URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Гуляев А.Д. Основные моменты эволюции греческого мировоззрения до Платона: Курс лекций
Id: 200378
 
375 руб.

Основные моменты эволюции греческого мировоззрения до Платона: Курс лекций. Изд.стереотип.

URSS. 2015. 384 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-05028-9.
Книга напечатана по дореволюционным правилам орфографии русского языка (репринтное воспроизведение издания 1916 г.)

 Аннотация

Вниманию читателей предлагается книга известного отечественного философа и логика А.Д.Гуляева (1870--1930), содержащая лекции по истории древней философии. Автор исследует подготовительный период древнегреческой философии --- период, предшествовавший созданию Платоном первой систематической философской теории. Первая глава посвящена рассмотрению греческого мировоззрения в эпоху Гомера и Гесиода и его значения для дальнейшего развития философии. Вторая глава содержит очерк основных моментов греческого мировоззрения после Гесиода до софистов и Сократа; в ней излагаются взгляды таких древнегреческих философов, как Фалес, Пифагор, Анаксимен, Гераклит, Эмпедокл, Демокрит и т.д. Во введении представлена краткая характеристика истории греческого мировоззрения в целом.

Книга рекомендуется философам и историкам философии, а также широкому кругу читателей, интересующихся историей греческой философии.


 Оглавление

Оть автора
Къ введенiю въ философiю вообще и древнюю въ частности
Краткая характеристика исторiи греческаго мiровоззренiя въ ея целомъ

Отделъ первый. Подготовительный перiодъ греческой философiи  

ГЛАВА ПЕРВАЯ.Греческое мiровоззренiе въ эпоху Гомера и Гезiода и его значенiе
ГЛАВА ВТОРАЯ. Очеркъ основныхъ моментовъ греческаго мiровоззренiя после Гезiода до Софистовъ и Сократа
 Эстетическiй элементъ
 Моральный элементъ
 Религiозный элементъ
 Теоретическое сознанiе. Первые опыты построенiя наукообразныхъ мiровоззренiй. Начатки гносеологическихъ ученiй
 Оалесъ, Анаксимандръ, Анаксименъ
  Оалесъ
  Анаксимандръ
  Анаксименъ
 Пифагоръ и Ксенофанъ
  Пифагоръ
  Ксенофанъ
 Гераклитъ и Парменидъ
  Гераклитъ
  Парменидъ
  Парменидовцы
  Гераклитовцы
 Эмпедоклъ, Левкиппъ и Демокритъ, Анаксагоръ
  Эмпедоклъ
  Атомисты
  Анаксагоръ
 Софисты
  Старшiе софисты
  Младшiе софисты
 Сократъ

 Отъ автора

Уступая настоянiямъ своихъ слушателей и слушательнищ, издаю этотъ первый выпускъ своихъ Лекцiй по Исторiи древней философiи, для нихъ же преимущественно и предназначаю его.

Но лежащее въ основе моихъ чтенiй убежденiе въ глубокожизненномъ происхожденiи и назначенiи философiи предписываетъ мне желать распространенiя этой книжки, недостатки и пробелы которой я сознаю, и вне круга моихъ слушателей, въ надежде, что faciant meliora majora potentes. Всякое благожелательное указанiе на те или иные недочеты приму съ признательностью.

Приношу благодарность Н.В. и Л.А.Гуляевымъ и К.И.Сотонину за ихъ помощь при корректированiи сочиненiя.


 Введенiе (отрывок)

Къ ВВЕДЕНIЮ ВЪ ФИЛОСОФIЮ ВООБЩЕ И ДРЕВНЮЮ ВЪ ЧАСТНОСТИ

М. г.г! Въ основу предлагаемая Вашему вниманiю курса положена мысль, что исторiя греческой философiи можетъ быть представлена какъ внутренно-связный и единый, достаточно-законченный процессъ, и что эти единство и связь греческаго философствованiя опираются на унивирсальномъ и коренномъ значенiи проблемы высшаго блага между всеми другими проблемами. Все разнообразные вопросы философiи группируются около некоторыхъ главнейшихъ пунктовъ, а эти пункты, въ конце концовъ, концентрируются около проблемы блага, какъ существенной и главнейшей, насущнейшей проблемы всей нашей мысли и деятельности,-всей жизни,-вотъ тотъ взглядъ на соотношенiе философскихъ проблемъ, который является однимъ изъ руководящихъ для лектора. При двухъ часахъ въ неделю трудно применить къ изследованiю все необходимые методы, въ этомъ отношенiи приходится часто ограничиваться только указанiями, которыя могли бы дать любознательному уму возможность далее идти въ томъ направленiи, въ какомъ ведетъ лекторъ; считаю особенно необходимымъ напомнить Вамъ, что научное изученiе не можетъ заключаться лишь въ одномъ пассивномъ воспрiятiи фактовъ; наблюденiе фактовъ это еще только первая ступень на пути къ науке, которая должна дать пониманiе фактовъ, теорiю ихъ: наблюдете можетъ быть плодотворнымъ лишь тогда, когда оно планомерно ведетъ къ этой цели, а это бываетъ только въ томъ случае, если изследователь подходитъ къ фактамъ съ известной гипотезой, которую они должны или опровергнуть или подтвердить; когда факты не пассивно воспринимаются, а обследуются съ той или иной точки зренiя, разсматриваются для решенiя той или иной задачи, когда въ нихъ ищутъ ответа на тотъ или иной вопросъ. Само собою разумеется при этомъ, что те задачи, вопросы, точки зренiя, съ которыми изследователь подходитъ къ фактамъ, не должны быть произвольными, а должны иметь основанiе въ самихъ фактахъ, въ самихъ изучаемыхъ объектахъ, и сами прiемы наблюденiя и изследованiя должны сообразоваться съ изучаемыми предметами. Вотъ почему прежде чемъ обратиться къ изложенiю основныхъ моментовъ эволюцiи греческой философiи, необходимо сделать несколько замечанiй о самихъ фактахъ, которые будутъ предметомъ нашихъ штудiй, т.е. о философствованiи, или философiи. Замечанiя эти должны касаться прежде всего понятiя философы, т.е. ея первичной основы, ея цели, ея задачи, ея существа, ея состава, источниковъ и основъ философскаго творчества; и затемъ на основанiи этой общей характеристики предмета, намечается основная точка зренiя и методъ для изследованiя его.

Первичная основа философiи. Человеческое сознанiе есть живой движущiйся потокъ; какъ волны въ потоке, такъ состоянiя сознанiя сменяютъ другъ друга. И каждое состоянiе сознанiя сложно. Принято различать въ душевной жизни явленiя познанiя, чувства и воли; но они не существуютъ особо другъ отъ друга въ виде реально отдельныхъ состоянiй, исключительно познавательныхъ, исключительно чувствовательныхъ или исключительно волевыхъ; каждое реальное состоянiе заключаетъ въ себе все эти три стороны, но каждую въ той или иной, большей или меньшей степени; въ различныхъ состоянiяхъ или въ техъ же состоянiяхъ, но въ различное время эти стороны выступаютъ съ различною степенью ясности и силы. На этихъ фактахъ основывается различенiе трехъ элементовъ, трехъ главныхъ функцiй сознанiя: познавательной, эмоцiональной, волевой. Сознанiе есть, такимъ образомъ, энергiя, устремленiе, и поэтому можно допустить, что она можетъ проявить свою активность не только подъ влiянiемъ внешняго воздействiя, но и внутренняго, лежащаго въ ея природе, побужденiя. По своей-ли такъ сказать иницiативе, подъ влiянiемъ внутреняго устремленiя, или вследствiе случайнаго столкновенiя живое существо приходить въ соприкосновенiе съ иными реальностями, испытываетъ воздействiе ихъ. Въ обоихъ случаяхъ этотъ толчокъ ведетъ къ существенно одинаковымъ последствiямъ-связному целесообразному обнаруженiю указанныхъ выше функдiй и законосообразному кругообороту психической жизни. Столкновенiе съ какимъ либо предметомъ мiра, попытка использовать его для удовлетворения того или иного побуда, потребности и т.п. вызываетъ не только известное впечатленiе, ощущенiе, представленiе и т.д., о предмете, но и чувство, эмоцiю прiятную или непрiятную, а ощущенiе и чувство ведутъ къ новому движенiю, смыслъ и направленiе котораго ими определяется: если предметъ произвелъ ощущенiе, связанное съ непрiятнымъ чувствомъ, то возникаетъ стремленiе удалиться отъ предмета, или удалить предметъ съ целью сохранить жизнь и не повредить себе; если же предметъ вызвалъ ощущенiе прiятное, то субъектъ направляетъ движенiе къ предмету, чтобы удовлетворить какую-либо свою потребность, и такимъ образомъ раскрыть свое существо, развить свою жизнь. Этотъ процессъ постоянно совершается снова и снова, такимъ образомъ жизнь сознанiя представляетъ непрерывый постепенно осложняющейся кругооборота, моменты котораго ясно объединены не только темъ, что они суть проявленiя одной и той-же активности, но и темъ, что они связно и совмесгно служатъ известной цели-сохраненiю и раскрытiю жизни субъекта. Прекращенiе этого связнаго целесообразнаго кругооборота уничтожало бы и саму психическую жизнь; и ни одинъ изъ этихъ моментовъ не можетъ выпасть безъ того, чтобы не нарушить кругооборота и не прервать психическую жизнь, жизнь сознанiя. И даже фикцiя жизни исключительно умственной, или эмоцiональной, или волевой немыслима безъ указанныхъ трехъ функцiй какъ своихъ необходимыхъ условiй: напр., чтобы раскрыть жизнь въ направленiи познанiя, нужно сознавать денность познаванiя, иметь интеллектуальный эмоцiи, которыя и будутъ побуждать къ раскрытiю деятельности познанiя. Итакъ, связная целесообразность функцiй познанiя, чувствованiя, волеиiя есть выраженiе самой природы деятельнаго сознанiя, последнее посредствомъ этого целесообразнаго единства функцiй и раскрываетъ свою природу, созидаетъ свою жизнь.

Въ этомъ-то целесообразномъ объединенiи функцiи сознанiя для сохраненiя и раскрытiя жизни и заключается начальная, первичная основа, изъ которой постепенно развивается философiя, какъ специальная сфера духовной жизни. Этотъ зачатокъ не называется философiей, какъ зародышъ человека не называется человекомъ. Но подобно тому, какъ зародышъ человеческiй, путемъ постепеннаго развитiя получаетъ ту особенную форму существа, по которой онъ называется человекомъ, такъ и зачатокъ философiи путемъ постепенной эволюцiи отливается въ ту форму духовной жизни и деятельности, которая носитъ названiе философiи. И какъ бы ни было велико, даже громадно различiе между человеческимъ зародышемъ и достигшимъ полнаго развитiя человекомъ, всетаки последнiй есть ничто иное, какъ именно развивтнiйся зародышъ, ничто иное, какъ обнаружение и осуществленiе техъ возможностей, которыя были даны въ зародыше. Тоже и философiя. Какъ ни велико разстоянiе, отделяющее её отъ первичнаго удовлетворенiя побуда на основанiи воспрiятiя и чувства посредствомъ какого-либо движенiя, всеже философiя по существу ничто иное, какъ развитое и осознанное выраженiе этого первичнаго связнаго и целесообразнаго процесса жизненнаго сознанiя. Эта первичная, зачаточная форма предуказываетъ и цель философiи, и ея главный интересъ и предметъ, и ея главную проблему и задачу, вообще ея существо.


 Об авторе

Александр Дмитриевич ГУЛЯЕВ (1870--1930)

Известный отечественный философ и логик. Родился в селе Быдреевка Нижегородской губернии, в семье священника. В 1895 г. окончил Казанскую духовную академию, в 1899 г. -- историко-филологический факультет Казанского университета; оставлен при кафедре философии для подготовки к профессорскому званию. Работал в Казанском университете: был приват-доцентом (с 1902 г.), экстраординарным (с 1909 г.), а затем и ординарным профессором (с 1915 г.). В 1917--1920 гг. профессор Казанского университета. В 1914--1915 гг. занимал пост декана историко-филологического факультета. С 1920 г. профессор Азербайджанского государственного университета; читал лекции на историко-филологическом и педагогическом факультетах, руководил кафедрами истории педагогики и истории философии. В 1923--1926 гг. ректор Азербайджанского государственного университета.

В область научных интересов А.Д.Гуляева входили история философии и традиционная логика. Его диссертация была посвящена философским взглядам Паскаля. Он также анализировал философию Платона и эволюцию его идей; полагал, что Платон продолжил развитие древнегреческой этики, позднее подвергшейся переосмыслению в христианской традиции. По его мнению, философия начала XX в. характеризовалась возрождением нравственных идей платонизма. В области логики А.Д.Гуляев считал, что понятие по сравнению с суждением и умозаключением является более сложным познавательным образованием, и выступал против смешения логики с психологией. Основные его работы: "Как Платон понимал свою философию" (1897), "Этическое учение в "Мыслях" Паскаля" (1906), "Несколько замечаний о приемах историко-философских исследований" (1909), "Лекции по истории древней философии" (1915), "Логика" (1921).

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце