URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Койре А. Очерки истории философской мысли. О влиянии философских концепций на развитие научных теорий. Перевод с французского.
Id: 22001
 
329 руб.

Очерки истории философской мысли. О влиянии философских концепций на развитие научных теорий. Перевод с французского. Изд.3

URSS. 2004. 272 с. Мягкая обложка. ISBN 5-354-00801-8.

 Аннотация

Книга французского историка науки Александра Койре включает в себя ряд статей, имеющих общим предметом проблему взаимодействия философской и научной мысли, с одной стороны, и историю научной революции Нового времени, с другой. Автор провел исследование идейных предпосылок и хода научной революции XVI--XVII веков, до Ньютона включительно, а также дал тонкий и глубокий анализ как средневековой натурфилософской мысли, без которого было бы невозможно изучение научной революции, так и творчества таких корифеев науки, как Коперник, Бруно, Кеплер, Декарт, Ньютон.

Книга рекомендуется всем читателям, интересующимся проблемами философии и истории науки.


 Оглавление

Предисловие редактора. А.П.Юшкевич
О влиянии философских концепций на развитие научных теорий
Заметки о парадоксах Зенона
Аристотелизм и платонизм в средневековой философии
Пустота и бесконечное пространство в XIV в.
От мира "приблизительности" к универсуму прецизионности
Галилей и Платон
Ньютон, Галилей и Платон
Гипотеза и эксперимент у Ньютона
Ньютон и Декарт

 Предисловие редактора

Особое место, которое занимает Александр Койре среди историков науки -- наших старших современников, -- определяется как необычностью его судьбы и разнообразием духовных интересов, так и влиянием, оказанным им на многих ученых Западной Европы, в особенности Франции, и США.

Александр Владимирович Койре (1892--1964) родился в Таганроге 29 августа 1892 г. Среднее образование получил в гимназиях Тифлиса и Ростова-на-Дону, где, в частности, получил хорошее знание классических и нескольких современных языков. Впоследствии он с равной легкостью говорил и писал по-русски, английски, немецки и французски. В гимназические годы Койре серьезно увлекся философией и в 1908 г. переехал в Геттинген, где слушал лекции основателя феноменологической школы Э.Гуссерля, своеобразно развивавшего тогда теорию познания, восходящую к идеалистическим системам Платона, Лейбница и Брентано. Гуссерль оказал несомненное влияние на мировоззрение молодого Койре. В течение трех лет занятий в Геттингене он прослушал также лекции знаменитого Д.Гильберта по математике. Для завершения высшего образования Койре переехал в Париж, Роль, которую сыграло в жизни молодого А.Койре творчество таких видных французских ученых, как П.Таннери (тогда уже покойного), Л.Брюнсвика, П.Дюгема, Э.Мейерсона, трудно переоценить.

Первая мировая война на несколько лет прервала путь Койре в науку. Волонтером он вступил в ряды французской армии, затем перешел в русский полк и вплоть до осени 1917 г. сражался с немцами на юго-западном фронте России. По окончании мировой войны Койре вернулся во Францию, где у него уже сложились прочные связи в академической среде. Две работы по истории философии религии, изданные в 1922 и 1923 гг., обеспечили ему первые университетские ученые степени и звания, а объемистый труд о немецком философе-пантеисте XV--XVI вв. Я.Беме (1929) -- высшую докторскую степень (docteur d'etat). С 1924 г. А.Койре читает курс лекций в Практической школе высших исследований сначала в качестве доцента, а с января 1930 г. "директора исследований" (directeur de recherches), что примерно соответствует званию старшего научного сотрудника наших академических институтов. Вся его дальнейшая жизнь, за исключением перерыва, вызванного второй мировой войной, будет связана с деятельностью этой школы.

Итак, первые серьезные работы А.Койре посвящены истории религиозно-философской мысли и истории философии вообще. Особое место в этот период его творчества занимает серия публикаций, посвященных русским мыслителям И.Киреевскому (1928), А.Герцену (1931), П.Чаадаеву (1927, 1933), а также распространению идей Гегеля в России (1936). Эти статьи и в еще большей мере две книги: "Философия и национальное движение в России в начале XIX века" (La philosophic et le mouvement national en Russie au debut du XIXе siecle, 1929) и "Очерки истории философских идей в России" (Etudes sur 1'histoire des idees philosophiques en Russie, 1950) -- вызвали особый интерес французских читателей, мало осведомленных о различных идеологических течениях в России первой половины и середины прошлого столетия.

В начале 30-х гг. круг интересов Койре перемещается в область истории науки. Правда, еще в 1922 г. он выступил со статьей о парадоксах Зенона, в равной мере относящейся к истории философии, но теперь историко-научная проблематика выдвигается в творчестве ученого на первый план. Последующие 30 лет своей деятельности Койре занимается исследованием проблем, касающихся истории математики, механики, астрономии, физики, химии. Основное внимание он уделяет развитию научных идей и их взаимосвязей. Анализируя научную революцию Нового времени XVI--XVII вв. (от Коперника через Кеплера, Галилея и Декарта до Ньютона и Лейбница), Койре попутно рассматривает труды Тартальи, Кавальери, Паскаля, Борелли, Гассенди и т.д.

Он участник многих научных конференций, часто выступает в Париже и вне его как с отдельными докладами, так и с циклами лекций. С 1934 по 1940 г. Койре несколько раз посещает в качестве гостевого профессора Каирский университет. Устные и печатные выступления Койре, отличающиеся глубоким научным и философским содержанием, оригинальностью и порой парадоксальностью выводов, создают ему большой авторитет. И хотя выводы Койре не всегда и, во всяком случае, не для всех приемлемы, его аргументация неизменно поучительна.

На основе тщательного изучения обширнейшей историко-научной литературы Койре создает некоторую общую методологическую концепцию научной революции Нового времени, которая при всей насыщенности его трудов конкретными историческими данными является доминантой всего творчества Койре. Наличие в творчестве Койре глубокой связи между историко-научными и историко-философскими интересами свойственно самой его личности как ученого. Именно об этой связи говорится во введении к коллективному двухтомному сборнику статей в честь 70-летия Койре, -- в котором приняли участие советские авторы, -- написанном двумя его видными учениками и друзьями И.Коэном и Р.Татоном.

Помимо множества статей, посвященных научной революции, Койре выпустил несколько больших монографий, первой из которых были "Этюды о Галилее" в трех выпусках: 1. "На заре классической науки", 2. "Закон падения тел -- Декарт и Галилей", 3. "Галилей и закон инерции". Основную цель этой работы автор видел в том, чтобы показать, что важнейшей особенностью перестройки науки XVI--XVII вв. явилась замена античной и средневековой идеи о мире как конечном и иерархически упорядоченном космосе, центр которого составляет Земля как обиталище человека, картиной бесконечной (а следовательно, лишенной единого центра) однородной Вселенной. С этой заменой необходимо связаны глубокие изменения в прежних понятиях пространства и движения и введение целого ряда ранее неизвестных понятий.

Хотя титульный лист "Этюдов о Галилее" помечен 1939 г., фактический их тираж был готов в апреле 1940 г., когда над Францией уже нависла реальная угроза вторжения гитлеровских полчищ. Койре с женой, также уроженкой России, вернулись из Каира во Францию, но не надолго. В июне нацисты захватили Париж, после чего наспех составленное правительство Петена -- Лаваля капитулировало. Во Франции началось движение Сопротивления, а за ее пределами генерал де Голль, покинувший страну, приступил к организации движения "Свободная Франция", призванного объединить в борьбе с нацистами многочисленных французов-патриотов, находившихся за рубежом. Койре, почти сразу возвратившийся в Каир, предложил свои услуги посетившему тогда египетскую столицу де Голлю. Тот рекомендовал Койре направиться в США с пропагандистской миссией, где во влиятельных сферах были еще сильны пропетеновские настроения. Долгим путем -- через Индию, Тихий океан и Сан-Франциско -- супруги Койре добрались до Нью-Йорка. Свою политическую миссию Койре выполнил вполне успешно и в 1942 г. вновь встретился с де Голлем в Лондоне. Вместе с тем за время пребывания в США он активно включился в научную жизнь Нью-Йорка, работая в Свободной школе высших исследований, организованной группой французских и бельгийских ученых, а также в американской Новой школе социальных исследований. Кроме того, он постоянно выступал с докладами и лекциями по истории науки в различных университетах страны.

По окончании второй мировой войны Койре продолжил работу в Практической школе высших исследований в Париже, а затем возглавил французский Центр исследований по истории науки и техники. Кроме того, в 1956 г. он был назначен постоянным членом Института высших исследований в Принстоне, США, и с тех пор поочередно проводил по шесть месяцев в Париже и в Принстоне, где был освобожден от выполнения каких-либо административных функций. Впрочем, он принимает на себя важную общественную нагрузку, заняв в том же 1956 г. пост непременного секретаря Международной академии истории науки, членом-корреспондентом которой он был с 1950 г. и действительным членом с 1955 г. В этой должности Койре принимает энергичное участие в организации многочисленных международных форумов, редактировании журнала академии и издании серии ее трудов.

Научная деятельность Койре не ослабевала до 1962 г., когда болезнь принудила его прекратить поездки в Принстон. В этот период на передний план его творчества все более выдвигалась астрономия. В 1957 г. в США вышла одна из наиболее ярких его работ -- "От замкнутого мира к бесконечной вселенной" (From the Closed World to the Infinite Universe), а в 1961 г. капитальная монография "Революция в астрономии. Коперник, Кеплер, Борелли " (La Revolution astronomique: Copernic, Kepler, Borelli). Наряду с глубоким анализом астрономических исследований Кеплера Койре впервые выявил прогрессивное значение астрономических наблюдений и идей Борелли, ранее незаслуженно остававшихся в тени. Последние годы жизни особенно много времени и сил Койре уделял изучению наследия Ньютона и совместно с И.Коэном произвел кропотливый разбор трех прижизненных изданий "Математических начал натуральной философии" Ньютона. Их новое издание было подготовлено со всеми изменениями, вносившимися знаменитым автором на протяжении 40 лет и весьма важными для изучения эволюции целого ряда принципиальных положений Ньютона. Это чрезвычайно ценное издание "Математических начал", подобного которому еще не было, вышло в свет в двух томах в 1972 г. уже после смерти Александра Койре.

Среди других публикаций Койре, относящихся к последним годам его жизни, особое место занимает превосходный очерк о развитии точных наук с 1450 по 1600 г., помещенный во втором томе 4-томной "Всеобщей истории наук", вышедшей под редакцией Р.Татона (Histoire generale des sciences, t. II, 1958). Смерть А.Койре, наступившая 28 апреля 1964 г. после тяжелой и продолжительной болезни, не приостановила публикацию его сочинений. Многие его работы не раз переиздавались наряду с тематическими сборниками статей, печатавшихся в различных журналах, трудах симпозиумов и конгрессов и т.д. Здесь нельзя не отметить самоотверженный труд его вдовы. Д.Н.Койре, пережившей мужа почти на 18 лет и скончавшейся в 90-летнем возрасте.

Прожив более полувека во Франции и США, А.Койре всегда сохранял чувство близости к русской культуре (что нашло выражение в одном из направлений его научной работы) и своим соотечественникам. Ряд советских ученых были лично знакомы с А.В.Койре, совместно с ним участвовали в работе различных научных конференций, проходивших во второй половине 50-х гг. Летом 1960 г. большая группа советских историков науки, и в их числе автор этих строк, посетила Центр исследований, возглавляемый Койре, и его парижскую квартиру, где с большим радушием была принята обоими супругами. Особенно запомнились теплые встречи на международном симпозиуме в Оксфорде 9--15 июля 1961 г. Доброжелательный и отзывчивый по природе, А.В.Койре жадно расспрашивал своих советских коллег и друзей о жизни в СССР вообще и научной в особенности. Он знал и ценил многие труды советских историков науки, превосходно знал русскую классику и очень любил Пушкина (во время одной из прогулок он без запинки прочитал наизусть все вступление к "Медному всаднику"). Характерно, что за время его пребывания на посту непременного секретаря Международной академии истории науки (1956--1961 гг.) в состав ее было избрано 10 советских ученых.

Еще при жизни труды А.В.Койре были отмечены многими научными наградами -- премиями Академии наук Института Франции, медалью Сартона и другими знаками отличия. После его смерти Центру исследований в Париже, которым он руководил, было присвоено его имя, а Международная академия учредила медаль Койре, присуждаемую раз в три года за наиболее выдающиеся труды по истории науки и техники.

Большинство статей и публичных выступлений А.Койре впоследствии были объединены в три сборника: "Ньютоновские исследования " (Etudes neutoniennes, 1968), первоначально изданные в США по-английски (Neutonian Studies, 1965), "Очерки по истории философской мысли" (Etudes d'Histoire de la Pensee philosophique, 1961; большинство статей настоящего сборника взяты из этой работы, что и определило его общее название) и "Очерки по истории научной мысли" (Etudes d'Histoire de la Pensee scientifique, 1966). Этим сборникам, не раз переиздававшимся, предшествовали названные выше "Этюды о Галилее" (Etudes Galileennes, 1939).

Эти статьи наряду с целым рядом книг являются частями грандиозной программы, задуманной автором: проследить все основные направления научно-философской мысли вплоть до современности. Излагая в феврале 1951 г. итоги уже проведенных и план намеченных исследований, Койре писал, что не собирается ограничиться XVII веком, на котором тогда были сосредоточены его интересы. "История этой великой эпохи, -- сказал он, -- поможет осветить сравнительно недавние периоды, а вопросы, которыми я займусь, характеризуются, но не исчерпываются следующими темами:

Ньютонова система; расцвет и философское истолкование ньютонианства (до Канта и самим Кантом);

Максвеллов синтез и история теории поля;

происхождение и философские основания теории вероятностей:

понятие бесконечности и проблемы обоснования математики;

философские корни современной науки и истолкования научного знания последних лет (позитивизм, неокантианство, формализм, неореализм, платонизм)". Осуществление этой программы, заключал Койре, позволило бы "лучше понять философскую и научную революцию нашего времени".

Не удивительно, что реализация такой программы, сформулированной Койре, когда ему было почти 60 лет, была совершенно неосуществима при всей его одаренности, эрудиции и работоспособности. Да и жить ему тогда оставалось немногим более 10 лет. Главным его свершением явилось исследование идейных предпосылок и хода научной революции XVI--XVII вв. до Ньютона включительно. И в этой области он сделал многое и оставил ценное научное наследие, которое выборочным образом представлено в сборнике статей, предлагаемом вниманию советского читателя.

Сборник состоит из 9 статей, первая из которых увидела свет в 1922 г., хотя была закончена ранее, а последняя, написанная незадолго до кончины автора, появилась в печати посмертно -- в 1965 г. В процессе перевода тексты некоторых статей (например, "Пустота и бесконечное пространство в XIV в." или "Ньютон, Галилей и Платон") были несколько сокращены за счет исключения длинных латинских цитат из первоисточников, чаще всего средневековых авторов. Сохранение этих цитат потребовало бы пространных разъяснений, исключение же их ни в коей мере не отразилось на содержании статей А.Койре.

Наиболее ранняя по времени статья посвящена парадоксам Зенона, проблеме бесконечности и непрерывности. Она знакомит читателя с подходом молодого Койре к этой проблеме, вызывающей неослабевающий интерес и в наши дни, и уже по одному этому заслуживает внимания. Однако в ней не был и не мог быть учтен тот колоссальный прогресс, который в дальнейшем испытали математическая логика и основания математики в целом. Отсюда внимание, отведенное в этой статье интерпретации, предложенной А.Бергсоном, сегодня представляется несколько архаичным.

Все последующие статьи данного сборника имеют своим общим предметом проблему взаимодействия философской и научной мысли, с одной стороны, и историю научной революции Нового времени -- с другой. Как было сказано, Койре интересовала сама история идей как таковая. Сильной стороной его трактовки истории науки и истории философии было их слитное рассмотрение. Он был убежден и доказывал это всем своим творчеством, что научная и философская мысль находилась и находится в постоянном и, вообще говоря, плодотворном взаимодействии. Третьей компонентой истории идей являлась религиозная мысль-факт, для прежних времен несомненный. Здесь следует, однако, подчеркнуть, что диалектика взаимодействия между тремя названными компонентами духовной жизни человечества характеризуется Койре иногда недостаточно объективно: моменты противодействия прогрессу науки со стороны церкви, с одной стороны, и идеалистических философских школ -- с другой, отступают у него на задний план. Ибо он, если выразить его мировоззрение лаконично, был платоником.

Те стороны творчества Койре, которые вызывают у нас естественную критику, не должны скрывать достоинств его исследования. Его анализ средневековой натурфилософской мысли, без которого непонятно (да и невозможно) изучение научной революции Нового времени, отличается тонкостью и глубиной. То же касается анализа творчества таких корифеев науки и философии, как Коперник, Бруно, Кеплер, Декарт, Ньютон -- здесь названы только несколько крупных имен. Быть может, особенно детально и обстоятельно изучил Койре взгляды Ньютона, и в частности предложил тонкий и чрезвычайно интересный разбор знаменитого изречения автора "Математических начал натуральной философии", в котором тот отказывается от измышления гипотез.

Подводя итог этим беглым замечаниям о жизни и творчестве А.Койре, хотелось бы отметить, что даже в тех случаях, когда он высказывает взгляды, вызывающие возражения, чтение его статей, написанных к тому же всегда увлекательно, стимулирует творческую мысль самого читателя. А это одно из главных достоинств любого научного и вообще литературного труда.

А.П.Юшкевич

 Об авторе

Александр Владимирович Койре (1892--1964) родился в Таганроге, и в гимназические годы серьезно увлекся философией. В 1908 году он переехал в Геттинген, где слушал лекции знаменитых ученых -- философа Э.Гуссерля и математика Д.Гильберта, оказавших большое влияние на его мировоззрение. Позже он обосновался в Париже, где получил университетские ученые степени и звания за работы по истории философии религии, а в начале 1930-х годов начал заниматься историей науки. На основе тщательного изучения обширной историко-научной литературы Койре создал общую методологическую концепцию научной революции Нового времени, которая явилась доминантой всего его творчества. После окончания Второй мировой войны А.Койре возглавил французский центр исследований по истории науки и техники. В 1956 году он занял пост постоянного секретаря Международной академии истории науки. Последние годы жизни А.Койре занимался анализом астрономических исследований и кропотливым изучением творческого наследия Исаака Ньютона.
 
© URSS 2016.

Информация о Продавце