URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Миронов А.М. Альбрехт Дюрер: Его жизнь и художественная деятельность. К характеристике эпохи Возрождения в немецком искусстве
Id: 220326
 
729 руб.

Альбрехт Дюрер: Его жизнь и художественная деятельность. К характеристике эпохи Возрождения в немецком искусстве. № 56. Изд.стереотип.

URSS. 2017. 440 с. Твердый переплетISBN 978-5-382-01716-7.
Книга напечатана по дореволюционным правилам орфографии русского языка (репринтное воспроизведение издания).

 Аннотация

Вниманию читателей предлагается одно из первых в России научных исследований творчества выдающегося немецкого художника и теоретика искусства эпохи Возрождения Альбрехта Дюрера. Автор, известный отечественный историк искусства А.М.Миронов, не только прослеживает весь жизненный путь художника, но и дает характеристику искусства Северного Возрождения в целом, выделяя в немецком искусстве XV--XVI вв. в качестве характерной особенности стремление художников к таинственному и бесконечному. Творчество А. Дюрера, по мнению автора, сочетает в себе влияние как национальных особенностей, так и гуманистического направления.

Книга содержит большое количество иллюстраций. Она будет интересна как профессиональным искусствоведам, культурологам и историкам, так и широкому кругу читателей.


 Оглавление

ВВЕДЕНIЕ
ГЛАВА I
ГЛАВА II
ГЛАВА III
ГЛАВА IV
ГЛАВА V
ГЛАВА VI
ГЛАВА VII
ГЛАВА VIII
ГЛАВА IX
ГЛАВА X
ГЛАВА XI
ГЛАВА XII
ЗАКЛЮЧЕНIЕ
Указатель рисунковъ, помещенныхъ въ тексте
Указатель литературы

 Введение

"Имя Дюрера известно съ давняго времени, какъ величайшая знаменитость въ искусстве живописи.
Некоторые называютъ его Апеллесомъ нашихъ дней. Но я думаю, что еслибы Апеллесъ былъ теперь живъ,
онъ долженъ былъ бы, по чести, отдать пальму первенства Дюреру".
Erasmus: de recta lat. graecique serm. pronuntiatione.

"Обзоръ такой многосторонней деятельности, какъ деятельностъ Дюрера,
во всехъ ея проявленiяхъ, быть можетъ, превышаетъ силы ж знанiя одного человека".
Л.Гейгеръ: исторiя немецкаго гуманизма.

Случается иногда, что природа, обыкновенно столь скудно раздающая дары свои большинству, наделяетъ немногихъ избранниковъ съ необычайною щедростью, - одаряетъ ихъ такими богатствами естества, такими сокровищами духа и тела, какiя распределяются ею въ обыкновенныхъ случаяхъ между многими по частямъ п въ теченiе долгаго времени. Тогда каждый изъ этихъ счастливыхъ избранниковъ, одаренный какъ бы особою мощью; сосредоточивая въ своей личности, какъ въ фокусе, все лучшiя стороны духовныхъ и физическихъ свойствъ, присущихъ известной нацiи и возможныхъ въ данное время, становится высочайшимъ и полножизненнымъ представителемъ своей народности и эпохи, живымъ и блестящимъ носителемъ ихъ важнейшихъ своеобразныхъ особенностей... Въ области искусства, науки, общественной жизни и проч., каждый народъ и эпоха имеютъ своихъ типичнейшихъ представителей, и чемъ важнее въ культурной исторiи нацiи переживаемый ею перiодъ, темъ значительнее, темъ выше такiе ея представители, - темъ пышнее расцветъ генiальности въ этихъ немногихъ, исключительно одаренныхъ натурахъ.

Для историка, изследователя каждой данной эпохи, эти высшiе, избранные ея представители являются матерiаломъ величайшей исторической ценности, дающимъ возможность -- вернее и проще всего отыскать, а затемъ съ надлежащею яркостью и определенностью отметить и оценить все важнейшiя прiобретенiя эпохи и нацiи въ такой или иной обширной области жизни народной, находящей въ нихъ для себя сосредоточенное и потому интенсивное отраженiе,

Къ Альбрехту Дюреру, жизни и деятельности котораго посвящается предлагаемое изследованiе, сказанное сейчасъ приложимо во всей полноте. Вышедши изъ среды той нацiи, которая издавна занимала почетное место въ семье европейскихъ на родовъ; родившись и выросши въ ту знаменательную эпоху въ исторической жизни этой нацiи, когда проникнутая, новымъ духомъ, новыми стремленiями, эта последняя переживала величайшiй культурный кризисъ, приведшiй ее къ возрожденiю, - Дюреръ являлся, можно сказать, во всехъ отношенiяхъ однимъ изъ важнейшихъ представителей германской народности великой эпохи реформъ и безусловно высшимъ изъ нихъ въ широкой сфере искусства поры возрожденiя, - его практики и теорiи. Въ этой, именно, области съ своими блестящими прирожденными дарованiями, какими художникъ наделенъ былъ въ той мере, при которой изчезаетъ граница между талантомъ и генiемъ: со своею поистине изумительною по силе любовью къ природе, къ искусству и неустанному труду, съ помощью котораго онъ въ теченiе всей своей жизни стремился развить еще более данныя ему отъ природы способности; со своимъ серьезнейшимъ философскимъ складомъ ума, глубокой идейностью и чистымъ, возвышеннымъ строемъ религiозныхъ и нравственныхъ убежденiй,Дюреръ не имелъ себе равныхъ среди своихъ современниковъ. Можно утверждать, не опасаясь преувеличить значенiе этого художника, что немецкое искусство великой эпохи Возрожденiя нашло въ лице Дюрера свое наиболее полное, живое и яркое выраженiе; что въ творческой деятельности одного генiальнаго художника съ ясной определенностью отразились успехи целаго перiода въ развитiи нацiональнаго искусства Германiи со всею ихъ последовательностью и во всемъ ихъ разнообразiи, какъ въ его художественныхъ теоретическихъ воззренiяхъ въ то же время выразился весь прогрессъ эстетическихъ взглядовъ эпохи въ соответствiи съ самою практикой.

Шагъ за шагомъ внимательно изучить жизнь и плодообильную творческую деятельность такого художника, отмечая прогрессивныя измененiя въ создаваемыхъ имъ произведенiяхъ; раскрыть последовательный, преемственный ходъ сменявшихъ другъ друга работъ его со всеми оттенками внешнихъ и внутреннихъ переменъ, какими характеризуется соответственный ростъ ихъ творца, - значитъ осветить целую эпоху въ исторiи искусства народа, среди котораго жилъ и работалъ этотъ художникъ; осветить и дать для нея рельефный и ясный образъ съ определенными характерными чертами, где индивидуальное, лично принадлежащее художнику, становится уже общимъ, и частное-представителемъ целаго. Оттого обстоятельная историческая монографiя, посвященная одному такому художнику, оказывается способною, если не вполне заменитъ собою характеристику целой эпохи въ искусстве, то по меньшей мере сделаться однимъ изъ техъ краеугольныхъ камней ея, какiе могутъ и должны быть положены въ основу каждой такой многообъемлющей характеристики

Личности, подобныя Альбрехту Дюреру, естественно всегда возбуждаютъ къ себе самый глубокiй и искреннiй интересъ многочисленныхъ изследователей, рождающiй въ свою очередь горячее стремленiе къ возможно более близкому и обстоятельному ознакомленiю съ жизнью, исполненной творческихъ замысловъ и осуществленiя ихъ; приводящiй къ созданiю ряда спецiальныхъ работъ по собиранiю матерiаловъ о жизни и деятельности такого художника и освещенiю ихъ. По отношенiю къ Альбрехту Дюреру, этимъ выдающимся къ нему интересомъ объясняется, действительно, появленiе за перiодъ истекшихъ столетiй целой обширной литературы. - техъ многочисленныхъ и разнообразныхъ изследованiй, въ которыхъ съ весьма различнымъ успехомъ, соответственно уменью и знанiямъ каждаго изъ изследователей, все шире и глубже съ теченiемъ времени и накопленiемъ матерiаловъ, проверявшихся критикой, раскрывалась въ своемъ существе жизнь и изумительная по богатству творческая деятельность великаго германскаго художника; обсуждались и оценивались те многоразличные результаты, которые давала эта деятельность его въ области искусства, его исторiи и теорiи.

Въ наши задачи не входитъ разсмотренiе здесь длиннаго ряда техъ, посвященныхъ жизни или произведенiямъ Дюрера, работъ изъ далекаго прошлаго, которыя въ настоящее время утратили всякую ценность, кроме библiографической, игравши при своемъ появленiи неизбежную роль первыхъ слабейшихъ попытокъ, обусловившихъ однако самымъ своимъ разрушенiемъ успехи дальнейшихъ работъ по тому же предмету. Перечень ихъ найдетъ себе место въ общемъ прилагаемомъ здесь указателе литературы о Дюрере.

Мы остановимся здесь на более или менее общемъ пересмотре только техъ, наиболее важныхъ изъ появившихся въ текущемъ столетiи изследованiй о Дюрере, съ которыми по настоящее время приходится считаться каждому изъ новыхъ изследователей по темъ же вопросамъ, хотя бы и съ отрицательнымъ къ некоторымъ изъ нихъ отношенiемъ.

Работами наиболее обширными, разносторонними по содержанiю своему и разнохарактерными по способу изложенiя и методическимъ прiемамъ ихъ авторовъ, могутъ быть названы сочиненiя А. фонъ-Эйе, Таузинга, Шпрингера, Кнакфусса. Нельзя не признать, однако, что при наличности несомненныхъ и немалочисленныхъ достоинствъ каждое изъ этихъ изследованiй страдаетъ въ то же время такою или иною существенною односторонностью, неполнотою и рядомъ другихъ недостатковъ, естественно объясняющихся съ одной стороны, чрезвычайною обширностью и своеобразнымъ характеромъ матерiала, подлежавшаго изученiю; съ другой, самими прiемами работы и способомъ изложенiя ея результатовъ у названныхъ авторовъ.

Первымъ изъ изследованiй о жизни и деятельности Дюрера съ характеромъ более или менее научнымъ справедливо считается обширная монографiя A.von Eye: Leben und Wirken Albrecht D\"urers, N\"ordligen, 1860, въ которой достаточно подробныя бiографическiя сведенiя авторъ соединяетъ съ весьма многочисленными сведенiями о самыхъ произведенiяхъ художника. Должно указать, однако, при этомъ, что, отводя въ своемъ сочиненiи большую часть места описанiю содержанiя разнообразнейшихъ произведенiй Дюрера въ области гравюры и живописи, авторъ въ то же время слишкомъ мало вниманiя уделяетъ изследованiю самаго стиля и техники этихъ произведенiй, вследствiе чего постепенное развитiе художественнаго таланта великаго немецкаго мастера, внутреннiй и внешнiй прогрессъ въ работахъ его, остается во многахъ отношенiяхъ невыясненнымъ для читателя. Нарушенiе точной хронологической последовательности въ значительномъ числе случаевъ при распределенiи художественнаго матерiала въ описанiяхъ Эйе еще более затрудняетъ по существу раскрытiе историческаго процесса въ развитiи Дюрера. Наконецъ, совершенное отсутствiе пояснительныхъ иллюстрацiй къ тексту сочиненiя Эйе делаетъ самые результаты изследованiя его малодоступными для читателей, въ виду невозможности проверки такихъ или иныхъ мненiй автора относительно произведенiй художника путемъ непосредственнаго сличенiя ихъ съ последними.

Противоположнымъ характеромъ отличается изложенiе талантливо написаннаго изследованiя Шпрингера (Anton Springer: Albrecht D\"urer, Berlin, 1892). Съ большимъ знанiемъ предмета отмечая важнейшiе моменты быстраго прогрессивнаго развитiя Дюрера, поскольку оно выражалось въ общемъ ходе работъ его по гравюре и живописи, авторъ однако почти не оставляетъ въ своей книге места описательной стороне, во многихъ случаяхъ только несколькими словами напоминая о содержанiи композицiй, а въ еще более многочисленныхъ случаяхъ и совсемъ опуская упоминанiе о произведенiяхъ художника, если они представлялись ему недостаточно характерными образцами творчества Дюрера. Въ целомъ это-произведенiе даровитаго ученаго, назначенное для большой публики, и оттого въ значительной мере теряющее въ солидности и обстоятельности изследованiя за счетъ общедоступности его. Несколько десятковъ хорошо выполненныхъ иллюстрацiй къ тексту увеличиваютъ ценность самаго текста.

Въ обширномъ, состоящемъ изъ двухъ томовъ, сочиненiи Таузинга (M.Thausing: D\"urer. Geschichte seines Lebens und seiner Kunst. I--II Bd., Leipzig 1884, 2 Aufl.), бiографическое изследованiе явно преобладаетъ надъ художественно-историческимъ, при чемъ нередко авторъ удаляется отъ настоящаго предмета своего изследованiя вследствiе того, что чисто внешнимъ образомъ, по поводу техъ или иныхъ бiографическихъ данныхъ, относящихся къ Дюреру, связываетъ эти последнiя съ бiографическими и иными сведенiями о лицахъ и событiяхъ, лишь отчасти соприкасавшихся съ жизнью самого Дюрера и остававшихся безъ всякаго существеннаго влiянiя на художественную его деятельность. Въ то же время весьма значительное количество произведенiй Дюрера или вовсе не упоминается авторомъ, или описывается недостаточно подробно и ясно; а въ самомъ освещенiи фактовъ изъ сферы художественнаго творчества Дюрера, на ряду съ весьма удачными объясненiями, весьма нередки, какъ показано будетъ въ надлежащихъ местахъ нашей книги, и явно ошибочныя истолкованiя.

Монографiя о Дюрере, составленная Кнакфуссомъ (H.Knackfuss: D\"urer. Leipzig und Bielefeld, 1895) и помещенная авторомъ въ обширной серiи монографiй художниковъ, представляетъ изданiе, имевшее въ виду возможно более широкое распространенiе среди любителей искусства, среди большой публики, и какъ таковое, лишено столь необходимаго въ каждомъ строго научномъ изследованiи критическаго аппарата. Нельзя не поставить однако въ заслугу автору, что ограничиваясь въ своей монографiи почти исключительно строго фактическимъ изложенiемъ, онъ умеетъ выбрать почти всегда художественный матерiалъ не только такой, котораго несомненная принадлежность Дюреру установлена предшествующею критикой, но въ то же время и наиболее типичный для характеристики великаго художника въ различные перiоды его последовательнаго развитiя. Весьма ценнымъ прибавленiемъ къ тексту является въ изданiи Енакфусса большое количество (127) иллюстрацiй, исполненныхъ съ оригиналовъ Дюрера лучшими въ отношенiи точности и отчетливости передачи особенностей самыхъ оригиналовъ, механическими способами воспроизведенiя.

Целый рядъ другихъ монографiй о Дюрере общаго характера. каковы: W.Schmidt: Albrecht D\"urer (въ изданiи Dohme: Kunst und K\"unstler Deuschlands und der Niederlande bis gegen die Mitte de 18 lahrhunderts. Leipzig 1877). Charles Heaton: the histiry of the life of Albrecht D\"urer of N\"urnberg, London 1870; H.M. Горбовь: Альбрехтъ Дюреръ (см. Русскiй Вестникъ 1894 г., мартъ), и н. др.,-не прибавляютъ своимъ содержанiемъ къ предшествующимъ изследованiямъ ничего сколько-нибудь ценнаго въ научномъ отношенiи, предлагая по преимуществу добытые уже другими изследователями результаты, притомъ безъ надлежащей критической проверки ихъ и при недостаточномъ уменье разобраться среди богатствъ матерiала при выборе ихъ.

Кроме перечисленныхъ сочиненiй, посвященныхъ по возможности разностороннему общему разсмотренiю жизни и деятельности Дюрера, имеется весьма значительное количество изследованiй, авторами которыхъ предлагается, то въ виде сырыхъ матерiаловъ, то въ более или менее научной обработке, такая или иная определенная часть сохранившагося художественнаго или литературнаго наследiя великаго германскаго художника: его теоретическiя сочиненiя объ искусстве и другiя литературныя произведенiя; его гравюры; его рисунки и т.д.

Что касается литературнаго наследiя Дюрера, то кроме печтаныхъ изданiй его теоретическихъ сочиненiй, о которыхъ подробныя сведенiя сообщаются ниже, въ соответствующей главе предлагаемаго изследованiя,-различными авторами въ различное время опубликованы были те, значительные по богатству рукописные матерiалы, сохранившiеся отъ Дюрера, которые делались постепенно все въ большемъ количестве известными изследователямъ, занимавшимся ихъ разысканiемъ: письма. художника къ разнымъ лицамъ, фамильная хроника, путевыя заметки его, стихи, рукописные матерiалы для теоретическихъ сочиненiй и т.д. Въ свое время особенно ценными являлись, въ деле ознакомленiя съ разнообразными матерiалами этого рода, сочиненiя Campe: Reliquien von Albrecht D\"urer, seinen Verehren geweiht, Nurnberg 1828; A.von Zahn: die D\"urer - Handschriften des Britisch Museums, Leipzig 1868 (Jahrb. f. Kunstwissensch.); Thausing M.: D\"urer Briefe, Tagebucher und Reime, nebst, einem Anhange von Zuschriften an und f\"ur D\"urer, Wien 1872; Conway W.M.: litterery remains of Albrecht D\"urer. With transcr. from the Brit. Mus. manuscripts and notes upon them by L.Eckenstein. Cambridge 1889.-Въ настоящее время все эти изданiа оказываются лишенными большей части своего значенiя, въ виду появленiя въ 1893 году въ высшей степени ценнаго изданiя K.Lange und F.Fuhse: D\"urers schriflicher Nachlass auf Grund der Originalhandschriften und theilweise neu entdeckter alter Abschriften, Halle 1893,-въ которомъ не только все ранее опубликованные у перечисленныхъ, какъ и другихъ авторовъ, рукописные матерiалы Дюрера воспроизведены по оригiналамъ съ гораздо большею точностью, но и добавлено значительное количество неизвестныхъ ранее матерiаловъ, съ сообщенiемъ историческихъ сведенiй о техъ и другихъ, и сверхъ того изъ старо-печатныхъ теоретическихъ сочиненiй Дюрера, сделавшихся давно уже драгоценною библiографическою редкостью, перепечатаны наиболее интересныя и важныя части.

По отношенiю къ изданиямъ, имевшимъ предметомъ своего изследованiя многочисленныя гравюры Дюрера на меди и дереве и носящимъ характеръ каталоговъ, можно отметитъ аналогичное съ предыдущимъ явленiе. Такiе каталоги гравюръ, какъ Барча, Геллера и Пассавана, на которые авторамиi затрачены были огромныя усилiя по собиранiю матерiаловъ, ихъ описанiю и хронологической группировке, и которые являлись необходимейшими пособiями для каждаго изъ последующихъ изследователей по тому же предмету. оказываются теперь уже въ весьма значительной степени устарелыми, и въ настоящее время не только для любителей гравюры, но и въ качестве весьма ценнаго научнаго пособiя при изследованiяхъ въ этой области, могутъ быть заменены превосходнымъ изданiемъ R.von Rettberg: D\"urers Kupferstiche und Holzschnitte, M\"unchen, 1871.-Строгое, научно обоснованное распределенiе всехъ гравюръ Дюрера въ хронологической ихъ последовательности, указывающее въ составителе каталога не только тонкое художественное пониманiе, но и верное въ основе критическое отношенiе къ предмету; полнота матерiала, при точности сжатыхъ описанiй, даваемыхъ авторомъ; выделенiе гравюръ, ложно приписывавшихся Дюреру, отъ подлинныхъ,-все эти существенно важныя достоинства, столь часто нарушавшiяся въ каталогахъ поименованныхъ выше изследователей, делаютъ изданiе Реттберга въ настоящее время лучшимъ изъ существующихъ трудовъ по тому же предмету.

Наконецъ, изъ отдельныхъ изданiй, посвященныхъ многочисленнымъ рисункамъ Дюрера, наиболее обширными являются два, весьма впрочемъ различные по внутренней ценности. По отношенiю къ весьма значительной по размерамъ книге Ephrussi: Albert D\"urer et ses dessins, Paris 1882, должно заметить, что содержанiемъ своего текста она не внесла почти ничего, существенно новаго, и значенiе этого труда сводится главнымъ образомъ къ опубликованiю большого количества рисунковъ Дюрера (вместе съ несколькими картинами его всего 115), изъ которыхъ целый рядъ воспроизведенъ былъ въ этомъ изданiи впервые; при этомъ однако самыя воспроизведенiя ихъ въ гравюрахъ изданiя въ большинстве случаевъ должны быть признаны лишенными той неукоснительной точности въ передаче оригиналовъ, которая обязательна для подобнаго рода изданiй и которая давала бы возможность съ уверенностью говорить, на основанiи ихъ, о такихъ или иныхъ стилистическихъ и техническихъ особенностяхъ самыхъ рисунковъ.-Напротивъ того, исключительно высокими достоинствами отличается роскошное изданiе рисунковъ Дюрера, выполненное Липпманомъ [Er. Lippmann: Zeichnungen von Albecht D\"urer, Bd.I--IV, Berlin 1883--96. Grotesche Verlagsbuchhandlung) и даже среди лучшихъ заграничныхъ изданiй подобнаго рода выдающееся своимъ великолепiемъ. При строго-научныхъ описанiяхъ, даваемыхъ въ тексте,-рисунки, изданные здесь по большей части въ величину оригиналовъ, съ помощью точнейшихъ механическихъ способовъ воспроизведенiя: фототипiи, фотогравюры и т.п., (при чемъ въ техъ случаяхъ, когда оригиналы Дюрера исполнены были въ краскахъ, рисунки эти раскрашены отъ руки опытными художниками), передаютъ все особенности оригиналовъ съ такимъ совершенствомъ, которое почти не оставляетъ желать лучшаго. Если къ сказанному добавить, что выполненные такимъ образомъ рисунки собраны здесь издателемъ изъ всехъ важнейшихъ (за редкими исключенiями) общественныхъ и частныхъ коллекцiй, заключающихъ въ себе произведенiя Дюрера, то понятнымъ станетъ, что въ своей совокупности они представляютъ незаменимый и драгоценнейшiй матерiалъ для сравнительного изученiя, дающiй возможность только теперь,-когда разбросанные по многимъ, нередко недоступнымъ для большинства коллекцiямъ, отдельные образцы творчества Дюрера въ этой области собраны здесь воедино, - определенно и ясно судить о развитии рисунка у великаго германскаго художника въ различные перiоды его творческой деятельности.

Присоединяя къ длинной серiи перечисленныхъ трудовъ, составляющихъ обширную литературу о Дюрере, свое, предлагаемое ниже изследованiе, авторъ старался воспользоваться опытомъ, даннымъ внимательнымъ изученiемъ работъ предшествующихъ изследователей, стремясь по мере возможности къ устранению отмеченныхъ у нихъ недостатковъ. Вместе съ темъ, въ целяхъ возможно более разносторонней н въ то же время возможно более верной оценки значенiя творческой деятельности великаго немецкаго художника авторъ старался, на ряду съ результатами, самостоятельно имъ добытыми, внести въ свое изследованiе и наиболее ценныя изъ техъ положительныхъ прiобретенiй, которыя сделаны были его предшественниками, равно какъ по мере необходимости и важнейшiе изъ техъ частныхъ или обобщающихъ выводовъ ихъ, къ которымъ авторъ относится отрицательно.

Въ видахъ достиженiя возможной полноты и обстоятельности изследованiя внiманiе автора обращено было при этомъ на то, чтобы последовательно на ряду съ сообщенiемъ всехъ необходимыхъ бiографическихъ сведенiй, относящихся къ Дюреру, даны были сжатыя, но ясныя описанiя по возможности всехъ главнейшихъ работъ художника, въ техъ разнообразныхъ областяхъ изобразительнаго искусства, которыя обогащены были его творческой деятельностью; чтобы представленъ былъ сверхъ того надлежащiй стилистическiй разборъ важнейшихъ произведенiй, которымъ определенно характеризовалось бы постепенное прогрессивное развитiе художника, и каждый существенный моментъ въ такомъ прогрессивномъ движенiи таланта художника получалъ бы должное освещенiе.

Во всехъ техъ случаяхъ, когда факты изъ жизни и творческой деятельности художника указывались или освещались его собственными, личными сообщенiями (въ письмахъ его къ друзьямъ или заказчикамъ, въ дневнике, въ фамильной хронике и т.д.),- авторъ озаботился ознакомленiемъ съ ними читателя изъ самыхъ первоисточниковъ, цитируемыхъ въ предлагаемой книге или полностью, или въ важнейшихъ частяхъ. - Наконецъ, въ виду того, что творческая деятельность Альбрехта Дюрера, не ограничиваясь одною художественною практикою, нашла для себя выраженiе и въ драгоценныхъ теоретическкхъ изысканiяхъ въ широкой сфере искусства,-особая самостоятельная глава посвящена авторомъ теоретическимъ воззренiямъ и изследованiямъ художника, менее всего до последняго времени раскрывавшимся въ работахъ предыдущихъ изследователей, или вовсе игнорировавшихъ эти замечательные научно-художественные матерiалы, или ознакомлявшихъ съ ними читателей лишь въ самыхъ общихъ чертахъ, не давая надлежащаго представленiя ни о богатстве собранныхъ художникомъ данныхъ, ни о внутренней ценности ихъ.

Заканчивая вступительную главу, авторъ считаетъ своимъ нравственнымъ долгомъ выразить глубокую благодарность Историко-Филологическому Факультету Императорскаго Московскаго Университета за разрешенiе напечатать предлагаемое изследованiе на средства Университета въ "Ученыхъ Запискахъ" съ необходимымъ, весьма значительнымъ количествомъ иллюстрацiй, сопровождающихъ текстъ; и свою искреннюю признательность глубокоуважаемому профессору

И.Вл. Цветаеву какъ за содействiе и указанiя его при печатанiи авторомъ книги, такъ и за то любезное разрешенiе повседневныхъ занятiй въ подведомственномъ ему Отделенiи изящныхъ искусствъ Московскаго Публичнаго и Румянцовскаго Музеевъ, въ силу котораго въ теченiе несколькихъ летъ возможнымъ оказывалось для автора изученiе богатейшаго собранiя гравюръ великаго немецкаго мастера, хранящихся въ здешнемъ кабинете гравюръ, - собранiя, заключающаго въ себе, за немногими исключенiями, все важнейшiя произведенiя Дюрера въ этой области.


 Об авторе

Миронов Алексей Максимович
Искусствовед, историк искусства. Окончил Харьковский университет. В 1895 г. в Московском университете защитил магистерскую диссертацию на тему «Картины загробной жизни в греческой живописи на вазах». С весны 1906 г. преподавал в Казанском университете, с 1914 г. — профессор кафедры теории и истории искусств. С 1908 г. — директор Казанского музея изящных искусств. За заслуги на ниве просвещения А. М. Миронов был награжден орденами Святого Равноапостольного князя Владимира 4-й степени, Святой Анны 2-й и 3-й степени и Святого Станислава 3-й степени. С середины 1920-х гг. — профессор Среднеазиатского государственного университета (Ташкент) и заведующий его музейной секцией.

Основные работы А. М. Миронова: «Московский публичный Румянцевский музей как художественно-воспитательное учреждение», «Альбрехт Дюрер, его жизнь и художественная деятельность. К характеристике эпохи Возрождения в немецком искусстве», «Роль искусства в жизни человека и государства», «Изображение богини Победы в греческой пластике», «Эпоха Возрождения в итальянском искусстве», «История эстетических учений», «История античного искусства» (М., URSS), «История христианского искусства» и др.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце