URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Вайнштейн И.Я. Гегель, Маркс, Ленин: Этапы развития диалектической мысли
Id: 210348
 
639 руб.

Гегель, Маркс, Ленин: Этапы развития диалектической мысли. № 68. Изд.стереотип.

URSS. 2016. 352 с. Твердый переплетISBN 978-5-397-05249-8.

 Аннотация

В книге отечественного философа И.Я.Вайнштейна (1885--1938) представлена попытка проследить общее и различное во взглядах трех великих мыслителей --- Г.В.Ф.Гегеля, К.Маркса и В.И.Ленина, обозначающих три исторически-решающих этапа в развитии диалектики. Книга содержит три смысловые части. В первой части рассматривается диалектика как революционная логика; описывается революционное значение диалектики Гегеля, излагается логика Гегеля в интерпретации Ленина. Вторая часть посвящена рассмотрению диалектики как материалистической теории познания по Марксу. Наконец, в третьей части представлена теория Ленина --- диалектика как методология пролетарской революции; освещается взаимосвязь диалектики и экономики.

Книга рекомендуется философам, историкам, обществоведам, экономистам, всем заинтересованным читателям.


 Оглавление

Предисловие ко второму изданию
Предисловие к первому изданию
ДИАЛЕКТИКА КАК РЕВОЛЮЦИОННАЯ ЛОГИКА
 I. Революционное значение диалектики Гегеля
 II. Диалектика побеждающего рабства
 III. Реакционная критика диалектики
 IV. Логика Гегеля в интерпретации Ленина
  A. Сущность логической революции
  Б. Абсолютное и относительное
  B. Проблема теории познания и закон единства противоположностей
ДИАЛЕКТИКА КАК МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ПОЗНАНИЯ
 I. Диалектика и материализм
 II. Единство теории и практики
 III. Абстрактное и конкретное
 IV. Закономерность конечной цели
ДИАЛЕКТИКА КАК МЕТОДОЛОГИЯ ПРОЛЕТАРСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
 I. Пролетарская революция и логика бесконечности
  A. Монополистический капитализм как умирающий капитализм
  Б. Империалистическая экономика и социалистическое строительство
  B. Диктатура пролетариата и революционная тактика
  Г. Социалистическая культура и шаблон оппортунизма
 II. Экономика и диалектика
  A. Народническая критика капитализма
  Б. Теория реализации и экономическая романтика
  B. Аграрная проблема и ревизионизм
Заключение

 Предисловие ко второму изданию

Известны слова Маркса относительно ненависти, которую стала вызывать гегелевская диалектика среди буржуазии, когда под ее мистической оболочкой обнаружилось ее рациональное зерно. Материалистическая диалектика даст, конечно, гораздо больше оснований для такой ненависти. Последняя особенно сильна в паше время, когда под знаменем материалистической диалектики развертывается огромного размаха социалистическое строительство, повергающее в бешенство капиталистический мир.

Диалектика исторически всегда была формой мышления, стихийное следование которой стимулировало к преодолению окостенелых научных традиций и прокладыванию новых путей. Подлинная наука всегда революционна.

Напротив, метафизический метод мышления всегда направлен на очищение действительности от проникающих ее противоречий и затушевание ее многообразных закономерностей, которые он укладывает в прокрустово ложе ограниченных и безжизненных схем. Стихийные вспышки недовольства таким методом мышления имели место на всем протяжении истории научного мышления. Однако подобные вспышки уживались с господством логической традиции, которая в общем и целом оказывалась доминирующей. Силой своего гения Гегель выступил против догматизма мышления, скованного унаследованными традициями. "Догматизм мышления в знании и изучении философии заключается не в чем ином, как в мнении, будто истинное состоит в суждении, которое представляет собою устойчивый результат или которое непосредственно известно".

Нельзя сказать, конечно, чтобы Гегель сам оказался свободным от этого догматизма, которому он отдал немалую дань в лице своего идеализма. Однако, являясь одновременно великим революционером, он обнаружил достаточно смелости, чтобы коренным образом развенчать старую формальную догматику и провозгласить истинность диалектического мышления. Старое мышление чувствовало себя фривольно в свободном от отрицательного содержании. Филистерская боязнь отрицательного вызывала со стороны Гегеля едкий сарказм и жестокую насмешку. Гегель, напротив, называл отрицательное "волшебной силой", которая движет миром, стимулирует творчество его новых форм. Диалектика, усматривающая в отрицательном источник положительного творчества, особенно ненавистна буржуазии в эпоху социалистическихреволюций и неуклонного роста пролетарского государства, закладывающего с огромным напряжением фундамент нового общества, которое, говоря словами Маркса, представляет истинное "решение загадки истории". Материалистическая диалектика явилась и является незаменимым оружием в борьбе за окончательное решение этой загадки, выражающееся в полной ликвидации отношений эксплоатации и угнетения и создапии коммунистического общества. Решение этой загадки далеко не протекает гладко, безболезненно, мирно, так как силы старого мира всячески тормозят это решение, оказывают отчаянное сопротивление побеждающему натиску социалистического строительства.

Переживаемый нами период социалистической реконструкции народного хозяйства, коренной переделки сельской экономики, где мелкое производство с его капиталистическими тенденциями держится особенно цепко и упорно, период невиданных темпов обобществления не может не вызвать судорожных усилий со стороны элементов, гнездящихся в порах старого мира. Совершенно естественно, что идеологическим стержнем бессильного консерватизма могут быть только различные вариации метафизического мышления, устремленного к старым формам, потерявшим всякую жизнеспособность. Сейчас, когда происходит крутая ломка всех рутинных и привычных форм общественности, выдвигается с исключительной силой важность массового усвоения материалистической диалектики, т.е. "всесторонней универсальной гибкости понятий", материалистическое применение которой представляет лучшее противоядие против рецидивов вульгарного мышления, которое не терпит такой гибкости, "доходящей до тождества противоположностей". Гениальным выражением такой гибкости является мышление Маркса. Отсюда задача методологического осмысления марксова учения, которое с этой сторопы в большинстве случаев оставалось в тени. Гениальность марксова исследования капитализма заключается в диалек тическом понимании его законов, одновременно представляющем понимание путей разрешения его противоречий, которые проникают эти законы.

Политическая экономия буржуазии, орудовавшая метафизическим методом, доходила до геркулесовых столбов в искажении действительности и грубейшем притуплении ее противоречий, которого не могли избежать даже лучшие из буржуазных экономистов. "Труд или капитал" -- в этом выражении Рикардо резко выступает противоречие и наивность, с какой это высказывается, как нечто тождественное".

Вооруженный методом материалистической диалектики, Маркс проник в диалектику капиталистического общества, раскрыл его противоречивую сущность в его элементарной клеточке -- товаре. Материалистическая диалектика представляет сердцевину марксова мышления, непонимание которой превращает в загадку его внутреннюю структуру и имманентную последовательность его категорий. Отсюда необходимость усвоения гегелевской логики в качестве орудия понимания марксова учения, проникнутого методом материалистической диалектики.

Ленин видел задачу Гегеля в изложении связей и переходов одной категории в другую. Маркс, исследуя капиталистическую систему, прослеживал с гениальной силой связи и переходы капиталистической экономики, давая пример материалистического применения диалектики Гегеля. Логика противоречий давала Марксу возможность проникнуть в противоречивую сущность важнейших основ капитализма. Возьмем, например, категорию наемного труда -- базиса капиталистического общества. Маркс в отличие от буржуазной политической экономии, стиравшей его специфическую сущность, исследовал эту категорию под углом свойственных ей исторических протигоречий. Наемный труд в свете такого исследования оказался трудом, "который отчуждается от самого себя, которому противостоит созданное им богатство как чужое богатство; его собственная производительность как производительность его продукта; его обогащение как самообеднение; его общественная сила как власть общества над ним".

Буржуазный экономист, находившийся под властью механического мышления, оказался совершенно неспособным усмотреть эту противоречивость наемного труда, которую он наивно отождествлял с капиталом, отождествлял с эксплоатирующей его властью мертвого труда.

Ленин, который подобно Марксу видел в материалистической диалектике единственно революционный метод мышления, систематизированный с огромной силой Гегелем, связывал теснейшим образом понимание Маркса с пониманием гегелевской логики. Ленин это четко выразил в следующем афоризме, имеющем большое методологическое значение: "Нельзя вполне понять "Капитал" Маркса, особенно его I главы, не проштудировав и не поняв всей логики Гегеля. Следовательно, никто из марксистов не понял Маркса полвека спустя". Ленин меньше всего третировал Гегеля, считал материалистически усвоенную логику последнего лучшим орудием осмысления Маркса. Можно поэтому сказать, что всякие попытки понимать Ленина под углом механической метафизики, терпят позорный провал, переходя в извращение его учения. Ленин проник в диалектику монополистического капитализма, осознал с непревзойдённой силой присущие ему противоречия, которые делают его умирающим капитализмом. Стоит упустить из виду качественные особенности этих противоречий, чтобы монополистический капитализм оказался не умирающим, а развивающимся в сторону полномерной организованности й всеохватывающей рационализации, лишенной всяких противоречий. Подобного рода искажения объяснимы только рецидивами механической метафизики, которая независимо от субъективных симпатий или антипатий ведет к отрыву от действительности и беспочвенному формализму, реакционному в любой форме.

Метафизики всякого рода склонны опошлять диалектику, третировать ее крупнейшего систематизатора, выдавать механическую метафизику за высшую форму мышления. Борьба против такого опошления, которое сейчас захлестывает все отрасли научного мышления, является неотложней задачей дня. Неотложность эта усугубляется огромным интересом масс к проблемам теории, который должеп быть направлен на усвоение подлинно революционной философии, которая в творчестве Гегеля, Маркса и Ленина находит свое непревзойденное и неисчерпаемое выражение.


 Предисловие к первому изданию

Гегель, Марко и Ленин являются тремя гигантами, творческое содержание которых может быть исчерпано не усилиями отдельных лиц, но коллективной работой поколений. Подобное обстоятельство не может и не должно, однако, препятствовать отдельным попыткам проследить общее и различное у этих трех мыслителей, обозначающих три исторически-решающих этапа, исполненные необъятного революционного содержания.

Данная работа является попыткой в указанном направлении, которая находит себе оправдание лишь в качестве отдельного фрагмента в общей системе коллективных теоретических усилий, которые только способны полностью охватить и исчерпать этот поистине громадный творческий круг.

И.Вайнштейн.

 Об авторе

Вайнштейн Израиль Яковлевич
Выдающийся философ-диалектик, представитель философской школы А. М. Деборина. Родился в городе Коростышеве, в бедной семье. Самоучкой приобрел обширные познания. В детские и юношеские годы, пренебрегая голодом, в любое время года ежедневно ходил за много километров в Житомир, где занимался в городской библиотеке и изучал произведения классиков мировой философской мысли и художественной литературы. Участник Первой мировой и Гражданской войн. В 1921 г. сдавал экзамены в Институт красной профессуры. Принимавший экзамены академик А. М. Деборин сказал: «Он знает не меньше нас — преподавателей» и пригласил Вайнштейна на работу в Институт философии.

В своих трудах И. Я. Вайнштейн стремился вписать марксизм в традицию немецкой классической философии и критиковал позитивизм (махизм, взгляды А. А. Богданова). Академик А. М. Деборин называл Вайнштейна «святым»: тот был равнодушен к материальным интересам и безгранично предан науке. После того как деборинская школа была разгромлена, И. Я. Вайнштейн преподавал философию в вузах, заведовал кафедрой в Московском авиационном институте (МАИ). В 1935 г. получил ученую степень доктора философских наук. В 1936 г. был арестован за принадлежность к деборинской школе и отправлен в лагерь. Здесь этот смелый человек прямо говорил правду о происходившем в стране, за что в 1938 г. по приказу лагерного начальства был расстрелян. Сын И. Я. Вайнштейна, Севьян Израилевич Вайнштейн (1926–2008), стал известным этнографом, специалистом по проблемам истории, этнографии и археологии Тувы.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце