URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Потапов В.В. Динамика и статика речевого ритма: Сравнительное исследование на материале славянских и германских языков
Id: 204220
 
399 руб.

Динамика и статика речевого ритма: Сравнительное исследование на материале славянских и германских языков. Изд.стереотип.

URSS. 2016. 344 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-354-01522-1.

 Аннотация

Монография является первым лингвистическим трудом, в рамках которого представлены результаты сравнительно-сопоставительного исследования в области приоритетного в языкознании направления --- контрастивной, типологической ритмологии, включающей различные аспекты теории языкового и речевого ритма, специфики ритмической организации речевого высказывания на материале прозаических текстов древних и современных славянских и германских языков, фонетической природы речевого ритма в текстах оригинала и его художественного перевода.

Для специалистов в области славянского и германского языкознания, компаративистики, а также для всех, кто интересуется проблемами лингвистического ритма.


 Содержание

Предисловие
Введение
Глава I. О феномене речевого ритма
 1.1.Типология текстов в диахронии и синхронии
 1.2.Понимание ритма в языкознании
 1.3.Ритмические единицы речи: ритмическая структура и синтагма
 1.4.Из истории развития слоговой системы и фонетической структуры слова в древнерусском и старославянском языках
Глава II. Речевой ритм в диахронии
 2.1.Речевой ритм старославянских текстов IX-XI вв. (по материалам транскрипции)
 2.2.Речевой ритм древнерусских текстов XII в. (на материале оригинала и его перевода на современный русский язык)
 2.3.Речевой ритм текстов XVI в. (на материале оригиналов и их перевода на современный русский язык)
 2.4.Речевой ритм текстов XVII в. (на материале оригиналов и их перевода на современный русский язык)
 2.5.Обобщенный сравнительно-сопоставительный анализ речевого ритма в старославянских и древнерусских текстах IX-XVII вв. и их переводов на современный русский язык
 2.6.Речевой ритм "Слова о полку Игореве" и некоторых его переводов на современный русский язык
 2.7.Фонетические явления и второе южнославянское влияние
 2.8.Ритмическая организация немецких текстов, принадлежащих к различным историческим периодам развития немецкого языка
Глава III. Ритм высказывания и просодические характеристики речи в синхронии
 3.1.Ритмическая организация славянских языков
 3.2.Ритмическая организация немецкого языка
 3.3.Проблемы ритма немецкой звучащей речи
 3.4.Сопоставление акустических характеристик ритмических структур (на материале немецких и русских минимальных пар)
 3.5.Ритмическая организация английского языка
Заключение
Список литературы
Дополнения к списку литературы
Приложение 1
Приложение 2

 Предисловие

Посвящаю моей маме, Родмонге Кондратьевне Потаповой

В последние годы в фонетических и фонологических исследованиях изучение просодических явлений занимает все более заметное место. Это объясняется, по-видимому, не тем, что все вопросы сегментной фонетики решены, а, вероятно, тем, что просодика относительно ближе к смысловой стороне языка, чем сегментная фонетика, а в наши дни все интенсивнее развиваются семантические исследования.

Важным показателем специфических особенностей перцептивной и просодической структурированности речевого высказывания является ритм. Речевой ритм -- понятие многоаспектное, и изучение его весьма актуально уже потому, что, будучи частью "общебытийного ритма", он имеет свою -- далеко не раскрытую -- специфику в силу взаимодействия с членением языкового целого. По определению В.фон Гумбольдта, сама сущность языка как формы мысли заключена в членораздельности. Поскольку "всякое мышление состоит в разделении и соединении", постольку и язык "вечно разъединяет и связывает".

Как показал И.А.Бодуэн де Куртенэ, язык имеет двоякое иерархическое членение. Членение в содержательной сфере оперирует значащими единицами. Членение в звуковой сфере оперирует незначащими единицами. Однако само вычленение последних осуществляется в языке с опорой на значение.

Членение языкового целого типологически неоднородно, и в зависимости от степени разграничения лексического и грамматического может различаться и степень разграничения двух сторон языка и глубина иерархического членения, и степень автономности по отношению друг к другу функционально различных членений синтагматически сложных языковых единиц, и степень противопоставленности парадигматических классов единиц одного ранга. Организация и членение звуковой стороны значащих единиц в разных языках может осуществляться разными средствами. По этим причинам в речевом ритме -- наряду с универсальным и сугубо индивидуальным аспектами -- может быть выделен типологический аспект.

Актуальность исследования ритмической организации речи определяется тем бесспорным фактом, что ритмическая организация речи сегодня является объектом лингвистики (инструментальной фонетики, фонологии, морфологии, синтаксиса), психолингвистики и социолингвистики. Для решения проблематики ритмической организации речи требуются усилия высококвалифицированных представителей различных научных дисциплин гуманитарного цикла, включая историков языка и литературы. Однако, современное состояние научной деятельности характеризуется дивергенцией наук, узкой специализацией научной деятельности. Сфокусировать достижения различных наук на той или иной конкретной проблеме нынче чрезвычайно трудно, но тем более необходимо и актуально.

В.В.Потапов является автором содержательных исследований в области ритма на материале разных языков в диахроническом и синхроническом аспектах. Автор уже хорошо известен своими работами, и его с полным основанием можно называть одним из ведущих специалистов в области лингвистической ритмологии. Книга В.В.Потапова "Динамика и статика речевого ритма. Сравнительное исследование на материале славянских и германских языков", опубликованная в Германии, является обобщением и дальнейшим развитием его предшествующих работ.

В.В.Потапов исследует речевой ритм на материале пяти индоевропейских языков: русского, болгарского, чешского, с одной стороны, и немецкого, английского -- с другой. Несмотря на существенные типологические расхождения в грамматическом строе, все эти языки используют в целях супрасегментной организации слова ударение, которое, однако, также значительно различается и по своей фонетической природе, и, что особенно важно, по своей фонологической значимости. Поэтому выбор указанных языков в качестве объекта исследования представляется удачным.

Благодаря ударению индоевропейское слово предстает как определенная последовательность ударного (ударных) и безударных компонентов, в качестве которых могут выступать и незначащие единицы (слоги), и значащие (морфемы и их совокупности).

Книга В.В.Потапова посвящена разработке одной из актуальнейших проблем современного языкознания: проблеме многоуровневой природы лингвистического нестихового ритма, понимаемого автором как "квазирегулярная повторяемость наиболее частотных для данного хронологического состояния языка и варьирующих под влиянием грамматического строя данного языка ритмических структур, характеризующихся специфической просодической оформленностью в рамках интонационно-смысловых блоков". Подобный подход представляется перспективным.

Научный аппарат отобран весьма корректно в результате трудоемкого и детального теоретико-лингвистического анализа научной литературы. Автором уточнены основные понятия речевого ритма. Особенно удачным является понятие "ритмической структуры" (РС) как минимальной единицы речевого ритма, "ритмической схемы синтагмы" (РСС) и др.

Говоря о значении данной книги, необходимо констатировать, что сопоставление ритмической организации письменных текстов в славянских и германских языках на осях синхронии и диахронии является абсолютно новым и весьма перспективным направлением. Ритмическая специфика письменных и устных текстов связана не только с особенностями речевой просодии, но и с особенностями грамматического строя языков. Ритмическая структура слова большей частью задана, если иметь ввиду постоянство ударения в конкретных словоформах. Заданность ритмической структуры слова и ее связь с грамматической структурой языка -- это те признаки, которые позволяют судить об исторических изменениях речевого ритма в письменных памятниках разных времен.

Эволюция речевого ритма прослеживается В.В.Потаповым для русского языка на материале старославянских текстов IX в., древнерусских текстов XII в. -- "Поучения" Владимира Мономаха и "Слова о полку Игореве" (с переводами на современный русский язык) и нескольких акцентуированных русских текстов XVI--XVII вв. (также с переводами на современный русский язык); для немецкого языка -- на материале двух древневерхненемецких текстов IX в. и одного средневерхненемецкого текста XVI в.

Интересным и оригинальным представляется изучение ритмической организации текста оригинала "Слова о полку Игореве" и сопоставление полученных данных с результатами анализа текстов переводов этого памятника письменности на современный русский язык (переводы В.Жуковского, А.Майкова, К.Бальмонта, С.Шервинского, Н.Заболоцкого, И.Шкляревского). Вследствие того, что большинство исследователей "Слова о полку Игореве" склоняются в пользу музыкального сопровождения при речитативном или певческом характере исполнения, автор совершенно уместно привлек к сопоставительному анализу современный богослужебный текст минеи.

Особый колорит придает данному исследованию обращение в плоскость диахронии. Автору удалось обнаружить существенные сдвиги в ритмической организации прозаической речи в эпоху от старославянского и древнерусского языков (до падения редуцированных) до памятников XVI--XVII вв. и далее до современного русского языка. Весьма важным представляется, в частности, следующий результат: падение слабых редуцированных имело существенные последствия для перераспределения типов ритмических структур, тогда как "прояснение" сильных редуцированных на этот процесс не повлияло. Сам характер указанного перераспределения позволяет говорить об определенной типологической доминанте русской разговорной (и письменной) ритмики.

Новым является то, что формализованная схема синтагмы древнерусского языка, с одной стороны, в достаточной степени принципиально соответствует формализованной схеме синтагмы современного русского языка, с другой стороны, характеризуется достаточно выраженным наличием своих различительных признаков, каузально зависимых от диахронической специфики языка. Вывод о том, что как современный русский язык, так и древнерусский имеют общую тенденцию к реализации ударения на среднем слоге структуры, имеет принципиальное значение для современного языкознания в целом.

Несомненный научный интерес вызывает описание переразложения ритмической организации немецких текстов, которые были взяты в диапазоне от IX в. до XVI в. Переразложение характерно в основном для трехсложных ритмических структур. Актуален вывод о том, что вследствие функционирования синкопы, апокопы, элизии, редукции и т.п. происходит специфическое переразложение ""ритмического" каркаса немецких слов и форм".

В книге проведено сравнение русского и немецкого речевого ритма в период с IX по XI вв. При этом для немецкого и русского языков выявляется ритмическая структура, доминирующая в эволюции языка. В течение названного времени прослеживается перераспределение ритмических структур, одной из причин которых является сдвиг немецкой и русской языковых систем от чисто синтетических форм к более аналитическим. Такой охват материала и полученные результаты создают целостное представление о языке. Это давно ожидаемый подход к изучению языка. Проблема соотношения внешних и внутренних факторов любой эволюции, в частности языковой, во многом определяет направление и ход конкретных исследований. Общий ход развития эволюционистских концепций характеризуется возрастающим интересом к внутренней причинности. Уже в гегелевской диалектике был выдвинут принцип самодвижения, саморазвития, источником которого является борьба внутренних противоречий, присущих каждому явлению, каждому процессу.

В.В.Потапов подтвердил состоятельность концепции, согласно которой цементирование морфем в составе иерархически высшей структурной единицы -- слова в разных языках могло идти различными путями. Для организации древнегерманского слова первостепенное значение имела позиционная закрепленность главного ударения, что естественным образом влияло на ритмическую организацию древнегерманских текстов. Динамика фонолого-морфологических и позиционных изменений в славянских языках носила иной характер. Функционирование закона Гавлика определило специфику развития акцентной системы славянских языков в диахронии.

Еще во второй половине XIX в. чешский лингвист А.Гавлик, исследуя закономерности процесса падения редуцированных в истории чешского языка, пришел к следующему выводу: падение и ли сохранение ("вокализация") славянских еров подчиняется правилам, аналогичным поведению французского ?-muet.

Слависты приложили большие усилия для выяснения процесса падения редуцированных, самым тщательным образом подсчитали число случаев с "правильным" и "неправильным" употреблением еров по памятникам славянской письменности, выдвинули ряд теорий и гипотез. Во второй половине XX в. были предприняты попытки вскрыть причины падения редуцированных; выявить закономерности отступлений от правила Гавлика; определить генезис явления, когда два смежных слога, предельно сближаясь, образуют как бы один слог, что в общем и отражено в правиле Гавлика.

Во всех славянских языках слабые редуцированные пали, конвергировав в нуле звука, но прежнее полезное противопоставление во всех славянских языках первоначально сохранилось в консонантной оппозиции (C' : C), в противопоставлении диезный -- недиезный (смягченный -- несмягченный), либо лабиовеляризованный -- простой согласный. Иначе падение редуцированных не имело бы смысла. Об этом свидетельствует не только логика процессов, но и данные "внешней" типологии. Следовательно, явления, подводимые под правило Гавлика, есть утрата слоговости гласными в результате трансформации: две силлабемы --> один слог. Это является необходимым следствием распада силлабем праславянского языка позднего периода.

Абсолютно верным, с нашей точки зрения, является основной вывод автора книги о функционировании законов Гавлика и Вернера применительно к славянским и германским языкам, сыгравшими решающую роль при формировании речевого ритма в анализируемых языках.

Таким образом, отличительной чертой и принципиальной новизной публикуемой книги является то, что ее автор, в отличие от своих предшественников, исследует ритм прозы в исторической перспективе, создав для этой цели оригинальную методику: он рассматривает некоторые тексты в современной транскрипции, сопоставляя их с записями на древнерусском и старославянском языках, датированными временем их создания. В те периоды, которые разделяют тексты оригинальные и современного переложения, произошли грамматические и фонетические изменения, естественно, повлиявшие на ритмическую организацию этих текстов; так, падение редуцированных ознаменовалось появлением в современном русском языке односложных структур и сокращением многосложных.

Синхронический анализ речевого ритма начинается со славянских языков: русского, болгарского, чешского. Изучаются: членение звучащих текстов разных функциональных стилей на ритмические структуры и синтагмы; распределение ритмических структур и ритмических схем синтагм в публицистических и научно-технических текстах, с одной стороны, и в художественных текстах -- с другой; морфологический состав ритмических структур; просодические и спектральные характеристики ритмических структур и ритмических схем синтагм, на основании чего дана характеристика чешской, болгарской и русской речи по таким параметрам, как мелодический диапазон, мелодическая "изрезанность", энергетическая выраженность, характер членения синтагм на ритмические структуры, темп и т.д.

Таким образом, стоя на позициях И.А.Бодуэна де Куртенэ, автор настоящего исследования развил их и дополнил. И.А.Бодуэн де Куртенэ еще в семидесятых годах XIX в. впервые в славянском языкознании выдвинул и сформулировал идею типологического сравнения в связи с морфологической классификацией языков. И.А.Бодуэна де Куртенэ интересовало не только то, как и с помощью каких средств слоги объединяются в слово (способы присоединения морфем, ударение, гармония гласных, чередование гласных и т.д.), но и гораздо более общие вопросы. Однако прямого соответствия между вышеуказанными факторами и спецификой ритма он не проводил. Автор данной книги проводит последовательный анализ морфологического состава ритмических структур, их комбинаторики и выявляет каузальную зависимость грамматического и ритмического феноменов. Причем последний находится в функциональной зависимости от первого. В результате исследования автор установил, что по признаку соотношения класса и типа ритмических структур и его грамматического состава наличием общих тенденций характеризуются русский и болгарский языки. Для исследуемых языков обнаружено наличие двух ареалов, различающихся ритмически и грамматически. Полученные данные в этом аспекте представляют большой научный интерес.

В книге применительно к немецкому языку рассматривается частотное распределение ритмических структур в парадигматике, то есть в словаре (сначала без учета, затем с учетом локализации второстепенного ударения); соотношение ритмических структур и структуры синтагм, просодические характеристики ритмических структур в синтагматике, то есть в слитной речи.

Далее проводится сопоставление акустических характеристик немецких и русских минимальных пар типа Masse -- масса, Probleme -- проблемы.

Последний раздел "Ритмическая организация английского языка", включающий как результаты собственных изысканий в данной области, так и обобщения результатов исследований, проведенных другими авторами, в значительной своей части посвящен изучению фонетической интерференции в русской речи англичан (в области вокализма, консонантизма и интонации), а также восприятия английского языка русскими при полном незнании этого языка.

Заключающие книгу выводы автора в части, касающейся фонетических аспектов речевого ритма, представляются вполне обоснованными.

Наиболее значительными представляются следующие теоретические положения, разработанные В.В.Потаповым.

Во-первых, на разном материале прослеживается относительный характер ритма, сложность его организации, особенно в языках с подвижным ударением в слове и подвижным интонационным центром в синтагме. Автор показывает многомерность связей разных просодических компонентов речевого ритма.

Во-вторых, в анализ речевого ритма включены интонационные характеристики справедливо. Здесь уместно вспомнить, что еще в 1987 г. на XI Конгрессе фонетических наук в Таллинне вопрос о включении интонации в речевой ритм обсуждался как дискуссионный.

В-третьих, при описании ритмической организации речи специально следует отметить обращение автора к данным грамматического анализа ритмических единиц. В связи с этим основная гипотеза исследования такова: специфика речевой просодии и специфика грамматического строя языков приводит к различным способам фонетического структурирования речевого ритма. Так, например, проведенный анализ позволяет сделать вывод о преобладании в болгарском языке ритмических структур составного грамматического типа, в русском -- в основном простого грамматического типа и в чешском -- комбинированного, примерно с равной степенью простых и сложных форм. Это дает возможность предполагать, что ритмико-структурная организация, ее специфика, обусловлены в значительной степени грамматическим строем языка.

Таким образом, следует подчеркнуть, что многое В.В.Потапов исследует впервые: речевой ритм в синхронии и диахронии на материале старославянских, древнерусских текстов в сопоставлении с их переводами на современный русский язык, а также немецких текстов различных временных пластов; совокупность лингвистических факторов, взаимосвязанных с характеристиками ритмической организации текста; фонетические средства и грамматическое содержание ритмических единиц и т.д.

Автором впервые детально разработан метод исследования речевого ритма в диахронии, предложен метод межъязыковых минимальных пар, предложены приемы выявления типологической специфики ритмического структурирования текстов, применена специальная методика на базе компьютерной технологии и математической статистики. Детально разработан и применен весьма оригинальный и перспективный подход к историко-сопоставительному и типологическому анализу исследуемых текстов. Весьма продуктивно используются современные научные методы и приемы анализа исследуемой языковой материи.

Думается, представило бы большой интерес дальнейшее распространение подобных сопоставлений в рамках языкового союза (чешский и венгерский, белорусский и литовский, русский диалектный и мордовский и т.п.). Было бы желательно сравнить "Слово о полку Игореве" с английским переводом. В связи с возросшим интересом к церковному пению, необходимо сопоставить хотя бы тексты церковнославянского кондакаря с греческим оригиналом.

В заключение следует подчеркнуть, что значение публикуемой книги выходит далеко за пределы перечисленных проблем: здесь решается ряд важнейших вопросов сравнительной ритмологии славянских и германских языков, определена основа сопоставления ритма письменной и устной речи. В исследовании представлено гармоническое сочетание диахронического анализа письменной речи с синхроническим анализом звучащей речи. Разработка проблемы речевого ритма с позиций сопоставительно-типологического подхода вносит ценный вклад в теорию речевого ритма и теорию типологии, способствуя расширению и углублению знаний и представлений о механизмах языковых и речевых процессов с позиций поиска универсалий, типа и индивидуально-специфических особенностей. Развернутые, четко сформулированные выводы исследования дают полное представление о глубине и разноаспектности проведенной автором работы. Данное исследование представляет собой оригинальный научный труд, основные положения, гипотезы, выводы которого новы, доказательны, имеют несомненную теоретическую и практическую ценность.

Проф. В.К.Журавлев

 Введение

В изысканиях любой науки есть проблемы, разработка которых бесконечна в хорошем смысле этого слова. К числу подобных проблем в науке о языке может быть отнесена проблема языкового ритма, являющегося частью общебытийного ритма и отражающего универсальное свойство, заключающееся в колебательном характере различных природных процессов.

Вместе с тем известно, что абсолютно регулярных колебаний в природе не бывает. Именно данный постулат об относительном характере ритма в наибольшей мере соотносится с функционированием речевого ритма в текстах прозы, что и явилось основным объектом нашего исследования, проведенного в сравнительно-сопоставительном ключе на материале прежде всего русского и немецкого языков, а также некоторых других языков (чешского, болгарского, английского) с учетом развития речевого ритма прозаических текстов в диахронии и его специфики в синхронии.

Ритм нестиховой (прозаической) речи (как письменной, так и устной), с нашей точки зрения, может быть определен как квазирегулярная повторяемость наиболее частотных для данного хронологического состояния языка и варьирующих под влиянием грамматического строя языка ритмических структур, характеризующихся специфической просодической оформленностью, и образующих интонационно-смысловые блоки в рамках синтагмы.

Ритм является важным показателем выражения специфических особенностей перцептивной и акустической (в частности, просодической) структурированности речевого высказывания в различных формах языкового творчества. При этом под ритмом звучащего текста не всегда подразумевается жесткая упорядоченность каких-либо определенных речевых сегментов, звуков, слогов и т.д., что характерно, например, для ритма стихотворной речи. Изучение ритма прозаического звучащего текста выходит за рамки подобного подхода и включает рассмотрение как самой специфики распределения во времени различных речевых сегментов, так и особенностей качественного и количественного выражения этих сегментов на фонетическом уровне. С подобных позиций изучение ритма звучащего текста представляет особую сложность.

Актуальность исследования, посвященного разработке проблемы ритмической организации речи, определяется необходимостью углубленного изучения структурной специфики, фонетического выражения и грамматического содержания ритмических единиц речевого высказывания в диахронии и синхронии. Овладение каким-либо языком, его произносительным и содержательным аспектами немыслимо без информации о признаках формирования речевого ритма в высказывании на данном языке. Степень актуальности возрастает также в связи с необходимостью обнаружения и описания сходного и различного феноменов при реализации ритма речи на материале нескольких языков, контрастивное сопоставление которых позволяет вскрыть общее, с одной стороны, и частное, с другой, при выборе языковых средств и их фонетических репрезентаций в процессе построения текста. Сопоставительное исследование речевого ритма актуально также и потому, что связано с необходимостью выявления особенностей ритмической организации высказывания в различных языках, остающихся скрытыми от исследователя при изучении одного языка.

Сравнительное изучение речевого ритма в диахронии не менее актуально, ибо в данном случае открывается возможность проследить влияние грамматических факторов в развитии того или иного языка на формирование и структурирование речевого ритма.

В этой связи следует упомянуть тот факт, что в исторической грамматике важен раздел фонетики, в котором описываются изменения, происходящие в фонологической системе языка. Это связано с тем, что, во-первых, многие разделы фонетики находятся в пограничных областях с морфологией и, во-вторых, многие фонетические изменения непосредственно влияют на ход грамматических (прежде всего парадигматических) преобразований [Ярцева 1997].

Впервые нами проведено исследование речевого ритма в диахронии и синхронии на материале старославянских, древнерусских текстов и их переводов на современный русский язык; древневерхненемецких, средневерхненемецких и современных немецких текстов, а также текстов на материале современного русского, чешского, болгарского и английского языков. Разработан метод исследования речевого ритма в диахронии. Впервые предпринята попытка выявления типологической специфики ритмического структурирования текстов в диахронно-синхроническом аспекте с учетом акцентно-ритмической динамики, морфологических особенностей и стилистической принадлежности исследуемого языкового материала. Наряду с фонетическими средствами впервые при описании ритмической организации речи привлечены данные грамматического анализа ритмических единиц. При проведении экспериментально-фонетического анализа речевого ритма в синхронии проведено выборочное сопоставление между акустической реализацией ритмических структур на материале словарных единиц и звучащего текста. Специальное сопоставительное экспериментально-фонетическое исследование речевого ритма проведено на материале межъязыковых минимальных пар. Разработана специальная методика, предусматривающая исследование ритмической организации высказывания в синхронии с помощью слухового анализа, анализа просодических характеристик (частоты основного тона, длительности, интенсивности), спектрального анализа гласных, проводимого на базе использования компьютерного аппаратно-программного комплекса MEDAV MOSIP (ФРГ).

При обработке экспериментальных данных использованы методы математической статистики (в частности, критерий Стьюдента в его модифицированном варианте).

В качестве базовой единицы описания ритмической организации высказывания в работе рассматривается ритмическая структура (PC), понимаемая как минимальная группа слогов, объединенных наличием одного централизованного ударения [Златоустова 1981]. Термин "ритмическая структура" (в отличие от родственного термина "фонетическое слово") подчеркивает принадлежность данной единицы к системе единиц ритма и представляет ее как структурно-организованный звуковой и слоговой комплекс.

Интерес последних лет со стороны лингвистов к изучению единиц ритма, анализу их особенностей с опорой на ритмическую структуру (PC) свидетельствует о целесообразности выделения PC в качестве минимальной единицы речевого ритма.

Использование PC в качестве такой единицы оправдано и потому, что данная единица является носителем смысла и одновременно носителем просодической информации. Она актуализируется в речевом высказывании и может быть выделена из текста, PC способна функционировать самостоятельно (то есть выступать в роли слова-фразы), а также входить в состав целостного текста, выполняя определенные ритмические и семантические функции. Данная единица является одновременно как единицей речеобразования, так и единицей речевосприятия [Златоустова, Хитина 1988]. Можно говорить также о целесообразности использования PC применительно к диахронии.

Просодическая система языка на более ранних этапах своего развития (то есть в диахронии) включала ритмические единицы, которые состояли из акцентно самостоятельных слов, могущих образовывать отдельные PC, и клитик (как проклитик, так и энклитик) [Зализняк 1985].

В качестве более крупной единицы, в рамках которой осуществляется анализ исследуемого языкового материала, выбрана синтагма, рассматриваемая, как "фонетическое единство, выражающее единое смысловое целое в процессе речи-мысли" [Щерба 1963: 86]. Многие фонетисты подчеркивают, что синтагма представляет собой единицу смыслового и формального плана одновременно, а способность образовывать интонационно-смысловое единство рассматривается как одно из основных ее свойств [Брызгунова 1963; Матусевич 1976 и др.].

На начальном этапе синтагма по Л.В.Щербе понималась несколько односторонне. В ней видели нечто субъективное и членение речи на синтагмы считали зависящим целиком и полностью от произвола говорящего. Причина подобного толкования заключалась в том, что считалось, что предложение, рассматриваемое вне контекста и ситуации, допускает различные варианты членения на синтагмы. "Но в наше время, пожалуй, уже никто не сомневается в том, что синтагматическое членение строго детерминировано содержанием высказывания и определяется правильной трактовкой этого содержания" [Зиндер, Маслов 1982: 57].

В нашем исследовании синтагма в терминах PC предполагает наличие либо одной, либо нескольких PC, соответствующих относительно законченному смысловому целому, которое может быть вычленено испытуемыми перцептивно, то есть при прослушивании текстов, а также на базе акустического анализа. В качестве основных признаков, характеризующих ритм синтагмы, рассматривались длина синтагмы в PC и слогах, а также порядок следования PC в синтагме, что соответствует типам ритмических схем синтагм (РСС).

Основная гипотеза исследования заключалась в том, что различные языки (в частности, русский и немецкий), рассмотренные в диахроническом ключе, характеризуются различным способом фонетического структурирования речевого ритма, что вызвано индивидуальными историческими изменениями фонолого-морфологического уровня, а также процессами, связанными с переходом языковых систем от чисто синтетических к более аналитическим формам. Предполагалось, что динамика ритмических особенностей в диахронии может быть прослежена на материале письменных текстов, относящихся к различным периодам развития языка. Гипотеза исследования применительно к синхронии может быть сформулирована следующим образом. Тексты как письменные, так и устные, рассмотренные в синхронии, характеризуются различной ритмической спецификой, что связано не только с особенностями речевой просодии конкретных языков, но также и с особенностями грамматического строя.

Кроме вышесформулированной основной гипотезы был выдвинут ряд рабочих гипотез. Так, в частности, предполагалось, что ритмическая структурированность звучащих текстов может отражать не только органо-генетические, системные, диалектальные фонетические явления [Торсуев 1977], но также и явления стилистически дифференцирующего характера.

Предметом исследования является ритмическая организация письменных текстов в диахронии и звучащих текстов в синхронии, объектом -- особенности членения письменных текстов в диахронии и слухового членения русской, чешской, болгарской, немецкой и английской речи на материале различных текстов с опорой на PC и синтагмы, а также просодические признаки PC и ритмических схем синтагм (РСС) и их сопоставление.

Основная цель исследования -- выявление, описание и систематизация ритмических единиц речевой материи в диахронии и синхронии применительно к рассматриваемым языкам.

Основные задачи исследования формулируются следующим образом: применительно к диахронии описать в систематизированном виде единицы ритма (PC и РСС), их историческое состояние, динамику становления, современный статус, причинно-следственные связи в возникновении тех или иных языковых ритмических форм, классификацию применительно к различным типам текста.

При сопоставлении языков в синхронии определить перцептивные возможности вычленения PC в потоке речи носителями исследуемых языков, наличие/отсутствие совпадений PC по их классам и типам, частотность PC на материале различных текстов, грамматический состав PC, то есть состав образующих их частей речи (или сочетаний частей речи), а также частотность последних, просодические характеристики PC, просодические характеристики ударных слогов в PC, соотношение просодических характеристик PC в рамках синтагмы, просодические признаки маркирования звуков на границе PC, спектрально-временные характеристики ударных гласных в PC, специфику интегративного описания речевого ритма в исследуемых языках.

Методика настоящего исследования включала несколько этапов:

-- проведение теоретико-лингвистического анализа в целях исследования истории развития акцентных систем в рассматриваемых языках;

-- подбор текстов, подлежащих анализу в диахронии и синхронии;

-- анализ письменных текстов применительно к аспекту диахронии с последующей сегментацией последних на ритмические структуры и ритмические схемы синтагм;

-- подбор дикторов и аудиторов для проведения экспериментально-фонетического анализа звучащих текстов в синхронии (для каждого рассматриваемого языка число дикторов и аудиторов составляло по n=15);

-- запись экспериментального материала в реализации носителями исследуемых языков;

-- проведение слухового анализа экспериментального материала с целью сегментации звучащих текстов носителями соответствующих языков без опоры на графическую информацию -- подсказку о членении текстов;

-- проведение акустического анализа экспериментального материала на базе новейших компьютерных технологий;

-- обработка полученных данных применительно к каждому из исследуемых языков, использование критериев математической статистики; сопоставление полученных данных в контрастивном аспекте.

При проведении исследования в диахронии были подвергнуты анализу 17 текстов. Что же касается массива текстов, проанализированных в аспекте синхронии, то в данном случае для каждого из рассматриваемых языков (русского, немецкого, чешского, болгарского, английского) было взято по 40 текстов. Общее число проанализированных текстов равно 200. Суммарное время их звучания составило 17,5 часа.

Теоретическая значимость исследования заключается в дальнейшем углублении и развитии представлений современного языкознания о речевом ритме, в разработке типологии единиц ритма и способов их функционирования при контрастивном подходе в диахронии и синхронии, что вносит весомый вклад в теорию ритма вообще как универсального явления материи и речевого ритма, в частности.

Практическая ценность определяется тем, что полученные результаты, во-первых, важны для экспериментальных и прикладных изысканий, посвященных глобальному вопросу ритма речи, а, во-вторых, их можно использовать в рамках различных лингвистических построений как в области автоматического синтеза, так и анализа речи. В-третьих, они могут быть применены в лекционных курсах и на семинарах по тематике речевого ритма славянских и германских языков, а также для разработки эффективной методики постановки иноязычного произношения.

Исследование выполнялось при поддержке Германского научного фонда имени Александра фон Гумбольдта на кафедре славянской филологии университета г.Вюрцбурга (ФРГ) и на кафедре фонетики университета г.Трира (ФРГ).

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце