URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Коллектив авторов Сила права или право силы? Международная безопасность (латиноамериканский ракурс)
Id: 21593
 
221 руб.

Сила права или право силы? Международная безопасность (латиноамериканский ракурс)

2004. 304 с. Мягкая обложка. ISBN 5-201-05407-2.

 Аннотация

Монография посвящена рассмотрению актуальных проблем международной безопасности и участию государств Латинской Америки в формировании новых подходов к миропорядку ХХI века.


 Оглавление

Введение

Раздел I. Глобализация, суверенитет и безопасность

Глава 1. Траектория глобализации: от эйфории к тревожным ожиданиям
Глава 2. Дилемма суверенитета
Глава 3. Императивы цивилизационной безопасности

Раздел II. "Старые" и "новые" вызовы безопасности

Глава 1. Традиции и новации в военном строительстве
Глава 2. Кризис управляемости в условиях глобализации
Глава 3. Масштабы террористической угрозы
Глава 4. Новые параметры наркоопасности

Раздел III. В поисках конструктивных ответов

Глава 1. Региональная интеграция -- важный миротворческий фактор
Глава 2. Реформа ООН: латиноамериканский ракурс
Глава 3. Латинская Америка и США в международной антитеррористической коалиции
Заключение

 Введение

Начало XXI в. оказалось связано с крушением надежд народов Земли на быстрое решение их насущных проблем путем претворения в жизнь постулатов о "свободном рынке" и либеральной демократии, сориентированных на "конец Истории", под которым подразумевалось прекращение конфликтов и войн. Реальность, как, впрочем, и всегда, оказалась гораздо богаче предлагавшихся линейных путей развития. События 11 сентября 2001 г. подвели черту под рассуждениями о неизбежности прихода нового, справедливого миропорядка, основанного на уважении прав личности и мирном разрешении международных споров. Эйфория начала 90-х, когда казалось, что стоило подождать еще каких-нибудь 5--10 лет, как человечество, благодаря "победному шествию демократии и свободного рынка" вступит, наконец, в "Золотой век", через десять лет оказалась серьезно поколеблена в самой цитадели неолиберализма -- Соединенных Штатах Америки. Взрывы в Нью-Йорке и Вашингтоне показали бесперспективность упований на автоматизм совершения позитивных сдвигов в человеческих социумах, на то, что эти сдвиги могут быть гарантированы путем простого накопления материальных богатств. Все больше людей стали осознавать, что ни с терроризмом, ни с другими глобальными проблемами справиться не удастся, если не изменить в корне стереотипные представления о нас самих и об окружающем нас мире.

Военная акция СТА и Великобритании в Ираке в апреле 2003 г., совершенная в обход Совета Безопасности ООН, как и агрессия НАТО против Югославии в 1999 г., показала, что обострение тех или иных проблем, периодически возникающих в условиях существования в мире разных культур, цивилизаций, этносов и т.д., по-прежнему продолжает использоваться "сильными мира сего" для извлечения краткосрочных политических и экономических выгод, но никак не для их профилактики.

Тревожные ожидания, отчетливо проявившие себя на заре XXI в., свидетельствуют, что лидеры стран, которые несут особую ответственность за состояние дел на планете, нерационально растратили позитивный запас международного сотрудничества и взаимопонимания, начавший было складываться в конце 80-х годов. Концепция "нового политического мышления", а с нею и идея "нового мирового порядка" тихо скончались, не просуществовав и полных шести лет. Для одних они были прикрытием собственного политического бессилия, для других стали средством обеспечения старых амбиций. По окончании "холодной войны", которая была своеобразной формой глобального противостояния, чем-то наподобие третьей мировой, так и не удалось созвать новую мирную конференцию по примеру Венского Конгресса 1815 г. или Версальской мирной конференции 1919 г. для нахождения легитимных основ нового миропорядка. В результате стихийного хода событий, выгодного для наиболее сильного члена системы, оправдалось мнение о торжестве "нового старого миропорядка ", где впечатляющие поверхностные новации не смогли предотвратить постепенной деградации правовых начал в политике. Сегодня стало уже общим местом вспоминать былую "стабильность " и "предсказуемость" биполярной системы и сокрушаться по поводу появления все новых и новых угроз миру, которые в отличие от периода "холодной войны" начали приобретать планетарные масштабы.

Однако как бы ни был дискредитирован термин "новое политическое мышление", необходимость начать мыслить по-новому не теряет от этого своей актуальности. Ведь сохранять сегодня в неизменности старые воззрения на человека и мир -- значит приближать и делать все более неотвратимыми такие угрозы глобальной безопасности, как терроризм и наркоторговля, этнические и религиозные войны, природные катаклизмы, загрязнение окружающей среды, укоренение примитивной масскультуры, культа потребительства, стяжательства и насилия. При этом мысли о новом миропорядке должны, как представляется, исходить не от очередного политика, озабоченного проблемой укрепления собственного имиджа на краткосрочный период предвыборных баталий. В целях обеспечения максимальной объективности и долговременности они, как представляется, должны быть инициированы международным научным сообществом. При этом важнейшей проблемой в правильном осмыслении основ такого миропорядка, который мог бы гарантировать будущее Земли, является необходимость отказа от одностороннего евро- и американоцентризма, равно как и от сугубого экономицизма, на основе которого зачастую игнорируется историческая и культурно-цивилизационная специфика наций и государств. В этом плане нам представляется, что содержание, которое сегодня во многом инерционно вкладывается в понятие "демократия", уже слабо соответствует императивам борьбы с угрозами глобальной безопасности и самой этимологии термина "демократия", означающего, как известно, "власть народа".

В задачу данного труда входит попытка оценить все происходящее в мире как бы со стороны, с позиции стран, традиционно являвшихся периферией "большой" мировой политики. Выбор Латино-Карибской Америки отнюдь не случаен. Специфика этих стран в том, что, будучи изначально близки западно-христианской (иберийской) культуре, они испытали сильное влияние и других культур, в частности, африканской и индейской, сформировав почти за 200 лет независимого политического развития особый цивилизационный ареал, который вносил и продолжает вносить оригинальный вклад в международную политику и этику, экономику и право. В то же время промежуточное положение между экономически развитым и развивающимся миром делает этот регион весьма интересным объектом для исследования, с точки зрения перспектив глобального развития. Немалый интерес он, по нашему мнению, представляет и для изучения современных российских реалий. Выбор "пограничной" латиноамериканской цивилизации в качестве объекта исследования мог бы по многим показателям облегчить переход от рассмотрения мира сквозь призму интересов развитых государств, к выработке целостного и непредвзятого взгляда на него.

Сам факт долговременной отстраненности латино-карибского региона от большинства политических катаклизмов, потрясавших в течение прошлого века так называемые "великие державы ", не должен, наверное, никого приводить в смущение. "Новички " в процессах глобализации (которые, как считают многие аналитики, начали интенсивно развиваться еще задолго до первой мировой войны) -- государства Латинской Америки всегда с изрядной долей критицизма воспринимали евроцентристский менталитет, утверждавший военную силу и экономический шантаж в качестве главных движущих сил в мировой политике. Именно благодаря этому от них, по нашему мнению, можно ожидать более нешаблонной реакции на события, происходящие в мире.

Сегодня, когда мы все чаще говорим о том, что конфликты между государствами постепенно переходят в конфликты между культурами и цивилизациями, на повестку дня неизбежно встает вопрос об изменении характера посредничества в таких конфликтах. Очевидно, что посредниками в них уже не могут быть ни отдельные государства, сколь бы мощными они не являлись, ни международные организации в их нынешнем виде. Последние либо несут на себе печать политической ангажированности, либо зачастую игнорируются при решении актуальных проблем. В этом плане, как вполне реальное, можно было бы рассматривать посредничество со стороны другой цивилизации (ее организационных структур), причем такой, которая, во-первых, так или иначе разделяет ценности обеих сторон в конфликте, во-вторых, исторически никак не связана с укоренившимися претензиями одной стороны к другой и, в третьих, обладает достаточным опытом посредничества и правового решения конфликтов. Латиноамериканская цивилизация, на наш взгляд, в достаточной мере обладает всеми этими достоинствами.

Латино-Карибская Америка интересна для исследователя также и с другой стороны -- как исторически первый регион, испытавший на себе эффект американского лидерства и ранее других познавший все формы как "мягкого", так и вполне "жесткого " гегемонизма Соединенных Штатов. В условиях когда, навязывая миру однополярность, США усиленно стремятся "латиноамериканизировать " другие страны и народы, опыт стран Латинской Америки, сумевших в достаточно непростых условиях отстоять свой суверенитет и территориальную целостность, может представлять определенную ценность. В свою очередь политико-дипломатические модели и схемы безопасности, отрабатывавшиеся США в Западном полушарии, нередко служили образцами, "экспортировавшимися" за его пределы (Панамериканский союз -- Лига Наций -- ООН; Пакт Рио-де-Жанейро -- НАТО и т.д.). В этом смысле было бы вполне логичным предположить, что те идеи, на основе которых Вашингтон попытается строить свои отношения с латиноамериканскими странами в новом веке, также в какой-то степени могут отразиться и на процессе грядущего мироустройства.

Серьезный интерес, с нашей точки зрения, представляет тот факт, что политические и академические элиты стран Латинской Америки в период 1960--2000 гг. вносили и продолжают вносить немалый вклад в разработку и развитие концепции многоуровневой и интегративной безопасности (МИБ), которая является весьма созвучной современным страновым, региональным и глобальным реалиям. Близка она и российской действительности.

* * *

Предлагаемая читателю работа является итогом многолетнего труда сотрудников Центра политологических исследований Института Латинской Америки РАН. Некоторые общие подходы и предварительные выводы были озвучены ее авторами на нескольких международных конференциях и семинарах, проходивших как в России, так и за рубежом, опубликованы ими в ряде статей и аналитических материалов, в нескольких индивидуальных и коллективных монографиях. Среди последних особо следует выделить: Б.Ф.Мартынов. Безопасность: латиноамериканские подходы (М., ИЛА РАН, 2000); Транснациональный наркобизнес: новая глобальная угроза, отв. ред. А.Н.Глинкин (М., Росспэн, 2002); В.И.Булавин, Э.С.Дабагян, В.Л.Семенов. Венесуэла в поисках альтернативы (М., ИЛА РАН, 2002); Мир после Косово: Россия, СНГ, Латинская Америка, отв. ред. Б.Ф.Мартынов (М., ИЛА РАН, 2000); Латинская Америка: дилемма демократического развития, отв. ред. Б.Ф.Мартынов (М., ИЛА РАН, 2001); М.Л.Чумакова. Колумбийская драма: разлом общества, эскалация террора, поиски мира (М., ИЛА РАН, 2002) и др.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце