URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Онипенко Н.К. Коммуникативно-смысловые параметры ГРАММАТИКИ И ТЕКСТА: Сборник статей, посвященный юбилею Галины Александровны Золотовой
Id: 201077
 
569 руб.

Коммуникативно-смысловые параметры ГРАММАТИКИ И ТЕКСТА: Сборник статей, посвященный юбилею Галины Александровны Золотовой. Изд.стереотип.

URSS. 2016. 512 с. Твердый переплет. ISBN 978-5-354-01515-3.

 Аннотация

Сборник посвящен актуальным проблемам современной лингвистики. В его создании участвовали лингвисты многих городов России и 16 стран мира. Объединенные обширными научными интересами юбиляра --- Галины Александровны Золотовой, авторы трактуют актуальные проблемы современной лингвистической науки --- от семантики морфемы и грамматической категории до структуры и смысла текста. В одних статьях получает продолжение и развитие концепция коммуникативной грамматики, авторы других статей вступают с ней в дискуссию.

Сборник представляет интерес для широкого круга лингвистов, филологов, литературоведов, а также аспирантов и преподавателей.


 Оглавление

Г. А. Золотова в современной лингвистической науке
От составителя

I В поисках смысла грамматических категорий

Категории в системе функциональной грамматики. А. В. Бондарко (Санкт-Петербург)
 A- and B-Series, Tensed vs. Tenseless Theories the Causality-Time Interdependence. Nils B. Thelin (Sweden)
Отношения маркированности в системе видо-временных форм русского глагола. В. Д. Климонов (Германия)
 1.Система видо-временных форм глагола в современном русском языке
 2.Исходные теоретические положения анализа
  2.1.Семантика видо-временных форм
  2.2.Видовое значение
  2.3.Грамматическое время
  2.4.Прагматическое время
 3.Отношения маркированности формы непрошедшего времени совершенного вида типа расскажу на синтагматическом уровне
  3.1.Временные значения
  Немаркированное временное значение
  Маркированные временные значения
   Настоящее время
   Настоящее историческое время
   Вневременное значение
  3.2.Видовые значения
  Немаркированное видовое значение
  Маркированные видовые значения
 4.Отношения маркированности в системе видо-временных форм на парадигматическом уровне
Семантика и прагматика перформативных глаголов. Й. Крекич (Венгрия)
Аспектуальные пары в русском языке. А. Богуславский (Польша)
Субъектность и возвратность. Пржемысл Адамец (Чехия)
О так называемом "пассивно-качественном" значении глаголов на ся. Карл-Хенрик Лунд (Дания)
Заметка о компетенции грамматики. Рудольф Ружичка (Германия)
Квантификация и естественный язык. Виолетта Косеска-Тошева (Польша)
Часть речи мотивирующих слов и виды значений словообразовательных формантов. И. С. Улуханов (Москва)
Еще раз о значении термина "когнитивный". Е. С. Кубрякова (Москва)

II Коммуникативно-системные аспекты синтаксических единиц

Именные словосочетания с субстантивным определением в романских языках. Т. Б. Алисова (Москва)
Об одном классе именных синтаксем (у + род. п.). М. В. Всеволодова (Москва)
Взаимодействие лексической и синтаксической семантики в значении предлогов (на материале предлога на). О. Н. Селиверстова
 1.Введение
 2.Пространственная ось
 3.Группа значений, описывающих пространство в координатах измерительных сеток, виртуальных линий и направлений
 4.Некоторые другие пространственные значения
К вопросу об онтогенезе синтаксем. С. Н. Цейтлин (Санкт-Петербург)
Эквиваленты конструкций с творительным в русском и чешском языках. Я. Руферова (Чехия)
Что же такое подлежащее? П. А. Лекант (Москва)
К вопросу о подлежащем и субъекте. Н. Я. Козел (Тобольск)
К вопросу о системных отношениях безличных и номинативных предложений в русском языке. Е. В. Одинцов (Москва)
Предложения с локативным субъектом. Г. П. Дручинина (Мичуринск)
Грамматический статус глагольных предложений в русском языке. З. Новоженова (Польша)
Экзистенциальные предложения в финском и русском языках. М. Лейнонен (Финляндия)
 1.Введение
 2.Сравнение русского именительного и родительного субъекта экзистенции
 3.Сравнение русской и финской экзистенциальности
 4.Отрицательная экзистенциальная конструкция
Об элементарной модели предложения в связи с его актуальным членением. Генрик Фонтаньский (Испания, Польша)
Синтаксическое поле русского предложения и модель субъектной перспективы текста. Н. К. Онипенко (Москва)
Еще раз о синтаксическом поле предложения (на примере перформативных предложений). Лариса Писарек (Польша)
Знаковые функции умолчания синтаксем в простых предложениях русского языка. М. А. Шелякин (Эстония)
 1.Предварительные замечания
 2.Типы и функции умолчания синтаксем в синтаксической структуре простого предложения
Девербативы и коммуникативная организация текста. Барбро Нильссон (Швеция)
Наблюдения над приглагольным девербативом. И. В. Космарская (Москва)
Синтаксическая синонимия в аспекте регистровых различий. И. П. Лапинская (Воронеж)
Синтаксическая синонимия как средство дифференциации моделей простого предложения. Т. А. Чернякова (Латвия)
Коммуникативная функция общего и частного отрицания. Ханс Роберт Мелиг (Германия)
 1.Коммуникативная функция предложений с общим отрицанием
  1.1.Экзистенциально-информативная функция
  1.2.Экзистенциально-верификативная функция
  1.3.Экспликативная функция
 2.Коммуникативная функция предложений с частным отрицанием
Союзы что, чтобы, как, будто в русском языке. Йенс Серенсен (Дания)
 1.Базовая система
 2.Дополнительная система
 3.Замещение союзов
 4.Базовая система и наклонение
 5.Базовая система и падежное управление
 6.Дополнительная система: как
 7.Дополнительная система: будто
Функциональный анализ сложноподчиненных предложений. Вольфганг Гладров (Германия)
Экспрессивный синтаксис с точки зрения коммуникативной грамматики. Бао Хун (Китай)
О стереолингвистике. Жан Дюрен (Франция)
 1.Имплицитное-эксплицитное
 2.Типология фразы
 3.Глагольный вид
 4.Структура повествовательных текстов
Методические перспективы применения коммуникативной грамматики русского языка Г. А. Золотовой в аудитории носителей романских языков. Клаудия Ласорса-Съедина, Наталия Шестакова (Италия)

III Язык в развитии

Концепт тишины в древнейшей славяно-русской гимнографии. Е. М. Верещагин (Москва)
К этимологии праслав. *sadlo > рус. сало. Ж. Ж. Варбот (Москва)
О синтаксисе "Писем русского путешественника" Карамзина в сравнении с синтаксисом "Писем из Франции" Фонвизина. Г.Хютль-Фольтер, Г. Сауберер (Австрия)
Изменения в болгарском синтаксисе в послевоенный период. Стефана Димитрова (Германия, Болгария)
О соотношении речевых действий в современном политическом дискурсе. Е. В. Клобуков (Москва)
 1.Постановка проблемы
 2.О субъектной перспективе политического дискурса
 3."Красивое имя, высокая честь..." (этап введения в речевой оборот политической аббревиатуры)
 4."...И уклониться не дано..." (вербальная реакция на политическую аббревиатуру)
 5."...Неумолимый маятник качается...", или эффективность ответного вербального удара
 6.Выводы
Социальная маркированность синтаксических конструкций. Л. П. Крысин (Москва)
Узус как арена языкового изменения. О. А. Лаптева (Москва)

IV К смыслу текста

Некоторые наблюдения над стихотворением Пушкина "Что в имени тебе моем?..". П. А. Йенсен (Швеция)
Загадки пушкинского текста и словаря:. "Нет... ни балов, ни стихов". А. Б. Пеньковский (Владимир)
Неопределенность реальной ситуации и лингвистические средства ее оформления в пушкинских текстах. Т. М. Николаева (Москва)
Коммуникативно-стилистический репертуар деепричастных оборотов в "Евгении Онегине" Пушкина в свете виноградовской концепции образа автора. С. Г. Ильенко (Санкт-Петербург)
"Всеведущий" автор в повести Достоевского "Вечный муж". Е. А. Иванчикова (Москва)
"Весна долго не открывалась". Г. Н. Иванова-Лукьянова (Москва)
Воспоминания в произведениях А. П. Чехова. Н. А. Кожевникова (Москва)
Загадки поэтического текста. О. Г. Ревзина (Москва)
   Поэтическая фонетика
   Поэтическая референция
   Поэтическая семантика
   Поэтическое мышление
   Стандартное объяснение
   Стихотворная и прозаическая речь
   Формальные различия стихотворной и прозаической форм речи
   Семантические различия стихотворной и прозаической речи
   Разгадки поэтического текста
"Безумный, но изумительный". В. П. Григорьев (Москва)
Из наблюдений над стилем прозы Евг. Попова. Ю. А. Бельчиков (Москва)
Смысловая структура художественного текста и принципы ее моделирования. Л. О. Чернейко (Москва)
Субъект в пейзажных фрагментах художественной прозы. В. Чумирина (Москва)
 1.Пейзаж от автора
 2.Пейзаж от героя
 3.Пейзаж с переключением точки зрения
Сопоставительный композиционный анализ переводов как метод исследования синтаксиса текста. А. В. Уржа (Москва)
К вопросу о пространственно-временной и логической структуре текста у Франсуа Рабле. А. Мансилья-Круз (Москва)
Регистровая техника и ее возможности. М. Ю. Сидорова (Москва)
Сепир или Виноградов? (почти детективный сюжет). Н. А. Еськова (Москва)
   Комментарий
   "Автобиографический постскриптум"
Список трудов Г. А. Золотовой
Аспиранты и докторанты Г. А. Золотовой

 Г. А. Золотова в современной лингвистической науке

Люблю Ваш строгий, стройный вид......и дум высокое стремленье.

Галина Александровна Золотова -- доктор филологических наук, главный научный сотрудник Института русского языка им.В.В.Виноградова РАН, профессор кафедры русского языка МГУ им.М.В.Ломоносова, выдающийся ученый, учитель, воспитавший много хороших специалистов по русистике.

Галина Александровна Золотова принадлежит к числу тех немногих лингвистов современности, которые создали свое направление в науке о языке. Это коммуникативная грамматика, или "одушевленная грамматика", ставящая в центр исследования говорящую личность, соединяющая вертикальными связями все значимые единицы языка, системную лингвистику и поэтику художественного слова, грамматика, позволяющая объяснить законы порождения речи.

Следуя лучшим традициям русистики, Г.А.Золотова соединяет чуткое отношение к языковому материалу с прочной грамматической теорией. Научные труды Г.А.Золотовой отличаются глубиной мысли, стройностью изложения и тонким анализом русской речи. Г.А.Золотова опубликовала более 200 научных работ, среди которых статьи, книги, словарь, учебники.

Ученица акад. В.В.Виноградова с университетских лет, под его руководством она окончила и аспирантуру Института языкознания АН СССР, в 1954 г. защитила кандидатскую диссертацию "Глагольные словосочетания и их типы в современном русском литературном языке", в 1971 г. -- докторскую диссертацию "Очерк функционального синтаксиса современного русского языка".

Свой путь в науке Г.А.Золотова начала с исследований синтаксиса художественного текста (Н.В.Гоголя, Н.М.Карамзина, М.Горького). Наблюдения над синтаксисом языковой личности подводили к необходимости искать иные решения ряда вопросов синтаксической теории. Новый подход опирался на принцип единства формы, значения и функции синтаксической единицы. Г.А.Золотова начала построение своей синтаксической модели с введения в научный обиход понятия минимальной синтаксической единицы -- синтаксической формы слова, или синтаксемы. Теория синтаксем, разработанная в рамках докторской диссертации и изложенная в книге 1973 г. ("Очерк функционального синтаксиса русского языка"), позволила ее автору представить репертуар минимальных единиц русского синтаксиса в виде "Синтаксического словаря русского языка", который вышел в свет в 1988 г. Принцип триединства, трехмерности синтаксической единицы окажется основой построения непротиворечивой теории современного русского синтаксиса.

В "Очерке функционального синтаксиса" пересматривались или уточнялись основные понятия синтаксической науки -- словосочетание и типы подчинительных отношений, предложение и предикативность, предложение простое и предложение сложное, предложение полное и неполное. Следуя идеям В.В.Виноградова, Г.А.Золотова предложила новое решение проблемы словосочетания: она связала критерии идентификации словосочетания как особой синтаксической единицы не только с разграничением присловных и неприсловных позиций синтаксемы, но и с функциональной классификацией синтаксем. Словосочетанием при этом оказывается не любая пара полнознаменательных слов, а такая синтаксическая структура, в которой главным компонентом является слово релятивной семантики, а зависимым компонентом -- связанная синтаксема. Г.А.Золотова предложила разграничивать словосочетание как синтаксическую единицу докоммуникативного уровня и сочетание слов как соединение слов, возникшее в рамках коммуникативной единицы в результате "свертывания" другой предикативной единицы. Было уточнено и понятие подчинительной связи (согласование, управление, примыкание), соотнесенное с лексико-грамматическими свойствами слова. Подчинительные отношения отграничены от отношений сопряжения, которые существуют между компонентами модели предложения -- субъектом и предикатом.

Если теория словосочетания в концепции Г.А.Золотовой связана с типологией минимальных синтаксических единиц и особенностями семантики слова, то теория предложения и классификация моделей предложения соединила уровень слова и уровень коммуникативного типа текста. Основные идеи разработанной Г.А.Золотовой концепции русского предложения следующие:

1. Идея принципиальной двусоставности предложения как коммуникативной единицы языка. Г.А.Золотова показала, что так называемая "односоставность" не является характеристикой модели предложения, не принадлежит области типового значения модели, а является либо знаком особой семантико-синтаксической (системно-языковой) модификации модели (например, по линии субъекта: неопределенно-личность, обобщенно-личность; инволюнтивность и др.), либо регистрово обусловленным вариантом модели (например, номинативное предложение интерпретируется как особая синтаксическая структура, предназначенная для репродуктивно-описательного или репродуктивно-повествовательного типа текста). Г.А.Золотова, настаивая на взаимосвязанности формы и значения, убедительно доказала, что прикрепленность подлежащего к именит. падежу не позволяет адекватно интерпретировать структуру русского предложения, что в русском языке есть несколько моделей предложения с подлежащим в косвенном падеже. Форма субъектного компонента значима: именит. падеж -- это основная форма для выражения субъекта действия, личного, контролирующего ситуацию, субъекта качества и субъекта класса; субъект состояния (инволюнтивный) личный выражается преимущественно дат. падежом (Мне грустно), а субъект пространственный -- предложным (В лесу тихо), субъект количественной характеристики -- родит. падежом (Братьев -- двое).

В отличие от сторонников многоуровневости русского предложения (которые противопоставляют формальную организацию, семантическую организацию и коммуникативную организацию предложения), Г.А.Золотова видит в предложении материально единый объект, адекватное изучение которого требует не разделения, а интегрального подхода к его структуре.

2. Идея изосемичности-неизосемичности, которая обнаруживает отношения между семантикой и синтаксисом, их взаимонаправленность друг на друга. Модель предложения представляет собой семантико-синтаксическое сопряжение конститутивных компонентов -- субъекта и предиката, которые являются не только компонентами модели предложения, но и элементами типового значения предложения. Типовое значение может быть выражено изосемически -- теми лексико-грамматическими средствами, которые предназначены для данного типового значения (например, типовое значение "субъект и его качество" выражается изосемической моделью "Петя добрый"). То же типовое значение может быть выражено синонимическими средствами, или неизосемически (Петя отличается добротой; Петя -- сама доброта). Понятие изосемичности-неизосемичности позволяет разграничить базовые (изосемические) модели и их структурно-семантические модификации (модальные, фазисные, экспрессивные), базовые модели и их синонимические варианты.

3. Идея синтаксического поля предложения, которая "собирает" вокруг одного типового значения и его изосемического представления все структурно-семантические (моно- и полипредикативные) модификации, синонимические варианты и неполные контекстуальные реализации, соединяет их в одном синтаксическом описании. В отличие от идеи синтаксической парадигмы (ср. АГ-70 и АГ-80), которая предполагает расположение в одном ряду разных синтаксических явлений (например, фазисных модификаций и авторизованных, полипредикативных конструкций: "Он -- серьезный человек"; "Он стал серьезным человеком"; "Он показался мне серьезным человеком" -- фазисный глагол "стать" не увеличивает количества предикативных единиц; глагол же "казаться (показаться)" обнаруживает модусную предикативную структуру "я считаю, я решил"), идея синтаксического поля дает возможность показать разные виды структурно-семантических модификаций базовых моделей предложения, а также разную степень семантической осложненности типового значения предложения. Синтаксическое поле предложения делится на центр и периферию: в центре -- изосемическая модель во всей совокупности ее грамматических форм, в зоне, ближайшей к центру -- фазисные и модальные модификации модели (модификации по линии предиката) и модификации по линии субъекта (неопределенно- и обобщенно-личные), в следующей зоне (по мере продвижения от центра) -- текстово обусловленные (коммуникативные) модификации, далее -- синонимические вариации и наконец -- полипредикативные конструкции, построенные на базе данной модели предложения. Таким образом, многообразие типов предложений русского языка предстает в системно-иерархической упорядоченности, дающей и теоретические и практико-методические преимущества.

Не будучи сторонником вербоцентрической концепции русского предложения, при построении своей типологии моделей русского предложения проф. Золотова исходит из того, что предикативность и глагольность не равнозначные понятия, что тип предиката и тип субъекта взаимообусловлены, что основы типологии моделей русского предложения следует искать в системе частей речи.

В книге 1973 года ("Очерк функционального синтаксиса современного русского языка") было уточнено понятие модальности, по-новому интерпретированы термины "субъектный" и "объектный" инфинитив, введены понятия авторизации и авторизованной конструкции.

Предложены новые критерии классификации полипредикативных конструкций: во-первых, сложных предложений, во-вторых, каузативных и авторизованных конструкций. В синтаксическом поле предложения каузативные и авторизованные конструкции расположены в зоне дальней периферии, поскольку представляют собой результат взаимодействия минимум двух моделей предложения. Принципы описания и классификации каузативных и авторизованных конструкций, разработанные Г.А.Золотовой, значимы не только для синтаксиса, но и для семантики глагола: если средствами каузации и авторизации модели предложения в русском языке являются неполнознаменательные глаголы, то они не могут быть описаны в словаре так же, как полнознаменательные. В полемике со сторонниками теории валентности Г.А.Золотова доказала, что глаголы типа заставлять, вынуждать или считать, находить в соединении с инфинитивом другого глагола не управляют инфинитивом и что отношения между этими глагольными формами не принадлежат уровню словосочетания.

С именем Г.А.Золотовой связаны не только идея принципиальной двусоставности предложения и признание за некоторыми косвенными падежами роли подлежащего (субъекта), не только понятия изосемичности/неизосемичности и идея синтаксического поля предложения, но и такие важные для современной грамматики понятия, как категория оценки, рематическая доминанта, наконец, понятие коммуникативного регистра речи. Понятие коммуникативного типа речи, позже коммуникативного регистра, было предложено Г.А.Золотовой еще в начале 60-х годов, но разработано и применено ко всей синтаксической системе позже -- в 80--90-х.

В статьях и книге "Коммуникативные аспекты русского синтаксиса" (1982 г.) концепция функционального синтаксиса постепенно превращалась в концепцию коммуникативной грамматики: результаты синтаксического анализа позволяли по-новому взглянуть на традиционные морфологические объекты (например, на слова категории состояния, на категории вида и времени глагола). В этот же период Г.А.Золотова работает над переизданием книги ее учителя академика В.В.Виноградова "Русский язык (Грамматическое учение о слове)". Мысли В.В.Виноградова о том, что синтаксис является организующим центром грамматики, а "образ автора" -- организующим центром текста, вели к расширению границ грамматики и углублению ее компетенции. Соединение в одном времени и в одном сознании общеграмматической и текстовой проблематики привело к созданию концепции коммуникативной грамматики, главной фигурой которой является говорящая личность. Поставив в центр своего исследования говорящую личность и текст как результат рече-мыслительной деятельности этой личности, Г.А.Золотова соединила в своих работах традиционную морфологическую проблематику, проблематику конструктивного синтаксиса и проблематику синтаксиса речи (текста).

В рамках концепции коммуникативной грамматики Г.А.Золотову интересует весь процесс порождения текста, все его этапы, которые она условно обозначает как ступени A, B, C, D. Ступень А принадлежит языковой системе и на ней находятся языковые модели предложений и их составляющие, на ступени В вступают в действие ментально-речевые модели деятельности говорящего -- коммуникативные регистры, ступени С и D принадлежат конкретному тексту -- тактике и стратегии его автора. Коммуникативный регистр -- понятие, которое соединяет язык и текст: коммуникативный регистр представляет собой определенную модель восприятия и отражения действительности, обусловленную позицией говорящего и его коммуникативными интенциями, располагающую набором языковых средств и реализованную в конкретных фрагментах текста. Г.А.Золотова предложила различать пять регистров: репродуктивный (прямая констатация наблюдаемого), информативный (сообщение информации: знаний и мнений), генеритивный (формулировки общечеловеческих истин), волюнтивный (выражение воли говорящего, каузирующее слово) и реактивный (каузированное слово, эмоциональная реакция на чужое слово, на речевую ситуацию).

Типология коммуникативных регистров определяет функциональный диапазон языковых средств (лексико-семантических разрядов слов, грамматических категорий, синтаксем, моделей предложения), совокупность коммуникативных (регистровых) возможностей конкретной языковой единицы получила название ее функциональной парадигмы. Построение функциональных парадигм позволяет реализовать концепцию функциональной грамматики в виде словаря и создавать словари нового типа -- функциональные словари. Первой попыткой в этом направлении стал "Синтаксический словарь" (М., 1988) Г.А.Золотовой. Но в этом словаре функциональная парадигма именных синтаксем выстраивалась по отношению к коммуникативной единице -- предложению. Сегодня Г.А.Золотова работает над функциональным словарем глаголов, в котором функции глагольных синтаксем устанавливаются по отношению к коммуникативному регистру, к тексту.

Возможности понятия коммуникативного регистра были продемонстрированы в книге "Коммуникативная грамматика русского языка" (написанной Г.А.Золотовой в соавторстве с Н.К.Онипенко и М.Ю.Сидоровой). В этой книге идея коммуникативного регистра, обращенная к языку, воплотилась не только в функциональные парадигмы видо-временных форм глагола, но в средство коммуникативно-текстовой интерпретации частей синтаксического поля предложения: вслед за понятием связанной синтаксемы появилось понятие связанной модели предложения (регистрово связанной). Коммуникативный регистр, реализованный в конкретном фрагменте текста, терминологически обозначен как композитив. Понятие коммуникативного регистра положено в основу представления о синтаксической композиции текста. На примере анализа конкретных художественных текстов доказано, что типология регистров становится работающим инструментом исследования синтаксической композиции текста. Г.А.Золотова, интерпретируя художественное слово с позиций коммуникативной грамматики, в книге 1998 г. предложила образцы анализа конкретных стихотворных и прозаических текстов; в этом анализе она соединила ступень языковых единиц с уровнем художественной стратегии автора, что еще раз демонстрирует объяснительную силу концепции коммуникативной грамматики.

Интерес к проблеме точки зрения говорящего и учет субъектной перспективы высказывания позволили Г.А.Золотовой разграничить так называемые неопределенно-личные и обобщенно-личные предложения. С точки зрения формального синтаксиса обобщенно-личные предложения не имели жестких критериев выделения. Г.А.Золотова показала, что признаками обобщенно-личной модификации является не только особое временн\'ое значение (всевременное), но и инклюзивность говорящего -- его включенность в состав тех, о ком идет речь (В Тулу со своим самоваром не ездят -- все и я в том числе). Одновременное действие двух признаков возможно лишь в условиях генеритивного регистра. Неопределенно-личные предложения характеризуются эксклюзивностью говорящего (В дверь постучали -- кто-то, но не я).

В связи с понятием коммуникативного регистра сегодня в фокусе научных интересов Г.А.Золотовой находится глагол и глагольные категории. Соединив типологию коммуникативных регистров с теорией "образа автора" (разработанной В.В.Виноградовым), Г.А.Золотова разграничила время текстовое и время перцептивное -- две временных оси, взаимодействием которых и организуется художественное время и пространство. Вслед за В.В.Виноградовым термины перфектив, имперфектив, аористив в теории коммуникативной грамматики закрепились как обозначения текстовых функций глагольных синтаксем. Глагол оказался именно той частью речи, через которую обнаруживается точка зрения говорящего, место субъекта речи по отношению к изображаемой действительности, той зоной, в которой выявляется связь типологии предикатов, типологии моделей предложения и типологии коммуникативных регистров речи. Г.А.Золотова не противопоставляет синтаксис семантике и прагматике, но соединяет их на основании целостности объекта -- текста -- и связи с точкой зрения говорящего. Триада форма--значение--функция в коммуникативной грамматике соотносит язык с внеязыковой действительностью и с условиями его использования в человеческой деятельности. Многомерность, а не уровневость языковой системы позволяет ей быть одновременно обращенной к внешней отражаемой действительности и к сфере человеческой ментальности.

Построенная таким образом концепция коммуникативной грамматики, различая, соединяет в одном исследовании язык и речь, форму и значение, значение и функцию, словарь и грамматику, нормативную грамматику и грамматику аномалий (инновации в детской речи и аномальные примеры из художественной литературы), системную лингвистику и поэтику художественного текста. Но и этим не исчерпываются сфера интересов проф. Г.А.Золотовой: она предлагает способы определения информативного объема предложения и информативной плотности текста и новое истолкование трудных текстов Блока, Цветаевой, Волошина, Мандельштама, работает над учебниками для русской школы и для обучения русскому языку иностранцев и разрабатывает новые программы для университетского курса грамматики. (Программа курса для МГУ опубликована в приложении к "Коммуникативной грамматике русского языка"). Многочисленные лекции и научные доклады, статьи и книги, оппонирование диссертаций, рецензирование научных работ -- вся эта внешне разнонаправленная деятельность Г.А.Золотовой способствует дальнейшему совершенствованию новой, непротиворечивой концепции языка, обладающей большой объяснительной силой по отношению ко всей системе.

Деятельность Г.А.Золотовой не ограничивается теоретической лингвистикой: она много лет ведет педагогическую работу в университете, ее ученики преподают на кафедрах славистики и русского языка в разных странах мира, под ее руководством написаны более 20 кандидатских диссертаций. Школа Г.А.Золотовой активно и плодотворно работает, а сама Галина Александровна Золотова выдвигает новые перспективные идеи, новые решения традиционных лингвистических проблем, участвует в осуществлении новых проектов. Огромный научный багаж и большой педагогический опыт, тонкое языковое чутье и острая научная интуиция, умение вести научную полемику и обосновывать свое мнение, умение видеть рациональное в чужих взглядах и высокая требовательность к себе выдвинули Г.А.Золотову в ряды наиболее крупных русистов наших дней. Ее авторитет признан славистами и русистами многих стран, она избрана почетным членом научных обществ Чехии, Болгарии и Франции, читала доклады и лекции по приглашению 40 зарубежных университетов, в 2000 г. Стокгольмский университет присвоил ей звание Почетного доктора (honoris causa), ее доклады украшают международные конгрессы и конференции, ее грамматическая концепция становится составляющей курса современного русского языка во многих вузах России и за ее пределами.

Н.К.Онипенко


 От составителя

Лингвисты из разных городов России и разных стран мира -- коллеги, друзья и ученики -- прислали свои статьи в Юбилейный сборник Г.А.Золотовой. Тематика работ, представленных в сборнике, отражает многообразие научных интересов юбиляра -- от семантики и текстовых функций морфологических категорий -- к компонентному составу предложения -- и далее к структуре текста.

Статьи в сборнике группируются не в алфавитном порядке имен их авторов, а по тематической или концептуальной близости. Открывает сборник серия статей о глагольных категориях: виде, времени, залоге. Эти работы перекликаются с работами Г.А.Золотовой о видо-временных формах в тексте. Авторов этого раздела объединяет стремление интерпретировать смысл грамматических категорий, как морфологических, так и словообразовательных. Раздел завершается размышлениями о термине "когнитивный".

Второй раздел посвящен системе синтаксических единиц -- от синтаксемы до сложного предложения. Обсуждаются такие проблемы, как система минимальных синтаксических единиц (в ее современном состоянии, в онтогенезе, в сопоставлении с другими языками), соотношение понятий подлежащее и субъект, синтаксическое поле предложения и возможности модификаций конкретных моделей предложения, синтаксические свойства отглагольных имен -- девербативов, синтаксическая синонимия, структуры простого и сложного предложений, трудности классификации предложений и перспективы изучения актуального членения. Все эти темы так или иначе поднимались в статьях и монографиях Г.А.Золотовой, а также в "Коммуникативной грамматике русского языка". Размещение статей позволяет читателю соотнести и разные точки зрения на тот или иной предмет. Рассматриваемые вопросы важны не только для науки о языке, но и для процесса преподавания языка и лингвистики, чему посвящена заключительная статья раздела, в которой с точки зрения задач преподавания русского как неродного анализируется концепция "Коммуникативной грамматики русского языка".

Третий раздел представляет язык во времени, т.е. наблюдения и идеи авторов, чье внимание направлено на факты истории языка или на процессы, происходящие на наших глазах. Но и здесь обсуждаются не столько языковые структуры и формы, сколько смыслы, воплощенные в этих структурах и формах.

В четвертый раздел помещены статьи о тексте. Авторы ставят перед собой общетеоретические проблемы структуры текста, его целостности, методов его анализа и интерпретации, исследуют строение текстов, выявляют особенности индивидуального авторского мышления. Раздел начинается тремя статьями о Пушкине, а далее Достоевском, Толстом, Чехове, Хлебникове и Цветаевой, Евг. Попове. Две статьи представляют применение идей коммуникативной грамматики к текстам Фр.Рабле и О.Уайльда.

Авторы статей объединяются в этот сборник не только благодаря личности, имени и работам Г.А.Золотовой, но и благодаря общности устремлений -- желанию исследовать язык во всем его многообразии, постичь смысл в грамматике и в тексте, превратить грамматику предписывающую в грамматику изъясняющую.

Составитель сборника выражает глубокую признательность научным рецензентам д.ф.н.А.А.Шайкевичу и д.ф.н. М.Ю.Федосюку, а также директору Института русского языка РАН д.ф.н. А.М.Молдовану.

Н.К.Онипенко


 Замеченные опечатки

С. 441: в 12-й строке сверху вместо "Будет Ленин" следует читать: Будетлянин.

С.284: вместо 5 абзаца следует читать:


 
© URSS 2016.

Информация о Продавце