URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог
Обложка Светлов В.А. Научный вывод: Байесовская парадигма
Id: 214919
 
345 руб.

Научный вывод: Байесовская парадигма

URSS. 2017. 200 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-9710-3468-1.

Книга посвящена современному этапу формирования байесовской парадигмы (модели) научного вывода, возродившей в математической форме главные идеи научного прогресса методологов науки XIX века У.Уэвелла и Ч.С. Пирса. Исследуются причины, по которым байесовская парадигма научного вывода приходит на смену известной гипотетико-дедуктивной модели научного познания, и ее главное достижение — обоснование свойства объективной самокоррекции научного знания. Подробно анализируется байесовский вариант решения проблем абдукции, индукции и научного прогресса.

Книга адресована студентам, аспирантам, молодым ученым, а также всем, кто специализируется в области истории, философии, логики и методологии науки.


Оглавление
ПРЕДИСЛОВИЕ
ГЛАВА IТЕОРЕМА БАЙЕСА КАК УНИВЕРСАЛЬНАЯ ПАРАДИГМА НАУЧНОГО ВЫВОДА
 1. Понятие научного вывода
 2. Теорема Байеса: основная идея и ее формализация
 3. Проблема индукции и научный вывод
 4. Проблема абдукции и научный вывод
 5. Научный вывод как доказательство
ГЛАВА IIСТАНДАРТНАЯ МОДЕЛЬ НАУЧНОГО ВЫВОДА И ЕЕ ПРОБЛЕМЫ
 1. ГДМ и проблема необходимости теоретического знания
 2. ГДМ и проблема подтверждения универсальных законов и теорий
 3. Дедуктивистская модель научного знания и прогресса
ГЛАВА IIIГИПОТЕТИКО-ИНДУКТИВНАЯ МОДЕЛЬ НАУЧНОГО ВЫВОДА
 1. Логический базис ГИВ: alpha-beta-континуум индуктивных методов
 2. Доказательство логической необходимости теорий
 3. Научный прогресс как некумулятивное увеличение правдоподобия

Предисловие
Наш мозг представляет байесовское устройство, познающее окружающий мир путем предсказаний и поиска причин наших ощущений.
Крис Фрит. Мозг и душа. Как нервная деятельность формирует наш внутренний мир.

Тема настоящего исследования восходит к малоизвестному высказыванию Ч.С.Пирса, называемому также "тезисом Пирса", из неопубликованной при его жизни статьи "Methods for Attaining Truth": "Все это (пример с вычислением, которое обладает свойством самокоррекции. – В.С.) напоминает мне одну из самых примечательных черт доказательства и одну из самых важных тем философии науки, о которой, однако, вы не найдете никакого упоминания ни в одной из известных мне книг. Именно, что доказательство обладает свойством последовательной самокоррекции и тем сильнее, чем более мудро составлен его план. И оно исправляет не только свои заключения, но и свои посылки".

История научного метода дает основание полагать, что "тезис Пирса" выражает одну из основополагающих идей новой – байесовской парадигмы научного познания и вывода. Возникнув в XVIII веке в качестве специальной доктрины обратной вероятности, она получила развитие во второй половине XIX века в работах С.Джевонса, первой трети и в  60--70 гг. XX столетия в работах представителей Кембриджской школы индукции, Финской школы индукции. Начиная с 80-х годов, когда стали ясны основные ограничения ведущих методологических концепций, прежде всего К.Поппера, и многие исследователи стали активно искать значимые альтернативы, интерес к байесовской методологии познания резко усилился.

Главное ограничение всей небайесовской методологии состоит в том, что классическая схема их взаимодействия, когда либо опыт навязывает свой диктат разуму, либо разум – опыту, не гарантируют детерминированного процесса познания истины. Опыт и разум, вместе или раздельно, нельзя считать абсолютно достоверными началами или критериями истины просто потому, что ошибки, неточности, предвзятости и заблуждения – неотъемлемая часть формирования опыта и деятельности разума. Более того, их в принципе нельзя исключить из процесса познания. Надежды Фр.Бэкона и всех эмпириков, Р.Декарта и всех рационалистов, а также феноменологов на то, что в самом начале познания посредством критики идолов, устранения сомнений или с помощью особых редукций можно сформулировать безошибочные предпосылки исследования, представляют недостижимые иллюзии. С большим трудом в современной методологии пробивает дорогу идея, что эффективно лишь такое взаимодействие разума и опыта, которое хотя и предполагает активность субъекта, но, тем не менее, объективно является "саморегулирующимся" процессом, не нуждающимся в заранее определенной цели, асимптотически ведущим к истине и со временем гарантированно устраняющим любые возможные расхождения с опытом.

Если ошибки и заблуждения – неустранимые элементы всякого процесса познания, то эффективная модель научного вывода обязательно должна иметь определенный механизм исправления и коррекции любых неточностей и отклонений от цели исследования. В противном случае накопление ошибок исключит возможность достижения истины. Однако история методологии показывает, что методологи очень редко идут по данному пути. Большей частью они предпочитают по аналогии с математикой искать мифические абсолютно достоверные первоначала, из которых якобы можно беспроблемно выводить все научные истины. Действительно, если аксиомы наук всегда более достоверны, чем выводимые из них заключения, то всякая их коррекция излишня. Однако современные исследования работы мозга показывают, что он функционирует согласно теореме Байеса – посредством непрерывного выдвижения предположений, их критического испытания, исправления обнаруженных ошибок и принятия наиболее правдоподобных до следующего испытания. Но если наш мозг представляет "байесовское устройство", способное успешно решать все проблемы нашего существования без обращения к "необходимо истинным началам", почему модель научного вывода должна быть иной?

Объяснение сущности и функций байесовской модели научного вывода – главная задача настоящей книги. Ее актуальность объясняется не только отсутствием в отечественной литературе соответствующих работ, но и безусловными логическими и методологическими достоинствами данной парадигмы. Отметим основные.

Байесовская модель научного вывода

  • обобщает гипотетико-дедуктивный метод научного познания и устраняет его ограничения;

  • предлагает новое решение проблемы индукции;

  • объединяет абдукцию, дедукцию и индукцию в один общий познавательный механизм достижения истины;

  • обеспечивает самокоррекцию результатов научного исследования и его гарантированное приближение к истине.
    Об авторе
    Светлов Виктор Александрович
    Доктор философских наук, профессор. Родился в 1945 г. в Ленинграде. В 1974 г. с отличием окончил дневное отделение философского факультета ЛГУ им. А. А. Жданова по специальности «логика». В 1979 г. защитил кандидатскую диссертацию, а в 1989 г. — докторскую диссертацию по этой же специальности. Основная область научных интересов — история, логика и методология науки. Главные публикации посвящены истории научного метода, истории современной индукции, применению теории вероятностей к анализу открытия, развития и обоснования научного знания. Автор новых методологических понятий — «методологический инвариант» и «научный вывод».

    С начала 1990-х гг. активно разрабатывает программу «Практическая логика», раскрывающую эвристические возможности логики в теории и практике дедуктивного и недедуктивного доказательства, проведении научного исследования, анализе истинных, ложных и правдоподобных высказываний, принятии решений, анализе и решении конфликтов, формализации диалектических противоречий, объяснении структуры мифов и сказок, логической систематизации риторических тропов и фигур. С 2000 г. В. А. Светлов целенаправленно работает над развитием единой теории конфликта (ЕТК) — особого раздела программы «Практическая логика», нового и чрезвычайно перспективного направления в логике и методологии науки, социальной философии.

    Автор более 400 научных работ по логике, истории и методологии науки, теории анализа и разрешения конфликтов, включая монографии, учебные пособия, статьи, тезисы для научных конференций и международных форумов, переводы с английского.

  •  
    © URSS 2017.

    Информация о Продавце