URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Вейсман А.; Спенсер Г. Всемогущество естественного отбора / А.Вейсман. Недостаточность естественного отбора / Г.Спенсер. Пер. с нем.
Id: 197150
 
159 руб.

Всемогущество естественного отбора / А.Вейсман. Недостаточность естественного отбора / Г.Спенсер. Пер. с нем. Изд.стереотип.

URSS. 2015. 122 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-397-04954-2.
Книга напечатана по дореволюционным правилам орфографии русского языка (репринтное воспроизведение издания 1894 г.)

 Аннотация

Предлагаемая читателю книга содержит работы известных ученых, посвященные исследованию роли естественного отбора в процессе эволюции. Немецкий зоолог и теоретик эволюционного учения Август Вейсман (1834--1914) отстаивает тезис о всемогуществе естественного отбора. Английский философ Герберт Спенсер (1820--1903), возражая ему, указывает на несоответствия в его теории и на несовершенство его метода исследования. Спенсер выдвигает собственную теорию, согласно которой помимо естественного отбора на эволюционный процесс оказывают влияние и другие не менее важные факторы.

Книга будет интересна биологам, философам, историкам науки, а также широкому кругу читателей.


 Оглавление

I. Августъ Вейсманнъ
 Всемогущество естественнаго подбора
II. Гербертъ Спенсеръ
 Ответъ профессору Вейсманну
Гербертъ Спенсеръ
 Недостаточность естественнаго подбора

 I. Августъ Вейсменнъ. Всемогущество естественнаго подбора (отрывок)

Кто следилъ въ теченiи последняго десятилетiя за развитiемъ вопроса о наследственности, тому известно, что мое мненiе о ненаследственности прiобретенныхъ свойствъ встретило, правда, много сочувствiя, но и много возраженiй и что оно. во всякомъ случае, не общепризнано въ науке. Одни полагали, что наследственность, мною отвергаемая, необходима по ихъ теорiи, другiе думали даже, что ее можно доказать фактами. Здесь, однако, обнаружилось прежде всего непониманiе самой задачи.

Что такое прiобретенныя свойства? Вотъ вопросъ, на который отвечали различно ила вовсе не отвечали.

Еще недавно, одинъ известный изследователь по физiологiи животныхъ Вилькенсъ (Wilckens въ Biolog. Centralbl. 15 Juli 1893 p.420) заявилъ, что я, будто-бы, мало обратилъ вниманiя на факты изъ области искусственнаго подбора и что моя теорiя стоить, будто-бы въ прямомъ противоречiи съ фактами, известными всемъ заводчикамъ и сельскимъ хозяевамъ. Возражу на это, что я не только изучилъ выдающiяся работы по скотоводству, какъ напр. Зеттегаста (Settegast), но и завелъ личныя сношенiя съ опытными заводчиками и мои доказательства противъ наследственности внешнихъ поврежденiй частью заимствованы отсюда. (Ср. мое сочиненiе Ueber die Hypothese einer Yererbung von Verletzungen. Jena и также Aufsatze iiber Yererbung. Jena 1892. Aufs. VIII). Конечно, если мой критикъ подразумеваетъ подъ словомъ прiобретенныя (или соматогенный) свойства всякое измененiе отправленiя организма, то несомненно окажется, что существуютъ многiя наследственныя прiобретенныя свойства; но я всегда подъ словомъ функцiональное измененiе подразумевалъ лишь измененiе вследствiе функцiонированiя, т.е. вследствiе употребленiя или неупотребленiя; только въ этомъ смысле я употребляю слово "соматогенный", т.е. прiобретенный телесными отправленiями.

Измененiя организма бываютъ двоякаго рода. 1) Могутъ изменяться зародышевые зачатки (Keimesanlagen); въ этомъ случае видимое измененiе наступитъ лишь въ последующемъ поколенiи. 2) Измененiе можетъ произойти отъ увеличенiя или уменьшенiя употребленiя даннаго органа.

Измененiя перваго рода я называю бластогенными (зародышевыми или зачатковыми), измененiя второго рода-соматогенными (телесными). Лишь последнiя я считаю ненаследственными. Также климатическiя условiя, насколько они касаются собственно тела (сомы), вероятно, относятся ко второй категорiи, насколько ими обусловливается большая или меньшая деятельность известныхъ частей растенiя или животнаго 1).

Какъ примеръ несомненной наследственности прiобретенныхъ свойствъ Вилькенсъ приводитъ происхожденiе кровной англiйской лошади. По его словамъ, потомки основателей расы, трехъ восточныхъ жеребцовъ, совсемъ изменились "вследствiе постоянныхъ упражненiй на скачкахъ и дальнейшаго подбора самыхъ быстрыхъ лошадей". Я самъ разобралъ эту родословную (Das Keimplasma 1892 p.182), но вывожу изъ нея совсемъ иныя следствiя. Откуда взялъ мой противникъ, что малая голова, длинная шея и др., признаки англiйской лошади развились вследствiе упражненiй на скачкахъ? Ведь именно это требуется доказать и именно это я оспариваю. Не скачки превратили въ теченiи 200 летъ арабскихъ лошадей въ скаковую лошадь, но превращенiе произошло вследствiе подбора свойствъ выгодныхъ для скачекъ, среди потомства лучшихъ скакуновъ.

Дарвинъ пишетъ, что однажды было предложено на призъ получить у куръ бороды и черезъ 6 летъ въ Кристальномъ Дворце появилось 57 группъ бородатыхъ куръ. Неужели кто либо думаетъ, что эти бороды произошли отъ потягиванiя за перья или, вообще, отъ какого либо упражненiя? Или неужели хвостъ павлиньяго (трубистаго) голубя произошелъ отъ частаго растопыриванiя хвоста? А что сказать о безчисленныхъ породахъ цветовъ и плодовъ, объ исполинскомъ крыжовник и т.п., примерахъ, где употребленiе ровно не причемъ.

Далее Вилькенсъ говоритъ, что моя теорiя противоречитъ также даннымъ физiологiи, иначе я не сталъ-бы утверждать, что где-то, въ потайномъ уголке организма, малая часть орга низованнаго вещества, именно зародышевая плазма, можетъ оставаться независимою отъ влiянiй питанiя и обмена веществъ.

Мои воззренiя не совсемъ ужь такъ первобытны, какъ полагаетъ мой критикъ. Если онъ просмотритъ въ моей книге (Keimplasma p.538--583) главу объ измененiяхъ, то увидитъ, что я свожу индивидуальныя измененiя къ неодинаковымъ влiянiямъ питанiя внутри зародышевой плазмы.

Изъ другой главы онъ, однако, увидитъ, что этихъ влiянiй недостаточно для того, чтобы произвести наследственность прiобретенныхъ (соматогенныхъ) свойствъ, потому что для этой цели зародышевая плазма должна не просто измениться, а измениться особымъ образомъ, именно соразмерно съ измененiемъ соответственной части тела (сомы).

Вилькенсъ согласенъ со мною, что поврежденiя не наследственны. Но напрасно онъ думаетъ, что съ этимъ все согласны. Споръ объ этомъ продолжался по малой мере шести летъ. До сихъ поръ еще приводятъ примеры, яко-бы подтверждающее такую наследственность. Укажу на одинъ изъ нихъ' повидимому, весьма убедительный.

Речь идетъ о наблюденiяхъ и опытахъ, сообщенныхъ въ 1892 году англiйскимъ геологомъ Беккманомъ (Buckman). Известно, что мизинецъ нашей ноги всегда более или менее недоразвита: онъ не только малъ, но также искривленъ, что обыкновенно приписываюсь давленiю обуви. У новорожденная этотъ палецъ еще прямъ, и отсюда является мысль, что искривленiе возникаетъ у каждаго человека самостоятельно, т.е. независимо отъ наследственности.

Беккманъ наблюдалъ, однако, на своихъ собственныхъ детяхъ, что мизинецъ искривляется и въ томъ случае, когда дети вовсе не носятъ обуви, и уже на 6 месяце отъ рожденiя. Отсюда онъ совершенно правильно выводить, что искривленiе мизинца ноги есть наследственное свойство, но сверхъ того полагаетъ, что этимъ доказалъ наследственность прiобретенныхъ свойствъ, такъ какъ для Беккмана очевидно, что искривленiе все таки возникло отъ давленiя обуви и затемъ постепенно стало наследственнымъ.

Но это предположенiе совсемъ неосновательно. Существуетъ точное анатомически-статистическое изследованiе мизинца, произведенное Пфицнеромъ, изъ котораго видно, что мизинецъ находится въ процессе медленнаго вырожденiя, который необъяснимъ действiемъ обуви, а именно изъ трехсуставнаго пальца онъ стремится стать двухсуставнымъ. Изъ 47 ногъ страссбургскаго анатомическаго института нашлось 13 съ сращенiемъ второго и третьяго сустава въ маломъ пальце ноги и Пфицнеръ наблюдалъ это сращенiе уже у детей до 7 летъ, иногда даже у зародышей, а также у босоногихъ японцевъ и негровъ. По моей просьбе, проф. Видерсгеймъ изследовалъ пальцы ногъ египетскихъ мумiй и пришелъ къ тому-же результату. Здесь стало быть идетъ речь о процессе, сходномъ съ вырожденiемъ хвоста у собакъ и кошекъ, что ошибочно объясняли, какъ наследственность искусственнаго поврежденiя. Случай съ мизинцемъ ноги даже более понятенъ, такъ какъ физiологiя давно доказала, что этотъ палецъ играетъ при ходьбе второстепенную роль и что онъ намъ въ этомъ смысле ненуженъ. Но излишнiя части более не подвергаются естественному подбору и не поддерживаются на высоте развитiя, а медленно вырождаются вследствiе панмиксiи.

И такъ, съ моей точки зренiя, наследственное вырожденiе мизинца объясняется весьма просто.

Перейду къ возраженiю, которое стоитъ на первомъ плане, въ сочиненiи, направленномъ противъ меня Спенсеромъ. Главный доводъ Спенсера въ пользу наследственности прiобретенныхъ свойствъ состоитъ въ следующемъ: у организмовъ наблюдается гармоническое измененiе различныхъ частей, сотрудничествующихъ для общей физiологической работы, а именно такъ наз. соприспособленiе (коадаптацiя).

Не въ первый разъ знаменитый философъ выступаетъ съ этимъ доводомъ. Еще въ 1886 г. онъ написалъ сочиненiе (Факторы органическаго развитiя), основанное на техъ-же доводахъ. Спенсеръ утверждаетъ, что полезныя измененiя одной части должны сопровождаться измененiями другiхъ частей, иначе, вместо пользы, они принесутъ только вредъ. Допустить пропорцiональное измененiе нельзя, потому, что чемъ-же объяснить огромный различiя въ длине ногъ, туловища и т.п. у разныхъ животныхъ. Если-же допустить независимое развитiе каждой части, то получатся еще болыпiя трудности, такъ какъ процессъ измененiя станетъ чудовищно сложнымъ и даже невероятнымъ. Остается допустить одно, а именно, что функцiональныя измененiя наследствеппы и такимъ образомъ гармонiя между частями постоянно сохраняется, т.е. малому наследственному измененiю одной части соответствуетъ измененiе другой части и т.д., вследствiе чего происходить накопленiе всехъ этихъ измененiй въ полной гармонiи между собою.

Высказавъ десять летъ тому назадъ мненiе, что функциональные измененiя (прiобретенныя свойства) не наследственны, я и теперь остаюсь при томъ-же мненiи. Сознаюсь, однако, что возраженiе Спенсера способно подкупить многихъ и что многiе, прочтя работу Спенсера и ознакомившись съ чудовищными трудностями, встречаемыми, по его мненiю, естественнымъ подборомъ (если отвергнуть наследственность прiобретенныхъ свойствъ) готовы предпочесть более легкое объясните более правильному.

Я постараюсь, однако, доказать, что это объясненiе неможетъ быть правильнымъ и что здесь, какъ и въ случае вырожденiя неупотребляемыхъ частей, повидимому простое объясненiе должно быть отброшено. Что проще и, повидимому, очевиднее того утвержденiя, что неупотребляемые органы вырождаются именно вследствiе свой недеятельности? Мы ведь знаемъ, что деятельность укрепляетъ мускулы и другiя части, что недеятельность делаетъ ихъ вялыми и слабыми и какъ легко допустить, что это вырожденiе передается отъ поколенiя къ поколенiю! Но это предположенiе неправильно и его можно весьма просто опровергнуть темъ, что вырождаются также и такiя безполезныя части, которыя функцiонировали лишь пассивно, вследствiе одного своего присутствiя, какъ напр. твердый кожный панцырь раковъ и насекомыхъ или-же покровительственная (охранительная) окраска насекомаго.

Если-бы удалось доказать, что измененiя одной части тела, имевшей сложное строенiе и связанной со многими другими частями, могло произойти тайъ, что при этомъ очевидно, не могла играть роли наследственность прiобретенныхъ свойствъ,если -бы удалось доказать это, то последняя твердыня сторонниковъ Ламарка была-бы разрушена. Но я уверенъ, что именно это можно доказать.

По счастью существуютъ животныя формы, неспособный къ размноженiю, но постоянно вновь производимыя родителями, на нихъ не похожими, и эти животныя, неспособныя ничего передать потомству, однако изменялись въ теченiи исторiи земли; они теряли лишнiя части, увеличивали и изменяли полезные придатки и эти перемены были весьма значительны, требуя измененiя многихъ частей тела, которыя должны оставаться съ ними въ гармонiи.


 Об авторе

Август ВЕЙСМАН (1834--1914)

Выдающийся немецкий зоолог и теоретик эволюционного учения. Медицинское образование получил в Геттингенском университете (1852--1856). С 1863 г. приват-доцент, в 1873--1912 гг. профессор Фрайбургского университета. Ранние работы посвящены гистологии мышечной ткани, развитию насекомых, биологии пресноводных организмов. С конца 1860-х гг. перешел в основном к теоретическим исследованиям, посвященным защите, обоснованию и развитию учения Ч.Дарвина. Создал первую теорию наследственности, показавшую биологам путь к решению ряда вопросов в этой области. Высказал и доказал правильность мнения о том, что переход родительских свойств на потомство зависит от прямой передачи родителями некоего материального вещества, заключенного в хромосомах и хроматине и влияющего на развитие потомства. Автор книг "Зародышевая плазма", "Лекции по теории эволюции", "Теория эволюции" и других.

Герберт СПЕНСЕР (1820--1903)

Выдающийся английский философ и социолог, один из родоначальников позитивизма. Родился в Дерби (графство Дербишир), в семье учителя. Отказавшись от предложения получить образование в Кембридже, работал помощником учителя, инженером на железной дороге, затем сотрудничал в журнале "Экономист" (1848--1853). Позже получил небольшое наследство и смог полностью посвятить себя занятиям философией и наукой. Автор многих известных работ в области различных разделов философии -- теории познания, методологии науки, этики, эстетики и др., а также социологии, психологии и этнографии. Его философские идеи получили большую популярность, оказав значительное влияние на более поздние течения, в том числе эмпириокритицизм и неопозитивизм. Стал основоположником так называемой "органической школы" в социологии, представители которой сравнивали общество с живым организмом.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце