URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Ильенков Э.В. Об эстетической природе фантазии. Что там, в Зазеркалье?
Id: 212921
 
209 руб.

Об эстетической природе фантазии. Что там, в Зазеркалье? Изд.стереотип.

URSS. 2016. 128 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-05318-1.

 Аннотация

Предлагаемая читателю книга содержит избранные статьи выдающегося советского философа Э.В.Ильенкова (1924--1979), посвященные вопросам искусства и эстетики. Автор рассуждает о природе художественной фантазии, той таинственной способности, которая отличает художника, творца от человека с математическим умом; о важнейших проблемах эстетики как науки и о специфической функции искусства, в которой его не может заменить никакая другая форма общественного сознания; о том, можно ли в искусстве, литературе говорить о серьезных вещах несерьезным тоном, а также об отношениях красоты, добра и истины, в частности в свете концепции Г.В.Ф.Гегеля об отношении истины к красоте.

Книга рекомендуется философам, искусствоведам, культурологам, всем заинтересованным читателям.


 Оглавление

Об эстетической природе фантазии
Что там, в Зазеркалье?
О "специфике" искусства
Почему мне это не нравится
Гегелевская концепция красоты и истины

 ОБ ЭСТЕТИЧЕСКОЙ ПРИРОДЕ ФАНТАЗИИ (отрывок)

Слово "фантазия" -- слово коварное, обоюдоострое. Оно может обидеть не менее сильно, чем польстить. Когда речь заходит о науке, оно звучит уничтожающе и без добавления эпитета "досужая". Художник, напротив, может быть горд, когда его созданиям приписывают богатство и даже избыток фантазии.

Однако ученый педант, то есть человек с формально вышколенным интеллектом, но начисто лишенный живого воображения, невыносим не только в личной жизни; сама наука страдает от него гораздо больше, чем приобретает. И именно ученый педант от науки охотнее всех пользуется словом "фантазия" как милицейским свистком, едва наука начинает прорываться за пределы познанного, за границы узаконенного. С другой же стороны, никто другой не кричит громче об абсолютной свободе фантазии, чем художник, не имеющий за душой ничего, кроме болезненно обостренного желания быть не таким, как все... И это тоже правда.

Коварно не слово "фантазия", а сама фантазия, сама сила воображения. Она как острый нож, способный и наносить и лечить раны -- смотря по тому, в какие руки он попал. К тому же в неловких руках хирурга он не менее опасен, чем в искусных руках злодея. И все же ни в том, ни в другом случае ни в чем не повинен сам по себе нож. И если оставить в стороне случаи злоупотреблений или неумения, с фантазией дело обстоит точно так же.

Сама по себе взятая фантазия, или сила воображения, принадлежит к числу не только драгоценнейших, но и всеобщих, универсальных способностей, отличающих человека от животного. Без нее нельзя сделать ни шагу не только в искусстве, если, конечно, это не шаг на месте. Без силы воображения невозможно было бы даже узнать старого друга, если он вдруг отрастил бороду, невозможно было бы даже перейти улицу сквозь поток автомашин. Человечество, лишенное фантазии, никогда не запустило бы в космос ракеты. "В самом простом обобщении, в элементарнейшей общей идее ("стол" вообще) есть известный кусочек фантазии", и "даже в математике она нужна, даже открытие дифференциального и интегрального исчислений невозможно было бы без фантазии".

Что такое художественная фантазия, та таинственная способность, которая специфически отличает художника, творца художественных ценностей? И в каком отношении она находится к фантазии математика или строителя ракет, взвивающихся в космос? Есть ли тут вообще какое-нибудь прочное отношение, о котором стоило бы говорить в эстетике?

Ведь есть же мнение, что современный человек может вовсе обойтись без художественной фантазии, то есть без способности, которая до сих пор развивалась именно искусством; согласно этому мнению, художественная фантазия даже мешает "современному", трезво математическому уму, расслабляет его жесткость, притупляет его остроту, уводит от жизни в царство эмоционально заманчивых, но бессильных иллюзий...

По счастью, это высокомерное отношение к "лирикам" возникло и имеет хождение вовсе не в среде настоящих "физиков", не в среде действительно крупных теоретиков современности. Оно возникло в ходе пререканий посредственных "физиков" с посредственными же "лириками" и серьезного разговора об отношении настоящего искусства с настоящеи наукой вовсе не касается.

Тем не менее в коллизиях развития современного искусства и современной науки этот спор и это мнение имеют некоторые, и весьма серьезные, основания и причины, и о них не лишне подумать.

История ничего серьезного не делает без достаточной на то необходимости. И если человечество века и даже тысячелетия вынуждено было идти на жертвы и и лишения ради того, чтобы вырастить редкие, но прекрасные цветы искусства, то этого не объяснить "врожденной" любовью человека к "красоте". Человеческая цивилизация развивает только такие формы деятельности и соответствующие им способности, которые необходимы с точки зрения этой цивилизации в целом.


 Об авторе

Эвальд Васильевич ИЛЬЕНКОВ (1924--1979)

Выдающийся советский философ, доктор философских наук. Окончил философский факультет МГУ им.М.В.Ломоносова, а также аспирантуру. С 1953 г. до конца жизни работал в Институте философии АН СССР. Прошел войну, награжден орденом Отечественной войны II степени и медалями.

Э.В.Ильенков -- автор множества философских трудов, самые известные из которых: "Диалектика абстрактного и конкретного в "Капитале" Маркса" (1960; 2-е изд. URSS, 2011), "Об идолах и идеалах" (1968), "Диалектическая логика. Очерки истории и теории" (1974; 4-е изд. URSS, 2011). Кроме работ по диалектической логике, теории познания и истории философии, известны также труды автора по психологии и теории образования. Произведения Э.В.Ильенкова переведены на 18 языков мира.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце