обусловлено развитием религиозной идеологии в той или иной конфессии, а также характеризуется с объективной стороны (связанной с религиозной идеологией) и субъективной стороны (связанной с религиозной психологией). Таким образом, религиозный догматизм связан с двумя составляющими важного структурно-функционального элемента религии --- религиозного сознания, которое при осмыслении верующими мира в целом опирается на религиозные догмы, признаваемые неизменными и истинными основоположениями в системе религиозного учения, и оперирует ими. Поэтому догматизм в религии представляет собой свойство религиозного сознания и обеспечивает устойчивость религиозной картины мира, преемственность религиозных представлений и ценностей.

Рекомендуется философам, историкам и методологам науки, студентам и аспирантам гуманитарных вузов, всем заинтересованным читателям.


 Оглавление

Введение
Глава 1. Догматизм как феномен человеческого сознания
 § 1.Понятие догматизма в истории мысли
 § 2.Гносеологические и психологические основания догматизма
 § 3.Социумные основания догматизма
Глава 2. Догма и догмат в системе религиозного учения
 § 1.Понятия "догма" и "догмат" в античной и раннехристианской литературе. Определение религиозного догматизма
 § 2.Религиозный догматизм в политеистических религиях (на примере индуизма)
 § 3.Религиозный догматизм в монотеистических религиях (на примере христианства)
Глава 3. Догматизм в современном религиозном сознании
 § 1.Тенденция к размыванию догматизма религиозного сознания в процессе секуляризации
 § 2.Противоречие между процессом секуляризации, размыванием эксплицитного догматизма в западной культуре и сохранением имплицитного догматизма в массовом религиозном сознании
 § 3.Место и роль религиозного догматизма в истории общества и культуры
Заключение
Список использованной литературы

 Введение

Феномен религиозного догматизма -- одна из наименее исследованных проблем религиоведения, хотя словосочетание "религиозный догматизм", причем в качестве негативной характеристики религиозного сознания, в научных и популярных работах используется не так уж и редко. Однозначное понимание догматизма как некоей негативно характеризующей религию особенности является для многих авторов религиоведческих работ самоочевидным и не требующим всестороннего исследования. Однако использование словосочетания "религиозный догматизм" в качестве однозначно негативного ярлыка может привести, помимо всего прочего, к затруднениям как в межконфессиональном общении, так и в общении между верующими и неверующими. Кроме того, недостаточно четко выявленный смысл понятий "догматизм", "религиозный догматизм" создает трудности при раскрытии сущности тех или иных религиозных и религиозно-философских феноменов, -- в том случае, когда, например, догматизм представляют как характерную черту одних религий, не признавая его наличия в других, хотя догматизм как свойство человеческого мышления не ограничивается каким-либо определенным типом культуры. В связи с этим становится актуальной разработка определения религиозного догматизма, места и роли религиозного догматизма в общей системе догматического мышления, в процессе эволюции духовной культуры.

По сути, в отечественном религиоведении уже была обозначена потребность в исследовании религиозного догматизма, связанная с необходимостью структурно-функционального анализа религиозного сознания. Однако феномен религиозного догматизма как таковой выпал из поля зрения отечественных исследователей. Между тем данный феномен сопровождает религию на протяжении всей ее истории, поскольку обусловлен спецификой функционирования религиозного сознания: религиозной идеологии и психологии, важных структурно-функциональных элементов религии. Особенную актуальность исследование религиозного догматизма приобретает в современных условиях, так как, будучи сформулировано как теоретическая конструкция, понятие "догматизм в религии" может быть использовано для дальнейшего углубления знаний о религии.

Актуальность исследования также обусловлена существенными различиями в степени научной разработанности проблемы в западной и отечественной науке. Проблема религиозного догматизма в контексте трансформации религиозности в последние десятилетия стала объектом внимания некоторых западных исследователей. Американский ученый Мильтон Рокич попытался заложить основы для изучения феномена догматизма "...в различных областях человеческой деятельности -- политической, религиозной и научной". В частности, исследователь предложил тесты по измерению догматизма -- шкалу догматизма (Dogmatism scale), что вошло в научную литературу как шкала догматизма Рокича (Rokeach's Dogmatism Scale). В своих работах автор приводит сведения по измерению догматизма, а также данные по индивидуальным особенностям догматизма среди студентов США, Австралии и Израиля, по устойчивости к изменению ценностей "догматической личности". Научный метод М.Рокича был поддержан рядом западных исследователей. Позднее наметилась критика шкалы в отношении ее избирательности и смещения в сторону "правоконсервативной позиции", социальной предпочтительности некоторых граф в шкале, возможной предвзятости ответов со стороны респондентов. В середине 90-х гг. канадский исследователь Б.Альтемейер предложил свой вариант шкалы догматизма (DOG Scale). Однако предложенный вариант шкалы догматизма не получил однозначной поддержки среди других исследователей. Отдавая должное DOG Scale, исследователи отмечают, что только будущее покажет, сможет ли подход Б.Альтемейера к исследованию догматизма вытеснить научный подход М.Рокича, а пока исследователи не готовы отказаться от последнего. Следует также специально отметить, что в отечественной литературе концепция и шкала догматизма М.Рокича специально не анализировалась. В очень краткой форме в общих лекциях по методологии социальных исследований указывались недостатки научного подхода Рокича, в частности, отмечалось, что "...мышление общительных, коммуникабельных людей считается "открытым" (читай: восприимчивым в новому), а сдержанных и молчаливых -- "закрытым" (читай: невосприимчивым)", что не соответствуют действительным идеологическим позициям. Кроме того, в отечественном религиоведении в области психологии религии не остались без внимания попытки М.Рокича выявить общие закономерности между принятой системой ценностей и социальным поведением верующих американцев, что косвенным образом затрагивает понимание Рокичем структуры личностных убеждений, относимых им к "догматическим".

В западной науке догматизм рассматривается с учетом предметных носителей догматизма: верующих, школьников, политиков и т.д. Западные исследования захватывают предметную, идеологическую и психологическую стороны религиозного догматизма. Вкратце указанные исследования могут быть классифицированы по следующим направлениям:

1. Исследования по различным конфессиям. Так, в частности, сам М.Рокич на основе исследований среди студентов Мичиганского госуниверситета, колледжа в Нью-Йорке приводит сведения о большей степени догматизма среди католиков в сравнении с протестантами. Другие исследователи отмечают большую склонность к догматизму протестантов в сравнении с католиками. Делается общий вывод о большем догматизме в среде протестантов и иудеев в сравнении с католиками и свободомыслящими (nonbelievers). При этом отмечается, что значительных различий между католиками и свободомыслящими, с одной стороны, и протестантами и иудеями -- с другой, по степени догматизма нет. Часть исследователей в среде католиков и протестантов существенной разницы по шкале догматизма не обнаружили.

2. Исследования по различным деноминациям. В частности, отмечается, что "унитарии значительно... менее догматичны, чем баптисты".

3. Исследования по социальным группам. В более широком смысле конкретно-социологические исследования подтверждают обратную зависимость (inverse relationships) между догматизмом и социально-экономическим положением референтов.

4. Исследования по половозрастным группам. Одни работы подтверждают гипотезу об отсутствии различий по шкале догматизма по "гендерному" признаку, зато отмечается зависимость догматизма от возраста (в большей степени к нему склонны люди в более юном -- до 25 лет, и пожилом возрасте после сорока и старше) и образовательного уровня. В другой работе, где рассматриваются девочки и мальчики (девушки и юноши) от 8 до 16 лет, в отношении лиц женского пола "подтверждается" мнение о сравнительно более высокой степени религиозности в убеждениях в сравнении с мужским. Также отмечается постоянное снижение (persistent decline) в указанном возрастном диапазоне религиозности (в отношении христианства) учеников государственных школ (non-churchrelated state maintained schools) в Восточной Англии. С другой стороны, признается ограниченность полученных данных и необходимость проведения исследования в других местах.

5. Психологические и социально-психологические исследования. Одни исследователи утверждают, что догматизм свойственен различным типам личности, но проявляется у них по-разному. Другие на основе анализа ответов 442 студенток (female undergraduate students) Уэльского колледжа отмечают более высокие показатели догматизма (higher dogmatism scores) у экстравертов в сравнении с интровертами. В крайних формах (reinforced, досл. "повышенной жесткости", "железобетонный" или "усиленный"; термин заимствуется из философии К.Поппера) догматизм как форма некритического мышления сопоставляется с паранойей, выявляются их общие и отличительные особенности. К числу социально-психологических работ следует также отнести исследования, посвященные выявлению связи религиозного догматизма с религиозной деятельностью.

6. Разработка и использование на базе методологии и инструментария М.Рокича собственной исследовательской стратегии при рассмотрении феномена догматизма. К числу отдельных направлений исследования феномена догматизма можно отнести работы, в которых шкалы (тесты) по измерению догматизма сопоставляются с другими тестами. Показатели догматизма также используются, когда исследуют устойчивость к неопределенности (ambiguity tolerance), непереносимость неопределенности ситуации (intolerance of ambiguity) и сопоставляют получаемые данные с частотой посещения религиозных организаций (church attendance). Шкалы по измерению догматизма сопоставляются со шкалами по измерению консервативных убеждений. Догматизм также сопоставляется с политическим консерватизмом, психологической негибкостью (rigidity) чиновников американского внешнеполитического ведомства (American foreign policy officials). В политологическом измерении в целом проблема догматизма рассматривается в связи с отношением респондентов к использованию ядерного оружия, а также в связи с влиянием религиозного догматизма (протестантов) на политические процессы, например, евроинтеграции. Сокращенная форма шкалы догматизма Рокича сопоставляется с DOG Scale, а DOG Scale как альтернатива измерению догматизма сопоставляется с другими шкалами. Признается, что для решения проблемы религиозного догматизма необходимо использовать другие тесты.

7. Исследования в области "конфессионального религиоведения". Со стороны ряда исследователей, прежде всего теологов и конфессиональных авторов, был поставлен вопрос о правомерности применения понятия и шкалы догматизма, разработанных М.Рокичем, по отношению к христианам. Иногда конкретно-социологические работы используются в религиозной пропаганде. Так, например, англиканский теолог, профессор и священник Лесли Дж. Френсис пытается опровергнуть распространенное, по его словам, предубеждение (popular accusation, accusation досл. -- обвинение), что религиозная вера и невосприимчивость мышления к новому (closed mind) сопровождают друг друга (go hand in hand). В частности, на основе опроса 802 школьников обоего пола в возрасте 15--16 лет сообщается, что при прочих равных условиях, когда исключаются половые и психологические различия, никакой связи между принадлежностью к христианству и догматизмом не обнаруживается. Существует также мнение, что догматизм является свойством определенного психологического типа и проявляется больше у экстравертов, страдающих неврозом (neurotic extraverts); поэтому, когда учитываются "гендерные" различия и личностные особенности респондентов, то значимой связи между христианством и догматизмом не существует.

Из иностранных работ следует упомянуть сборник статей "Догматизм: рассуждение об обращении теологов с теологией", где проблема догматизма рассматривается исключительно с теологической позиции, а также диссертацию М.Шнайдера на соискание учёной степени доктора наук под названием: "Ценности, установки, поведение: эмпирический вклад Рокича в теорию ценностей в области политических установок и политического поведения", где догматизм затрагивается применительно к проблеме ценностных установок поведения.

Таким образом, в западных исследованиях религиозный догматизм предстает перед нами как феномен, который содержит в себе предметную, идеологическую и психологическую составляющие. Несмотря на достоинства, состоящие главным образом в накоплении богатого эмпирического материала конкретно-социологических исследований, указанные работы обнаружили трудности в интерпретации полученных данных, что отразилось в противоположных выводах, к которым нередко приходят западные авторы. Поэтому на основании упомянутых выше работ трудно составить сколько-нибудь определенное представление о сущности догматизма и, прежде всего, предмета нашего исследования -- религиозного догматизма. К числу существенных недостатков отмеченных работ стоит отнести отсутствие философского метода и комплексного подхода, по причине чего авторы упускают из области научных исследований основания (причины) возникновения и воспроизводства догматизма, их связь и взаимообусловленность. Недостатком является также ограниченность исследований только рамками христианства, в то время как в других религиях догматизм не исследуется. Конкретно-социологические исследования необходимо поставить на прочный методологический фундамент философского метода, четко определяющего основания, истоки и природу, место и роль религиозного догматизма. В этом смысле противоположную западной тенденцию обнаруживает отечественная исследовательская традиция.

В дореволюционный период в России феномен религиозного догматизма как таковой не исследовался. В отечественной науке в советский и постсоветский периоды достаточно подробно разработаны общие проблемы догматизма, что нашло отражение в научно-исследовательской и справочной литературе. Однако специальных работ, посвященных исследованию феномена религиозного догматизма, нет. Правда, есть работы, в которых наряду с общими вопросами религии затрагивается проблема религиозного догматизма, например, исследуя религиозное сознание, Г.А.Габинский не пренебрегает и попытками дать определение религиозного догматизма, в чем, как представляется, состоит достоинство его работы. Автор высказывает гипотезу, с которой можно согласиться: исторически догматизм сформировался в религии, а затем распространился в других сферах духовно-практической деятельности людей как общесоциальное явление.

Следует отметить, что советские работы основывались на методологии марксизма, требовавшей от исследователя объективного, диалектического, анализа социальных и духовных предпосылок того или иного явления. В частности, в отечественной науке на основе марксистской методологии был выявлен комплексный характер природы догматизма, предпринята попытка определить его основания. К сожалению, потенциал марксистского диалектического метода не был реализован в полной мере: в отечественной науке советского периода догматизму как таковому была дана исключительно негативная оценка, термин "догматизм" зачастую использовался в качестве идеологического клише против политических и идеологических противников. Исследователи, таким образом, оценивали догматизм и, в частности, религиозный догматизм однозначно негативно. Исследование данного аспекта догматизма, несомненно, имело большое значение в качестве теоретической основы для дальнейших, более углубленных, разработок проблемы. Этот подход к сущности догматизма как такового остался аналогичным в постсоветский период.

Таким образом, в отечественной науке достаточно подробно разработаны общие, а не специальные проблемы догматизма. Верные наблюдения и выводы в суждениях о "негативном аспекте" догматизма, безусловно, имеются. Однако некоторый схематизм и замкнутость в рамках негативного освещения догматизма придают отечественным исследованиям советского и постсоветского периодов ограниченный характер. Следует иметь в виду, что марксистская методология настаивает на всестороннем характере исследования явлений и процессов действительности. Так, в частности, В.И.Ленин, несмотря на свои философские и политические воззрения, подчеркивал, что идеализм и религия не "беспочвенны", а произрастают "...на живом дереве... человеческого познания", что не было надлежащим образом исследовано советскими авторами. Другими словами, марксистские исследования феномена догматизма нуждаются в доработке, в частности, требуется допущение возможности рассмотреть, помимо негативных, также другие аспекты религиозного догматизма. Это поможет создать цельное представление о феномене догматизма.

Из числа общих работ можно выделить вышедшие на рубеже 90-х годов две диссертации, посвященные догматизму, философский сборник "Диалектика и догматизм", а также учебное пособие "Творчество и догматизм". Две статьи по проблемам догматизма, вышедшие в 2000-е гг., новых идей, по существу, не добавили. В зарубежной литературе, как сказано выше, фундаментальные работы по разработке проблемы религиозного догматизма, кроме работ М.Рокича, отсутствуют.

Таким образом, несмотря на довольно обширную литературу, посвященную проблеме догматизма, специальных исследований феномена религиозного догматизма как комплексного и цельного явления не проводилось; отсутствуют попытки систематического научного изложения проблемы религиозного догматизма. Между тем потребность в объективном исследовании феномена религиозного догматизма, анализе его оснований, а также его места и роли в культурно-историческом процессе назрела давно.

Под феноменом религиозного догматизма мы подразумеваем явление, которое выражает наблюдаемые в опыте непосредственно данные формы его существования. Прояснению феномена религиозного догматизма будет способствовать раскрытие его понятия, в котором он как свойство религиозного сознания отражается в обобщенной форме посредством фиксации общих и специфических признаков. В определенном смысле понятие выступит как интерпретация, концептуализация феномена религиозного догматизма, наблюдаемого и раскрываемого в действительности разными научными методами. Определение религиозного догматизма, по нашему мнению, позволит очертить предметную область феномена религиозного догматизма.


 Об авторе

Канаков Дмитрий Владимирович
Кандидат философских наук. Выпускник философского факультета МГУ имени М. В. Ломоносова (окончил с отличием), там же успешно окончил дневную аспирантуру и защитил кандидатскую диссертацию. Область научных интересов: философия и религиоведение в целом, особенно такие разделы, как философия религии, история философии, история религии, компаративистика в философии и сравнительное религиоведение, религии и философия Востока, Античность и платоноведение, патристика. Особое внимание уделяет исследованию происхождения и развития религиозных верований, а также исследованию формирования религиозной картины мира. Автор нескольких десятков публикаций, включая статьи в ведущих научных изданиях, рекомендуемых ВАК. Участник научных конференций, включая международные.
 
© URSS 2016.

Информация о Продавце