URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Панов Е.Н. Знаки, символы, языки: Коммуникация в царстве животных и в мире людей
Id: 215557
 
869 руб.

Знаки, символы, языки: Коммуникация в царстве животных и в мире людей. №11. Изд.стереотип.

URSS. 2016. 504 с. Твердый переплет. ISBN 978-5-382-01691-7.

 Аннотация

В настоящей книге с позиции биолога рассматриваются некоторые наиболее существенные представления о языке человека, без знания которых невозможно понять его принципиальное отличие от "языков" животных. Обсуждаются факты и гипотезы относительно возможных путей становления языка в эволюции человека. Речь в книге идет также о многообразных связях языкового поведения людей с особенностями нашего мозга, о всевозможных способах коммуникации, созданных человеком на базе естественного разговорного языка (языки свистов и жестовые языки, флажные коды, письменность). Часть книги посвящена описанию способов коммуникации пчел, птиц, дельфинов и человекообразных обезьян. В заключительных главах описаны попытки ученых научить животных (попугаев, дельфинов, тюленей и шимпанзе) общаться с людьми с помощью так называемых языков-посредников.

Книга будет полезна не только специалистам --- психологам, лингвистам, этологам, антропологам, зоологам, но и широкому кругу читателей, интересующихся проблемами происхождения и развития языка.


 Оглавление

ОТ АВТОРА
ВВЕДЕНИЕ
1.  ПЕРВЫЕ ЛЮДИ НА ЗЕМЛЕ
 Основные этапы эволюции человечества
 Наши далекие предки переходят к прямохождению
 Архантропы пускаются в странствия
 Этапы развития каменной индустрии ранних гоминид
 Об изготовителях каменных орудий
 Трудовая деятельность человека умелого
 Эволюция техники обработки камня
 Новые завоевания разума
 Без языка приобретенные навыки утрачиваются в череде поколений
2.  ИНСТИНКТЫ И ПЛАНЫ
 Язык как запись планов на будущее
 Целесообразность и целенаправленность поведения
 Новизна ситуации - не помеха
 сообразительным животным
 Охота у шимпанзе и у пралюдей
 Каменное орудие древних - "ископаемая концепция"
 Кодирование и декодирование планов на будущее
 Что будет, если отрезать часть мозга?
 Язык как "Действительность 2"
 Без перемещаемости не может быть мышления и взаимопонимания
 Обделенные судьбой
 Язык приобретается в общении
 Словесная форма плана - костыль обучающегося
3.  ГОВОРИЛ ЛИ НЕАНДЕРТАЛЬСКИЙ ЧЕЛОВЕК?
 В борьбе за существование неандертальцы уступили людям
 Язык и речь - это не одно и то же
 Как воспроизводятся звуки речи
 Об анатомии голосового аппарата неандертальцев
 Гласные, которые мог произносить неандерталец
 Почему шимпанзе не обучаются говорить
 Необъятный мир звуков человеческой речи
 Речевой аппарат младенца как модель для понимания эволюции речи
 Каким мог быть духовный мир неандертальцев
4.  ЗНАКИ ДЛЯ ИЗОБРАЖЕНИЯ МЫСЛЕЙ
 Мир видится людям через призму языка
 Разнообразие грамматик
 Первый язык - звуковой или жестовый?
 Главный "заменитель" речи: письмо
 Сигнализация на расстоянии
 Звуковые суррогаты речи
 Разговор с помощью музыкальных инструментов
 Как устранить неопределенность сообщения
 Имена людей в "языке гонга"
 Что дает нам "язык гонга" для понимания истории народов
 "Язык выкриков"
 Язык как универсальная семиотическая матрица
5.  ЯЗЫК ЗРИТЕЛЬНЫХ ОБРАЗОВ
 Два типа коммуникации у глухих от рождения
 Иконические знаки и знаки-символы
 Методический знаковый язык-посредник
 Эффективная коммуникация - результат многовекового соглашения между людьми
 Фонемы, графемы и хиремы
 Изменения в мимике лица меняют смысл "сказанного"
 Разнообразие жестовых языков
 Насколько много можно "сказать" посредством жестов?
 Жестовый аккомпанемент разговорной речи
 Традиции или генетика?
 Первый язык едва ли был жестовым
 Речь и рука совершенствовались параллельно
 Наш асимметричный мозг
6.  ТАИНСТВЕННЫЕ ТАНЦЫ
 Что важнее, движения танца или запах танцовщицы?
 Идея, удостоенная Нобелевской премии
 Скептицизм ученых пробуждается
 Что мы знаем о пчелах
 Образ жизни медоносной пчелы
 Как выглядит танец пчелы-фуражира
 Какого рода информация может содержаться в танце
 Пчелы летят не туда, куда указывает танцовщица
 Если факты не подтверждают гипотезу, тем хуже для фактов
 Каналы связи, задействованные в танце
 Танцуя, надо еще и "правильно" пахнуть!
 Фуражиры следуют пахучими трассами
 Фриш обманулся сам и ввел в заблуждение весь научный мир
 Пчел не удается мобилизовать на приманку без запаха
 Ветер "работает" против гипотезы Фриша
 Оппоненты в споре о "языке пчел" остаются при своих мнениях
 Танцы пчел с точки зрения семиотики
7.  О ЧЕМ ПОЕТ СОЛОВЕЙ?
 Прелесть искусства - в сочетании знакомого с непредсказуемым
 "Соловьиная охота" в России
 Как соловей комбинирует звуки в своей песне
 Продуктивность в языке и в вокализации соловья
 Об универсалиях языка
 А бестолковая кукушка одно "куку" свое твердит
 Природа часто бывает расточительной
 Врожденное и приобретенное в песне птиц
 Соловей способен научиться многому
 Песня птиц и "стохастическая" музыка
8.  РАЗГОВОРЧИВЫЕ ДЕЛЬФИНЫ
 Почему ученые и военные заинтересовались дельфинами
 Фантастическая теория Джона Лилли
 Два подхода к изучению поведения животных: наблюдение и эксперимент
 Естественная вокализация дельфина афалины
 Эксперимент Дреера
 Каждый дельфин свистит по-своему
 Эксперимент Ланга и Смита
 Эксперимент Бастиана
 Одно лишь разнообразие звуков - это еще не речь
 Дельфины оказались косноязычными учениками
 Животные вообще много сообразительнее, чем мы привыкли думать
 Не достаточно ли дельфинам врожденной программы поведения?
 Действительно ли дельфины "разумнее" прочих млекопитающих?
9.  МУДРЫЕ САМОУЧКИ И ЗУБРИЛЫ ПОНЕВОЛЕ
 Как реальный мир отражается в сознании животных и людей
 Не запомнишь - не выживешь
 Поведение кукушки: инстинкт плюс сообразительность
 И снова наши друзья - дельфины
 Морские львы оказались ничуть не глупее дельфинов
 Ошеломляющие успехи попугая Алекса
 Резюме: осторожность в выводах полезнее поспешности суждений
10.  САМЫЕ "ЧЕЛОВЕКООБРАЗНЫЕ" ИЗ ВСЕХ
 Пропасть глубиной в 8 миллионов лет
 Дружественный союз свободных индивидов
 Все равны, но кое-кто все же равнее
 Дела семейные
 Бей чужих - свои бояться будут
 Коллективная охота
 Использование и изготовление орудий
 Средства общения
 Шимпанзе в роли экстрасенсов
 Бонобо - не гигант, но вовсе и не карлик
11.  ШИМПАНЗЕ У ПОРОГА ЯЗЫКА
 Уошо предстоит стать звездой первой величины
 "Домашние" шимпанзе категорически отказываются говорить
 Раз так, поговорим на языке жестов!
 Как обученный шимпанзе классифицирует явления внешнего мира
 Дэвид Примак пошел другим путем
 Юные шимпанзе общаются на амслене
 Требование грамматики: правильный порядок слов
 Вопрос - ответ
 Новые питомцы Гарднеров расширяют свой лексикон
 Чем больше "говорящих" обезьян, тем серьезнее скепсис лингвистов
12.  В ПОИСКАХ НЕДОСТАЮЩЕГО ЗВЕНА
 Дебаты о "говорящих" обезьянах продолжаются
 Язык человека в понимании философов и лингвистов
 Если ты способен думать, научись сообщать свои мысли другим
 Коммуникация у людей в понимании бихевиориста Б. Скиннера
 Остин и Шерман
 Пять этапов обучения Остина и Шермана
 Способен ли шимпанзе "выступить с заявлением"?
 Феноменальные способности бонобо по имени Канзи
 Канзи усложняет свою "речь"
 Обучение через наблюдение
 Естественный язык вместо "языка-посредника"
 Хрупкий мостик между двумя мирами
13.  И СНОВА ДИТЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ
 Развитие языка в исторической перспективе
 Четыре этапа в умственном развитии ребенка
 Первые слова - "псевдослова"
 Становление коммуникативной функции
 Стадия предкоммуникации
 Стадия преднамеренных пред символических взаимодействий
 Стадия символической референтной коммуникации
 О трудностях в освоении языка умственно отсталыми детьми
 Продуктивность языка и его регулярность
 Как ребенок становится компетентным носителем языка
 Ноам Хомский об усвоении грамматики ребенком
14.  ОНИ И МЫ
 Без заблуждений нет прогресса в познании
 Этолог в роли этнографа
 Коммуникация у человека и у животных: сходство и различия
 Экстралингвистические сигналы у человека
 Поставить себя на место другого
 Сигналы, адресованные всем сразу и никому в частности
 Как общаются друг с другом ящерицы
 Сигнализация животных лишена свойства "двойственности"
 Изобретение письменности - революция в истории человечества
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
БИБЛИОГРАФИЯ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН
ИСТОЧНИКИ ИЛЛЮСТРАЦИЙ

 От автора

Как общаются между собой животные, к каким средствам прибегают они, чтобы добиться взаимопонимания и согласованности своих действий? Этот вопрос имеет столь же древнюю историю, как и сама зоология.

В последние десятилетия, в связи с постоянно растущим интересом людей к проблемам управления и передачи информации в живых и неживых системах, загадки "языка" животных начинают волновать уже не только зоологов, издавна и кровно заинтересованных этой темой, но и ученых, занятых, казалось бы, совершенно иными изысканиями. Неожиданно оказалось: не обладая достаточно полными и детализированными познаниями о способах общения наших соседей по планете, лингвисты не в состоянии четко объяснить, что же такое человеческий язык.

Известный американский языковед Чарлз Хоккет писал в конце 60-х годов: "...минутного размышления достаточно, чтобы понять: мы не можем узнать, что представляет собой данный предмет, если мы не знаем, чем он не является". В самом деле, все познается в сравнении. "Кто бы мог подумать 15 лет тому назад, -- продолжает Хоккет, -- что нечто существенное для лингвистики мы сможем узнать, наблюдая пчел".

Ни эволюционная лингвистика, ни выросшая из нее наука о знаках -- семиотика, не в состоянии обойтись сегодня без основательных знаний о "языках" животных. Это признают все выдающиеся лингвисты, и многие из них в последние годы проявляют все больший интерес к этой теме. С другой стороны, зоологи и этологи, для которых изучение способов коммуникации насекомых, птиц, млекопитающих оказывается главным делом их жизни, в последние годы острее сознают ответственность перед коллегами -- лингвистами, психологами, нейрофизиологами, кибернетиками. В попытках найти с ними общий язык исследователи поведения животных начинают гораздо внимательнее знакомиться с фундаментальными успехами лингвистики и других наук о человеке и о его деятельности. Причина этого очевидна. Коль скоро (как уже было справедливо замечено) мы не можем до конца понять, что есть наш язык, не сопоставив его с "языком" пчелы, чайки, человекообразной обезьяны, то точно так же невозможно оценить характерные особенности и основополагающие свойства "языков" животных, не обладая минимальными научными представлениями о сущности языка людей.

Многие виды животных располагают богатейшими средствами сигнализации, которые на первый взгляд заманчиво рассматривать в качестве систем связи, имеющих много общего с языковым поведением человека. Но, спрашивается, имеем ли мы здесь дело с истинным сходством или же только с отдаленной аналогией? Кит внешне похож на рыбу, и люди долгое время считали его рыбой. Однако сходство между этим водным млекопитающим и холоднокровными обитателями рек и морей в высшей степени поверхностно и вызвано к жизни только общими потребностями передвижения в толще воды.

Точно так же язык человека и "языки" животных сходны лишь в одной своей функции -- выполнять роль средства общения. Но наш язык является также (а вероятно, и прежде всего) главным инструментом мышления, познания окружающего мира. Этого уже никак нельзя сказать о системах сигнализации даже тех высших животных, которые обладают высокоразвитой психикой.

В этой книге я попытался изложить с точки зрения биолога некоторые наиболее существенные представления о языке человека, без знания которых невозможны сколько-нибудь продуктивные сопоставления между ним и "языками" животных.

В первых пяти главах мы познакомимся с теми фактами и гипотезами, которыми располагают сегодня ученые, исследующие возможные пути становления языка в эволюции человека, многообразные связи языкового поведения с особенностями нашего мозга, всевозможные способы коммуникации, созданные людьми на базе естественного разговорного языка.

Я надеюсь, что располагая всеми этими сведениями, читатель сможет затем самостоятельно и с достаточной беспристрастностью оценить всю меру тех коренных и принципиальных различий, которые отделяют язык человека -- эту уникальную знаковую систему -- от "языков" всех прочих обитателей планеты. Описанию некоторых таких "языков" посвящены главы 6, 7 и 10 этой книги.

Еще одна важная задача, которую я ставил перед собой, состояла в том, чтобы донести до читателя объективную информацию о тех опытах по "обучению животных языку", которые проводятся во многих психологических лабораториях мира начиная с 60-х годов прошлого века. Задача это казалась мне актуальной, поскольку большинство сведений об этих исследованиях преподносятся публике в существенно искаженном виде. К сожалению, в распространении дезинформации, идущей со страниц популярных изданий и с экрана телевизора, участвуют не только журналисты, далекие от профессионального понимания происходящего, но и люди, принадлежащие к научному сообществу биологов.

Не скажу, что такого рода публикации можно охарактеризовать как прямую ложь. Дело обстоит много хуже, поскольку все они основаны на полуправде, с которой бороться гораздо труднее, чем с откровенными выдумками. Попробуй возразить автору, указав ему на подтасовки и передержки в его тексте! Ответ при этом будет таков: "Но как же, ведь об этом написано в такой-то и такой-то книге!"

Но дело-то в том, что в книге написано и многое другое, о чем ее интерпретатор не знает либо умалчивает, поскольку в противном случае снизилась бы мера сенсационности открытий, в которые нас посвящают. Нередко бывает и так, что популяризатор искренне заблуждается. Он свято верит в то, что дело происходило именно так, как это видится ему на основе беглого знакомства с оригинальными литературными источниками. И вера эта настолько сильна, что здравому смыслу и скептицизму ученого уже не остается места.

В главах 9, 11 и 12 я попытался показать, насколько осторожны в своих выводах сами авторы исследований, направленных на попытки выявить зачатки "языковых способностей" у дельфинов, шимпанзе и других животных.

К величайшему сожалению, при конспективном пересказе того, что было сделано этими учеными в действительности, немало по-настоящему ценного оказывается утраченным. Сначала все спорные (и наиболее принципиальные) моменты вуалируются в изложении популяризаторов-профессионалов, а затем, следуя проторенной дорожкой, к делу приступают журналисты. Им-то правда и вовсе не нужна -- была бы сенсация! В итоге несомненно интересные (хотя и вполне скромные) продвижения вперед по пути познания предстают сначала в качестве некой "научной революции", а затем быстро превращаются в околонаучный миф.

Случается и так: лицо, приложившее руку к созданию подобного мифа, бывает очень недовольно тем, что скептики отказываются покорно поглощать сладкую кашицу, наскоро приготовленную им из нескольких "неопровержимых фактов". Оказывается, эти неверующие суть дремучие ретрограды, а их единственный мотив -- это страх перед тем, что достоинство Человека Разумного может быть поколеблено, скажем, открытием зачатков языковых способностей у шимпанзе.

Вот лишь один пример того, как популяризаторы, несущие "свет науки" в массы, отзываются о тех, кто не привык принимать на веру информацию, приходящую к ним не от автора исследования, а из вторых или третьих рук: "Никто не вздрагивает от того, что миллиарды болтунов грозят друг другу и договариваются об опаснейших вещах. Но стоило нескольким обезьянкам, почти истребленным в дикой природе, научиться общаться, выйдя на уровень малых детей, -- и холодок заструился по спине... Вообще, в аудитории перед антропологом всегда находятся желающие продемонстрировать оскорбленную духовность. Обычно они ищут не истину, а повод для самоутверждения.".

Следует признать, что подобная постановка вопроса приобретает все большую популярность среди обывателей в силу самых разных причин идеологического и пропагандистского характера. Вспомним хотя бы происходящую на наших глазах борьбу за "права животных", которая в современном мире, сотрясаемом социальными катаклизмами, выглядит не слишком-то серьезно, а подчас и совершенно абсурдно. Я имею в виду попытки радетелей о правах животных запретить использование лабораторных мышей и крыс в опытах, на которых держится все развитие современной медицины.

Неожиданную поддержку такого рода настроения получили и со стороны той части общества, которой не по душе широкомасштабное наступление человечества на природные богатства нашей планеты. Бесспорно, варварский характер уничтожения лесов и загрязнения морей заслуживает самого строгого осуждения. И все же, вывернутой наизнанку мне представляется логика следующего пассажа из книги Ю.Линдена "Обезьяны, человек и язык": "Мы никогда не чувствовали себя вполне уютно, полностью отделяясь от животных, хотя охотно расточали богатства земли, считая это своим неотъемлемым правом. Постепенно становилось все труднее верить, что существа, ведущие себя так, как это делает человек, суть высшие создания во Вселенной".

Перед нами типичный пример подмены понятий, демагогического манипулирования сознанием людей. Истина, увы, лежит совсем в иной плоскости: реальная угроза полного уничтожения природы, а вслед затем -- и гибели человечества как такового обусловлена, как это ни печально, как раз мощью нашего интеллекта, породившего технический прогресс. Его не остановить гневными тирадами в адрес человечества. Конструктивный подход мог бы состоять лишь в том, чтобы все и каждый отказались бы от благ цивилизации, что, разумеется, невыполнимо.

Но вернемся к содержанию книги, которую вы держите в руках. Тема, затронутая в ней, поистине безбрежна. Только по вопросам нейро- и психолингвистики и развития языка в детском возрасте, которые мне пришлось мельком затронуть в отдельных главах, ежегодно выходят сотни статей и десятки толстых сборников и монографий. В этих областях знаний происходит все большая дифференциация тем, над каждой из которых работает целая армия ученых во всех странах мира. Показательно в этом смысле, что одной лишь проблеме функциональной асимметрии мозга, тесно связанной с эволюцией языка и речи, посвящен целый международный журнал. Быстрыми шагами развивается палеоантропология, которая также имеет прямое отношение к проблеме возникновения и эволюции языка. Лавинообразно растет число публикаций, посвященных поведению приматов -- как в естественных, так и в лабораторных условиях.

Понятно, что охватить весь объем информации, касающейся перечисленных тем и ряда других, не менее важных, у автора не было никакой возможности. Поэтому эту книгу следует рассматривать лишь как самое первое введение в круг вопросов, так или иначе связанных с проблемами сущности языка и его преобразований в индивидуальном развитии и в ходе органической эволюции.

Я пользуюсь случаем сказать слова благодарности Е.В.Веселовской, которая любезно согласилась прочесть главу о ранней эволюции гоминид и внести в нее поправки и уточнения. Я признателен также М.Л.Бутовской, З.А.Зориной, Н.Э.Сидоровой и М.Е.Гольцману, которые предоставили мне ряд ценных и труднодоступных литературных источников.

Е.Н.Панов, ноябрь 2003 г.

 Об авторе

Панов Евгений Николаевич
Доктор биологических наук, профессор. В 1959 г. окончил Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова. После окончания вуза работал в заповеднике «Кедровая падь» на Дальнем Востоке в качестве зоолога. Позже, в бытность сотрудником Института цитологии и генетики СО РАН, изучал поведение животных во время многочисленных экспедиций в удаленные районы Сибири и Средней Азии. За исследования в области эволюции поведения животных Е. Н. Панов удостоен в 1993 г. Государственной премии Российской Федерации. В 1994 г. избран членом Международной орнитологической комиссии. Автор около 300 публикаций, в числе которых 12 научных и научно-популярных книг. Труды Е. Н. Панова удостоены первых премий общества «Знание» (за 1971 г.), Московского общества испытателей природы (1983, 1989 гг. — за книги «Поведение животных и этологическая структура популяций», «Гибридизация и этологическая изоляция у птиц»), а также премии организации «Общественная экология» (2002 г. — за книгу «Бегство от одиночества: индивидуальное и коллективное в природе и в человеческом обществе»). Книга «Знаки, символы, языки», где автор сравнивает коммуникацию у животных и у человека, переведена на немецкий и чешский языки, книга «Птицы Южного Приморья» — на японский язык.
 
© URSS 2016.

Информация о Продавце