URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Бадмаев П.А. За кулисами царизма: Архив тибетского врача Бадмаева
Id: 220415
 
299 руб.

За кулисами царизма: Архив тибетского врача Бадмаева. Изд.стереотип.

URSS. 2017. 208 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-382-01721-1.

 Аннотация

В настоящей книге представлены оригинальные документы из архива известного врача, ученого и политика, знатока тибетской медицины П.А.Бадмаева (1851--1920), человека, близкого к царскому двору Романовых. Собранные в книге материалы раскрывают атмосферу придворных интриг начала XX века, которые, как убедится читатель, были замешаны на мистике и суевериях и развивались по сценарию заинтересованных лиц. Издание содержит письма, телеграммы, памятные и докладные записки, проекты как самого Бадмаева, так и других известных деятелей того времени, включая министра финансов С.Ю.Витте и Григория Распутина. Все эти архивные данные прямо или косвенно проливают свет на некоторые события российской истории, происходившие накануне Октябрьской революции 1917 года.

Книга рекомендуется не только специалистам-историкам, но и всем читателям, желающим проникнуть в тайны закулисной жизни российского царского двора.


 Содержание

 "Тибетский врач и русская монархия". Вступительная статья В.П.Семенникова
ОТДЕЛ I. Распутин -- Илиодор -- Бадмаев
 Письмо Бадмаева к дворцовому коменданту Дедюлину
 Письмо Дедюлина к Бадмаеву
 Письма Илиодора к Бадмаеву
 Записка Илиодора о Распутине
 Письма великих княжен Ольги и Анастасии к Распутину
 Записка Бадмаева Николаю II
 Записка Бадмаева при представлении сведений о Распутине
 Письмо юродивого "Мити" козельского к Николаю II
ОТДЕЛ II. Тибетская медицина
 Записка Бадмаева о лечении наследника
 Телеграммы А.Д.Протопопова Бадмаеву
ОТДЕЛ III. Закулисная политическая работа Бадмаева в 1916--1917 г.г.
 Письма и записки Бадмаева:
 Письма к Вырубовой
 Приложение. Прокламация Росе. С.-Д.Р.Партии
 Письмо к Николаю II
 Письмо к А.А.Вырубовой
 Письмо к Николаю II
 Письмо к Александре Федоровне Романовой
 Письмо к Вырубовой
 Памятная записка о ген. Курлове
 Телеграмма к М.Е.Головиной
 Письмо к Александре Федоровне Романовой
 Письмо к Вырубовой
 Письмо к Распутину
 Письмо к Николаю II
 Памятная записка Николаю II
 Памятная записка Николаю II о кандидатуре ген. Сахарова
 Письмо к Николаю II
 Памятная записка Николаю II по поводу убийства Распутина
 Памятная записка Николаю II о составе Государственного Совета
 Письмо к Вырубовой
 Письмо к Николаю II
 Письмо к Александре Федоровне Романовой
 Письмо к наследнику Алексею
 Письмо к вел.кн. Ольге
 Письмо к вел.кн. Татьяне
 Письмо к вел.кн. Марии
 Письмо к вел.кн. Анастасии
 Письмо к дворцовому коменданту Воейкову
 Письмо к Вырубовой
 Письмо к Николаю II
 Записки Распутина к Бадмаеву, Курлову, Протопопову, Балку
 Телеграммы к Александре Федоровне Романовой и Николаю II
ОТДЕЛ IV. Авантюра на Азиатском Востоке ("Присоединение к России Китая, Тибета и Монголии")
 Записка Бадмаева Александру III о задачах русской политики на Азиатском Востоке
 Докладная записка Бадмаева министру финансов Витте
 Доклад Витте Александру III относительно записки Бадмаева
 Письмо Бадмаева к Александру III
 Докладная записка Бадмаева Витте
 Письмо Бадмаева к Александру III
 Докладная записка Бадмаева Витте
 Письмо Бадмаева к Александру III
 Записка Бадмаева Николаю II о японско-китайской войне и задачах русской политики
 Письма Бадмаева к Николаю II
 Письмо Бадмаева к Витте
 Доклад Бадмаева Николаю о пребывании в Китае и Монголии
 Записка Бадмаева Николаю II
 Памятная записка Бадмаева Николаю II о противодействии англичанам в Тибете
 Записка Бадмаева Николаю II о политике России в Китае после Портсмутского мира
ОТДЕЛ V. Концессионные предприятия
 Забайкальское горнопромышленное товарищество Бадмаева, вел.кн. Бориса Владимировича и друг.
 Проект постройки железной дороги до границы Монголии и в ее пределах (предприятие Бадмаева, ген. Курлова, Манташева)
 Проект эксплоатации Армении 1916 г.
 Записки к Бадмаеву о Мурманской железной дороге
ОТДЕЛ VI. Приложения
 Записка Илиодора о Распутине
 Григорий Распутин. "Мои мысли и размышления"
 Документы по делу Курлова
 Записка Бадмаева Николаю II 1907 г.
 Дополнительные заметки

 Тибетский врач и русская монархия (отрывок)

Теперь, когда раскрываются все тайные пружины, направлявшие политику России в последние годы старого режима, поддается более определенному выяснению и та роль, которую в механизме самодержавного аппарата играли различные закулисные дельцы и аферисты крупной и мелкой марки. В числе этих дельцов занимает видное место "врач тибетской медицины" Бадмаев.

Лаборатория тибетского врача Бадмаева изготовляла, конечно, различные чудодейственные лечебные средства, пользовавшиеся особенно большим успехом в придворном кругу. Но не в этом лечении был центр деятельности тибетского врача. Главная сфера его "работы" заключалась в области внутренней и даже внешней политики; параллельно с этим он занимался различными крупными концессионными предприятиями, теснейшим образом связанными как с закулисной политической игрой, так, и с "тибетским" врачеванием.

На арену политической жизни Бадмаев выступил еще при Александре III; когда воцарился его сын и обнаружил через некоторое время наклонность к непрерывному и тесному общению с различными "странниками" и юродивыми, Бадмаев, быстро учуяв этот мистический запах, стал прилаживаться к разным "божьим людям", входившим в фавор при дворе. Отсюда -- близость Бадмаева к Илиодору и позднее к самому Распутину. Именно в последние, распутинские годы с наибольшим блеском засияла и звезда Бадмаева.

Несмотря на свой природный ум и свою затаенную хитрость, тобольский "старец" Распутин едва ли принадлежал к числу людей, способных самостоятельно разбираться в сложных вопросах политики; да в этом и не существовало для него особенной необходимости: важнее была его мистическая "интуиция", благодаря которой на него в романовской семье смотрели как на прозорливого, святого "старца". Но, тем не менее, и этот придворный святой, так влиявший на Романовых, в свою очередь, и сам подвергался различным влияниям со стороны других темных дельцов, связывавших свои политические, аферистические и просто мошеннические предприятия с личностью его, Распутина. И тибетский врач Бадмаев был не только видным персонажем клики Распутина, но, несомненно, оказывал на него свое непосредственное воздействие.

Было бы ошибочно думать, что Бадмаев представлял собою фигуру, напоминающую какого-либо невежественного знахаря. Мы говорим, конечно, не про удельный вес его "тибетской медицины", основанной на крупнейшей дозе шарлатанства. Но, в смысле своего интеллектуального развития, он стоял не низко; он получил университетское образование и обладал значительным природным умом (близко знавший Бадмаева граф Витте считает его "типичнейшим азиатом", но человеком "весьма умным"). И, хотя весь ум Бадмаева, вся его энергия направлены были в сторону различных афер, нельзя не признать, что уже в самом размахе этих афер видна птица большого полета.

Печатаемые здесь документы не охватывают, конечно, всей деятельности тибетского врача, ибо это только то, что случайно сохранилось. Но, тем не менее, и эти документы достаточно выразительны как для характеристики самого Бадмаева (что имеет вполне второстепенное значение), так еще более для обрисовки того строя, продуктом которого явился Бадмаев.

Документы разбиты на пять отделов: 1) Распутин -- Илиодор -- Бадмаев; 2) Тибетская медицина; 3) Закулисная работа Бадмаева в 1916--1917 г.г.; 4) Авантюра на Азиатском Востоке;

5) Концессионные предприятия. -- Некоторые материалы, не укладывающиеся в рамки этих отделов, напечатаны в приложении.

Распутин -- Илиодор -- Бадмаев

Мистические кликуши, стремившиеся приблизиться к романовскому трону, постоянно вели борьбу между собой, с целью столкнуть своих соперников и занять место главного придворного пророка. Было несколько претендентов на этот пост, конкурировавших друг с другом до тех пор, пока окончательно не воцарился Распутин. К числу юродивых и "странников", выдвигаемых на придворную арену, принадлежал, например, юродивый Митя Козельский (не владевший человеческой речью и подававший советы "царям" путем мычанья); претендовали на внимание: босоногий странник Вася (Ткаченко), "Матренушка-босоножка" и др. Эти люди выходили из низов народных и являлись в глазах "царей" своеобразными "народными представителями".

К явлениям этого же порядка принадлежит и пресловутый иеромонах Илиодор. Конечно, Илиодор был человеком гораздо более развитым, чем все эти босоногие и косноязычные странники; он действовал потому иными средствами и другими приемами, -- и, тем не менее, он стоит в кровном родстве со всеми другими разновидностями кликушеско-мистической породы.

Стяжав себе громкую известность своими погромно-патриотическими выступлениями в Саратове и Царицыне, где была благодарная почва для "работы" при монастырях, Илиодор в конце 1911 г., достигнув вершины своей славы, попал и в придворные сферы. Но здесь, у царского трона, уже властвовал Григорий Распутин. Отсюда, вполне понятно, возникла борьба. И, какими бы мотивами ни прикрывался Илиодор, совершенно ясно, что именно желание свергнуть могущественного соперника и самому занять его место было основной, движущей пружиной выступления Илиодора против Распутина.

Публикуемые в этой книге документы охватывают проявления этой борьбы.

Главным соратником Илиодора выступил здесь его духовный начальник, епископ Гермоген, но личность его как-то стушевывается перед фигурой самого Илиодора; а ходатаем в "высших сферах" за взбунтовавшихся иеромонаха и епископа был тибетский врач Бадмаев, -- позднее, когда Илиодор потерпел решительное поражение, перешедший на сторону Распутина.

Изложим здесь вкратце обстоятельства знакомства Илиодора с Распутиным и последовавшего затем активного против него выступления.

Илиодор познакомился с Распутиным еще в 1903 г., когда последний только что появился на петербургском горизонте и был принят под покровительство инспектора духовной академии (которую только что окончил Илиодор) иеромонаха Феофана. Еще в предшествовавшем году в кругу Феофана распространились слухи о том, что где-то в Сибири "объявился великий пророк, прозорливый муж, чудотворец и подвижник, по имени Григорий". И вот, когда этот чудотворец прибыл в Петербург, Илиодору удалось завязать с ним знакомство, а через некоторое время и сблизиться. Восемь лет длились знакомство и дружба Илиодора с Распутиным; их отношения были так близки, что Илиодор ездил с Распутиным на родину последнего в Тобольскую губернию, и "великий пророк" посвятил иеромонаха во все свои тайны. Знал Илиодор и про сношения Распутина с "царями", видел и его отношения с женщинам. И, наблюдая развратные похождения Распутина, твердо верил умный иеромонах, что дан Григорию свыше особый дар посредством сношений с женщинами освобождать их от "блудных страстей". Возникали, правда, иногда у Илиодора, -- как говорит он, сам, -- сомнения в подлинной святости Распутина; были колебания. Но, в конце концов, похождения "святого" всегда находили в душе иеромонаха оправдание. Оно и понятно: Распутин всячески заступался за Илиодора, покровительствовал ему, выхлопатывал для него награды. И только в 1911 г. "прозрел" Илиодор: он понял к этому времени, что Распутин "не кто иной, как диавол". Понял это Илиодор, конечно, именно тогда, когда, преувеличивая свои силы, вообразил уже себя такой крупной величиной, которая может вступить в небезуспешную, казалось, борьбу с Распутиным.

Решительным моментом предпринятой Илиодором, совместно с Гермогеном, кампании против Распутина было "обличение" его, состоявшееся 16 декабря 1911 г. Распутина заманили в подворье, где жил Гермоген, и здесь, в присутствии нескольких свидетелей, Илиодор выложил Григорию все свои обвинения. Деятельным сотрудником Илиодора при этом был юродивый Митя Козельский, а духовный начальник Илиодора -- Гермоген, превосходя других своею активностью, стал бить "святого старца" во время "обличения" крестом по голове. От Распутина требовали, чтобы он перестал посещать царский дом и прекратил разврат с женщинами. В конце концов Распутина заставили поклясться в этом перед иконой.

Последствием этого "обличения" было то, что 17 января 1912 г. Илиодор и Гермоген были высланы из Петербурга: Илиодор -- во Флорищеву пустынь, Гермоген -- в Жировицкий монастырь.

Оба они сперва пытались не подчиниться указу о высылке. Но через несколько дней Гермоген покорился, а Илиодор, найдя себе тайный приют у Бадмаева, старался продолжать борьбу.

Именно к тому времени, когда Бадмаев скрывал Илиодора, относятся некоторые из публикуемых в настоящей книге документов.

Для понимания этих документов необходимо сообщить еще следующее.

Скрываясь у Бадмаева, Илиодор просил его, "как старинного царского друга", как-нибудь поправить свое дело и добиться удаления Распутина. Исполняя просьбу Илиодора, Бадмаев беседовал относительно него с дворцовым комендантом Дедюлиным, -- при этом последний попросил, чтобы Илиодор записал все, что ему известно о Распутине.

Илиодор написал "записку", но, по его собственным словам, она была составлена "далеко не полно".

Илиодор рассчитывал, что записка эта будет через Дедюлина передана Николаю; но, по словам Илиодора, Бадмаев не направил ее по этому назначению, а передал председателю Думы Родзянко и некоторым другим членам Думы. Вследствие этого вопрос о Распутине возник в Думе, которая и сделала правительству запросы о деятельности Распутина.

Прождав несколько дней у Бадмаева, Илиодор счел за лучшее открыться властям и был отправлен на место ссылки.

Сидя во Флорищевой пустыни, Илиодор дополнил свою записку о Распутине новыми данными и сообщил их также Бадмаеву.

Основная записка Илиодора была уже известна в печати, дополнительные же к ней письма Илиодора печатаются здесь впервые.

После высылки Илиодора, в Петербурге заинтересовались хранившимися у изгнанного иеромонаха письмами Александры Федоровны и царских дочерей к Распутину; эти письма когда-то сам Распутин подарил Илиодору. За этими письмами были отправлены к Илиодору посланцы: от сотрудника "Нового Времени" Родионова (принимавшего участие во всей илиодоровско-распутинской истории) и от Бадмаева. Посланцу Родионова Илиодор передал подлинники этих писем, а для Бадмаева послал копии. Получив эти письма, Родионов передал их министру внутренних дел Макарову, а последний -- царю.

Что касается копий, полученных Бадмаевым, то они были им переданы председателю Думы Родзянко, который находился в постоянных сношениях с тибетским врачом. Полученные от последнего сведения Родзянко использовал для доклада Николаю II, -- и одна из напечатанных в настоящей книге записок, несомненно, является отголоском этого доклада.

В настоящей книге читатель найдет все письма Илиодора о Распутине; здесь же напечатаны два письма к последнему царских дочерей. Другие документы, здесь печатаемые, связаны с участием в этом деле Бадмаева.

Как видно из сказанного, Бадмаев во всей этой истории действовал на стороне Илиодора. Из других напечатанных здесь документов видно, что Бадмаев настойчиво советовал "благоразумными и кроткими мерами" ликвидировать это дело и постараться привлечь к себе Илиодора. С этими советами Бадмаев обращался и прямо к царю и к Дедюлину. Последний благодарил Бадмаева "за чисто проведенное дело ликвидации грозившего для церкви и России скандала", но мнения Бадмаева об Илиодоре Дедюлин не разделял, находя, что его сделать полезным теперь уже нельзя.

Защищая Илиодора, Бадмаев в то же время вел, впрочем, очень осторожно, кампанию против Распутина. Очевидно, тибетский врач недооценивал в данном случае его силы и слишком доверялся счастливой звезде Илиодора. Позднее, Бадмаев исправил свою ошибку и без колебаний перешел в лагерь Распутина.
...


 О редакторе

Бадмаев Петр Александрович
Выдающийся знаток тибетской медицины, знаменитый врач, ученый и дипломат. По происхождению монгол, сын кочевника-скотовода. Окончил гимназию в Иркутске с золотой медалью. В 1875 г. окончил с отличием восточный факультет Петербургского университета и поступил на службу в Азиатский департамент Министерства иностранных дел России. В это же время был вольнослушателем Военно-медицинской академии. После смерти своего старшего брата Сультима (Александра Александровича) возглавил организованную им аптеку тибетских лекарственных трав в Петербурге. Занимался лечебной практикой (лечил травами, порошками собственного изготовления), получил широкую известность в Петербурге как врач. Играл заметную роль в политике, неоднократно ездил в Китай, Монголию и Тибет, выполняя различные поручения, связанные с расширением сферы влияния России в этом регионе. В 1894 г. вышел в отставку, посвятив себя исключительно тибетской медицине.

П. А. Бадмаев — первый переводчик на русский язык фундаментального труда «Жуд-Ши», главного руководства по врачебной науке Тибета. Будучи знатоком тибетской медицины, он достиг блестящих результатов в расшифровке закодированной древней поэмы, раскрыв тайны этой науки (обычный подстрочный перевод представляет интерес лишь как памятник культуры). Кроме того, он выступал с критикой нападок на тибетскую медицину как со стороны фармацевтов, опасавшихся конкуренции, так и хирургов, не признававших ее как науку. После его смерти тибетская медицина долгое время была под запретом, но в 1980-е гг. она была официально признана, и школа П. А. Бадмаева заслуженно считается ее классическим направлением.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце