URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Богораз В.Г. Чукчи: Материальная культура
Id: 213466
 
399 руб.

Чукчи: Материальная культура. Изд.4

URSS. 2016. 264 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-9710-3283-0.

 Аннотация

Вниманию читателей предлагается книга выдающегося отечественного этнографа В.Г.Богораза (1865--1936), ставшая результатом его многолетней исследовательской работы в Колымском округе Якутской губернии и в экспедициях на Камчатку, в Анадырский край и на Чукотский полуостров. Автор изучает различные стороны материальной культуры чукчей, описывает их жилище и домашнюю утварь, одежду, пищу, виды и средства производства, а также основные занятия --- оленеводство, собаководство, охоту и рыболовство. Рассматриваются также увеселения, игры и забавы чукчей, песни и танцы, спортивные состязания.

Книга была первоначально издана в США на английском языке в 1904 г. и переведена автором на русский язык. Она представляет собой третью часть фундаментальной монографии В.Г.Богораза (первая и вторая части, посвященные соответственно социальной организации и религиозным верованиям чукчей, выходят одновременно с третьей в нашем издательстве), но может рассматриваться как совершенно самостоятельное произведение.

Книга будет интересна как специалистам --- этнографам и историкам, так и широкому кругу читателей.


 Оглавление

Глава 1. Оленеводство
 Группы оленеводов
 Начало чукотского и корякского оленеводства
 Возрастание чукотского оленеводства
 Домашний олень
 Пастушеский труд
 Езда на оленях
 Экономическая ценность оленеводства
Глава 2. Собаководство
 Группы собаководства
 Обучение собаки
 Езда на собаках
Глава 3. Охота и рыболовство
 Тюлений промысел
 Охота на моржа и кита
 Тюленьи сети
 Чукотские лодки
 Охота на суше
 Звериные ловушки
 Охота на птиц
 Рыболовство
 Чукотское вооружение
 Огнестрельное оружие, копья и прочее вооружение
 Доспехи
Глава 4. Жилище. Домашняя утварь
 Жилище
 Внутреннее спальное помещение
 Передвижное пастушеское жилище
 Зимнее жилище
 Летнее жилище
 Жилище приморских чукоч
 Подземные жилища
 Снежное жилище
 Домашняя утварь
 Жирник
 Котлы
 Прибор для разбивания костей
 Водовместилище
 Блюда, чашки и т.п.
 Мешки
Глава 5. Пища
 Животная пища
 Способы варки пищи
 Сырое мясо, гниющее, падаль
 Запреты
 Растительная пища
 Чукотские блюда
 Чай, табак и проч
 Опьяняющие средства
Глава 6. Производство
 Работа по камню
 Работа по дереву
 Работа по железу
 Женские работы
 Кройка и шитье
 Вышивание
 Корзины и коробочки
 Ремни и плетения из ремней
 Приспособления для добывания огня
Глава 7. Одежда
 Мужская зимняя одежда
 Женская зимняя одежда
 Летняя одежда
 Детская одежда
 Натазники
 Прически
 Татуировка
 Украшения
 Снеговые очки
 Лыжи, лыжные палки
Глава 8. Увеселения, игры, забавы
 Спорт
 Песни и танцы
 Детские игры, игрушки и проч
Примечания
Приложение
 Основные труды В.Г.Богораза о чукчах
И.С.Вдовин. Послесловие

 Глава 1. Оленеводство (отрывок)

Группы оленеводов. Одомашнение оленя среди племен, населяющих азиатскую сторону Берингова моря, представляет главную отличительную черту их экономики сравнительно с экономическим положением северных племен в Америке. Тем не менее представляется затруднительным сказать, каким образом оленеводство и связанный с ним кочевой образ жизни утвердились в крайнем северо-востоке Азии.

В западных частях побережья Ледовитого океана живут племена, которые с древних времен имели домашних оленей и употребляли их как для передвижения, так и для пищи. Стада оленей у этих племен в свое время были довольно значительны. От своих стад они до сих пор получают мясо и шкуры. Их экономическое положение отчасти соответствует положению более южных скотоводческих племен. Племена эти -- лапландцы, зыряне и самоеды (европейские и азиатские). Их способы оленеводства более или менее однообразны. Все они пользуются собаками для охраны своих стад.

Рассеянные по Восточной Сибири тунгусские и ламутские племена представляют собой восточное оленеводство. Они обитают в некотором расстоянии от морского берега. Многие группы вместо упряжки в сани используют оленей для верховой езды под седлом. Стада у них так малы, что олени могут употребляться только для езды и переноски тяжестей, но не на убой. Эти племена не являются в собственном смысле кочевыми племенами, но благодаря оленеводству они в состоянии предпринимать охотничьи и рыболовные экспедиции по всей обширной территории своего расселения, подобно тому как это сделалось возможным для индейцев Северной Америки с появлением у них лошадей. Некоторые тунгусские роды, однако, имеют столь значительные стада, что они в состоянии жить одним оленеводством. Езда верхом на оленях составляет их отличительную черту. Но многие из них заимствовали также нарты общего для всей северо-восточной Сибири типа -- с копыльями, вставленными в круглые отверстая в полозьях и привязанными ремешками; с округлой дугообразной передней частью для прикрепления постромок. Такая же форма саней употребляется в Северо-Восточной Сибири и для собачьих упряжек.

Между Енисеем и Индигиркой тунгусы приблизились к берегам океана. Якуты в этой области являются господствующей народностью. Их постепенное внедрение в среду тунгусов и прочих встречающихся на пути к океану мелких народностей сильно изменяет этнографию этой области. Якуты ассимилируют их и тем самым изменяют их национальную культуру. Отличительной чертой тунгусского оленеводства сравнительно с самоедским является отсутствие сторожевых собак при оленьих стадах. Сравнительно тощие, маленькие, но быстроногие собаки Восточной Сибири употребляются преимущественно для охотничьих целей. Они во многом сохраняют черты своего дикого состояния. Олень для них, будь он дикий или домашний, является законной жертвой. Поэтому собак приходится держать на привязи, если вблизи имеются олени. Иначе они будут гоняться за ними, и стадо разбежится по всем направлениям. Тунгусские олени менее одомашнены, чем олени западносибирских племен. Тем не менее они достаточно ручные, чтобы их доить. Вполне пригодны они и для регулярной гоньбы по почтовым разъездам и в торговых караванах.

Коряки и чукчи образуют третью группу оленеводов, живущую к северо-востоку от тунгусов. Подобно западным племенам Северной Азии, они употребляют оленей только в санных упряжках и не пользуются ими для верховой езды; стада их весьма многочисленны, быть может, самые многочисленные в мире, но степень одомашнения оленя весьма несовершенна. Можно, пожалуй, утверждать, что эти племена не заимствовали домашнего оленя от своих соседей, но что, в подражание им, они сами старались сделать домашними оленей, обитающих в их стране. Это тем более вероятно, что их олени совсем другой породы, чем олени тунгусские. Собаки у коряков и чукоч являются, так же как и у тунгусов, природными врагами оленьих стад, а олени у них так мало приручены, что очень легко возвращаются в дикое состояние. Получить от них молоко почти невозможно. Олени трудноукротимы даже в упряжке. Они не в состоянии выносить продолжительных и регулярных поездок.

Начало корякского и чукотского оленеводства. В настоящее время корякские и чукотские стада оленей довольно многочисленны. Но в прежние времена, вероятно, дело обстояло иначе. Среди различных групп коряков в Северной Камчатке и в местности, прилегающей к бухте Корфа, еще до сих пор существует несколько таких групп, которые в своем хозяйстве объединяют оленеводство и морской промысел. В то время как одна часть живет па берегу, ловит рыбу и охотится на тюленей, другая часть кочует с оленьими стадами на соседних горах. Обычно каждая группа имеет одно селение на берегу и несколько стойбищ внутри страны, каждое с одним стадом. Совершается постоянный обмен между обитателями селения на берегу моря и обитателями стойбищ. Каждый рыболов владеет некоторым количеством оленей, которые находятся на попечении одного из его родственников оленеводов. Время от времени он посещает кочевые стойбища, чтобы насладиться прелестями кочевой жизни в шатре из шкур. В свою очередь, оленевод также желает половить рыбы и поохотиться на тюленей и во время охотничьего сезона приходит к берегу. Стада у этих групп немногочисленны, так как внимание народа разделяется между оленеводством и морским промыслом.

Не далее как в половине XVIII столетия предки жителей почти всех корякских селений Камчатки имели оленей, между тем как теперешние обитатели их живут исключительно рыболовством. В подобных же условиях, очевидно, скоро окажутся и пленные чукчи, живущие при устье Анадыря и вдоль морского берега от залива Св.Креста до мыса Эрри. Здесь только около половины стойбищ имеют небольшие стада. Кормятся же они главным образом тюленьим промыслом.

Вероятно, чукчи лишь в XIX столетии стали собственниками многочисленных стад. Во время появления русских беспрерывные войны на корякской границе предпринимались чукчами главным образом с целью захвата у коряков оленьих стад. Так, например, по свидетельству Крашенинникова, чукчи в 1738--1739 гг. отняли у коряков стада на реках Опуке и Хатырке. Корякские рыболовы, живущие на реке Опуке, считают, что их предки были теми самыми оленеводами, стада которых отняли чукчи. В действительности опукские коряки говорят наречием пленных коряков и отличаются в некотором отношении от своих западных приморских соседей. Почти все чукотские рассказы о войнах с коряками объясняют эти войны теми все причинами. Оленные коряки описываются и этих рассказах имеющими большие стада, живущими исключительно от них и не занимающимися морским промыслом. Оленные чукчи представляются в качестве полуприморского племени с решительным отвращением ко всему, что находится вдали от морского берега, и с исключительной любовью к морской пище -- китовому жиру и тюленьей ворвани, часто даже с риском для своей жизни добывающими пропитание. В сказании "Эленди и его сыновья" чукотская девушка, похищенная корякским воином и вынужденная сделаться ero женой, упрекает мужа за его образ жизни следующими словами: "Когда я жила с моими братьями, они кормили меня морским мясом и тюленьим жиром. Зачем ты надоедаешь мне своим всегдашним оленьим мясом".

Возрастание чукотского оленеводства. Возрастание чукотского оленеводства падает преимущественно на второе 50-летие XIX столетия. Оно шло одновременно с продвижением чукоч в западном и южном направлении. При посещении мною местностей по Большому и Малому Анюю, лет двадцать пять спустя после пребывания там барона Майделя, туземцы говорили, что некоторые из тех семейств, которые во времена Майделя кормились за счет стад других владельцев, теперь в состоянии кормиться своими собственными стадами. На реке Омолон сын богатого оленевода, который при Майделе имел два стада, в это время имел пять больших стад, а двое из его родственников имели по три стада каждый. Но в 1901 г., по слухам, оленьи стада на Омолоне потерпели большой ущерб от копытной болезни.

Раньше уже было упомянуто, что обитатели многих приморских селений стали переходить к оленеводству и что даже некоторые из азиатских эскимосов стали обзаводиться стадами оленей. Так, богатый эскимос Кувар на мысе Чаплина в начале XX столетия имел два больших стада, которые находились на попечении его друга -- оленевода-чукчи. Он снабжал своего пастуха всеми американскими, русскими и эскимосскими товарами, необходимыми для потребностей его семьи...


 Об авторе

Владимир Германович БОГОРАЗ (1865--1936)

Выдающийся отечественный этнограф и лингвист, общественный деятель и писатель; основатель советской этнографической школы. Родился в городе Овруч Волынской губернии, в семье учителя. В 1880 г. поступил на физико-математический факультет Петербургского университета, откуда перевелся на юридический факультет, но не окончил его, поскольку в 1882 г. был выслан на родину, а в 1883 г. арестован за участие в народовольческом движении и отсидел год в тюрьме. В 1886 г. отправлен в ссылку в Колымский округ Якутской губернии, где и начал научную деятельность; участвовал в экспедициях по изучению народов Севера. В 1899 г. уехал в США, где принял участие в экспедиции, организованной знаменитым антропологом Ф.Боасом. До 1904 г. работал в Американском музее естественной истории (Нью-Йорк). В 1906 г. -- один из организаторов "Трудовой группы" в Государственной Думе. С 1918 г. сотрудник Музея антропологии и этнографии АН СССР, с 1921 г. профессор ряда ленинградских вузов. Член-корреспондент Академии наук СССР.

В.Г.Богораз -- один из зачинателей изучения истории, этнографии, культуры и быта народов Севера, инициатор создания Комитета Севера при Президиуме ВЦИК и Института народов Севера. Среди его научных трудов выделяется фундаментальная монография "Чукчи", подготовленная в начале XX века и опубликованная в США на английском языке; три ее части были переведены автором на русский язык и вышли в СССР в 1934, 1939 и 1991 гг. Он получил известность и как лингвист, составивший грамматику и словарь чукотского языка, опубликовавший фольклорные тексты на чукотском, корякском, камчадальском языках, очерки грамматики эскимосского и ламутского (эвенского) языков. Широкую популярность имели повести, рассказы и стихотворения В.Г.Богораза, опубликованные под псевдонимом "Тан" (впоследствии он стал употреблять этот псевдоним вместе с настоящей фамилией).

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце