URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Корнелиус Г. Введение в философию. Пер. с нем.
Id: 195694
 
334 руб.

Введение в философию. Пер. с нем. Изд.2

URSS. 2011. 328 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-484-01265-7. Уценка. Состояние: 5-. Блок текста: 5. Обложка: 4+.
Книга напечатана по дореволюционным правилам орфографии русского языка (репринтное воспроизведение издания).

 Аннотация

Вниманию читателей предлагается книга немецкого философа Ганса Корнелиуса (1863--1947), цель которой --- ввести читателя в круг философских проблем и ознакомить его с важнейшими попытками, предпринятыми в истории для их разрешения. Поскольку сущность философии автор видит в теории познания, его введение в философию представляет собой именно изложение основ этой теории. Книга состоит из двух частей: в первой части представлен критический анализ различных метафизических систем; вторая часть книги посвящена собственно теории познания. Работу отличают ясность изложения, строгая научность и глубина мысли.

Рекомендуется философам, историкам философии, а также широкому кругу заинтересованных читателей.


 Оглавленiе

Предисловiе къ русскому переводу проф. Н.Н.Ланге
Предисловiе автора
ВВЕДЕНIЕ
 Планъ книги
 § 1.Понятiе философiи. Философiя, какъ стремленiе къ ясности. -- Философiя, какъ стремленiе къ последней ясности. -- Последнiе вопросы. -- Теоретическая и практическая философiя
 § 2.Философскiя проблемы. Недостатки традицiоннаго cодержанiя познанiя. -- Требованiе единаго объясненiя вселенной. -- Метафизика. -- Требованiе доказательства правильности понятiй. -- Теорiя познанiя. -- Изменчивыя условiя философскаго мышленiя. -- Неудачи философiи. -- Требованiе анализа механизма объясненiя
 § 3.Естественная картина мiра. Чувственныя данныя. -- Предметы окружающей насъ среды. -- Наше Я. -- Наше телеоное Я. -- Наше духовное Я и его части. -- Отношенiя между телеснымъ и духовнымъ Я. -- Антропоморфное пониманiе явленiй. -- Другiе люди. -- Традицiонное содержанiе познанiя
 § 4.Наше стремленiе къ познанiю и его удовлетворенiе. Стремленiе къ связи явленiй. -- Донаучныя понятiя, какъ носители такой связи. -- Непривычное, какъ нуждающееся въ объясненiи. -- Мифологическое объясненiе. -- Антропоморфное образованiе мифовъ. -- Научное объясненiе. -- Законы движенiя планетъ. -- Объясненiе, какъ упрощенiе познанiя. -- Принципъ экономiи мышiленiя. -- Научныя и естественныя теорiи. -- Вопросъ объ основанiи
 § 5.Догматизмъ и эмпиризмъ. Разница въ ценности объясненiй. -- Научное и ненаучное объясненiе. -- Развитiе отъ догматизма къ эмпиризму. -- Сущность эмпирическаго объясненiя. -- Объясненiе и описанiе. -- Гипотезы естествознанiя. -- Гипотезы, какъ образы
 § 6.Развитiе философiи. Препятствiя этому развитiю. -- Образованiе метафазическихъ системъ. -- Натуралистическiя понятiя. -- Развитiе въ эмпирическомъ смысле. -- Теоретико-познавательныя проблемы. -- Практическiя проблемы. -- Требованiе анализа понятiя ценности
 § 7.Последнiя цели. Психологическая основа теорiи познанiя. -- Возсозданiе процесса донаучнаго образованiя понятiй. -- Теоретико-познавательное разрешенiе метафизической задачи. -- Внутреннее и историческое развитiе
Часть первая. Метафизическая фаза философiи
 § 8.Вещь и явленiе. Понятiе объективнаго бытiя, какъ бытiя, независимаго отъ нашего воспрiятiя. -- Изменчивыя явленiя и постоянное бытiе. -- Субъективное и объективное существованiе
 § 9.Фазы догматичесной философiи. Монистически-матерiалистическая фаза. -- Проблема объясненiя фактовъ объективнаго мiра. -- Дуалистическая фаза. -- Противоположность природы и духа. -- Проблемы воздействiя. -- Проблема воздействiя объективнаго мiра на сознанiе. -- Проблема познанiя внешняго мiра. -- Проблема волевого действiя. -- Проблема свободы. -- Идеалистическая фаза. -- Отрицанiе объективнаго мiра. -- Догматическiй идеализмъ. -- Его парадоксальность. -- Последствiя идеализма
 § 10.Практическiя проблемы въ догматической философiи. Эвдемонистическiе и тиметическiе мотивы. -- Должное. -- Условiя разрешенiя этической проблемы. -- Источники догматизма въ этике. -- Неполныя разрешенiя проблемъ. -- Основной принципъ эвдемонистическаго определенiя воли. -- Эгоистическiй гедонизмъ. -- Эгоизмъ и альтруизмъ. -- Альтруистическiй гедонизмъ. -- Утилитаризмъ и мораль состраданiя. -- Эвдемонистическое ученiе о добродетели и последовательный эвдемонизмъ
 § 11.Начатки образованiя метафизическихъ системъ. Единое бытiе, какъ принципъ объясненiя. -- Успокоенiе, даваемое этимъ принципомъ, какъ таковымъ. -- Iоническая натурфилософiя
 § 12.Бытiе и видимость. Мiръ элеатовъ и мiръ Гераклита. Разница въ ценности явленiя и постояннаго бытiя. -- Явленiя, какъ чистая иллюзiя. -- Чувственный мiръ, какъ иллюзiя. -- Познанiе истиннаго бытiя мышленiемъ. -- Философiя элеатовъ. -- Явленiя, какъ истинное бытiе. -- Законъ измененiй, какъ пестояннос въ смене явленiй. -- Гераклитъ. -- Обратное толкованiе основной проблемы философiи
 § 13.Начатки механическаго объясненiя природы. Увеличенiе числа принциповъ. -- Измененiе, какъ смешенiе и разделенiе. -- Вопросъ о причине движенiя. -- Вопросъ о механизме смешенiя. -- Атомы и пустое пространство. -- Пифагоръ. -- Эмпедоклъ. -- Анаксагоръ. -- Атомисты
 § 14.Картина мiра механическаго естествознанiя. Основныя вещества. -- Построенiе мiра изъ неизменяемыхъ мельчайшихъ частичекъ. -- Законы движенiя видимыхъ массъ и мельчайшихъ частичекъ. -- Мiровой эфиръ и процессы излученiя. -- Законъ сохраненiя энергiи. -- Кинетическая и потенцiальная энергiя. -- Другiя формы энергiи. -- Законъ разсеянiя энергiи
 § 15.Матерiализмъ. Противоположность эмпиристическаго и матерiалистическаго пониманiя естественно-научныхъ теорiй. -- Матерiальный мiръ, какъ истинный мiръ. -- Следствiя матерiалистическаго воззренiя. -- Человекъ, какъ механизмъ. -- Малоценность духовнаго. -- Пробелы матерiалистической теорiи. -- Необъяснимость мiра явленiй. -- Сенсуалистическiя попытки дополненiя. -- Этическiй матерiализмъ. -- Демокритъ. -- Матерiализмъ въ новейшей философiи
 § 16.Сенсуалистическiй идеализмъ. Мiръ явленiй, какъ непосредственно-данный мiръ. -- Непознаваемость объективнаго мiра. -- Сенсуалистическiй скептицизмъ. -- Отрицанiе объективнаго мiра. -- Догматический идеализмъ. -- Идеалистическiя ложныя толкованiя. -- Мiръ въ голове. -- Мiръ, какъ сонъ. -- Мiръ, какъ галлюцинацiя. -- Тождественность бытiя вещи съ воспрiятiемъ ея субъектомъ. -- Вопросъ о значенiи постояннаго. -- Практическiя следствiя идеализма. -- Протагоръ. -- Беркли. -- Шопенгауеръ. -- Тэнъ
 § 17.Рацiоналистическiй идеализмъ. Способы избежать парадоксовъ сенсуализма. -- Логическое мышленiе и его противоположность чувственному воспрiятiю. -- Логическiя формы, какъ истинное бытiе. -- Рацiонализмъ. -- Недостатки рацiоналистической теорiи. -- Дуалистическiя следствiя. -- Сократъ. -- Платонъ. -- Ученiе объ идеяхъ. -- Аристотель. -- Рацiоналистическая этика. -- Добродетель, какъ правильное познанiе
 § 18.Натуралистический дуализмъ. Условiя натуралистическаго дуализма. -- Мiръ внутреннiй и мiръ внешнiй. -- Вещь въ себе, какъ причина явленiй. -- Протяженiе и мышленiе. -- Рацiоналистическая метэфизика по додуктивному методу. -- Декартъ. -- Гейлинксъ. -- Спиноза. -- Лейбницъ. -- Мальбраншъ. -- Теорiя психо-физичеекаго паралеллизма. -- Авенарiусъ
 § 19.Обзоръ первой части. Скептицизмъ и теоретико-познавательная проблема. Скептицизмъ, какъ результатъ неуiачъ философiи. -- Невозможность последовательнаго скептицизма. -- Новая постановка проблемъ. -- Взглядъ впередъ
Часть вторая. Теоретико-познавательная фаза философiи
 § 20.Задача теоретико-познавательной философiи. Односторонность идеалистическихъ системъ. -- Устраненiе этой односторонности изследованiемъ факторовъ образованiя нашего опыта. -- Требованiе психологическаго анализа. -- Проблема индукцiи. -- Помехи теоретико-познавательному изследованiю
 § 21.Элементы опыта. Первый анализъ и классификацiя содержанiй сознанiя. -- Единство и множеетво. -- Части и признаки. -- Впечатленiе и представленiе. -- Отношенiе между ощущенiемъ и образомъ воспоминанiя. -- Внешнее и внутреннее воспрiятiе. -- Ощущенiе и умозренiе. -- Физическiя и психическiя явленiя. -- Конкретныя и абстрактныя содержанiя. -- Общiя представленiя. -- Чувства удовольствiя и неудовольствiя, влеченiя и отвращенiя. -- Локкъ. -- Беркли. -- Юмъ
 § 22.Ассоцiацiонная психологiя. Вопросъ о законахъ потока представленiй. -- Законъ опытной ассоцiацiи или ассоцiацiи по смежности. -- Законъ ассоцiацiи по сходству. -- Недостатки ассоцiацiонной психологiи. -- Ученiе ассоцiацiонной психологiи о сужденiи. -- Ученiе о сужденiи Юма. -- Возраженiя. -- Натуралистическiя понятiя въ ассоцiацiонной исихологiи. -- Теорiя Юма о понятiяхъ причинности и субстанцiи. -- Скептицизмъ, какъ результатъ. -- Основанiя скептицизма Юма
 § 23.Факторы единства нашего опыта. Ошибка атомистической психологiи. -- Вопросъ о внутренней связи содержанiй сознанiя. -- Целое и его части. -- Отношенiя. -- Различенiе. -- Память. -- Последующее действiе прошлаго. -- Символическая функцiя образовъ воспоминанiя. -- Познанiе сходства. -- Узнаванiе и логическая классификацiя. -- Узнаванiе комплексовъ. -- Узнаванiе привычныхъ содержанiй. -- Степени сходства. -- Большая и меньшая определенность содержанiя. -- Отсутствiе степеней сознанiя. Кантъ. -- Матерiалъ и форма опыта. -- Аналитическiя и синтетическiя сужденiя. -- Синтетическiя сужденiя а priory. -- Выводъ категорiй
 § 24.Самые общiе законы теченiя нашего сознанiя. Общее содержанiе и частныя содержанiя. -- Различенiе одновременныхъ и последовательныхъ содержанiй. -- Продолжительность настоящаго. -- Воспоминанiе о комплексахъ. -- Выводъ закона ассоцiацiй по смежности, закона упражненiя и закона ассоцiацiи по сходству
 § 25.Первая категорiя. Понятiя и сужденiя воспрiятiя. Два рода логическаго определенiя нашихъ переживанiй. -- Развитiе понятiй воспрiятiя. -- Начало значенiя чувственныхъ предикатовъ. -- Сужденiя воспрiятiя. Абстракцiя въ области воспрiятiя. -- Различенiе признаковъ. -- Теорiя абстракцiи Юма
 § 26.Качества формъ. Одинаковые признаки комплексовъ при разности соответствующихъ частныхъ содержанiй. -- Понятiя отношенiя. -- Окраска отношенiя. -- Сужденiе памяти. -- "Голое представленiе". -- Формы воззренiя. -- Единство и множество. -- Число. -- Время. -- Пространство не есть общая форма воззренiя. -- Сходство, равенство, постоянство, изменчивость, направленiе
 § 27.Вторая категорiя. Опытныя понятiя и сужденiя. Закономерныя связи содержанiй. -- Источникъ ихъ въ единстве нашей психической жизни. -- Ожиданiе. -- Понятiе условiя ожиданiя. -- Понятiе правила. -- Опытныя понятiя. -- Корень принципа экономiи мышленiя
 § 28.Объектъ, какъ закономерная связь явленiй. Вещь есть не сумма, а сложное целое своихъ чувственныхъ качествъ. -- Геометрическая форма вещи. -- Цветъ вещи. -- Первичныя и вторичныя качества. -- Феномены и нумены. -- Оставшаяся проблема идеализма. -- Тождество предмета. -- Понятiе объективныхъ измененiи. -- Физическiе законы, какъ сокращенныя выраженiя связи явленiй. -- Кантъ. -- Понятiе предмета. -- Трансцендентная вещь въ себе
 § 29.Вещь въ себе и первыя две проблемы воздействiя. Мiръ въ себе, какъ предметъ опыта. -- Разрешенiе второй проблемы воздействiя. -- Разрешенiе первой проблемы воздействiя. -- Пространственный мiръ. -- Возникновенiе понятiя пространства. -- Понятiе объективнаго. -- Объективное существованiе не тождественно съ существованiемъ, независимымъ отъ нашей воли. -- Сужденiе о существованiи
 § 30.Формы общаго познанiя. Логическiя аксiомы, индунцiя и законъ причинности. Вопросъ о праве обобщать опытныя сужденiя. -- Условiя решенiя вопроса объ истине. -- Утвержденiе и отрицанiе частныхъ сужденiй. -- Аналитическiя сужденiя. -- Синтетическiя сужденiя о понятiяхъ воспрiятiя. -- Логическiя аксiомы. -- Общiя опытныя сужденiя. -- Правила наведенiя. -- Законъ причинности. -- Общее значенiе законовъ природы. -- Естественная необходимость. -- Ея субъективные источники
 § 31.Наше Я. Единство сознанiя. -- Тождество нашего Я. -- Постоянные факторы личности. -- Незаметные образы воспоминанiя. -- Аналогiя съ незаметными частичными тонами звука. -- Продолжительность существованiя незаметныхъ образовъ воспоминанiя. -- Психическiя предрасположенiя. -- Безсознательные психическiе факты. -- Тело и душа. -- Нервная система, какъ условiе ощущенiй. -- Психо-физическiй паралеллилизмъ. -- Произвольное движенiе. -- Механика непроизвольныхъ движений. -- Рефлекторная дуга. -- Развитiе произвольныхъ движенiй. -- Разрешенiе третьей проблемы воздействiя. -- Физiологическiя условiя потока представленiй. -- Проблема безсмертiя. -- Сознанiе другихъ людей
 § 32.Эмпиристическая картина мiра. Переживанiя. -- Ихъ классификацiя. -- Объективный и субъективный мiръ. -- Законы логическаго развитiя познанiя. -- Эмпиристическое объясненiе природы. -- Антиномiи. -- Причинность и свобода. -- Разрешенiе последней проблемы воздействiя. -- Трансцедентальный идеализмъ Канта. -- Теоретико-познавательный эмпиризмъ
 § 33.Понятiе ценности и практическiя нормы. Источникъ понятiя ценности. -- Понятiе ценности, какъ опытное понятiе. -- Чувства ценности. -- Ценности личности. -- Ценность и сужденiе о ценности. -- Волевое обсужденiе. -- Волевое решенiе. -- Нормы поведенiя. -- Скала ценностей. -- Нравственныи законъ. -- Категорическiй императивъ Канта. -- Эвдемонистическое и тиметическое определенiе воли. -- Поправка къ альтруистическому гедонизму. -- Стиль жизни. -- Требованiе самовоспитанiя къ единой деятельности. -- Требованiе воспитанiя благоговейнаго чувства

 Предисловiе къ русскому переводу

"Введенiе въ философiю" Корнелiуса обладаетъ такими выдающимися достоинствами, которыя, конечно, легко заметитъ каждый принявшiйся за чтенiе этой книги. Эти достоинства состоятъ прежде всего въ поразительной ясности изложенiя, строгой научности и въ глубине мысли. Ясность изложенiя, доведенная Корнелiусомъ, такъ ск., до художественности, есть следствiе совершенной твердости его мысли, того, что онъ точно знаетъ, куда идетъ, и потому твердо и спокойно ведетъ за собою и читателя, не смущая его никакими посторонними отклоненiями и лишними словами. Строгая научность книги Корнелiуса выражается прежде всего въ томъ, что онъ устраняетъ всякую -- столь частую въ философскихъ разсужденiяхъ -- реторику, всякую попытку действовать на чувство читателя, и довольствуется лишь убедительностью логики. Авторъ можетъ, конечно, заблуждаться, но онъ выдаетъ свои мысли вполне открыто, энергически побуждая темъ и читателя къ критике ихъ. И, можетъ быть, именно теперь, когда метафизическая философiя вновь стала овладевать умами, появленiе книги Корнелiуса, съ ея острой критикою какъ реалистической, такъ и идеалистической метафизики особенно ценно. Наконецъ, глубина мысли у Корнелiуса выражается въ томъ, что онъ везде пытается довести свое изследованiе до основного, исходнаго пункта, до того, что онъ самъ называетъ последней ясностью.

Понятiе о томъ, въ чемъ состоитъ содержанiе "введенiя въ философiю", какъ отрасли философiи, является, какъ известно, несколько неопределеннымъ и понимается разными авторами различно. Четыре наиболее выдающiяся сочиненiя, вышедшiя за последнiе десять летъ подъ этимъ названiемъ и принадлежащiя Паульсену, Вундту, Кюльпе и Корнелiусу, каждое имеетъ свой особый характеръ: Паульсенъ излагаетъ главнымъ образомъ свою метафизическую систему, Вундтъ даетъ краткую и критически освещенную исторiю философiи, Кюльпе -- систематическiй перечень философскихъ проблемъ и ихъ разнообразныхъ решенiй. Корнелiусъ же видитъ сущность философiи въ теорiи познанiя, и его введенiе есть именно изложенiе основъ этой теорiи. Ввиду того первостепеннаго значенiя, которое имеетъ теорiя познанiя для современной философiи, такое изложенiе введенiя представляется намъ наиболее правильнымъ, какъ съ научной точки зренiя, такъ и съ дидактической, темъ более, что именно изученiе теорiи познанiя представляетъ для начинающаго часто совершенно непреодолимыя затрудненiя безъ помощи особаго введенiя.

Основные взгляды Корнелiуса могутъ быть выражены следующимъ образомъ; все факты, какъ непосредственно данные, суть факты сознанiя, т.е. исходная точка изследованiя имеетъ у него характеръ строго идеалистическiй. Эти факты сознанiя могутъ быть разделены на две большiя группы: одни суть содержанiя, другiе -- отношенiя между этими содержанiями; къ первымъ принадлежатъ всевозможныя ощущенiя, представленiя и чувства, ко вторымъ -- сознанiе сходства, различiя, единства и т. под. Задача теорiи познанiя или философiи и состоитъ въ томъ, чтобы показать, какимъ психическимъ механизмомъ изъ этихъ фактовъ сознанiя возникаютъ для насъ понятiя предметовъ и вообще объективнаго мiра.

Изъ этого видно, что Корнелiусъ принадлежитъ къ тому философскому направленiю, которое обыкновенно называется новокантiанскимъ или имманентной философiей и выдающимися представителями котораго можно считать ныне Шубертъ-Сольднера и Шуппе. Отъ самого Канта они отличаются темъ, что не принимаютъ категорiй разсудка, какъ готовыхъ формъ, но пытаются построить ихъ изъ другихъ более элементарныхъ фактовъ сознанiя, именно изъ указанныхъ выше сознанiй отношенiй, причемъ до известной степени сглаживается и то резкое и трудно прiемлемое различiе, которое Кантъ установилъ между категорiями, какъ формами опыта, и ощущенiями, какъ содержанiемъ или матерiей его. Но съ другой стороны глубокое разделенiе, которое проводитъ Корнелiусъ между содержанiями сознанiя и сознанiемъ отношенiй между этими содержанiями, существенно отличаетъ его и отъ англiйскихъ эмпиристовъ. Второе же отличiе имманентной философiи отъ Канта состоитъ именно въ принципе имманентности сознанiя, т.е. въ устраненiи всякой "вещи въ себе", какъ трансцендентной сознанiю.

Особенно ценно въ книге Корнелiуса подробное и тонкое изученiе различныхъ созванiй отношенiй, въ которыхъ онъ, следуя американскому психологу Джемсу, видитъ то, упущенiе чего и характеризовало англiйскую ассоцiацiонную психологiю. Критике этой психологiи онъ посвятилъ § 22 своего сочиненiя.

Насколько прiемлемы философскiе взгляды Корнелiуса и особенно его исходный идеалистическiй пунктъ, объ этомъ, конечно, можно думать различно. Въ частности, авторъ настоящихъ строкъ не разъ высказывалъ вследъ за Авенарiусомъ мысль, что идеалистическая исходная точка зренiя въ философiи вообще ошибочна. Основное положенiе идеализма гласитъ, что всякiй фактъ есть фактъ сознанiя, т.е. фактъ психическiй; все факты даны намъ непосредственно, какъ факты нашей душевной жизни, какъ наши переживанiя (Корнелiусъ, Введ. въ философiю, §§ 7, 20, 21). Это основное положенiе является однако двусмысленнымъ, и насколько оно верно въ одномъ смысле, настолько же ложно -- въ другомъ. Всякiй фактъ является фактомъ нашего сознанiя лишь постольку, поскольку мы разсматриваемъ общiя условiя возникновенiя этого факта для насъ: цветъ, звукъ, весъ, движенiе, все это можетъ быть называемо нашимъ ощущенiемъ, именно если изучается: цветъ -- въ его зависимости отъ нашего глаза, звукъ -- отъ уха, и т.д. Въ этомъ смысле психологiя охватываетъ всякое содержанiе мiра вообще, однако, очевидно, лишь постольку, поскольку этотъ мiръ разсматривается нами въ известномъ отношенiи, именно въ отношенiи къ нашему индивидууму, и въ частности, въ функцiональной зависимости его отъ нашего тела, т.е. нашихъ органовъ чувствъ и центральной нервной системы. Но съ другой стороны теже самые факты цвета, движенiя, веса могутъ быть названы физическими или объективными, именно когда они изучаются въ некоторыхъ другихъ отношенiяхъ, какъ то прекрасно выясняетъ и Корнелiусъ (§ § 27, 28). Итакъ, сами по себе все эти факты не могутъ быть названы ни фактами нашего сознанiя, ни фактами физическаго или объективнаго мiра. Они получаютъ то или другое изъ этихъ значенiй въ зависимости отъ того, въ какой связи они нами изучаются или разсматриваются. Непосредственно же даны они именно лишь какъ факты, какъ содержанiя, и въ этомъ смысле еще не имеютъ ни той, ни другой характеристики.

Кроме техъ возраженiй, которыя могутъ быть сделаны противъ основной идеалистической точки зренiя Корнелiуса, есть въ его книге и некоторыя другiя частныя разсужденiя, вызывающiя сомненiя. Такова напр., его попытка обосновать законъ ассоцiацiи по смежности на теорiи вероятности (§ 24), далее, отрицанiе психофизическаго характера представленiй (§ 31) и нек. др.

И темъ не менее, несмотря на эти разногласiя, авторъ настоящихъ строкъ не можетъ не признать книгу Корнелiуса въ целомъ однимъ изъ лучшихъ философскихъ трудовъ, какiе вообще появились въ немецкой литературе за последнее десятилетiе. Превосходное выясненiе общей задачи философiи (въ введенiи), тонкiй критическiй анализъ внутреннихъ противоречiй ходячаго натурализма и другихъ метафизическихъ системъ (въ первой части), мастерской анализъ основныхъ категорiй разсудка и нравственныхъ принциповъ (во второй части) -- все это вместе съ исключительной ясностью и простотою изложенiя делаетъ эту книгу прямо выдающимся явленiемъ. Да послужитъ же ея переводъ на пользу русской философской мысли!

Проф. Н.Ланге

 Предисловiе

Задача этой книги -- ввести читателя въ кругъ философскихъ проблемъ и ознакомить его съ важнейшими попытками, предпринятыми для ихъ разрешенiя. Авторъ надеется также показать въ ней тотъ путь, которымъ можно притти къ успокоенiю на счетъ этихъ проблемъ и достичь воззренiя на мiръ и жизнь, свободнаго отъ противоречiй.

Не историческiя изысканiя и не особыя предположенiя какойлибо философской системы составляютъ тотъ путь, которымъ я стараюсь привести читателя къ этой цели. Мое намеренiе другое: я пытаюсь броситъ светъ на вопросъ о происхожденiи всякихъ философскихъ системъ указанiемъ на источникъ всехъ философскихъ вопросовъ въ развитiи человеческаго мышленiя и общимъ изследованiемъ техъ условiй, отъ которыхъ зависитъ ответъ на эти вопросы. Анализируя механизмъ, лежащiй въ основе смены возбужденiя и успокоенiя нашего стремленiя къ познанiю, мы вскрываемъ те препятствiя, которыя лежатъ на нашемъ пути къ окончательному удовлетворенiю нашей потребности въ ясномъ мiропониманiи и являются причиной возникновенiя последнихъ вопросовъ -- философскихъ проблемъ. Какъ эти препятствiя имеютъ свой источникъ прежде всего въ логическихъ построенiяхъ до-научнаго мышленiя, которыя научное мышленiе находитъ iгри самомъ своемъ возникновенiи, какъ нечто данное; какъ эти "натуралистическiя" понятiя принимаются, какъ нечто само собою разумеющееся, въ первую метафизическую фазу философiи и какъ это допущенiе приводитъ къ построенiю разнообразныхъ догматическихъ системъ, изъ которыхъ ни одной не удается надолго удовлетворить нашу потребность въ ясномъ мiропониманiи; какъ, наконецъ, ставится вопросъ о происхожденiи и значенiи этихъ, какъ будто бы не требующихъ доказательствъ, основныхъ понятiй нашей картины мiра и какъ этотъ вопросъ разрешается въ психологически-теоретико-познавательную фазу философiи, а также, какъ изъ этого ответа вытекаетъ разрешенiе проблемъ, которыя догматической философiи казались неразрешимыми загадками -- вотъ на что пытаются дать ответъ различныя части этой книги.

Главная цель ея -- изгнанiе изъ научнаго мышленiя всехъ неясныхъ элементовъ, освобожденiе его отъ всякаго догматизма сведенiемъ всехъ понятiй къ темъ даннымъ опыта, которымъ они обязаны своимъ существованiемъ и содержанiемъ, и устраненiемъ всехъ техъ предпосылокъ, которыя не могутъ быть приведены къ фактамъ, полученнымъ чисто опытнымъ путемъ. Между темъ, какъ въ первой части книги выясняются те неправильные пути, къ которымъ философское мышленiе должно было притти, благодаря этимъ догматическимъ предпосылкамъ, разсужденiя второй части ея должны вскрыть эмпирическое начало данныхъ нашего познанiя и спецiально развитiе вышеупомянутыхъ натуралистическихъ основныхъ понятiй и такимъ образомъ устранить те мнимыя проблемы, которыя обязаны своимъ возникновенiемъ догматической предпосылке этихъ понятiй. Разсужденiя этой второй части книги ставятъ более высокiя требованiя вниманiю читателя, чемъ разсужденiя первой части. Мы настойчиво указываемъ на то, что для пониманiя второй части безусловно необходимо полное ознакомленiе съ первой.

Теоретико-познавательное выясненiе картины мiра и устраненiе метафизическихъ мнимыхъ проблемъ -- вотъ первое требованiе философской потребности въ ясномъ мiропониманiи. Всякiй, кто начинаетъ заниматься философскими вопросами не по какимъ-либо внешнимъ причинамъ, а изъ собственной внутренней склонности, побуждаемый стремленiемъ къ последней ясности и достоверности, бываетъ прежде всего встревоженъ этими теоретико-познавательными вопросами. Именно поэтому я поставилъ эти вопросы въ центре моихъ разсужденiй. Практическимъ вопросамъ я посвятилъ относительно меньше вниманiя. Отъ распространенiя моихъ разсужденiй на более или менее спецiальныя проблемы я воздержался. Данное изследованiе натуралистическихъ понятiй должно быть достаточно для того, чтобы предостеречь читателя во всякой области отъ слишкомъ поспешнаго пользованiя устаревшими понятiями и побудить его къ оценке историческаго происхожденiя и фактическаго значенiя ихъ. Историческiя формы философскаго мышленiя приведены везде, лишь какъ примеры для иллюстрацiи внутренняго развитiя проблемъ. Полнота въ перечисленiи и изложенiи этихъ формъ и исторической связи между ними не въ моихъ намеренiяхъ. Въ виду вышеупомянутаго плана книги должны быть исключены изъ изложенiя те изъ более новыхъ философскихъ системъ, которыя не оказали никакого влiянiя на выясненiе теоретико-познавательной точки зренiя.

Можетъ быть, скажутъ, что при такомъ методе изложенiя историческiе факты рацiоналистически втискиваются въ теоретикопознавательную схему. Я не думаю, чтобы такой упрекъ по отношенiю ко мне былъ справедливъ. Всякое общее обсужденiе исторически даннаго не можетъ быть ничемъ инымъ, какъ поперечнымъ разрезомъ съ одной определенной точки зренiя. Моя точка зреиiя -- теоретико-познавательная. Я далекъ отъ мысли считать ее единственно-возможной точкой зренiя, съ которой можетъ быть понята исторiя философiи; но для задачи, которую я себе поставилъ, она мне казалась единственно целесообразной.

Вполне естественно, что съ этой точки зренiя некоторыя вещи являются въ новомъ свете, не соответствующемъ традицiи. Полемическiя разсужденiя для обоснованiя такихъ уклоненiй отъ общепринятаго изложенiя историческаго матерiала не соответствовали бы той цели, которую поставилъ себе авторъ. Онъ надеется на то, что и безъ такихъ прибавленiй само изложеиiе носитъ въ себе свое оправданiе.

Тотъ, кто знаетъ стремленiя, направленныя къ устраненiю метафизическаго тумана изъ основныхъ понятiй физики -- стремленiя, всего яснее выразившiяся въ последнiя десятилетiя въ работахъ Кирхгофа, Маха и Герца -- не сможетъ не заметить той родственной связи, которая объединяетъ воедино цель настоящей книги съ целями, вдохновлявшими этихъ изследователей. Изъ чувства благодарности я считаю себя обязаннымъ заявить, что лекцiи Густава Кирхгофа послужили первою основой для развитiя воззренiй, изложенныхъ въ этой книге.

Г.Корнелiусъ

Мюнхенъ, сентябръ 1902 г.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце