URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Гарсия Д. Мировоззрение. Новая монадология
Id: 19610
 
189 руб.

Мировоззрение. Новая монадология. Изд.2, испр. и доп.

URSS. 2004. 432 с. Мягкая обложка. ISBN 5-354-00633-3. Букинист. Состояние: 4+. .

 Аннотация

В книге дана оригинальная и стройная мировоззренческая система, являющаяся плодом широкого обобщения опыта философского мышления, богатая новизной определений, категориальных построений. Мы имеем дело с работой очень показательной для переживаемого нами переломного периода в истории человечества. В связи с определением "человека" и "человечества", автор настаивает: либо мы придем к обновленному осознанию себя, смысла нашей жизни и того, что с нами происходит, оздоровим и возвысим свой образ жизни, либо человечество будет все быстрее двигаться к своему концу по пути самоуничтожения.

Предлагаемая философская система претендует на то, чтобы стать частью необходимой новой идеологии XXI века.


 Содержание

Предварительные замечания и сведения
О материализме
О схемах
О категориях
О понятиях "тело","душа","дух"
О троичности
Коренная триада монадологии
О трех определяющих состояниях живого существа
 О представлении
 О свободе
 О настроении
Мышление как жизнь
О понятии "Мир"
Что такое язык
О понятии "генетический код"
О "внутреннем" и "внешнем"
О высшем и низшем
О понятиях "основное" и "главное"
О терминах "теория" и "практика"
О философии
Важнейшее о монадах
О различии, подобии и тождестве
О понятиях "организм" и "среда"
О времени
О науке, религии и искусстве
О понятии "Я"
О Боге (в данной системе понятий)
О добре и зле
О нашем рождении, жизни и смерти в человечестве
О понятиях "культура" и "цивилизация".
Что такое "человек" и "человечность"
Об общественном устройстве
Что с нами происходит?
Кратко о сущности "социализма"
Послесловие

 Предварительные замечания и сведения

Человек, посланный в мир ради высоких целей, забыл о лучшей части своего существа и всего менее занят как раз тем, для чего наделен жизнью. Приходят в мир -- и не знают откуда, живут в мире -- и не знают зачем, уходят из мира -- и не знают куда. Да и пока ходят по земле, главного не делают, относятся к жизни спустя рукава.
Ян Амос Коменский, 1592--1670
...В меня весь мир посылает свои сигналы и природа сеет свои семена... Но трудно понять и правильно направить свою жизнь тому, кто не умирал ни разу и не был близок к смерти.
Андрей Платонов, 1899--1951

Излагаемая система мыслей, представляет собой опыт новой монадологии -- очень необычное предприятие для нашего времени. Общее содержание книги можно обозначить такими более понятными названиями:

Строй живого Мира, или

общая теория жизни, или

философия жизни.

В работе содержится оригинальный способ определения и систематизации важнейших философских категорий, поэтому она может служить для некоторых читателей своеобразным введением в философию.

Сегодня, когда чрезмерное разрастание и напряжение низшей жизни человечества уже ясно обнаружило свою уродливость, очень важно приобщить к философскому мышлению как можно больше людей, в особенности молодых, и, делая свою работу, я всегда имел это в виду, в определенной степени упрощая философский язык, сближая его с обыденной речью ради ясности и простоты. Если такой подход к языку философствования не сказывается отрицательно на главном -- значимости всего обсуждаемого и предлагаемого, -- то нужно считать его вообще желательным: слишком многие обольщают себя и полагают обольстить читателя "мудреной" терминологией и сложными "дискурсами" (новомодное слово), за которыми, часто, нет ничего значительного.

Стремление к краткости и ясности (трудное дело) привело к использованию большого количества схем, диаграмм, таблиц. Выразительная сила схем всем известна, но допустима ли схематизация философских идей? По-моему да. Немало из величайших философов охотно и успешно пользовались графическими схемами.

Поскольку читатель встретится с необычными суждениями и положениями, с новыми взглядами на, казалось бы, "хорошо известные вещи" -- встает вопрос о должном понимании предлагаемого. Бывает ложное "понимание" = непонимание, вследствие чего и происходят ложные заключения, бестолковые возражения. Можно откровенно не понимать, осознавать несхватываемость предлагаемого, или понимать, но не соглашаться с автором; тогда возникают правомерные вопросы, что плодотворно. Пусть читатель учтет все это. Правда, здесь многое зависит от характера человека: например, профессиональное самолюбие (отсюда ревнивость, соперничание), неприязнь к определенным идеям, упрямость и т.п. являются сильными помехами в достижении благородного сотрудничества мыслящих.

Что такое монада будет достаточно подробно разъяснено в дальнейшем. Все же хочется с самого начала сказать, хотя бы очень сжато, об этом понятии и соответствующем мировоззрении, чтобы подготовить читателя к восприятию излагаемого. По меньшей мере станет понятным о чем пойдет речь в целом и какова философская позиция автора.

Кратчайшее изложение значит и предельно обобщенное, и потому, нелегко усвояемое, однако, как мы знаем из чтения философских словарей, энциклопедий -- небесполезное.

Понятие о монадах (от греческого monados -- единица, единое) может возникнуть в философском мышлении из такого усмотрения:

Целостное, стройное и устойчивое сосредоточение бесконечно многого в одном живом -- живое существо -- нельзя понимать как происходящее из сочетания определенного количества безжизненных элементов, и не приемлема мысль об его внезапном или постепенном самовозникновении. Нужно полагать, что всякая индивидуальная жизнь -- централизованное восприятие различного, выборочное собирание для себя "вещей", их означивание, преобразование, отпускание... и переживание всего этого -- есть нечто в целом не образуемое и не уничтожимое. Поскольку же замечаемые нами разнообразные живые существа, "очевидно", повсюду "рождаются" и "умирают" (и если при этом церковный догмат о сотворении живых существ Богом отрицается -- что не означает отрицание существования самого Бога), то следует полагать, что каждое из существ представляет собой одно из проявлений жизни более мощного порядка -- жизни универсальной и вечной, т.е. что в Мире существуют не просто начальные и конечные живые существа, а вечные разнообразно преображающиеся, "многожизненные" и "многосмертные" универсальные единицы Жизненности. Это и есть монады. Таким образом, я есть "рождающееся" и "умирающее" живое существо "человек", и вместе -- вечно живая монада. То же относится и к "амебе", и к "мухе", и к "кошке" и т.д.

Итак, каждое живое существо представляет собой образ жизни особой монады ("образ жизни" -- очень точное выражение). Другие способы ее бытия "существовали" и "будут существовать" -- и все они существуют в ней в непостижимом для нас изменчивом единстве поверх времени и пространства. Этот сложный вопрос монадологии будет подробно рассмотрен в ходе изложения. Здесь отметим только, что нечто подобное происходит и в нашей текущей жизни: конечно же мы существуем не в некоем ограниченном, однопорядковом и мгновенном "сейчас"; мы объемлем наше прошлое -- "то, чего уже нет" -- и наше будущее -- "то, чего еще нет" -- и бесконечно многое в Универсуме, о чем не имеем понятия. Все это тоже "невразумительно", -- однако так происходит. Тайна -- беспредельна и величественна -- вот что должны мы полагать и постоянно иметь в виду, когда приступаем к философскому мышлению, к посильному определению "начал бытия" и осмысливанию вещей, событий, единств... собственного жизненного Пути.

Монад бесчисленное множество, также как и монадных образов жизни, "живых существ", (к которым, по излагаемой монадологии, относятся и "атомы"). Все монады образуют Общий Жизненный Мир. Этот Мир есть постоянное следствие различных способов и форм со-бытия монад, и вместе с тем -- необходимый общий средоорганизм, жилище каждой монады, и вместе -- нечто большее, ибо Мир тоже есть нечто необходимое, не сотворенное, вечное, по-своему участвующее в осуществлении Жизни, хотя такое участие и слепо, безлично (в отличие от деятельности живых монад) и мы называем это "законами природы". Иначе говоря, монады суть и творители Мира и продукт своего творения. Только совместно образовывая своей сущностью и своими действиями этот Общий Жизненный Мир, каждая монада обретает свой особый универсальный организм и возможность бесконечно разнообразного живого существования.

Монадология полагает существование Единого.

Различно определяющийся, объективирующийся Мир -- то что называют Вселенной, Универсумом и, материалистически мысля, ошибочно понимается как самостоятельная "физическая природа" -- не есть Все: этот Мир постоянно проистекает, "взвешен" и тает в бездне Единого -- бездне всевозможного, невозможного, всереального -- как Одно. Иначе говоря, изменчивый реальный Мир со-бытия монад и неизменное Единое -- это, так сказать, разные "вещи". Единое -- Тайна тайн, стоящая "за" всяким "возникновением", всякой "определенностью", всяким "исчезновением" и всякой смыслообразующей индивидуальной жизнью. Все эти обыкновенные "странности" становятся важнейшими вопросами философии. И, хотя нет и не может быть окончательного ответа, та или иная постановка и решение этих вопросов есть наше необходимое и плодотворное жизненное дело. Здесь важны именно качество и плодотворность лично предлагаемого.

Соотношение Единого и монад таково:

Напряженное Единое, различно-неизменное, (так хочется выражаться) проявляет себя, разнообразно "струясь" в самом себе из бесчисленных средоточий, постоянно обнаруживая и исключая возможное и невозможное. Эти-то взаиморазличающиеся средоточия -- умы -- и "струи" полагаемого-и-отрицаемого и составляют разнообразное бытие бесчисленных "частных представителей "Единого -- единиц Единого, монад. Единое -- неизменное сверхжизненное единство всех соотносительных и изменчивых живых единств многого, обнимающих в своей совокупности Все, а это Все -- Бездна, поэтому существование монад -- безначально и бесконечно.

Существование монад обеспечивается соотношением трех необходимых и достаточных коренных свойств, делающих возможным их совместное, согласованно-различающееся индивидуальное живое существование:

ОПРЕДЕЛЕННОСТЬ (устойчивость, вещи, среда, организм...) ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ (энергийность, выступление, влиятельность...) СТРАДАТЕЛЬНОСТЬ (восприимчивость, сознание, означивание...)

-- таковы три взаимообусловленные и взаимопроникающие стороны или коренные свойства живого со-бытия монад, что можно назвать корнями всякой возможной Жизненности. Монадам в своем со-бытии дано быть определенными, деятельными и страдательными. Подобно этому утверждают, что в нашей реальной действительности, для самой возможности этой действительности, даны пространство, время, масса, энергия, движение... и говорят: "вот они, ясно и коренным образом различаемые нами элементы-основания единой реальности". Так вот, в излагаемой монадологии, предлагается принять, что в качестве наиболее фундаментальных категорий (или "универсалий", или "первоэлементов"), вообще человеческих понятийных предпосылок, необходимых для лучшего понимания нами Бытия, Жизни, нужно полагать не эти, только что названые или им подобные, но другие, не менее ясно различаемые нами и обозначаемые словами "Определенность", "Деятельность", "Страдательность". Возможно кто-то скажет: "это чрезмерные абстракции". Но не бывает "чрезмерных" абстракций, отвлеченностей, и все, на что мы укажем, что помыслим есть отвлеченность, ибо ничто не существует само по себе, кроме Единого. "Материя" материалистов -- тоже предельная абстракция.

Можно предложить иные названия той же коренной триады -- и вот почему.

Поскольку Коренная Триада навеки одна для всего существующего и проявляет себя во всем и повсюду, то человек, в ходе развития мышления, постоянно наталкивался на различные формы ее проявления, и давал элементам триады различные определения, которые естественно оказывались подобными по смыслу. Эти определения, сведенные в таблицу, лучше проясняют сами себя и друг друга (читайте сначала строки, затем столбцы):


-- и так далее, в очень показательном разнообразии.

Во взаимоотношениях коренных категорий нет никакой строгой очередности их проявления и никакого порядка соподчиненности, поэтому лучше располагать названия коренной триады так, как показано на схеме (и следует всегда иметь это в виду):


Пытаться определять научными способами (физика, химия, математика...) почему даны некоторые коренные категории ("физические" ли, "психические") и почему даны именно такие, а не другие, и как "сами они" обеспечиваются "вещественно-закономерно" -- безумие.

Необычный термин "Страдательность", надеюсь, будет принят читателями, поскольку имеются в виду наши несомненные ощущения, восприятия, сознание -- что и есть вообще Страдательность=претерпевание.

Относительно Деятельности: чтобы стало реальным какое-либо возможное бытие необходимо наличие в монадах абсолютно самородного и индивидуального деятельного начала, свойства, укорененного в Едином, а не в ограниченном организме (отметим это!), которое и обеспечивает перемену, влияние, обнаружение всевозможных новостей -- без конца.

Необходимость Определенности, ("вещей") кажется, меньше всего требует разъяснений по своей "очевидности", однако здесь мы проявляем легкомыслие: в наличии повсюду устойчивости кроется столь же непреодолимая тайна, как и в наличии индивидуальной энергии и индивидуальной страдательности. Все это будет подробно обсуждаться на своем месте.

Все монады сообща образуют для самих себя строй соотношений всего проявляемого -- объективный Мир, а также иерархию качества обретаемой ими жизни, на вершине которой -- Монада-Бог -- исключительное верховное существо. Существование Универсально Высшего совершенно необходимо для того, чтобы мог существовать Общий Жизненный Мир (не хаос), а такое Высшее может быть представлено только одним существом -- воистину Всевышним и Вседержителем.

Каждая монада по-своему обнимает Жизненный Мир, общежитие, т е. монады -- это миры индивидуальной жизни, вечные растения Жизненного Мира. А "саможитие" монады абсолютно невозможно.

Нельзя полагать, что данная монада находится в Мире "здесь", а другие монады "в других местах"; можно сказать, что монада существует "так, здесь и сейчас" -- в качестве данного конечного живого существа особой "породы"; существует "всегда и повсюду" -- во всем разнообразии своего бытия-жизни в вечности; относительно же бездны Единого монада "существует" "никак, нигде и никогда". Эти взаимоисключающие утверждения имеют свой смысл, поскольку время и пространство относятся к жизни монад, к их сосуществованию в Общем Мире, а не суть какие-то "первичные основания", более глубокие, чем Жизненность, и могущие существовать вне всякой жизни (как это ложно понимается в "точных науках", а также и многими философами). Единое вовсе не держится временем, пространством, энергией, организацией и т.п. Все это относится к различенному со-бытию монад и образуемому ими Общему Жизненному Миру.

Каждая коренная сторона причастна двум другим и зависит от них, оставаясь при этом особенностью. Получается что Среда как бы "содержит при себе" действие и сознание; Действие "содержит" сознание и среду; Сознание "содержит" действие и среду. Поэтому философы, видя всеохватывающую мощность каждой из этих категорий, склоняются к различным мнениям, относительно мирового "основного", "сущности" "начал" и т.п. Очень разнообразные мнения, в итоге, (обобщенно) сводятся к трем:

1) Определенное, Среда (материя)... -- это основное как все содержащее.

3) Деятельное, действие (энергия)... -- основное как все вызывающее.

2) Страдательное, Сознание... -- основное как все осмысливающее.

Отсюда "материализм", "идеализм", "волюнтаризм" "сенсуализм", "энергетизм" и т.д., каждое из которых, правда, приносит свои плоды, но и уводит в сторону от целостного вещественного-деятельного-страдательного понимания частных событий и самого бытия.

Для философов профессионалов отмечу тут же, что трансцендентализм И.Канта (насколько я понимаю) и то что он называет "априорными условиями всякого возможного опыта" имеет прямое отношение к существованию монад: указанные единые корни Жизненности в со-существовании монад и суть эти самые "трансцендентальные" основания и условия не просто "всякого опыта", а и объективного мира и всей мировой Жизни.

Почему и зачем существуют в Едином монады с их корнями жизненности -- Определенностью, Деятельностью, Страдательностью -- что такое "сами" эти элементы ("начала") "как таковые" и тому подобные вопросы (а вопрошать есть наше неизбежное и бесконечное дело) -- это остается здесь, как и во всякой другой философской работе, без ответа. Будем определять элементы "внутри" нас и "вне" нас, рассматривать и обсуждать их соотношение, предлагать то или иное осмысливание частностей и целого -- ради усиления и возвышения нашей жизни. На большее мы не способны. Этим мы и удовлетворяемся в философском мышлении.

Очень важен вопрос о сущности и значении мышления.

Мышление не есть просто "тонкое орудие" для обслуживания более грубой низшей жизни -- "организма": оно есть сама цельная жизнь в высших своих проявлениях. Значит, все лучше и мощнее мыслить -- главное направление развития индивидуальной жизни. Мы знаем из опыта что индивидуальное мышление-жизнь есть влиятельная сила, причем, не обязательны произношение слов и слышащее ухо. Нужно прийти к заключению, что в Общем Жизненном Мире имеет место сверхчеловеческое мышление величайшей мощи, влияющее на нас и не нуждающееся необходимо в мозге, подобном человеческому.

Известно положение, что "Бог есть любовь", но любовь это частность (от Страдательного). Бог (или Всевышний, или Наивысшее) есть Верховное Вселенское Мышление-Жизнь -- вот более существенное определение.

Из сказанного уже можно увидеть как понимается здесь Жизнь:

Жизнь не производна и вечна. Жизнь есть самое общее свойство (или определение состояния) монад -- центров сил (в широком смысле), центров проявления, держания и переживания бытия. Жизнь ("жизневание") и бытие -- одно и то же. Внежизненного бытия нет. Все то, что "само", "как таковое" не есть живое -- например линия, число, энергия, стол, и т.п. -- есть элемент жизненности. Поэтому в монадологии Вселенная, Универсум, Природа определяется как Общий Жизненный Мир. Жизнь -- это то значащее, что происходит в Едином. Вся жизнь являет собой иерархию значимостей. Вне жизни не были бы возможны какие-либо меры, смыслы, ценности, цели. И "законы природы" -- это законы Жизни.

Пытаться теоретически или практически вывести жизнь из не-жизни ("происхождение жизни") -- тщетная, глупая затея, открытия, происходящие из таких попыток, бывают полезными (открывание бытия от нашей деятельности происходит постоянно), но ученым следовало бы быть осторожнее, сдержаннее, делая мировоззренческие выводы из своих "находок", понимать ограниченность своих "данных". Даже если бы каждый раз постепенно "возникала" жизнь из определенным образом располагаемых нами крупинок соли, нельзя было бы утверждать, что это происходит только из этих "начальных данных" и определяемых нами "последовательных событий". Всепроникающие силы Единой Мировой Жизни, "мироздания ", их строй и действие нам мало известны.

Поскольку всему строю Жизненного Мира присуща полная всеобъемлющая Иерархия качества жизни, то цель всякой индивидуальной жизни -- усиление и возвышение себя в этой Иерархии. Основные показатели здесь -- качество ума, что производится, что уничтожается, что и как переживается.

По монадологии, человек вовсе не есть высшее из возможных образов жизни мировых монад ("венец создания"), не есть что-то совершенно особенное, в Жизненном Мире, как полагают многие философы, следуя Священным Писаниям или же по собственному разумению. (Религиозные понятия о бесплотных ангелах, херувимах, серафимах и проч. имеют в виду другое). Монадология полагает существование жизни мощнее человеческой не только на других планетах других звездных систем, но и вне планетарной жизни, т.е. в иных непонятных для нас средах, "сферах" бытия.

Предельно коротко: Монадология -- это соображения о вечно живых единицах Единого, -- живых средоточиях всевозможного полагания, действия и означивания -- о строе их со-бытия в Общем Жизненном Мире. "Бытие", "Жизнь", "Мышление" -- одно и то же.

Обоснование и смысл всего сказанного о мировоззренческой Системе будут постепенно все более проясняться по ходу изложения, в особенности в главе "Главное о монадах". И, разумеется, Система должна в дальнейшем (в нашей совместной философской жизни) уточняться, развиваться, если только ей не суждено быть отброшенной.

Существует широко распространенная и различно выражаемая философская позиция под общим названием "гилозоизм" (от греч. hile -- материал, и zoe -- жизнь); говорят также и о "панпсихизме". Излагаемую "Монадологию" можно отнести к этому типу мировоззрений.

У немецкого мыслителя Г.В.Лейбница имеется философская работа под названием "Монадология". Лейбниц и явился главным возбудителем идей Новой монадологии. Очень значительное влияние оказали на меня также древнегреческая философия (в особенности Аристотель и Плотин), Джордано Бруно и русская философия во многих своих особенностях. Сильный толчок дала в свое время статья Вл.Соловьева "О действительности внешнего мира...", помимо воздействия мыслей, имеющихся в других его работах. Из мыслителей XX века заметное влияние оказал испанец Хосе Ортега-и-Гассет.

Нижеследующее не представляет собой последовательного изложения философской системы (так оказалось удобнее), поэтому, если читатель достаточно внимательно познакомился с данным выше кратчайшим изложением основных идей монадологии, то он вполне может приступить к чтению любой главы, название которой вызвало интерес. Молодым людям я бы посоветовал прочитать для начала главу "О материализме", затем "О философии", затем "Главное о монадах", затем как захочется.

Наверное, чтение глав в том порядке который дан (так сложилось), имеет свой смысл, в прочем, недостаточно ясный для меня самого.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце