URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Рёскин Дж. Радость навеки и ее рыночная цена, или Политическая экономия искусства. Пер. с англ.
Id: 219124
 
249 руб.

Радость навеки и ее рыночная цена, или Политическая экономия искусства. Пер. с англ. Изд.3
Радость навеки и ее рыночная цена, или Политическая экономия искусства. Пер. с англ.

URSS. 2017. 144 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-9710-3984-6.

 Аннотация

Вниманию читателей предлагается книга выдающегося английского искусствоведа и социального реформатора Дж. Рёскина (1819-1900), написанная на основе лекций, прочитанных им в Манчестере в 1857 году. Автор ставит перед собой трудную задачу — внести мораль и эстетику в политическую экономию; частью решения этой задачи является стремление ввести элементы красоты в повседневную будничную жизнь человека, в его труд и производство. Настороженно относясь к современной ему машинной цивилизации и проповедуя свободный облагороженный труд, Дж. Рёскин высказывает ряд интересных идей о месте и роли государства, об открытии и применении таланта человека, о накоплении и распределении результатов труда и др.

Книга будет интересна философам, искусствоведам и специалистам в области истории экономической мысли, а также всем заинтересованным читателям.


 Оглавление

Предисловие
ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ ИСКУССТВА
 Чтение I
 Лекция II
ПРИЛОЖЕНИЯ
 Примечание 1. Отцовская власть
 Примечание 2. Право на общественную поддержку
 Примечание 3. Испытательные школы
 Примечание 4. Симпатии публики
 Примечание 5. Продумывание новых потребностей
 Примечание 6. Экономия литературы
 Примечание 7. Кормчие государства
 Примечание 8. Шелк и виссон
ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ СТАТЬИ
 Образование в искусстве
 О художественных школах
 Социальная политика, основанная на естественном подборе

 Предисловие

Большая часть продлагаемыхъ очерковъ является точнымъ воспроизведениемъ лекций, читанныхъ мною въ Манчестере; но наиболее краткия положения, встречавшияся при устномъ изложении, развиты мною здесь полнее и обстоятельнее и сопровождены значительнымъ количествомъ примечаний, для объяснения техъ пунктовъ, которыхъ, за недостаткомъ времени, находившагося въ моемъ распоряжении, я не могъ достаточно развить при чтении.

Вероятно, не мешаетъ извиниться передъ читателями за желание обратить ихъ внимание на предметъ, глубокое изучение котораго, повидимому, несовместимо съ моей специальностью. Но глубокое изучение едва-ли нужно какъ пишущему, такъ и читателямъ, тогда какъ точное знание вопроса до известной степени необходимо всемъ намъ. Политическая экономия на простомъ английскомъ языке значитъ "экономия гражданъ", и ея основные принципы должны быть поняты всеми, берущими на себя ответственность, сопряженную съ именемъ гражданина, подобно тому какъ хозяйственная экономия должна быть понята всеми, принимающими на себя ответственность за ведение домашняго хозяйства. Къ тому же основные принципы политической экономии вполне ясны; но многие изъ нихъ неприятны по своимъ практическимъ требованиямъ, и люди, обыкновенно, ссылаются на то, что не могутъ понять ихъ, единственно потому, что не желаютъ имъ следовать или, вернее, въ силу того, что обычное неповиновение этимъ принципамъ лишаетъ ихъ даже способности понимать ихъ. Да, изъ всехъ действительно великихъ принциповъ этой науки нетъ ни одного неяснаго или спорнаго, ни одного непонятнаго даже юноше, какъ только онъ начинаетъ зарабатывать свой хлебъ, или девице, начинающей принимать участие въ домашнемъ хозяйстве.

Я скорее заслуживалъ бы упрека въ томъ, что считаю необходимымь подробно выяснять те пункты, которые, повидимому, должны быть известны всемъ. Но едва ли можно меня въ этомъ обвинять, такъ какъ явления въ области промышленности, ежедневно сообщаемыя газетами, а темъ более пояснения, делаемыя этими последними, ясно указывают, что значительная масса, такъ называемыхъ, промышленныхъ предпринимателей такъ же невежественна относительно свойствъ денегъ, какъ и безпечна, несправедлива, и несчастна въ деле ихъ употребления.

Изложеше экономическихъ принциповъ въ тексте -- хотя я знаю, что если не все, то большинство изъ нихъ уже приняты существующими авторитетами въ области этой науки -- не подтверждаются мною цитатами потому, что я никогда не читалъ ни одного автора по политической экономии, кроме Адама Смита, да и того двадцать летъ тому назадъ. Каждый разъ, когда я раскрывалъ какую-нибудь современную книгу по этому вопросу, я всегда находилъ, что она загромождена изследованиями но случайнымъ и второстепеннымъ промышленнымъ вопросамъ, следить за которыми у обыкновеннаго читателя нетъ свободнаго времени, и сложность которыхъ, повидимому, не редко лишаетъ самихъ авторовъ возможности понимать самую основу дела.

Въ заключение замечу, что если читатель будетъ склоненъ осуждать меня за слишкомъ радужное представление о возможныхъ измененияхъ въ практике политической жизни, то пусть онъ только подумаетъ о томъ, какъ дико показалось бы современникамъ Эдуарда I, если бы имъ сказали, что современный намъ строй политико-экономической жизни не только неизбеженъ, но даже возможенъ. А я думаю, что нашъ прогрессъ со временъ Эдуарда I состоитъ не столько въ томъ, что нами уже достигнуто, сколько въ томъ, что мы имеемъ возможность достигнуть въ будущемъ.


 Об авторе

Рёскин Джон
Крупнейший английский теоретик и историк искусства, писатель, поэт, художник, литературный критик и публицист, блестящий лектор-популяризатор, автор работ по естествознанию и социальный реформатор. Окончил Оксфордский университет (1839), много путешествовал по странам Европы. Своими лекциями, школами и музеями в Оксфорде содействовал развитию художественного вкуса во всех областях английской жизни. В 1869 г. избран первым почетным профессором искусств Оксфордского университета.

В своих трудах выступал с романтической критикой капиталистической цивилизации, враждебной искусству как синтезу природы, красоты и высокой нравственности, призывал к возрождению средневекового ручного труда, коллективных форм художественного творчества. Его эстетика была синтезом искусствоведческих идей античности, романтизма и просветительства. Рёскин считал, что искусство любой страны является выражением ее нравственной, социальной и политической жизни. Взгляды Рёскина оставили глубокий след в творчестве не только английских писателей и художников, но и таких великих мыслителей, как Лев Толстой, Махатма Ганди и другие.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце