URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Аксаков К.С. Ломоносов в истории русской литературы и русского языка
Id: 199007
 

Ломоносов в истории русской литературы и русского языка

URSS. 2011. 368 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-01891-3. Уценка. Состояние: 5-. Блок текста: 5. Обложка: 4+.
Обращаем Ваше внимание, что книги с пометкой "Предварительный заказ!" невозможно купить сразу. Если такие книги содержатся в Вашем заказе, их цена и стоимость доставки не учитываются в общей стоимости заказа. В течение 1-3 дней по электронной почте или СМС мы уточним наличие этих книг или отсутствие возможности их приобретения и сообщим окончательную стоимость заказа.

 Аннотация

Вниманию читателей предлагается книга выдающегося русского филолога, историка, публициста и поэта, литературного критика К.С.Аксакова (1817--1860), посвященная исследованию роли Михаила Васильевича Ломоносова в истории русской литературы и русского языка. Раскрывается важнейшее значение Ломоносова как поэта, а также как первого автора научной русской грамматики, утвердившего основания современного литературного языка. Явление Ломоносова в литературе --- как реформатора русского языка и стихосложения --- сравнивается К.С.Аксаковым с явлением Петра Великого в истории.

Книга рекомендуется литературоведам, лингвистам, историкам, всем заинтересованным читателям.


 ОГЛАВЛEHИE

Предисловие
Введение
ГЛАВА I
ГЛАВА II
ГЛАВА III
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
 ПРИБАВЛЕНИЕ КO ВТОРОЙ ЧАСТИ
 ПРИЛОЖЕНИЯ КO ВТОРОЙ ЧАСТИ
 ПРИЛОЖЕНИЯ КЪ ТРЕТЬЕЙ ЧАСТИ
 ПОЛОЖЕНИЯ

 Предисловие

История нашей литературы и тесно связанная съ нею история языка до сихъ поръ еще для насъ предметъ новый и почти неизвестный; у насъ есть только некоторыя указания, некоторыя пособия, далеко не содержащия въ себе историческихъ судебъ нашей литературы, которая, должно сказать, до сихъ поръ не возбуждала еще нашего настоящаго ученого внимания. Но если до сего времени мы были развлечены постороннимъ, если, въ продолжении столетия, влияние чуждое, необходимое следствие предыдущаго периода, деспотически у насъ господствовало, за то въ настоящую минуту внимание наше обращено къ судьбамъ отечества на всехъ путяхъ, во всехъ выраженияхъ его жизни. Энергически освобожденные Петромъ отъ оковъ исключительной национальности, пережившие периоды безотчетнаго подражания чуждому, наставший логически и необходимо непосредственно за предыдущимъ, -- мы съ полнымъ сознанием, свободные отъ всякой возможной односторонности, возвращаемся къ нашей истории, къ нашей жизни, къ нашему отечеству, нами снова - приобретенному, и съ болыпимъ правомъ, нежели прежде, называемъ его своимъ. Просвещение Запада, насъ никогда ослепившее, и сначала такъ односторонне на насъ подействовавшее, не можеть уже у насъ отнять его, ибо результатомъ этого просвещения, при настоящемъ его понимании, было необходимое сознательное возвращение къ себе. Въ самой истине, намъ открывшейся, нашли мы доказательство, сильную опору нашему народному чувству; мы поняли необходимость национальной стороны и въ то-же время ея значение и место. До Петра Великаго мы были неразрывно соединены съ отечествомъ, любили его; но любовь наша не была свободна, она была одностороння; въ ней былъ страхъ чужеземного; только чрезъ незнание, чрезъ отчуждение думали мы сохранить свою национальность; здесь была темная сторона, которая давала возможность поколебать самое чувство. Такъ и случилось. Петръ вывелъ на светъ, что таилось во мраке; обличилъ и поразилъ односторонность и былъ поворотною точкой. Время после Петра Великаго являетъ новую односторонность, ужасную крайность, до какой когда либо достигалъ народъ: доходило до того, что мы вовсе отрекались отъ нашей истории, литературы, даже языка. Столицею нашею сталъ городъ съ чужимъ именемъ, на берегахъ чуждыхъ, не связанный съ Россиею никакими историческими воспоминаниями. Это время новой односторонности, слепаго отрицания, памятно и намъ; оно простирается даже до настоящей минуты; между прочимъ отрицание отъ языка Русскаго едва начинаетъ утрачивать свою силу. Но теперь именно настаетъ новый период; теперь союзъ нашъ съ отечествомъ и ясная наша любовь къ нему уже не имеетъ той односторонности, которая могла-бы дать поколебать ее; не въ удалении oтъ иныхъ странъ, не въ страхе ищетъ она опоры; нетъ, мы приняли въ себя просвещение Запада, приняли его не даромъ и не боимся, чтобы оттого поколебался нашъ вновь возникший союзъ; односторонность исчезла, просвещение доводитъ всегда до истины; его сознательнымъ путемъ дошли мы до необходимости национальной жизни, но не исключительной какъ прежде, и уступая вместе влечение нашего чувства, никогда насъ вполне неоставлявшаго, мы возвращаемся, откинувъ далеко отчуждение предыдущаго отрицательнаго периода, полные любви и разумнаго убеждения, къ отечеству, съ которымъ союза нашего ничто уже расторгнуть не можетъ: той прежней темной стороны въ немъ уже неть.

Естественно, что въ такое время, время уничтожения односторонности и оправдания всего дейcтвительнаго, мы обращаемся къ памятникамъ нашей жизни въ религии, истории, литературы, языке... Находясь прежде въ первобытномъ непосредственномъ единстве сами съ собою, могли-ли мы понимать себя? Мы должны были оторваться сами отъ ceбя и вместе выйдти изъ исключительной национальности,-- и мы оторвались; мы долго, даже слишком долго находились въ периоде отрицания, периоде также одностороннем, но также необходимомъ. Теперь-же, когда мы понимаемъ эту односторонность, когда она кончилась (для сознания нашего по крайней мере), однимъ словомъ, въ настоящее время, о которомъ говорили мы выше, внимание мысли нашей вообще обращено къ жизни нашего отечества, -- мысли, сфере которой по преимуществу природна истина, ибо она, по существу своему, первая видитъ право и указываетъ настоящий путь. У насъ нетъ недостатка въ богатстве во всехъ отношениях; всюду встречаемь мы жизнь бодрую, мощную, самобытную, богатую содержанием, совершающую стройно путь своего развития. Мы надеемся, что скоро въ этомь многие уверятся, на которыхъ еще неизвестность наводитъ сомнение.


 Об авторе

Константин Сергеевич АКСАКОВ (1817--1860)

Выдающийся русский историк, филолог, публицист и поэт, литературный критик, один из основоположников славянофильского движения. Родился в селе Ново-Аксаково Оренбургской губернии, в семье известного писателя С.Т.Аксакова. Окончил словесный факультет Московского университета (1835). В 1840-е гг. сблизился с А.С.Хомяковым и стал одним из виднейших идеологов славянофильства, пропагандистом идеи преобразования русского общества на народных, самобытных началах. В 1847 г. защитил диссертацию "Ломоносов в истории русской литературы и русского языка". Занимался публицистикой, филологией, историей. В 1855 г. подал императору Александру II "Записку о внутреннем состоянии России", где обосновывал неограниченное законодательное право монарха, а для народа -- возможность свободно высказывать свое мнение. В 1857 г. редактировал газету "Молва". Полный сил и здоровья, К.С.Аксаков не смог смириться со смертью отца в 1859 г., заболел чахоткой и в 1860 г. умер в Греции.

Литературная деятельность К.С.Аксакова была обширна и разнообразна - его историко-филологические исследования и критические статьи издавались отдельными книгами и печатались во многих газетах, журналах и сборниках. Свою историческую концепцию он противопоставлял западническим взглядам С.М.Соловьева, К.Д.Кавелина и Б.Н.Чичерина. История России, по его мнению, принципиально отлична от истории других стран Европы. Противопоставление двух главных движущих сил истории, народа (земли) и государства (власти) -- ведущая мысль Аксакова: в Западной Европе эти две силы незаконно смешались, народ стремился к власти и в борьбе возник конституционный строй; в России же народ и государство мирно сосуществовали вплоть до реформ Петра I, когда государство начало теснить "землю". Филологические труды К.С.Аксакова выявляли национальные особенности грамматического строя русского языка и содержали оригинальное понимание многих категорий русской грамматики.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце