URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Тавокин Е.П. Управление --- социальное управление --- социология управления
Id: 207051
 
359 руб.

Управление — социальное управление — социология управления. Изд.стереотип.

URSS. 2016. 254 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-05220-7.

 Аннотация

В учебном пособии излагаются основы и принципы общей теории управления, теории социального управления и социологии управления. Подробно рассмотрены этапы управленческой деятельности. Обосновываются социальные технологии обеспечения и сопровождения управленческих решений, которые целесообразно использовать в практике управленческой деятельности государственных служащих, предпринимателей и других руководящих работников.

Рекомендуется студентам вузов, обучающимся по специальностям "Социология", "Государственное и муниципальное управление", "Управление персоналом", слушателям различных форм профессиональной подготовки, переподготовки и повышения квалификации, а также аспирантам указанных специальностей.


 Оглавление

Введение
Глава 1. Управление
 1.1.Кибернетика как общая теория управления
 1.2.Феномен управления. Основные понятия теории управления
Глава 2. Социальное управление
 2.1.Социальные системы. Понятие социального управления
 2.2.Принципы познания, законы, принципы и функции социального управления
 2.3.Управленческий цикл: формирование информационной базы, диагностика, прогнозирование, принятие решения
 2.4.Управленческий цикл: методы реализации и контроля управленческих решений
 2.5.Процесс социального управления. Режимы управления
 2.6.Информация -- субстрат управленческой деятельности
Глава 3. Социология управления
 3.1.Объект и предмет социологии управления
 3.2.Методы социологии управления
 3.3.Место, роль и организация социологических исследований в практике управленческой деятельности
 3.4.Проблемы и перспективы социологии управления
Заключение
Литература
Приложение

 Введение

Организация человеческого общества определяется системой его управления. Однако она оказывается все менее дееспособной.

Во второй половине 80-х годов прошлого века в СССР началась "перестройка", завершившаяся распадом Союза. На части бывшего СССР образовалось новое государство -- Российская Федерация, в котором немедленно начались "реформы". Катастрофические "достижения" этих "реформ" общеизвестны: потеря почти 30 миллионов численности населения, обвал промышленности, сельского хозяйства, практически полное уничтожение большинства высокотехнологичных производств, многократное снижение уровня жизни подавляющего большинства населения, развал государствообразующих структур -- науки, здравоохранения, образования, вооружённых сил, культуры, потеря продовольственной, товарной, политической независимости и т. д. Не избежала "реформ" с соответствующими последствиями и вся система государственного управления.

Прямым результатом "реформ" организационных структур, механизмов и практики функционирования органов государственного управления явились непомерный рост численности бюрократического аппарата, чрезвычайно высокий уровень дифференциации и формализации его деятельности, агрессивная инерционность, консерватизм, слабая чувствительность к динамичным и противоречивым процессам современной жизни и т. п. Вместо личной ответственности у чиновников господствуют анонимность, а часто и пренебрежение к своим прямым обязанностям. При этом за подавляющим большинством решений, принимаемых практически на всех уровнях государственной власти, не стоит не только научного анализа состояния и тенденций развития социальных процессов, но и элементарного здравого смысла. Следствия достаточно очевидные: низкий уровень доверия граждан к органам государственной власти из-за их неспособности решать не только сложные комплексные проблемы, но и относительно простые бытовые задачи, падение престижа и удовлетворенности своей работой у самих госслужащих, самоизоляция, отчуждение, а иногда и враждебность государственных органов интересам рядовых граждан.

Конкретные причины, обусловливающие систематическое и неуклонное воспроизводство данной ситуации, состоят в следующем:

  • приход во властные структуры современного российского общества людей с низкой, а чаще -- нижайшей управленческой культурой;
  • склонность чиновников к абсолютизации одной точки зрения, нетерпимость к альтернативным подходам;
  • слабое владение или полное отсутствие у них навыков научного анализа имеющейся информации и использования современных методов ее получения из новых источников, более полно отражающих динамизм и специфику управляемых процессов;
  • неудовлетворительный уровень владения руководящими кадрами современными компьютерными технологиями преобразования и анализа информации, низкая мотивация на самостоятельное овладение их возможностями;
  • недостаточно высокое качество законодательных и нормативных правовых актов, низкий уровень правовой культуры и низкая эффективность действующих механизмов контроля в государственном управлении создают предпосылки для волюнтаризма, конфликта интересов и как следствие девиантного поведения среди государственных служащих и коррупционных отношений.

Понятно, что преодоление указанных и других последствий "перестройки" и "реформ" потребует колоссальных усилий, обоснования главных направлений развития, концентрации ещё имеющихся ресурсов на этих направлениях, чёткой координации действий, организацию действенного контроля и т. д. Таким образом, в число наиболее актуальных проблем развития современной России входит задача радикального повышения качества и эффективности управленческой деятельности, повышения профессионального уровня управленцев.

Как решать эту проблему?

Её можно решать на основе тщательного анализа каждым конкретным чиновником имеющихся у него практических навыков, которые он более или менее часто и осознанно использует, накапливает и совершенствует и которые, в конечном счёте, формируют его профессиональный и жизненный опыт. Если чиновник достаточно чувствительно и внимательно относится к тому, что и как происходит в сфере его компетенции, то какая-либо теория такому чиновнику для реализации и совершенствования собственной управленческой деятельности, в общем-то, не требуется.

При необходимости передачи управленческих навыков другим -- тем, кто только вступает в сферу управленческой деятельности, -- решение этой проблемы также возможно без привлечения каких-либо теорий. Понятно, что и в этом случае потенциальные чиновники должны тонко чувствовать то, что происходит в сфере их предстоящей деятельности, видеть и понимать реакцию на их действия управленца-учителя и обладать способностью ставить себя на его место в различных управленческих ситуациях.

Достаточно очевидно, что такой процесс передачи управленческих навыков без опоры на понятийный и терминологический аппарат теории управления -- это хорошо известный путь "проб и ошибок". Основывается он на том, что всегда найдутся отдельные индивиды, которые смогут проникнуть в тонкости и понять важные нюансы конкретных управленческих ситуаций, выработать в себе некоторую совокупность конкретных управленческих навыков и достаточно успешно справляться с задачами управленца в реальных жизненных ситуациях. Те же, кто не обладает такими навыками, набьют себе много "синяков и шишек". И с этим можно было бы согласиться: в конце концов, это их "синяки и шишки" и набьют они их себе! Однако возникает одно досадное обстоятельство: они набьют их не только себе, но и тем, кто прямо или косвенно связан с последствиями их управленческих действий! Ведь хорошо известно, что всякое действие в социуме, а тем более действие государственного или муниципального чиновника, затрагивает множество людей, подчас не в одном поколении. Таким образом, возведение в статус стратегии пути "проб и ошибок" чревато совершенно неприемлемыми негативными последствиями.

На наш взгляд, формирование и передача необходимой управленческой культуры от поколения к поколению, от управленца к управленцу будут гораздо более результативными, если этот процесс будет строиться на основе достаточно чётко разработанной фундаментальной общей теории управления в совокупности с соответствующими частными управленческими теориями. Именно это направление следует рассматривать в качестве стратегического. Необходимо, однако, заметить, что несмотря на то, что путь "проб и ошибок" как стратегия многократно доказал свою пагубность, полностью исключать его всё же нецелесообразно. Его можно использовать в качестве вспомогательного, сосуществующего в качестве практикума с основным.

Насколько же успешно справляются соответствующие высшие учебные заведения РФ с реализацией названной стратегии?

Если взглянуть на тематику учебных планов этих вузов, то очень трудно не заметить, что обучение принципам, технологиям и методам управления осуществляется преимущественно в рамках менеджмента, а также в виде множества специализированных частных управленческих дисциплин и практик: политического, государственного, муниципального, корпоративного, военного управления, управления персоналом, делопроизводством, качеством, финансами, маркетингом, транспортировкой грузов и т. п. В учебных программах некоторых вузов студентам приходится изучать 3--4 и более специализированных управленческих дисциплин. В результате вместо цельного, единого представления об управленческой деятельности в сознании обучаемых управление предстаёт в виде пёстрой, эклектичной мозаики в чём-то похожих, но всё-таки различных концептуальных и технологических практик. Образуются своеобразные теоретические джунгли, пробиться сквозь которые к единой, целостной картине о природе управления удаётся далеко не каждому.

Можно вполне уверенно утверждать, что в настоящее время в учебных программах вузов нет обобщающей, соответствующей потребностям современной управленческой практики науки об управлении. Во всяком случае, специальность "Социальное управление" в российских вузах отсутствует, ее заменяет "Менеджмент".

Огромная номенклатура отечественных и переводных учебников по менеджменту, появившаяся в последнее десятилетие и выпускаемая большими тиражами, в принципе не может компенсировать дефицит изданий по общей теории управления. Как известно, менеджмент в силу своей ограниченной предметной области не может заменить не только общую теорию управления, но даже такой частный вид управленческой практики как социальное управление, которое значительно шире и богаче менеджмента. Сложившаяся в 1990-х и укрепившаяся в 2000-х годах тенденция рассматривать менеджмент в качестве базовой теории управления приводит к тому, что у обучаемых управление предстаёт в основном только как средство достижения прагматичных целей социально-экономических структур. В качестве примера можно привести вполне доброкачественный, оснащённый всеми атрибутами, необходимыми для такого рода изданий учебник: "Теория управления: Учебник. Изд. 3-е, доп. и перераб. / Под общ. ред. А. Л. Гапоненко, А. П. Панкрухина. М.: Изд-во РАГС, 2008".

Авторы учебника с первой же фразы дают идентичное (за исключением некоторых нюансов) общепринятому определение управления: "Управление есть элемент и одновременно функция организованных систем различной природы (биологических, социальных, технических и др.), обеспечивающая сохранение их структуры, поддержание режима деятельности, реализацию программы и цели деятельности" (С. 19).

Однако сразу же поясняют: "В дальнейшем под словом "управление" понимается, как правило, управление социально-экономическими процессами" (С. 20). То есть "теория управления" раскрывается исключительно через призму проблем социально-экономической сферы общества.

Эта ориентация на экономику приводит авторов к противоречию.

С одной стороны, они совершенно справедливо отмечают, что "общие закономерности управления выявлены кибернетикой, наукой об общих принципах и методах управления сложными системами в природе, технике и обществе" (С. 19). Далее, однако, они утверждают, что "предмет науки управления составляют управленческие отношения, в которых проявляются одновременно экономические, социальные и политические отношения и интересы, находящие выражение в воздействии на общество или на его отдельные элементы с целью их упорядочения, сохранения качественной специфики, совершенствования и развития" (С. 20). Ясно, что никаких управленческих отношений, "в которых проявляются одновременно экономические, социальные и политические отношения и интересы", в природе и технической сфере не существует. Таким образом, под наукой управления авторы понимают исключительно её усечённый вариант, ориентированный на социально-экономическую сферу.

Не способствует решению названной задачи и никак не контролируемая дифференциация науки об управлении. Это очень опасная тенденция, так как она нарушает целостность представления о природе управления.

В самой по себе дифференциации наук нет ничего плохого, однако это может быть эффективно, лишь тогда, когда имеется целостное представление о предметной области. Только в этом случае частные науки будут восприниматься скоординированно, не заслонять, а дополнять друг друга, высвечивая новые грани и углубляя понимание базовой теории.

Вызывает озабоченность и то обстоятельство, что сами авторы учебников, посвящённых частным видам управления, часто не вполне представляют себе существо управленческой деятельности в целом. Таких учебников великое множество. Например: Атаманчук Г. В. Теория государственного управления: Курс лекций. 3-е изд., доп. М.: Омега-Л, 2005.

В Лекции 1, названной "Понятие государственного управления", автор предлагает читателям базовую дефиницию: "... Управление... в буквальном смысле этого понятия начинается тогда, когда в каких-либо взаимосвязях, отношениях, явлениях, процессах присутствуют сознательное начало, интерес и знания, цели и воля, энергия и действия человека" (С. 41). В этой дефиниции именно СМЫСЛА управления не раскрывается. Очень смутно и суесловно указываются области, где управление "присутствует". При этом признаки "присутствия" таковы, что подходят практически к ЛЮБОЙ деятельности человека: приём пищи, ограбление банка, ловля рыбы и т. д.

Далее поясняется: "Управление -- это одна из труднейших и ответственейших сфер интеллектуальной и практической деятельности людей. Это сфера, от состояния которой во многом зависит благополучие общества и, в конечном счёте, -- судьба каждого человека" (С. 42). И эта столь же суесловная, очень похожая на банальность "дефиниция" СМЫСЛА управления также не проясняет.

Следующее разъяснение: "... Управление есть процесс и продукт функционирования сознания и воли людей, важнейшее направление действия их разума" (С. 43). Как видно, и здесь автор верен себе: определить, ничего не определяя.

Ещё одна попытка автора справиться с задачей определения ГЛАВНОГО понятия учебника выглядит следующим образом: "Управление есть обязательная интегрирующая функция любой коллективной экономической деятельности, обусловленная специализацией и кооперацией труда, производства и обслуживания" (С. 52). В этом "определении" появляется проблеск попытки как-то обозначить различительную способность понятия "управление". Оказывается, (по мнению автора) управление есть функция только экономической деятельности. Причём не всей, а только обусловленной "специализацией и кооперацией труда, производства и обслуживания".

В целом автор в этом (и во всех остальных, как правило, весьма объёмных) печатном труде убедительно раскрыл свой, к сожалению, не уникальный, а свойственный большинству гуманитариев и, в особенности, юристам, талант пространно и многословно рассуждать о весьма важных вещах, не сказав решительно ничего определённого. Это в целом. Что же касается собственно управления, то из обильных текстов данного автора следует, что он не имеет даже отдалённого представления об общем смысле управления. Он искренне убеждён, что разработка законов и механизмов, обеспечивающих их выполнение, это и есть управление. Ему, по всей видимости, невдомёк, что то, о чём он так пространно и туманно рассуждает, не более чем один из видов РЕГУЛИРОВАНИЯ, что оно ПРИНЦИПИАЛЬНО отличается от УПРАВЛЕНИЯ. Автор не подозревает, что право, как наука, исследующая преимущественно правовое регулирование общественных отношений, не исчерпывает и в принципе не может исчерпать сложную структуру управления как имманентного социального феномена, раскрыть специфику управленческих общественных отношений, предложить инвариантные алгоритмы управления.

При всех рассмотренных трудностях остаётся неизменным императив: высшая школа должна готовить профессиональных управленцев, как ей и положено, -- высшего класса. Без знания общей теории управления обеспечить достижение этого статуса невозможно. Её отсутствие в учебных планах высших учебных заведений существенно снижает надежды на возможность повышения качества управленческой деятельности властных структур со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Парадокс заключается в том, что такая теория уже давно существует. Сущность, принципы и законы управления давно разработаны в рамках кибернетики и сопряжённой с ней общей теории систем. Таким образом, проблема легко преодолевается принятием соответствующего решения.

Основными задачами включения общей теории управления и социального управления в программы соответствующих специальностей вузов являются:

  • дать обучаемым чёткое представление о сущности управления на основе рассмотрения инвариантных принципов и механизмов этого процесса;
  • раскрыть специфику и основные этапы социального управления, исходя из характерных свойств социальных явлений;
  • обосновать оптимальные формы и механизмы практической реализации принципов социального управления.

В качестве первого шага в этом направлении можно рассматривать данное учебное пособие.


 Об авторе

Тавокин Евгений Петрович
Известный социолог. Доктор социологических наук, профессор Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова, профессор Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ. Автор множества монографий, учебников, учебных пособий, научных статей общим объемом более 300 печатных листов. Им подготовлено более 50 кандидатов и докторов наук.
 
© URSS 2016.

Информация о Продавце